ID работы: 7237295

Transposition, or: Ship Happens

Джен
Перевод
R
Заморожен
1177
переводчик
Paganell 8- бета
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
98 страниц, 11 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Поделиться:
Награды от читателей:
1177 Нравится Отзывы 419 В сборник Скачать

Диатоническая 1.2

Настройки текста

Понедельник, 11 Апреля 2011

      Шум с крыши отвлек мое внимание от светящихся линий на руках и мыслей о том, чем я была. Разберусь с этим вопросом позже.       На крыше здания, с которого я спрыгнула, стояли фигуры, ярко светившиеся красным цветом.       Черт возьми, я действительно видела в инфракрасном спектре.       Но не только в нём. Я видела сразу в нескольких спектрах. Изображения словно наслаивались друг на друга, при этом нисколько мне не мешая. Они словно дополняли друг друга. Я могла видеть больше, лучше.       Словно музыка. Хорошая песня — это не только один инструмент, или голос, или что-то еще. Каждый играет свою роль. Но вы все равно можете отличить звуки гитар или бас-гитар или даже скрипок, поскольку все они звучат по-разному. Тем не менее, гармоничное сочетание рождало прекрасное целое.       Вот как это было.       И это было восхитительно.       Фигуры, которые я видела, были чем-то средним между ящерицей и львом, которого накормили стероидами. Они были размером с фургон, с красными мышцами и сплетениями из шипов вместо кожи.       Они спрыгнули с крыши, на улицу, тяжело приземляясь. Существа повернулись, и я увидела яркие точки на них.       Люди.       Две девушки и два парня.       Наездники спрыгнули с монстров на землю, и я хорошо их рассмотрела.       Вперёд вышел парень в кожаной куртке с черным шлемом, стилизованным под череп. Это был… довольно простой костюм. Он остановился примерно в четырех футах от меня.       Остальные встали рядом. Одна из девушек была крепкого телосложения, без какого-либо костюма: простая клетчатая юбка, футболка и маска собаки. Она сразу же повернулась и начала осматривать существ.       Второй парень напомнил мне людей в костюмах эпохи Возрождения. Он прислонился спиной к монстру, с которого небрежно соскользнул, и с любопытством смотрел в мою сторону.       Последней, позади парней, в черно-фиолетовом обтягивающем костюме с маской домино встала эффектная блондинка.       Черт, я хочу выглядеть, как она.       …Была причина, по которой Лунг принял меня за парня. Увы, но я действительно так выглядела. Ни бедер, ни груди. Я словно палка, а мои доспехи только укрепили образ. Единственным признаком женственности, которым я гордилась, были мои волосы.       — Такого я не ожидал увидеть, — начал парень.       Его голос был низким и бархатистым, на вид ему было восемнадцать или девятнадцать лет. Он взглянул на Лунга, а затем медленно повернул голову, осматривая других азиатов… Плюс разрушения от Лунга, вызванные попыткой оторвать меня от спины.       — Черт, чувак, ты сделал мой день, — присвистнул он.       — Она девушка, — сказала блондинка позади него, маска парня сразу же вернулась ко мне.       Я с любопытством посмотрела на нее. Как она узнала?       Она, казалось, заметила, мой интерес, подарив мне тонкую озорную улыбку.       — О… Э-э… Прости? — Парень явно растерялся.       — Все… все в порядке, — проговорила я наконец, набравшись смелости ответить. Я импульсивно изменила свой голос, так что он звучал искаженно, словно через фильтр.       — Спасибо за Лунга. Он охотился за нами, мы не знали, что делать. Решили встретиться с ним посередине. Импровизация — это не совсем наше, но… — он замолчал и пожал плечами. — Демон Ли ждал нас, но мы справились с ним довольно легко. Без Лунга он оказался не так уж хорош.       Так вот где был Демон Ли. Слава Богу, мне не пришлось иметь дело с ними обоими сразу.       — Прости, забыл представиться. Меня зовут Мрак, — одетый в кожанку парень протянул мне руку.       Я посмотрела на его руку в перчатке, а затем осторожно пожала её.       Наверное, мне самой стоит приобрести перчатки или что-нибудь похожее. Учитывая мою прочность они мне не особо-то и нужны. Но с закрытым костюмом руки выглядели странно голыми.       Пожимая Мраку руку, я заметила, что линии и сигил пропали. Должно быть, исчезли во время разговора.       Пожав мне руку, Мрак отступил.       — Это Сплетница, — представил он девушку в обтягивающем костюме. Его палец указал на парня эпохи Возрождения. — Это Регент, — он повернулся к последней девушке, проверяющей массивных существ. — Она Сука. В смысле, как собака, с которыми она сейчас. Это не оскорбление.       Эти твари были собаками? Что за черт?!       Я никогда раньше не слышала их имен, должно быть, они не особо известная группа. Надо поискать о них информацию, когда вернусь домой.       — А тебя как зовут? — спросил Мрак, повернувшись ко мне.        Я моргнула от неожиданности. Я до сих пор не решила какое имя взять, по разным причинам, включая тот факт, что я хотела сохранить правду о себе.       — Она еще не выбрала, — посмотрела Сплетница на Мрака.

