В гостях у сказки (За тридевять морей) 3075

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Aoki Hagane no Arpeggio

Пэйринг и персонажи:
Конго
Рейтинг:
PG-13
Размер:
планируется Миди, написано 137 страниц, 32 части
Статус:
в процессе
Метки: AU ОМП Повседневность Попаданчество Пропущенная сцена Фантастика Элементы гета

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Padchei_angel
«Отличная работа!» от v_teacher
«Отличная работа!» от vash89
«Отличная работа!» от Родион Разрывин
«Отличная работа!» от frudul
«За возмездие бандитам.» от vi117
«Отличная работа!» от igor2012
«Отличная работа!» от dagba
«Отличная работа!» от Prichudakiller
«Отличная работа!» от Maxim Kutyrev
... и еще 22 награды
Описание:
Продолжение фика "В гостях у сказки". Всё те же и там же.
(Первая часть https://ficbook.net/readfic/4497961)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Омаки на "Сказку":
Shadowcaster "Самые обычные дни 2-го Восточного флота"
https://ficbook.net/readfic/6049317
Alexah "как Симакадзе за тортиком ходила"
https://ficbook.net/readfic/6466945

Эпизод 22. Нюансы и оттенки

13 августа 2019, 05:52
      Утро красит… да нихрена оно не красит! Особенно когда начинается с настойчивого пиликанья импланта, сообщающего о срочном вызове.       Кое-как выпутав руку из-под одеяла, я с третьей попытки всё же совладал с активацией, мутным взглядом уставившись на голоэкран.       — Ты!!! — обвиняюще выдохнула появившаяся на нём Акаси.       — Вы ошиблись номером, — буркнул я, сворачивая экран и роняя голову обратно на подушку.       В конце концов, будь что-то действительно важное, меня бы безо всякого вызова по экстренному каналу подняли. А так…       Пиликание возобновилось, к тому же секунд через десять к нему добавилась весьма неприятная вибрация — словно десятки муравьёв забегали под кожей — это активировался запрос по ремонтному протоколу.       Да чтоб тебя!       Пришлось-таки имплант снова активировать.       — Ладно, Акаси, твоя взяла, — промычал я, не открывая глаз. — Только давай покороче, в двух словах.       — Ты виноват! — с готовностью выпалила ремонтница.       — М-мм… а в трёх-четырёх?       — Ты во всём виноват!       Я тоскливо вздохнул, поняв, что просыпаться всё же придётся. Так что погасил экран, оставив лишь голосовую связь, сполз с кровати и побрёл в ванную.       — Ты чего там делаешь? — забеспокоилась ремонтница. — Почему видеоканал отключил?       — Потому что не одетый, — буркнул я, засовывая голову под кран и включая холодную воду.       — Что значит неодетый?       — В одних трусах.       — И что? Что я там у тебя не видела?       — В трусах?!       — И в трусах тоже!       Поперхнувшись от попавшей в рот воды, я помотал головой… Господи, за что мне всё это?       — А ты сам себя видел?! — возмущалась тем временем ремонтница. — Три ребра со смещением, аортальный клапан рассинхронизирован, рудименты по всему организму торчат… Эффекторы бы демонтировать тому, кто тебя собирал!       — Меня не собирали, я сам вырос.       — Оно и видно, что сам!       — Акаси… — опершись обеими руками на раковину, я мрачно глянул в зеркало (Ну и рожа у тебя, Шарапов), скривился… — ты подняла меня в шесть утра только для того, чтобы сообщить, что я весь неправильный?       — Да! Нет! Я тебя подняла, что бы ты всю эту толпу с ремонтной базы убрал!       — Какую ещё толпу? — не понял я.       — Да ты… ты ещё спрашиваешь?! — взвыла Акаси словно сирена пароходная. А затем принялась объяснять, в красках и подробностях.       