В гостях у сказки (За тридевять морей) 3064

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Aoki Hagane no Arpeggio

Пэйринг и персонажи:
Конго
Рейтинг:
PG-13
Размер:
планируется Миди, написано 137 страниц, 32 части
Статус:
в процессе
Метки: AU ОМП Повседневность Попаданчество Пропущенная сцена Фантастика Элементы гета

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Padchei_angel
«Отличная работа!» от v_teacher
«Отличная работа!» от vash89
«Отличная работа!» от Родион Разрывин
«Отличная работа!» от frudul
«За возмездие бандитам.» от vi117
«Отличная работа!» от igor2012
«Отличная работа!» от dagba
«Отличная работа!» от Prichudakiller
«Отличная работа!» от Maxim Kutyrev
... и еще 22 награды
Описание:
Продолжение фика "В гостях у сказки". Всё те же и там же.
(Первая часть https://ficbook.net/readfic/4497961)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Омаки на "Сказку":
Shadowcaster "Самые обычные дни 2-го Восточного флота"
https://ficbook.net/readfic/6049317
Alexah "как Симакадзе за тортиком ходила"
https://ficbook.net/readfic/6466945

Эпизод 20. Морские волчицы

16 июля 2019, 17:00
      Стоило лодке оказаться под бортом чудовищного корабля, как сверху, стремительно перебирая конечностями, спустилась огромная механическая многоножка, подхватила Фудзивару и бандитов, после чего столь же стремительно взлетела обратно.       Всё произошло настолько быстро, что Фудзивара просто не успел испугаться. И сейчас ошалело хлопал глазами, пытаясь сообразить: то, что его посадили в сторонке от бандитов — это добрый знак или наоборот?       Через секунду рядом приземлилась девчонка. Судя по всему, она просто запрыгнула на палубу прямо с лодки. А вот мужчина взбежал по трапу и выглядел слегка запыхавшимся (ещё бы, борт этого корабля был высотой с двухэтажный дом).       Пробормотав что-то невнятное про вымахавших без меры акселераток, мужчина устало привалился спиной к какому-то механизму, и Фудзиваре удалось, наконец, хорошенько его рассмотреть, благо света на палубе корабля хватало, несмотря на полное отсутствие светильников. Обычный, ничем не примечательный человек. Среднего роста, среднего телосложения… разве что длинноносый, как все северные варвары. Но и тут ничего особенного — уж гайдзинов в запертой блокадой Японии осталось немало. Вот только почему туманница его слушается? Опекает, защищает, выполняет приказы…       — Так, — отдышавшись, гайдзин подошёл к сидящей рядком парочке бандитов и, нагнувшись, сорвал с правого скотч. — Ну-с, работнички ножа и топора, назовите мне хоть одну причину, чтобы не отправить вас на корм рыбам?       Говорил гайдзин по-прежнему на английском, которого бандит явно не знал. Потому как, испуганно дёрнув кадыком, торопливо забормотал, что не понимает, не знает, не виноват…       Выслушивающий это бормотание гайдзин досадливо скривился (видимо, в свою очередь не знал японского) и, повернувшись к девчонке, пощёлкал в сторону бандита пальцами…       — Аши, ты…       Пожав плечами, девчонка сделала шаг вперёд и пнула бандита в грудь. С такой силой, что здоровенный мужик просто вылетел за борт и, словно муха на паутине, повис на возникшей в воздухе сетке из множества мелких ячеек. В следующую секунду сетка замерцала и бандит заорал. Истошно, на разрыв голосовых связок. От его тела во все стороны полетели крохотные кусочки мяса и лоскуты окровавленной одежды. Мерцающая сеть буквально перетирала человеческую плоть в фарш.       Через несколько секунд всё закончилось.       — Э-ээ… — вытаращившийся на медленно гаснущую сеть гайдзин растерянно умолк.       — Чего? — девчонка удивлённо вскинула брови. — Прикормку для рыбы резать же нужно. На кубики. С размером грани полтора-два сантиметра.       — Да я же… — гайдзин помотал головой, с силой растирая виски.       — Что?       — Хотел, чтобы ты перевела, чего он там бормочет, в смысле… — гайдзин тяжело вздохнул, покосился на погасшую паутину… — бормотал.       — Так чушь он бормотал, — отмахнулась девчонка пренебрежительно. — Ни одного аргумента…       — Ашигара!       Замолкнув, девчонка насупилась с видом оскорблённой невинности.       