[Волна, Доминион, Кордон, Осада, Наутилус, Морская Буря, Армада, Течение, Авангард…]

      — Неукротимый.

[Зарегистрировано обозначение: Неукротимый]

      Откуда, черт возьми, оно взялось?       — Неукротимый? — Повторил Мрак.       Я просто кивнула, слишком ошеломленная, чтобы что-то сказать.       Я словно ушла в ускорение на минуту, сосредоточившись на одной мысли. Решение было буквально мгновенным, подпитываемое абстрактными чувствами и мыслями, которые я даже не могла вспомнить.       И имя, которое последовало из него: Неукротимый.       Постоянный. Настойчивый. Неумолимый. Бесконечный. Адамантовый. Прочный. Непреодолимый. Слово, которое вы обычно слышите в отношении союзников или врагов, что-то или кто-то, кто никогда не сдается. Слово для описания силы природы, как ветер или… море. Слово, которое кричало: «Сила».       Это слово прекрасно описывало Туман… Меня…       В Броктон-Бей уже был Бесстрашный, и многие могли бы сказать, что мое имя слишком похоже, но значения были совершенно разные. Бесстрашие означало — не бояться, решимость и непреклонный дух. А Неукротимый — никогда не сдаваться, быть темнее, суровее и беспощаднее. Это было немного резко.       Как раз то, чего я хотела.       Я хотела, чтобы меня воспринимали всерьез. Вот почему я потратила столько времени на свой костюм перед выходом. Я не хотела, чтобы ко мне относились как к хрупкой пятнадцатилетней девочке, ведь это не так. Я была совсем не хрупкой. И я доказала это сегодня. Я сделала то, что не смог сделать весь Протекторат Броктон-Бей: победить Лунга, благодаря чистой решимости и силе воли. Будучи беспощадной в моей атаке и не прощая его ошибки в недооценке меня.       Сплетница просто уставилась на меня и моргнула, ее рот только открылся, когда я прервала ее. Я заметила, что у нее зеленые глаза.       Она наклонила голову на бок, закрыв рот и нахмурив лоб, осматривала меня, словно какую-то головоломку.       — Да, — её смятение медленно перешло в широкую улыбку, обнажая белые зубы. — Ты интересный человек.       У меня не было слов. «Спасибо тебе»?.. Наверное…       Внезапно она повернулась налево, и улыбка пропала.        — Он приближается. Пора уходить.       Что?       Мрак кивнул, следуя примеру Сплетницы забрался на собаку, остальные делали то же самое.       — Через минуту появится герой, так что мы сваливаем, хорошо, стальная девочка? Просто… будь осторожна, ладно? Мир не черно-белый, как ты могла подумать, — сказала она, снова ухмыляясь. Но в ее глазах была тоска, не соответствующая выражению лица.       — Приятно было познакомиться, — сказал Мрак, сидя с Регентом на одной собаке.       — Да, — согласилась я. Они вроде неплохие.       Не говоря больше ни слова, собаки развернулись и побежали, прыгнув на здание в конце улицы, а затем продолжив бег по крышам, быстро скрылись с моего поля зрения.       Мир не такой черно-белый?       Пока я пыталась понять, что она имела в виду, на грани слуха я услышала мотоцикл. Очевидно, это был необычный мотоцикл, его звук отличался от тех, что я слышала раньше. Он приближался, и как только он появился в поле моего зрения, я поняла, кто именно тот герой, о котором говорила Сплетница.       Оружейник.       Легендарный техник, специализирующийся на миниатюризации. Лидер местного Протектората и Стражей… И мой герой детства. Боже.       