Началось с того, что за аватарой пришла Катори. Не одна, понятно. Ведь её подчинённые никак не могли пропустить столь знаменательное событие, как получение аватары лидером! Поэтому вместе с ней на рембазу заявилась 2-я Патрульная в полном составе. А это, на секундочку, шестнадцать вымпелов. Но дело даже не в том, что заявилась, хотя пищащие малявки оккупировали весь внутренний рейд и достали бедную ремонтницу расспросами… главное, что даже после создания аватары уходить вся эта толпа отказалась. Категорически. В связи с незаконченностью апгрейда. Аватара есть, а фенечка? Раз у Касимы есть, то почему нашему лидеру не выдают?! Мы что, хуже?!       Мало того, в самый разгар выяснения «кто тут хуже» на базу пришли Ашигара с Хагуро. И сейчас эта безумная парочка ждёт, пока освободится рейд, и со скуки упражняется в метании якорей!       Тут я перебил возмущающуюся ремонтницу, оторопело поинтересовавшись:       — Чем, прости, они занимаются?       — Якоря кидают! — прошипела Акаси яростно. — Затачивают и кидают! Потом выбирают, перетачивают и снова кидают! До асимметричной заточки дошли! А всё ты! «Чтобы втыкался лучше»…       — У них же копии якорей Холла, — окончательно растерялся я. — Как их куда-то можно втыкать, если там блямба с двумя лапами, чтобы за грунт цепляться?       — Так они их не в грунт, в скалу кидают, — уточнила Акаси ядовито. — А потом вытягивают — зацепится или нет.       — О, боже… — я обречённо зажмурился, представив, как десятитонная литая болванка под радостный девичий вопль со всего маху врезается в скалу. Потом вытягивается, подтачивается. И снова со всего маху. Вот уж воистину: кто в армии служил — тот в цирке не смеётся.       — Вот! — фыркнула Акаси. — А ты спишь!       — Поспишь тут… — оттолкнувшись от раковины, я сдёрнул с вешалки полотенце. — Всё, понял, сейчас буду.       И быстро закрыв канал связи с Акаси, вызвал 400-ю:       — Инга, подготовь самолёт, мне на Ремонтную базу надо. Очень срочно.       — Принято, — равнодушно откликнулась подлодка. — Четыре минуты восемнадцать секунд.       Одновременно пол вздыбился под углом градусов в сорок, в каюте с грохотом посыпалась вся не закреплённая мелочёвка, а меня, шагнувшего было за порог, едва не закинуло обратно в ванную.       — Инга, какого чёрта?! — взвыл я, вцепляясь в косяк двери обеими руками и чувствуя, как пол уходит из-под ног.       — Запущена процедура экстренного всплытия, — всё так же бесстрастно проинформировала 400-я. — Смещение гравитационного вектора вызвано перераспределением энергии. Приоритет получают линии силового набора и отсеки, критически важные для функционирования.       Тут она рывком вернулась в горизонтальное положение, и меня оторвало-таки от косяка, кубарем забросив в каюту.       Растянувшись на полу, я пару секунд полежал, дожидаясь новых кульбитов, затем кое-как поднялся на четвереньки, дополз до кровати и, опершись на неё спиной, устало матюгнулся.       Хрена се, утро доброе.       Явно приняв моё «Срочно», как руководство к действию, 400-я рванула на поверхность, словно истребитель на взлёт, ну а так как отменить все законы физики не могут даже туманницы, то в первую очередь энергия для компенсации перегрузок пошла в силовой набор, отсеки генераторных групп и прочее… важное. Ведь то, что человек нос себе расквасит — это мелочи жизни, главное чтобы механизмы с фундаментов не посрывало. Логика, блин! О ком в первую очередь должен позаботиться экипаж самолёта при нештатной ситуации? О пассажирах с детьми и инвалидах? Хрен там! О себе! О себе в первую очередь пилоты должны думать. Потому как если они загнутся, то пассажирам никакая помощь уже не понадобится.       — Запущена процедура предполётной подготовки, — по-прежнему равнодушно проинформировала меня 400-я. — Три минуты двадцать шесть секунд.       С кряхтением поднявшись на ноги, я обозрел раскиданные по каюте вещи (хотя чего там раскидывать, если всех вещей — по пальцам перечесть можно), мрачно покосился на имплант, вздохнул…       — Иду.       