Посверлив её взглядом, гайдзин снова вздохнул и, присев на корточки перед последним уцелевшим бандитом, сорвал с того скотч, устало поинтересовавшись:       — По-английски говоришь?       Бандит стиснул зубы, вопроса явно не поняв, но боясь произнести хоть слово.       — Ашигара, переведи, пожалуйста, — снова вздохнул гайдзин.       Недовольно фыркнувшая девчонка обернулась, повторив вопрос на японском.       — Нет, — помотал головой бандит.       — Вот чёрт. Ладно, давай тогда кратенько: кто, что, откуда… где вы там пасётесь, кто главный, как связываетесь… Кстати, карту читать умеешь?       — Да.       — Так… — гайдзин повёл ладонью в воздухе, словно раскатывая свиток. — Ну-ка, давай по существу…       Склонившись над возникшим прямо в воздухе листом чего-то (вряд ли обычная бумага смогла бы висеть в десятке сантиметров от палубы), бандит принялся быстро рассказывать. Или даже докладывать. Прямо как в кино про военных.       — Стоп! — остановил его гайдзин, вскинув руку. — Служил?       — Да… господин. Силы Самообороны, сержант 3-го класса. Бывший.       — О, как. А в банду чего подался?       Бандит отвёл глаза, забормотав что-то про обстоятельства, отсутствие денег, семьи, работы…       — Ну да, ну да, — покивал гайдзин бесстрастно. — «Жить-то на что-то надо», «эти лохи тут водку пили, пока я там родину защищал»… и вообще: «не я такой — жизнь такая». Один вопрос: что же ты так лихо дружков своих теперь сдаёшь, а, сержант бывший?       Бандит, по-прежнему глядя куда-то в сторону, мрачно хмыкнул:       — Так дружки, не сослуживцы. Они бы меня ещё быстрее сдали.       — Хм… — гайдзин потёр переносицу, — понятно. Ладно, посиди пока.       Рывком поднявшись на ноги, подошёл к Фудзиваре и, окинув его взглядом, поморщился:       — Надо бы хоть нож завести.       У Фудзивары разом пересохло во рту, а по спине побежала струйка ледяного пота. Гайдзин махнул рукой:       — Аши, развяжи нашего… гостя.       Девчонка даже с места не сдвинулась, но неведомая сила вздёрнула Фудзивару в воздух, тряхнула и опустила обратно. Уже без стягивающих руки и ноги ремней.       — А скотч?       Под недовольное фырканье перед лицом Фудзивары что-то мелькнуло, сорвав с губ клейкую ленту.       — Б-благодарю, господин… — торопливо выдохнул он на английском, одновременно попытавшись поклониться, но едва не завалился набок, охнув от боли в сведённых мышцах.       — Хм… говорите по-английски? — гайдзин чуть прищурился.       — Да, господин… господин…— Фудзивара растерянно умолк. Как обращаться к этому гайдзину было совершенно непонятно. Не «демон-сан» же, в самом-то деле!       — Рокин, — поняв его затруднения, представился гайдзин. — Комиссар Рокин, Второй Восточный флот.       — Благодарю, господин комиссар Рокин.       — Лучше уж просто Рокин.       — Благодарю, господин Рокин, — Фудзивара снова поклонился, с облегчением отметив, что в этот раз получилось достойно. — Фудзивара, Тетцуо Фудзивара.       — Ну и как же вы… Фудзивара-сан, оказались в столь незавидном положении? — поинтересовался гайдзин, усаживаясь напротив.       Фудзивара принялся рассказывать. Торопливо, порой путаясь, забывая английские слова, но тут же поправляясь. Про удачно подвернувшуюся партию аккумуляторов (не гражданского хлама, а со склада Сил Самообороны!). Официально списанных, но совершенно новых! Про деньги, которые он занял для скорейшего приобретения столь специфического товара у очень и очень серьёзных людей. И про настоящую катастрофу, когда оказалось, что новыми в этих аккумуляторах были лишь коробки. Причём выяснилось это уже после приобретения, при попытке продать. Продать так же очень серьёзным людям. В итоге, счёт ему выставили сразу с двух сторон. Покупатели за попытку всучить негодный товар, кредиторы за не возвращённый вовремя долг… И сумма получилась такая, что… А ведь были ещё и проценты. Поэтому, ему пришлось хвататься за любую возможность, чтобы уплатить хотя бы проценты и получить отсрочку на сбор основной суммы.       Столь многословный рассказ требовался для того, чтобы выиграть время. Он сыпал подробностями, приукрашивал, нагнетал… одновременно лихорадочно ища хоть какой-нибудь выход из ситуации. Ведь когда рассказ закончится, будет решаться его судьба. И ничего хорошего от этой судьбы ждать не приходится, тут как бы ещё не позавидовать тому бандиту, что на корм рыбам отправился.       — Спекулируете, то есть, — внезапно остановил его гайдзин, доставая пачку сигарет и зажигалку.       Внутренне сжавшись, Фудзивара лицом постарался изобразить протест и даже некоторое возмущение. Он не какой-то там спекулянт, — подешевле купить, подороже продать, — он достаёт редкие, порой даже эксклюзивные вещи для клиентов! Находит людей, которым что-то нужно, а потом, тех, у кого есть то, что нужно… И тут на него снизошло озарение.       — Нижайше прошу извинить, господин Рокин… — начал он осторожно, — но ваши сигареты… это… не самый лучший табак.       — Н-да? — покрутив в руках пачку, гайдзин вскинул брови.       — Осмелюсь предположить, что вы приобрели их на побережье, — всё так же осторожно продолжил Фудзивара.       — Верно, — гайдзин кивнул.       — Увы, но на побережье настоящего табака просто не достать.       — А в центре, выходит, можно?       — Сложно, — Фудзивара с демонстративной печалью вздохнул. — Но можно.       — Хм… — гайдзин задумался, Фудзивара затаил дыхание. Боязливо покосился на девчонку, которая, плюхнувшись на живот и подперев подбородок кулачками, таращилась на него с откровенным любопытством (при этом она ещё и ногами беспечно болтала, отчего и без того короткая юбчонка задралась уже до самого края приличий). Торопливо отвёл взгляд.       Задумчиво потирающий подбородок гайдзин вытянул левую руку, одёрнув девчонке юбку. Девчонка возмущённо вскинулась, что-то пробурчала, и стремительно передвинулась метром левее, за пределы его досягаемости.       Вынырнув из размышлений, гайдзин склонил голову набок…       — Вы хотите сказать, что можете достать по-настоящему качественные вещи? Например… чай?       — Конечно, господин! — Фудзивара демонстративно оскорбился. На самом деле, он понятия не имел, где можно найти настоящий чай, но… чтобы в Японии не было хорошего чая?!       — Та-ак… — гайдзин задумчиво побарабанил пальцами по колену. — Тогда, если вы готовы принять заказ…       — Разумеется готов, господин! Только для вас! Лучший сорт! В кратчайшие сроки!       — «Кратчайшие» — это… — не окончив фразу, неожиданный заказчик посмотрел на него вопросительно.       — Два дня! — с жаром заверил Фудзивара. — Максимум!       — Хорошо, — чуть рассеяно кивнув, гайдзин чиркнул пальцами по предплечью, затем быстро коснулся одного из возникших перед ним значков. — Сейчас прибудет… хм… одна девочка, доставит вас на берег и снабдит устройством связи.              Через десяток минут Фудзивара вместе с уцелевшим бандитом стояли на верхней палубе подводной лодки (!) и растерянно озирались.       С огромного корабля их просто выкинули. В самом прямом смысле этого слова. В какой-то момент Фудзивара услышал стремительно приближающийся шелест, затем его ухватили за шиворот, подняли в воздух… В следующее мгновение под ногами мелькнул срез борта, чернеющая вода и пришло ощущение полёта. Закончившееся мягким приземлением на расчерченный фиолетовыми узорами металл. Рядом точно так же финишировал его невольный напарник.       — Следуйте за маркером, — внезапно прозвучавший прямо над ухом Фудзивары голос мог бы принадлежать школьнице, если бы не пугающая до дрожи интонация — бесстрастная, механически равнодушная…       Они с бандитом машинально переглянулись, не двинувшись с места.       — Немедленно. — И опять, ни гнева, ни угрозы. Но от этого почему-то стало ещё страшнее.       К тому же палуба под ногами дрогнула, проседая, и плещущиеся в какой-то паре метров волны, кажется, стали ближе. Фудзивара похолодел. Если это подводная лодка… Бандит сориентировался быстрее. Ухватив его под локоть, едва ли не бегом протащил вслед за плывущим по воздуху светло-фиолетовым шариком и, втолкнув в распахнутую дверь надстройки, запрыгнул следом. Дверь бесшумно захлопнулась.       