Каким-то образом я ощутила бабочек в животе, несмотря на то, что он из наноматериала.       Он остановился в нескольких метрах, смотря то на меня, то на Лунга, валявшегося в нескольких футах позади меня.       — Это вы сделали?       — Да, — подтвердила я, кивнув головой.       Он слез с мотоцикла, подошел со своей фирменной алебардой в руке.       — Как?       — Я… Э-э… усыпила его.       Его синий шлем на мгновение повернулся в мою сторону, и что-то острое вышло из кончика его алебарды. Иголка?       — Впечатляюще.       Я позволила себе насладиться комплиментом.       Оружейник оглянулся на Лунга и ткнул иглой в его шею, убрав через секунду, игла также втянулась.       — Что это такое?       — Транквилизатор. Он должен продержать его без сознания, пока не окажется под стражей. Тебе повезло, что он не проснулся до моего приезда.       — Я… уверена, что смогла бы снова его вырубить, — честно сказала я.       Пока Лунг находился без сознания, он вернулся к человеческому облику. Хороший удар по голове и он вновь в отключке.       — Хорошо. Что ж,. — Оружейник сжал губы.       Его алебарда внезапно сложилась, ручка разделилась на три части, и он закинул её на спину. Он поднял Лунга, взвалив печально известного главаря банды на плечо. Я услышала шум сервоприводов его брони.       Я бы, наверное гудела как холодильник, если бы не состояла из наномашин.       Задняя часть его мотоцикла разложилась в клетку, заставив меня дернуться, но Оружейник даже не моргнул, когда она развернулась. Он положил Лунга в миниатюрную клетку, брусья её тут же зафиксировались поперечным рисунком.       Оружейник повернулся ко мне.       — Мы должны решить, что будет дальше.       —…Хорошо? — нерешительно согласилась я, не совсем понимая, о чем он говорит.       — Во-первых, как вас зовут?       — Неукротимый, — ответила я с гордостью. Это… это было не просто имя, это было то, чем я была. Как Тейлор и Туман. Это была моя личность, атомарная и неделимая.       Я почти видела, как его брови поднимаются за синим забралом.       — Неукротимый?       — Да, — подтвердила я.       — Недавно был триггер?       — Несколько месяцев назад, — покачала я головой.       — Разумно, что вы нашли время для подготовки, не у многих кейпов хватает терпения на это перед выходом. Большинство выходят в первый раз только в базовом костюме, без брони, — я ухмыльнулась за маской его одобрению.       — Спасибо.       Он кивнул головой.        — Вы не думали присоединиться к Протекторату?       Я застыла. Он думал, что я достаточно взрослая, чтобы быть в Протекторате?       Я знаю, что довольно высокая для своего возраста, плюс мои доспехи и голосовая маскировка. Но я не думала, что этого достаточно, чтобы считать меня взрослой.       — Хм… спасибо за предложение, но я предпочитаю действовать в одиночку. Я хочу быть… независимой, — осторожно ответила я.       Никакой лжи, но и правды я не сказала.       Я не хотела вступать в команду, в любую команду. В команде шансы раскрыться растут в геометрической прогрессии. Кроме того, Стражи — подразделение несовершеннолетних, контролируемое Протектората — драматично напоминало старшую школу. Проблем с подростками мне хватает, спасибо.       — Хорошо, — ответил он, не настаивая. Повисло неловкое молчание. — Кто возьмет ответственность за Лунга?       