В гостях у сказки (За тридевять морей) 3031

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Aoki Hagane no Arpeggio

Пэйринг и персонажи:
Конго
Рейтинг:
PG-13
Размер:
планируется Миди, написано 132 страницы, 31 часть
Статус:
в процессе
Метки: AU ОМП Повседневность Попаданчество Пропущенная сцена Фантастика Элементы гета

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Maxim Kutyrev
«Превосходно!» от AlexNomad
«Достойно экранизации!» от доктор старскрим
«Отличная работа!» от Pandamutant
«Спасибо!!! Отличная работа!!!» от Михаил73
«Отличная работа!» от thewokentroll
«За ламповый уют!» от mher1990
«Отличная работа!» от g32
«Отличная работа!» от Matew
«Отличная работа!» от Пёстренький
... и еще 13 наград
Описание:
Продолжение фика "В гостях у сказки". Всё те же и там же.
(Первая часть https://ficbook.net/readfic/4497961)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Омаки на "Сказку":
Shadowcaster "Самые обычные дни 2-го Восточного флота"
https://ficbook.net/readfic/6049317
Alexah "как Симакадзе за тортиком ходила"
https://ficbook.net/readfic/6466945

Эпизод 9. Честный раздел

2 октября 2018, 15:17
      — Как это «не получится»? — с угрозой произнесла Хиэй, делая шаг к парящей перед ней голограмме Ширетоко. — Что значит «не имеется складских мощностей»?       Возможно, на кого-нибудь другого это бы и произвело впечатление, но небольшая (по сравнению с линейным крейсером, разумеется) «хозяйка» Опорной базы начисто проигнорировала возмущение лидера Ударной эскадры, менторским тоном отчеканив:       — Согласно базовым директивам о формировании материальных резервов флота, находящиеся на хранении запасы должны составлять величину, необходимую для автономного функционирования боевых и вспомогательных единиц в течение одной тысячи девяноста пяти суток. По имеющейся в тактической сети информации, биологическому организму типа «человек» требуется полтора килограмма белковой массы в сутки. Поэтому я могу принять на хранение лишь одну тысячу шестьсот сорок два с половиной килограмма.       — Три тысячи двести, — чуть отстранённо поправил наблюдавший за их спором человек. — Кроме меня, есть ещё Макие Осокабе.       — Она не входит в состав флота.       — Но находится под опекой флагмана.       Развернувшаяся к человеку голограмма транспортного судна мигнула, словно в задумчивости, наконец, нехотя согласилась:       — Поправка принимается. Три тысячи двести восемьдесят четыре килограмма.       — То есть три тонны?! — Хиэй откровенно растерялась. — А остальное куда?!       Вопрос был далеко не праздный, поскольку «остального» набиралось около двух тысяч тонн.       — Не в моей компетенции, — сухо отрезала Ширетоко.       — Блин, бюрократия бессмертна, — проворчал человек озадаченно.       — Это не бюрократия! — Ширетоко прямо-таки полыхнула возмущением. — Это приказ флагмана и установки Адмиралтейского кода!       На этом разговор можно было считать законченным. Если с самим транспортным судном Хиэй ещё могла поспорить, то ставить под сомнение приказы Конго…              — Проблема… — пробормотал человек, когда «Ширетоко», перегрузив к себе на борт полдюжины контейнеров, направилась к Опорной базе.       И в кои-то веки Хиэй была с ним согласна. Положение — глупее не придумаешь. Сначала потратить шесть суток на ловлю этой проклятой рыбы, а теперь не знать, как от неё избавиться!       — Есть идеи? — поинтересовался человек, прислоняясь к лееру (теперь она понимала, зачем сестра оборудовала крылья мостика этим бессмысленным «украшением»).       Заложив руки за спину, Хиэй мрачно на него покосилась. Идеи… Конечно, можно просто обратиться к Конго. И уж сестра-то подобную проблему мгновенно решит. Но вот что при этом о ней подумает… (Хорош лидер, который не способен справиться даже с такой мелочью).       — Утилизировать или переработать, — ответила она неохотно.       — Утилизировать… — человек покачал головой. — Получится бессмысленная трата ресурсов. Да и переработка… рыба — далеко не лучшее сырьё для производства наноматериала.       Хиэй наградила его в ответ весьма неприязненным взглядом. То, что оба варианта плохи, она и сама прекрасно понимала. Но других просто не видела. Разве что выгрузить на необорудованную площадку. Но это всё равно, что выбросить. Простейшие изотермические контейнеры, в которых сейчас находился улов, не имеют своего источника питания и потому обеспечат сохранность содержимого в течение девяти-одиннадцати месяцев, не больше.       — У тебя есть более оптимальный вариант? — спросила она сухо.       — Не то чтобы… — человек потёр подбородок, усмехнулся. — Скорее, я знаю того, у кого есть.       

