В гостях у сказки (За тридевять морей) 3055

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Aoki Hagane no Arpeggio

Пэйринг и персонажи:
Конго
Рейтинг:
PG-13
Размер:
планируется Миди, написано 137 страниц, 32 части
Статус:
в процессе
Метки: AU ОМП Повседневность Попаданчество Пропущенная сцена Фантастика Элементы гета

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Padchei_angel
«Отличная работа!» от v_teacher
«Отличная работа!» от vash89
«Отличная работа!» от Родион Разрывин
«Отличная работа!» от frudul
«За возмездие бандитам.» от vi117
«Отличная работа!» от igor2012
«Отличная работа!» от dagba
«Отличная работа!» от Prichudakiller
«Отличная работа!» от Maxim Kutyrev
... и еще 22 награды
Описание:
Продолжение фика "В гостях у сказки". Всё те же и там же.
(Первая часть https://ficbook.net/readfic/4497961)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Омаки на "Сказку":
Shadowcaster "Самые обычные дни 2-го Восточного флота"
https://ficbook.net/readfic/6049317
Alexah "как Симакадзе за тортиком ходила"
https://ficbook.net/readfic/6466945

Эпизод 3. Ролевики

9 августа 2018, 18:02
      Ремонтная база встретила нас с Симой… тишиной. Зловещей. Нарушаемой лишь редким звоном капель. А ещё полумраком. Тоже зловещим. Обычно внутреннее пространство базы ярко освещалось, но в этот раз работало лишь несколько ламп, да и те с характерным звоном мигали, словно готовые погаснуть в любой момент.       — Может, Акаси нет? — неуверенно пробормотала Симакадзе, вытягивая шею и настороженно вглядываясь в темноту. — На запрос лишь центральный узел ответил.       — Явился… похититель, — внезапно прошелестела тьма, и Сима, испуганно пискнув, спряталась за моей спиной.       Я потёр кончик носа, огляделся…       — М-мм, Акаси, с лампами — перебор. Они же у тебя не люминесцентные, так что в принципе мигать не могут, либо работают, либо нет.       Темнота возмущённо засопела…       — Бота куда дел? Разобрал, да? На запчасти? Чудовище!       — Какие запчасти?! — от подобного обвинения я натурально опешил. — А логи тебе кто отсылал?       — А, так ты и логи подделал, следы заметая!       — Акаси…       — Бот где? Бедный, несчастный, безжалостно похищенный…       — Да у Конго он остался! В каюте моей сидит!       — В клетке запер! — ахнули в ответ.       — Какого… Тьфу! В какой, блин, клетке?!       — В силовой!       — Да что за дурдом?! — взвыл я уже в полный голос.       Над нашими головами зашуршало, и через секунду сверху спрыгнула Акаси. Спрыгнула, замерла напротив, сложила руки на груди, пронзая меня сердитым взглядом…       — Ага, не нравится! А я тут чуть не обнулилась, когда ты исчез!       — Я вообще-то извиниться хотел…       — Мы не ведём переговоров с террористами!       — Так, Сим, пошли, — махнул я эсминке, решительно разворачиваясь на выход. — Нас тут не любят.       — Эй-эй, куда?! — заволновалась ремонтница. — Кофеварку оставьте!       Надо же, влёт опознала.       — Это — кофемашина, — буркнул я, не оборачиваясь. — Специально для бистро сделанная. Раритет, между прочим.       — Этому «раритету» больше ста лет! — заторопилась Акаси. — Там вся начинка сгнила давно!       — Ну, значит, тебе она не нужна, — пожал я плечами. — Ошибся, бывает.       — Ты… это… чего сразу «не нужна», — ремонтница, одним прыжком догнав Симакадзе, загородила ей дорогу. — Мелочь, куда кофеварку потащила, поставь, кому сказано!       — Это — кофемашина, — возмущённо вздёрнула носик эсминка. — Мы её тридцать семь часов искали!       — Вот и поставь! Ремонт машин — не твой профиль.              Разумеется, никуда мы не ушли. Даже если бы очень сильно хотели. После моего побега Акаси явно усилила охранные системы, и теперь удрать с базы было, мягко говоря, нереально.       Так что кофемашину отобрали, Симу выпроводили на рейд, наказав — сидеть тихо и не мешаться, а меня запихнули в уже знакомую «пыточную камеру» универсального анализатора.       — Вот что ты за человек такой? — недовольно сопел из пустоты голос Акаси, в то время как по моему телу бегали лучи сканеров.       — Я же уже извинился, — напомнил я миролюбиво.       — Извинился он… Руку подними на сорок пять градусов… да не правую, левую! Пальцы в кулак… ага… Теперь, активируй имплант…       — Ещё долго? — устало поинтересовался я, приподнимая голову с кушетки.       — Сколько нужно, — отрезала ремонтница. — Не двигайся!       — А сколько нужно?       — Ещё долго.       Тяжело вздохнув, я откинулся обратно на кушетку, смиряясь с неизбежным. Женщины… жутко мстительные создания.       