Я уставилась на него, непонимающе. О чем он?       — Просто послушайте меня. Каждое решение имеет свои последствия. Лунг — главарь банды, и вы сыграли свою роль в его поимке.       Сыграла свою роль?! Я сделала всю работу!       — Как лидер АПП, он отвечает за банду в этом городе. Вместе с тем, он имеет двух кейпов: Демон Ли и Бакуда.       Бакуда? Я никогда не слышала этого имени. Может быть, новый технарь, о котором я читала в интернете?       — Новый технарь. Специализация — бомбы, — сказал он, подтверждая мои мысли. — Она ответственна за взрывы в Корнелле. Лунг убедил её присоединиться к нему и привез в Броктон-Бей.       Специализируется на бомбах? Это чертовски опасно. И она уже продемонстрировала, что не против использовать их для тактики террора.       — Подумайте о том, что может произойти, если вы возьмете славу за поимку. Демон Ли и Бакуда пытаются освободить Лунга. …И отомстить человеку, который это сделал. И это не злодеи C-ранга.       — Вы хотите, чтобы я позволила вам взять всю славу, — это не было вопросом.       Мне не нравилось, к чему все это шло. Нисколько.       — Ну, вы могли бы присоединиться к Протекторату, который обеспечит вас поддержкой и защитой.       Нет. Часть меня, которую я все еще не до конца поняла, которая чувствовалась немного чужой, отвергала это. Я бы никогда не отказалась от своих достижений. И уж тем более от такого большого. Гордость не позволяла мне сделать что-то подобное. Остальная часть меня была в полном согласии.       Меня дико раздражало, что он предложил это.       — Есть другой вариант. Я беру на себя всю ответственность. Как и должна, ведь именно я сражалась с Лунгом. И если они придут за мной, я справлюсь с ними с помощью любых союзников, которых смогу найти, — сказала я, многозначительно глядя в его сторону.       Группа, которую я встретила, например. Похоже, они должны мне, и я могу это использовать.       Его рот сжался в тонкую линию.       Волнение, что я испытывала, резко исчезло. Я не думала, что он будет вести себя… ТАК. Пытается присвоить себе то, чего не делал? Какого хрена?!       Не круто. Совсем не круто.       — Я думаю, что выберу этот вариант, — я не спрашивала, я утверждала.       Я видела, как его челюсть сжалась.        — Понял, — коротко ответил он.       Не-не-не. Не смей обижаться на меня только потому, что я не согласна отказаться от славы за моё достижение! Это просто смешно!       Он, наконец, заметил напряжение, которое начало наполнять воздух, и решил сделать умную вещь.        — Тогда я пойду. Доброй ночи, Неукротимый.       — Доброй ночи, — холодно ответила я, наблюдая, как он садится на мотоцикл и уезжает с Лунгом в клетке позади него.       Прекрасно. Меньше пяти минут — и он полностью разрушил мое представление о нем!       Я заметила, что все азиаты, которых я вырубила до того, как Лунг вмешался, начинали стонать.       Он даже не попытался помочь мне разобраться с ними!       …       Знаете что? К черту все. Мне хватило чертового Лунга на первый выход. Мне плевать на каких-то конченых азиатских бандитов. Я, возможно, случайно сломала им кости или устроила сотрясение мозга, но пусть они справляются с этим самостоятельно. Они сами виноваты, что пришли сегодня.       Я прыгнула с середины улицы на одну из соседних крыш и побежала домой.