***

      Телефонный звонок застал Хасимото за обедом и потому вызвал лишь волну раздражения. Замерев с так и не донесённым до рта рисовым колобком, он с затаённой надеждой покосился на противно жужжащий мобильник — вдруг боги сжалятся над стариком и окажется, что кто-то случайно набрал его номер, сейчас осознает свою ошибку… Увы, чуда не произошло. Проклятая жужжалка никак не унималась.       С тяжёлым вздохом вернув колобок в чашку, Хасимото отложил палочки и, взяв трубку, близоруко сощурился. Затем, удивлённо вскинул брови — вместо номера абонента на экране высвечивалась какая-то тарабарщина. Вот не было печали, неужели сломался?       С некоторым колебанием ткнув в сенсор, он всё же поднёс аппарат к уху…       — Слушаю.       — Старый порт, терминал номер семнадцать… — заговорила трубка женским голосом, и Хасимото почувствовал, как по спине ползут ледяные мурашки. О, Боги, за что, за что вы прогневались на несчастного старика?! Обладательницу голоса он узнал мгновенно, хотя страстно желал забыть. А лучше, никогда и не знать.       — Нижайше прошу извинить, госпожа, но… — попытался было он вставить хоть слово.       — У тебя два часа, — отрезала трубка, после чего запиликала короткими гудками.       Осторожно, словно ядовитую змею, положив телефон на стол, Хасимото тоскливо вздохнул… Демоны бы побрали этого Виктаара! Хотя, кажется, уже… — он покосился на телефон. — Нет, об этом лучше даже не думать.       Помотав головой, чтобы отогнать настойчиво лезущие мысли, он выбрался из-за стола и, заглянув в подсобку, позвал:       — Сэкико!       Прибежавшая на его зов девчушка замерла на пороге, поклонилась…       — Звали, Дядюшка Хо?       Хасимото ещё раз вздохнул, покосился на телефон…       — Найди этого лентяя Керо, скажи, срочно ехать надо.              До блокады семнадцатый терминал был, наверное, самым крупным и оживлённым в порту, поскольку располагался на выступающем в море полуострове, и именно у него вставали на разгрузку океанские контейнеровозы. Но сейчас даже бродяги, рыскающие по прибрежным развалинам в поисках чего-нибудь пригодного для продажи, обходили это место стороной. Всё равно ничего ценного тут не осталось, а многочисленные проекты по вывозу пустых контейнеров на переработку так и остались проектами. Желающих вести работы прямо на виду у кораблей Тумана, что ежедневно проходили в нескольких километрах от берега, как-то не находилось. Поэтому огромные, высотой в десятки метров, штабеля годами ржавели без дела, образуя настоящий лабиринт.       — Хасимото-сан, а что мы здесь делаем? — настороженно вертя головой по сторонам спросил Керо, когда их грузовичок миновал останки покосившегося портового крана.       — Сейчас узнаем, — недовольно прокряхтел в ответ Хасимото, которому тоже было сильно не по себе. Всё же сколько не отгоняй от себя мысль о том, кем на самом деле является спутница гайдзина, но никакая «госпожа из Верхнего города» не стала бы назначать встречу в столь странном месте.       — Хасимото-сан, а… — договорить Керо не успел, так как в этот момент грузовик выехал на открытую площадку, посреди которой возвышалась огромная пирамида из чего-то, похожего на трёхметровые кубы льда в оболочке из сетки с шестиугольными ячейками. Среди потрескавшегося бетона и ржавых остатков причального оборудования это сверкающее льдом и металлом сооружение выглядело настолько чужеродно, что Хасимото с трудом подавил желание протереть глаза.       И только когда грузовик, взвизгнув тормозами, остановился, он заметил недавних гостей. Гайдзин Виктаар сидел на бетонном блоке с сигаретой в руках, а его спутница стояла рядом и недовольно хмурилась.       Дождавшись, когда Хасимото выберется из автомобиля, гайдзин поднялся на ноги, неумело поклонившись.       — День добрый, Дядюшка Хо! Прошу, примите небольшой подарок, за вашу неоценимую помощь.       — Виктаар-сан… — Хасимото беспомощно покрутил головой, — а… что это?       — Это… м-мм… — гайдзин потёр кончик носа, покосился на девушку, — рыба, в общем.       — Две тысячи сто тринадцать тонн, — сухо добавила та. — В изотермических контейнерах.       — Но… но… — Хасимото перевёл взгляд с гайдзина на его спутницу, беспомощно обернулся к выглядевшему на фоне этой пирамиды совсем крохотным грузовичку… — Госпожа, но что я буду делать с двумя тысячами тонн рыбы?!       Девушка, поджав губы, сверкнула глазами, ледяным тоном отчеканив:       — Это твои проблемы, человек!       
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.