***

      Три часа! Три! Я провалялся в этом проклятом анализаторе. По-моему, в конце концов Акаси просто исчерпала фантазию, и только поэтому прекратила надо мной измываться.       — Ну, теперь-то твоя душенька довольна? — прокряхтел я, сползая с кушетки.       — Да как сказать… — с демонстративной задумчивостью протянула появившаяся на пороге комнаты ремонтница. — Первичный анализ, конечно, закончен, но… — она многозначительно умолкла.       — Так, верни кофемашину! — разом посуровел я.       Акаси на это лишь фыркнула.       — Мало того, что похититель, так ещё и шантажист.       — С чего это я вдруг похититель? — возмутился я. — И вообще, если разобраться — это же не твой бот был.       — Чего?! — немедленно вскинулась Акаси.       — Бот. Он ремонтной базы, а не твой корабельный.       — А база…       — База — твоя, — согласно кивнув, перебил я. — Но не бот. Вассал моего вассала не мой вассал.       Ремонтница удивлённо моргнула, задумалась… Потрясла головой.       — Что ты мне тут ядро морочишь?! Какие ещё вассалы?!       — Верные. Преданные. Акаси, ну, может, хватит уже?       — Хватит ему… — шмыгнув носом, ремонтница засунула большие пальцы в карманы комбинезона и качнулась с пятки на носок… Наконец, снисходительно выдохнула: — Ладно уж, проплыли. Но матрицу с бота мне потом скинешь.       — Не по адресу, — быстро открестился я. — Это Харуна с Макие его перепрошивали.       — Ага… — Акаси задумчиво прикусила губу. — Тогда понятно.       Затем почесала кончик носа, окинула меня пристальным взглядом и недовольно мотнула головой:       — Ну и? Чего расселся? Пошли уже, нечего прибор занимать. Он мне для работы нужен.       — Вот можно подумать, я сюда рвался, — уязвлённо буркнул я, нагибаясь и нашаривая ботинки.       Когда завязывал шнурки, неловко двинул рукой, и левую ладонь словно током прострелило.       — Болит? — невинно поинтересовалась наблюдавшая за мной ремонтница.       — Болит, — сквозь зубы процедил я.       — Это хорошо!       — Акаси!       Ремонтница демонстративно насупилась…       — Говорила же — раз болит, значит нервная ткань в порядке.       — А ещё ты говорила, что со временем пройдёт.       — Так то со временем!       Тяжело вздохнув, я закончил со шнурками, накинул на плечи джинсовку и, направившись вслед за Акаси, язвительно поинтересовался:       — Ладно, исследовательница, что там с результатами? Жить буду?       — А куда ты денешься? — удивилась та. — И жить, и служить… Директивы Кода помнишь? Покинувший берег…       — Должен исчезнуть в Тумане, — закончил я за неё. — Звучит прямо как приговор.       — А ты думал — в сказку попал? — фыркнула ремонтница.       — Эй-эй, вообще-то это моя фраза, — вяло возмутился я.       Акаси лишь пренебрежительно отмахнулась:       — Пф, спохватился! Что в тактическую сеть попало, то уже… национальное достояние, вот!       — Почему «национальное»?       — А потому что общее!              Так, беззлобно переругиваясь, мы добрались до площадки кафе.       — А чего сюда?       — Ты к краю, к краю подойди, — подталкивая меня в спину, пробурчала ремонтница.       — Акаси, ты скинуть меня решила? — удивился я, невольно делая шаг вперёд. — А что, проще никак избавиться нельзя?       — Не дождёшься, — проворчала ремонтница, выставляя меня словно манекен на самом краю балкона. — Вот тут встань и помаши рукой. А то если я тебя им не предъявлю — они, чего доброго, на штурм кинутся.       — Да кто «они»?! — но тут я опустил голову и увидел сам.       Прямо напротив выступа с кафе строем пеленга дрейфовала четвёрка эсминцев класса «Кагеро» под предводительством весьма решительно поводящей стволами ГК «Симакадзе».       — Какого… — заморгал я, начиная ощущать себя натуральным заложником, которого террористы выставили в окно, чтобы оттянуть штурм спецназа. — Акаси, ты бы мне ещё газету с сегодняшним числом вручила и плакат: «У меня всё хорошо, пожалуйста, не беспокойтесь обо мне»! Что вообще происходит?!       — Да пошутила я просто, — шмыгнула носом ремонтница, смущённо отводя взгляд. — А они…       — Виктор! — развернувшийся в метре от нас голоэкран продемонстрировал самоотверженно настроенную аватару «Симакадзе». — Мы сейчас…       — Я вам покажу «сейчас»! — немедленно вскинулась Акаси, и площадка кафе едва уловимо задрожала, словно под землёй запустились огромные турбины.       — Так, тихо! Тихо! — завопил я, торопливо вклиниваясь между туманницами и отгоняя настойчивое чувство дежавю. — Все успокоились, задробили стволы, заглушили генераторы… И может объясните, наконец, какого чёрта вы тут «Штурм Иводзимы» реконструировать собрались?!       — Она сказала: «Никогда!» — воскликнула Сима, обвиняюще тыча пальчиком в ремонтницу.       — Просто ты, мелочь, до концепции «юмора» не доросла, — фыркнула в ответ Акаси.       — Дамы, ближе к теме, пожалуйста!       В итоге, после взаимных упрёков и обвинений, ситуация начала проясняться. Оказывается, пока я валялся в анализаторе, кружащая вокруг базы Сима каждые пять минут доставала Акаси запросами: «Почему так долго?» и «Когда ей вернут человека?». В конце концов, ремонтнице всё это надоело, и она раздражённо отмахнулась, отрубив: «Никогда!». Да ещё и канал связи заблокировала, чтобы над ухом не пищали. Сима же, приняв это «никогда» за принципиальную позицию Акаси, со всех винтов кинулась к знакомым девчонкам, а теперь вот… вернулась с подмогой, вызволять.       — Господи, я с вами точно с ума сойду, — пробормотал я, шаркающей походкой добредая до полок и хватая первую попавшуюся бутылку.       — Чего это с «вами»? — возмутилась Акаси. — Кто виноват, что эта мелочь, — она махнула в сторону Симакадзе, — шуток не понимает!       — Потому что шутки у тебя глупые! — вспыхнула эсминка.       — Девушки, хватит, — устало попросил я. — Акаси, сколько там ещё проверок осталось?       — Проверок? — непонятно чему усмехнувшись, ремонтница демонстративно вскинула к глазам запястье, на котором, вспыхнув матрицей, сформировались обычные наручные часы… пошевелила губами, отсчитывая: «Семь, шесть… три, два, один»… и, переведя взгляд на меня, состроила ехидную гримасу, кивнув на так и не открытую бутылку (не успел я просто). — Звание обмывать — человечья традиция, у нас так не принято.       Впрочем, я на её подколку и внимания не обратил, уставившись на свою «как настоящую» левую руку, где прямо по коже пробегали волны красных шестиугольников.       Оп-па, это что получается, всё, добро пожаловать в ряды безжалостных захватчиков?       Дождавшись, когда закончится иллюминация, потёр предплечье, прислушался к организму…       — Что, и всё? — Честно говоря, было где-то даже обидно. Столь эпический момент и вот так… банально, обыденно. Да меня в пионеры и то торжественней принимали.       — А ты салюта ждал? — насмешливо вскинула брови Акаси.       — Да нет, но…       — Ой! — наблюдавшая за мной Симакадзе внезапно покраснела, побледнела и испуганно притихла.       Странно, что это с ней? Но через секунду до меня дошло — бедную эсминку субординацией нахлобучило. Одно дело требовать назад человека (моя игрушка, отдавай!) и совсем другое — заявлять свои права на лидера эскадры, да ещё и чужой! Это Акаси, как фронтовому хирургу, откровенно пофиг — рядовой ты, или генерал — на операционном столе все одинаковы, а для Симакадзе разница кардинальная.       — Кхм, Сима, спасибо, что беспокоилась, со мной всё в порядке…       — Принято, Виктор, — пискнула эсминка, торопливо исчезая.       М-да. Чуть растерянно почесав в затылке, я перевёл взгляд на откровенно наслаждающуюся ситуацией ремонтницу.       — Акаси, ты это специально подстроила?       — Чего опять подстроила?! — ненатурально возмутилась та.       — Вот погубит тебя человеческий кинематограф, сколько говорить.       — А сейчас-то чем?!       — Тягой к эффектам, театральным.       — Пф!       — Ладно, пора мне. Посидел бы, кофе попил, но, увы… не получится.       — Почему это? — немедленно насторожилась Акаси.       — Так я же тебе растворимый в тот раз привёз. А для кофемашины молотый нужен. Так что, увы… — сокрушённо вздохнув, я помахал на прощание растерянно замершей ремонтнице и, не забыв прихватить бутылку (не пропадать же добру), ссыпался вниз по лестнице, быстрым шагом направившись к пирсам.       Прямо на ходу развернул основной экран импланта, пробежал взглядом по функциям… ну, вдумчиво будем позже разбираться, а сейчас нужна подпрограмма связи. Так, где тут… Ага, списочный состав Второго флота — похожая на созвездие голограмма с сигилами всех туманниц — теперь столь знакомый значок в самом центре… Остановиться, одёрнуть джинсовку (эх, жаль фуражки нет!), спохватиться и спрятать бутылку, вытянуться по стойке смирно…       — Флагман. Лидер Отдельной эскадры, комиссар Рокин. Представляюсь по случаю присвоения мне воинского звания — комиссар.       
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.