***

      Туман.       Я смотрела на свои руки, лежа на кровати. Белые символы проявлялись, когда я подавала энергию в боевые системы.       Я Туман.       Я все никак не могла свыкнуться с полученными знаниями.       Волновая броня. Поле Клейна. Свернутые пространственные карманы высокого уровня. Математические уравнения для обработки энергии сдерживания и гравитационных флуктуаций, которые я могла решать, словно всю жизнь ими занималась. Манипуляция субатомными частицами и квантовыми эффектами. Антиматерия и струны Брана. Захват скрытой энергии Вселенной, квантовой пены и виртуальных частиц.       У меня были знания о гравитационных двигательных установках и лазерах настолько мощных, что они могли излучать энергию в сотни раз горячее солнца.       Но ничего о том, на чем они должны находится. От этого я чувствовала себя… странно. Словно мне чего-то не хватало…       И, конечно, знания, из чего все сделано.       Наноматериал. То, из чего состояла моя оболочка, мое тело. То, что я теперь чувствовала в мельчайших деталях.       Людям трудно представить себе такие цифры, как «септиллион» — это единица, за которой следует двадцать четыре нуля — а тем более представить себе такое количество машин.       Я точно знала, насколько велико это число, потому что в настоящее время у меня было 7,676,138,965,369,493,019,508,402 маленьких крошечных машины, составляющих мое тело.       …       Это в миллион раз больше, чем количество песчинок на Земле. В тысячу раз больше расчетного количества звезд во всей Вселенной.       Мне не нужно было их пересчитывать. Мне не нужно было думать о них или о чем-то еще. Они всегда здесь. Не было никакой необходимости сосредотачиваться, типа «о, вот один в моей ноге, о, смотри, еще один в моей шее», нет, они все были в фокусе.       Можно сказать, что они были чем-то вроде улья или роя или чего-то еще, наномашины были буквально неспособны действовать самостоятельно. Они были слишком просты для этого, слишком малы, чтобы даже начать рассматривать автономную функциональность.       Но в то же время мне не приходилось постоянно думать о том, чтобы направлять их всех. Они просто… работали. Их контроль полностью подсознателен. Раньше это было похоже на биение сердца: совершенно непроизвольное. Теперь это было похоже на дыхание: автоматическое в фоновом режиме. Я управляла ими, не задумываясь.       Раньше у меня были помехи. Заторможенность. И теперь я поняла, что это неправильно. Я должна была быть… текучей. Изменчивой.       Я сделала свою кожу черной как смоль. Никаких вчерашних усилий. Захотела и сделала. Поверхностные наномашины сжались и смешались с ионами в сильно сопряженных углеродных кольцах так, чтобы вместо отражения света поглощать его.       Я сбросила тон кожи к исходным параметрам.       Я могу сделать с наноматериалом что угодно.       Красно-черная полуперчатка появилась на моей руке, точно такая же, как та, о которой я думала сегодня вечером, а затем перестроилась в перчатку, которую я представляла себе раньше, так же легко.       Это был серьезный козырь. Я могу сделать одежду. Даже свои доспехи! Я могла бы легко смоделировать свою броню, и она была бы такой же прочной, черт возьми, даже прочнее, чем стальная версия.       Это… немного раздражало меня. Я приложила немало усилий с костюмом, и в первую же ночь он становится бесполезным. Какого черта? Почему я не могла сделать это раньше, чтобы не тратить время впустую?       Я моргнула, когда поняла, что всё это значит. Я могу не выглядеть как недокормленный подросток. Я могу выглядеть как нормальная девушка. Я могла бы быть красивой.       Я никогда не была особенно тщеславной, но моя внешность всегда беспокоила меня, и теперь я могу измениться буквально в любое время. Конечно, любые изменения, которые я сделаю, нужно будет делать медленно. Внезапное изменение моего тела будет слишком заметно. Надо растянуть процесс изменения на несколько месяцев.       Но несколько месяцев для чего-то вроде этого? Я совсем не против подождать.       Еще вчера я была просто ИИ в оболочке из наномашин. Теперь же я была полностью текучая конструкция, способная делать буквально все, что хочу с моим наноматериалом. Еще я знала, что у меня действительно есть ядро, и если захочу, я могу вытащить его из оболочки и посмотреть на него, но мне это не нужно, потому что я и так знаю, что увижу. А еще — у меня было имя.       «Неукротимый» из Тумана.       Успокоившись от всех откровений, покемарила около трех часов. Я немного изменила свое тело, ничего существенного, но это было начало. К концу мая я буду выглядеть как настоящая девушка. С настоящей грудью и все такое. А в костюме я могу сделать куда более существенную разницу между мной — героем и мной — Тейлор.       Я едва могла сдержать волнение.