***

      Наверное, каждый человек знает, как Том Сойер красил забор, даже тот, кто в жизни не читал «Приключения Тома Сойера». Ибо выраженная в этом коротком эпизоде идея проста и гениальна: если нудную и скучную работу объявить привилегией, то на неё немедленно выстроится целая очередь из желающих. Но мало кто задумывался, что верно и обратное: если какое-либо развлечение объявить работой…       — Место вы, конечно, выбрали не самое удачное… — пробормотал я, отбрасывая ногой камень.       — Чего это неудачное? — недоумённо поинтересовалась Ашигара.       Обе «метательницы» стояли в каком-то десятке метров (подойти ближе к берегу не давала глубина) и, выбравшись аватарами на полубак, наблюдали, как я расхаживаю по выдолбленной их усилиями площадке.       — Ну как же!.. — присев на корточки, я замерил ладонью глубину пропаханной в камне борозды и задумчиво глянул на сверкающий свежей заточкой якорь в правом клюзе «Ашигары». — Скальный грунт — это лишь один вид поверхности.       — И что? — насторожилась Ашигара.       — А значит надо и на других пробовать, — словно бы удивился я. — Покидаете, составите таблицы эффективности, методику отработаете... Тут делов-то на пару недель.       Личики у туманниц вытянулись, а гревшая локаторы эсминка, что парой кабельтовых западнее «делала вид, что прогуливается», резко свернула сенсорный комплекс, отбежав к своим.       — К-какую ещё методику? — первой придя в себя, захлопала глазёнками Ашигара.       — Использование якорных устройств для швартовки. Вы же этим тут занимались.       — Нет!       — Нет?       — То есть, да! И ничего не получилось! Штатные швартовые устройства удобней!       — А может, другой грунт попробовать? Песчаник там…       — Нечего пробовать! Мы с Хагуро уже всё проверили!       — Так уж и всё?       — Да! И полученных данных достаточно для экстраполяции.       В общем, уболтали, чертовки.              Следующим пунктом программы у меня значилось — приватно, легонько и абсолютно неофициально попенять Катори на самоуправство её подчинённых. Мол, что за манера такая, на рейде митинговать? То, что подчинённые за лидера радеют и переживают — это, конечно, хорошо, но…       Катори выслушала, посмурнела, сверкнула глазами, разом став похожей на Конго, и, поправив стягивающий пепельно-русые волосы бантик (для неё я выбрал копию фенечки Касимы, заменив лишь иероглиф с «единицы» на «двойку»)… принялась наводить порядок. Да так, что у мелких даже сигилы выстроились «повзводно и поротно», а я счёл за лучшее сбежа… в смысле, удалиться по делам. Срочно. Пока самого в строй не поставили.       Нафиг-нафиг, мне этот холодный блеск в глазах так хорошо знаком.       — Акаси? — поднявшись на площадку кафе, я повертел головой и, найдя взглядом стоявшую на самом краю балкона ремонтницу, подошёл к ней, встав рядом.       — Явился, — пробурчала та, не оборачиваясь.       Покосившись на опустевший рейд — в бухте остались лишь Катори, да тройка эсминок из её эскадры (первый дивизион, личная охрана, так сказать), я плюхнулся прямо на пол, устало кивнув:       — Угу.       — Вот зла на вас не хватает! — выдохнула ремонтница. — Носитесь, как сумасшедшие, движки себе срывая… в шторме до полной разрядки генераторных прыгаете, а мне потом…       — Эй, эй, я-то тут причём? — хмуро возмутился я. — Не прыгаю, не срываю.       — А ты куришь дрянь всякую! — в меня обвиняюще ткнули пальцем. — Вон, опять в газообменной системе налёт!       — Что есть, то и курю, — вяло отмахнулся я и, секунду подумав, развалился на полу, заложив руки за голову. — А ты чего рычишь с утра пораньше?       — Я рычу?!       — Ну а кто? Я, что ли? Кипишь и пузыришься, словно женщина в критические дни.       — В какие ещё «критические дни»?!       — В женские, блин!       — Женские?! Да ты… я… Я судно Тумана, а не самка человеческая, чтобы каждый месяц гормональные сбои в организме устраивать! И за своей аватарой слежу! В отличие от тебя!       — Ну вот ПМС у меня точно нет.       — Зато болезней целый список! — Нависнув надо мной, Акаси гневно упёрла руки в бока. — Какую систему ни возьми — везде сбои! Даже силовой набор вкривь и вкось! Исправлять замучалась!       — А ещё рудименты… — поддакнул я устало.       — А ещё рудименты!       — Которые и у тебя есть.       — Которые… Нет у меня никаких рудиментов!       — Ну как нет, если аватара — копия человеческого тела?       — Аватары полностью оптимизированы! Это только люди могут тратить ресурсы на выращивание третьих моля́ров или девственной плевы! А мы такой чушью не занимаемся!       Поперхнувшись воздухом, я очумело уставился на Акаси…       — Каких ещё моляров?!       — Третьих! «Зубов мудрости», как глупые люди говорят!       — Почему глупые? — переспросил я на автомате.       — Потому что «люди» и «мудрость» — это антонимы!       С минуту ошалело похлопав глазами, я со стоном поднялся на ноги и поковылял к барстойке.       Господи! Взять бы вот писателя какого, что «гаремники» корябает, и сюда его, сюда! Прямо к девушкам, блин, идеальным! У которых с рождения отсутствуют: девственная плева, зубы мудрости, стыд и совесть!       
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.