Фудзивара закрутил головой, оглядываясь. Коридор, в котором они оказались, больше походил на декорации к фантастическому фильму о героических покорителях космоса, чем на интерьеры военного корабля. Мягкий приглушённый свет, бежевый пластик стен, идеальная чистота… Что скрывается за коридором узнать не удалось, поскольку дальше их просто не пустили — шарик маркера превратился в стрелку, указавшую на появившийся на полу круг, и всё тот же бесстрастный голос школьницы приказал:       — Оставаться здесь.       Бандит тут же дёрнул Фудзивару за рукав:       — Садитесь, босс.       — Босс?! — Фудзивара испуганно шарахнулся и лихорадочно закрутил головой в поисках выхода. Боги! Мало того, что заперт в этой жутковатой подлодке, так ещё и неожиданный напарник с ума сошёл!       — Ага, — усевшийся у стены бандит криво усмехнулся. — Теперь вы — босс. Ваша жизнь — моя жизнь. Так тот русский сказал.       — Какой ещё русский?! — Фудзивара непонимающе потряс головой. Происходящее всё больше напоминало дурной сон.       — Ну тот, что на крейсере нас допрашивал, — дернул плечом бандит.       — Гайдзин? Американец?       — Русский он. Я до блокады в турфирме посыльным подрабатывал, всё на университет мечтал накопить, так что насмотрелся на них. Они, даже если по-английски говорят, матерятся всё равно на своём, на русском. Ни с кем не спутаешь.       Русский… Фудзивара обессиленно опустился на пол, рядом с бандитом… Час от часу не легче! А вдруг их сейчас в ледяную Сибирь везут? На каторгу! В этот, как его там… «Гулак»!       — И что теперь делать? — пробормотал он растерянно.       — Выполнять поставленную задачу, — бесстрастно отчеканила появившаяся в коридоре девочка.       Подойдя, она окинула Фудзивару ничего не выражающим взглядом, от которого по всему телу прокатилась ледяная волна, добавив:       — Уклонение карается деактивацией. Подними левую руку.       Фудзивара торопливо подчинился. Девочка его откровенно напугала. Даже больше, чем демоница с большого корабля. Та хоть живой выглядела, а эта… Нет, он, конечно, не хотел остаться у демонов, но попасть к таким роботам не хочет ещё больше.       Вокруг его запястья воздух на мгновение засветился, заполнился серебристой пылью и затвердел, образовав широкий металлический браслет.       — Устройство связи, — коснувшись браслета пальцем, всё так же бесстрастно объяснила девочка. — По выполнению задания доложить и ожидать инструкций.       — Я понял, — быстро закивал Фудзивара.       Утратив к нему интерес, девочка повернулась к бандиту, приказав: «Подними левую руку» и, так же «окольцевав» его, замерла, словно к чему-то прислушиваясь. Затем кивнула появившейся рядом светло-зелёной голограмме, и Фудзивару отодвинуло в сторону, накрыв погасившим все звуки куполом из дрожащего воздуха. Последнее, что он успел услышать, это обращённое к бандиту равнодушно-механическое: «Вопрос первый…»              Под куполом Фудзивара просидел около часа, косясь на белого, как мел, бандита (что беспрерывно отвечал на вопросы, рассказывал, показывал, снова отвечал) и с каждой минутой всё больше мрачнея. Ведь до берега от огромного корабля рукой подать было, а их уже столько времени везут неизвестно куда. Так что когда ведущая на палубу дверь распахнулась, морально он был готов ко всему. Даже к тому, что снаружи их ждёт снег, холод и свирепые автоматчики в ushanka, едва сдерживающие рвущихся с цепей сторожевых медведей. Но в каком-то десятке метров оказался берег родной Японии! Более того, судя по виднеющимся неподалёку машинам, их высаживали там же, где забрали.       — Мы… можем идти?       — Да, — вышедшая вслед за ними на палубу девочка равнодушно кивнула.       Фудзивара тут же, не раздумывая, прыгнул в воду и, отчаянно бултыхая руками и ногами, поплыл к берегу. Пусть умом он понимал, что нет никакой разницы — в метре он находится от жутковатой девочки, или в километре, но так хотелось почувствовать под ногами землю, а не холодный и равнодушный металл. Рядом, судя по звукам, точно так же бултыхался бандит.       Добравшись до берега, Фудзивара оглянулся.       Стоявшая на палубе подлодки девочка смотрела на них ничего не выражающим взглядом, а в полуметре над водой медленно таяла дорожка из фиолетового стекла.       — Люди. — Произнесено это было всё так же без малейшей интонации, но ему почему-то отчётливо послышалось: «Идиоты».       
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.