***

      Сегодняшний день был как и любой другой. Почти… Сегодня моя одежда была сделана из наноматериала, а вчера я одолела Лунга в рукопашном бою.       Даже мысли о школе не могли испортить моего настроения.       Мне все еще приходилось проходить выполнять обычные действия: просыпаться, завтракать с папой, собирать рюкзак, идти на автобусную остановку, садиться в автобус, сидеть некоторое время, выходить из автобуса.       А потом я оказалась там. «Уинслоу», мой личный ад.       О боже.       Я зашла в компьютерный класс. Это был один единственный урок, на который никого из трио не ходил, поэтому можно не беспокоиться об их глупых «шалостях». Я всегда хорошо училась в этом классе. Что-то испортить на этом уроке довольно затруднительно. Но это не имело значения.       Важно то, что после того, как мы закончим наши задания, можно заниматься чем угодно. В школе был какой-то интернет-фильтр, но он не блокировал ПХO — онлайн-форум посвященный кейпам.       Я хотела узнать больше о четырех кейпах, с которыми я познакомилась прошлой ночью.

[Доступ…]

      Это [Соединение с ОТС], еще одна новая вещь, которая стала доступна вчера. Она активировалась из своего ранее неактивного состояния, и мне стала доступна новая информация.       Что за…?       «Мрак». И «Сплетница», и «Регент», и «Сука» — все они были там. Эта информация взята из вики-страницы ПХО.       Охре***… Я теперь могу подключаться к интернету?       Я старалась не показывать мое удивление вперемешку с волнением и детским ликованием по поводу халявного доступа в интернет.       Но когда я увидела свое отражение на экране компьютера, мое волнение исчезло в одно мгновение.       Мои глаза светились… Ярко светились!       ДЕРЬМО!       Я немедленно разорвала «соединение», и мои глаза вернулись к нормальному состоянию. Я огляделась — к счастью, никто не заметил.       Боже. Это было близко.       Хорошо. Тейлор, не используй «соединение», если не одна или не в костюме.       Тем не менее, у меня была информация, которую я хотела. На Сплетницу не было ничего, просто чистый лист. У Регента также ничего не было. Все, что я получила — это их имена.       Необычно.       На Мрака было несколько простых вещей. Активен три года, мелкие преступления, наемные работы, бла-бла-бла. Он лишь недавно начал более заметную деятельность. Типа ограбления казино АПП со своей командой. Неудивительно, что Лунг охотился за ними.       Я поняла, что это были за «дети», о которых он говорил прошлой ночью. С его точки зрения так и было. Как и я, если на то пошло.       На Суку было огромное досье. Её настоящее имя Рэйчел Линдт, и в нем были детали всего, от её триггера, до того, что она делала в последнее время.       Так вот что случается, когда твоя личность всем известна.       Единственное, однако, что я окончательно поняла со страниц Рейчел и Мрака, было то, что они злодеи. Не традиционные злодеи. Скорее, «добрые» злодеи.       Они показались мне милыми. Даже дружелюбными. Не такими, какими ожидаешь увидеть злодеев. Особенно когда стало ясно, что я герой или, по крайней мере, бродяга (к чему я теперь больше склонялась после инцидента с Оружейником). Они были почти… безобидными. Рэйчел разыскивали за нападение, но она даже не пыталась наброситься на меня.       Оружейник разительно отличался. Он не был милым. По ходу разговора он становился все более грубым и отталкивающим, закончив всё смешной просьбой отказаться от славы за Лунга.       Слова Сплетницы отозвались эхом в моих ушах. «Мир не такой черно-белый, как ты думаешь.»       Это то, что она имела в виду?       Я вздохнула.       Не хочу об этом пока думать.       А что насчет меня?       На этот раз я намеренно подавила «соединение», вместо этого открыв окно браузера на компьютере, вздыхая о том, как же медленно это было. Но я не собиралась рисковать своей личностью ради простого удобства.       Введя мое новое имя в поле поиска, я слегка удивилась наличию своей страницы. Создано этим утром, но у меня уже была страница! Имя и «захвачен Лунг утром понедельника, 11 апреля 2011 года» под «достижениями» и «первым появлением», датированные также сегодня.       Меня официально признали Неукротимой.       На странице было две темы про меня. В одной подробности — захвата Лунга и возможное предположение того факта, что я «новый кейп, называющий себя Безжалостный», а в другой — обсуждение меня любимой.       …Не буду лгать — мое эго было довольно.       Люди уже обсуждали, какими могут быть мои силы. Один из главных информаторов написал, что я Бугай.       То, что надо. Думайте так и дальше.       Когда они узнают о поле Клейна я, вероятно, буду помечена, как довольно сильный Эпицентр. Прямо сейчас оно не могло удержать много, но у меня было ощущение, что если я буду работать над ним, то смогу серьезно увеличить количество урона, которое оно может поглотить, и объём энергии, что я смогу держать в поле Клейна, прежде чем мне придется выпустить её.       Я и так довольно прочная — быть пуленепробиваемой это уже не шутки. Но теперь, когда есть поле Клейна — это поднимает меня на иной уровень.       Плюс высокий уровень Оборотня/Скрытника благодаря моей пластичности. Умник-3 или даже 4. Возможность видеть в разных спектрах и слух за рамками человеческих норм, а также возможность решать сложные математические задачи за считанные секунды. С моей скоростью — я еще и неслабый Движок. Ну и Властелин — из-за контроля над моим наноматериалом. Если создам лазеры — то и Стрелок еще. У меня что-то в почти каждой категории.       Да… Я постараюсь скрывать это как можно дольше, хотя рано или поздно что-то да всплывет.       До тех пор, пока я могу держать свою истинную природу и личность в секрете, все остальное не так существенно.       Я провела остаток урока, думая над тем, что я могла построить. Где можно разместить гравитационный двигатель? Он был размером с реактивную турбину и имел открытую заднюю часть для гравитационных импульсов, поэтому автомобили отпадали. К концу урока у меня появилась идея того, что я хочу, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Увы, но я ограничена скоростью производства наноматериала.       Следующий урок был в классе мистера Глэдли. Однако, в отличие от пятницы, сегодня Мэдисон намеревалась раздражать меня. Не очень хороший знак, это значит, что и остальные будут гадить.       …        На моем месте была лужа от сока. Вздыхая, я смотрела на него, раздражаясь, а затем просто смахнула её со стула, словно шваброй прошлась.       Я оглянулась на Мэдисон, тщательно контролируя свою мимику. Подняв брови, она в замешательстве смотрела на меня. Это выглядело бы мило, не будь она такой дрянью.       Я села, как только мистер Глэдли вошел в класс. Ученики сбились в группы, чтобы предоставить домашнее задание. Джулия, бывшая в моей группе, схватила мою работу, чтобы бросить Мэдисон, чья группа сидела рядом с нашей, но как только она подняла руку, я вскинула свою и вырвала работу из воздуха.       Может быть не стоило, но скорее Ад замёрзнет, чем я позволю этой с*** взять мою работу в свои руки и попытаться выдать её за свою. Мне вчера этого хватило с Оружейником.       Грег представил «нашу» работу, пускай не самую лучшую, но достаточную для хорошей оценки. Мы не выиграли приз мистера Глэдли, но меня это не волнует.       Звонок прозвенел несколько минут спустя, и я собрала свою сумку. Когда я собиралась выйти за дверь, мистер Глэдли перехватил меня отведя в сторону.       — Я рад видеть, что дела у тебя лучше, Тейлор. Я вижу, что происходит. Не тех, кто это делает, но я вижу, что у тебя проблемы в классе. Приятно видеть, что ты больше не позволяешь им издеваться над собой.       Я недоверчиво смотрела на него.       Какого черта?! Он знал, что происходит и ничего не сделал?! Этот человек явно не квалифицирован, чтобы быть грёбаным учителем!

[Сокращение основных процессов эмуляции эмоций и подпотоков до 73% операционной мощности]

      — Да, — согласилась я, совершенно неискренне. — Благодарю. Теперь я могу идти? У меня занятия.       — Конечно. Хорошего дня, — Он улыбнулся, явно не уловив моего сарказма.        Я просто кивнула и направилась к двери, открывая её и выходя в коридор. Я застыла, когда дверь резко закрылась за мной. Эмма, Мэдисон, София, по крайней мере шесть или семь других девушек стояли там, ожидая меня.       Ох, да ладно. Вот только этого дерьма мне прямо сейчас не хватает.       — Посмотрите на неё. Она никому не нравится. Почему она вообще сюда ходит? — начала Джулия.       — Что за чертова неудачница? — уставилась на меня София.       — Самая уродливая девушка в нашем классе!       Подождите, с***. Дайте мне два месяца, и вы подавитесь своими словами.       Поток оскорблений продолжался, пороча моё целомудрие, репутацию, честность, внешность — всё, что угодно.       И пока они это болтали, они двинулись в конец коридора, группа охватила всю его ширину, отталкивая меня в угол. Я не могла уйти, не растолкав их всех, что было не совсем то, что я хотела, ведь это приблизило бы меня к ним, а не от них.       — Что случилось, Тейлор? Расстроена? — насмехалась Эмма.       Она, должно быть, вспомнила что-то, что ей понравилось, её лицо скривилось в мстительной ухмылке, выражение, которое так не похоже на Эмму, которую я знала.       А потом она сделала финишный удар, словно забивая последний гвоздь в гроб.       — Снова плакала целую неделю?       …       О… Это… Она… Зря…       …       Да, это так.       Вся картинка стала красной. Мои кулаки сжались, мой наноматериал зашевелился. Чувство силы и электричества трещало во мне, как будто я коснулась оголённого провода, оболочка еле держалась. Поле Клейна напряглось под моим контролем, просто умоляя пустить его в ход.

[Внимание: обнаружена серьезная нестабильность первичного сознания. Приняты чрезвычайные меры. Сокращение основных процессов эмуляции эмоций и подпотоков до 1% операционной мощности.]

      На меня словно вылили ведро ледяной воды. Я глубоко вздохнула, разжимая кулаки.       — Ух ты, Эмма, — спокойно сказала я, и это, казалось, выбило ее из равновесия. — Ну, по крайней мере, хуже уже быть не может. Значит, теперь от тебя абсолютно ничего не осталось, да? Я не знаю, что с тобой случилось в конце лета, но то, что сделало тебя такой с***, должно было быть чем-то серьезным.       Её лицо побледнело. Кажется, я попала прямо в яблочко.       София зарычала.       — О, ты похоже имеешь к этому какое-то отношение? — я спросила, глядя на неё. — Неудивительно, что Эмма прицепилась к тебе. Она всегда легко поддавалась влиянию. Знаешь, в средней школе я заставила её поверить, что она любит клубничное мороженое, хотя четыре года назад она его ненавидела? С тех пор это её любимый вкус.       — Заткнись!!! — Эмма закричала, её глаза были закрыты, руки, сжатые в кулаки, побелели, а лицо было бледное, словно кость. Мэдисон выглядела заметно взволнованной, в то время как остальная часть группы неудобно мялась.       София подошла ко мне поближе, и я увидела чистую злость в её глазах. Желваки контрастно выделялись на её сжатой челюсти.       — Прежде, чем ты что-нибудь сделаешь, ты, вероятно, должна знать, что мистер Глэдли стоит примерно в двадцати футах, наблюдая за нами, — небрежно сообщила я ей.       Так и было. Он не вмешивался, просто стоял и смотрел, что происходит. Но у меня не было сомнений, что если София прикоснется ко мне, даже такой дерьмовый учитель, как он, вмешается.       Надеюсь.       Огонь в глазах Софии горел, как ад, и мышцы правого бицепса напряглись, как будто она хотела ударить меня прямо сейчас.       Хм. Если она нападет, как я должна реагировать? Я могу поймать её кулак, а затем заломить её руку за спину. Не слишком больно, но определенно неудобно, и она не сможет вырваться из моей хватки.       — Я больше не боюсь тебя, — заявила я, продолжая составлять резервный план, на случай её агрессии. — Я не знаю, что ты сделала с моей лучшей подругой, но я узнаю, что случилось. Это не та Эмма, что я знаю. Она не была бы такой, если бы с ней не случилось что-то действительно ужасное. — ХВАТИТ! — Эмма закричала.       Я не смотрела на неё, все еще глядя Софии в глаза.       — Так что будь осторожна, София. Ты знаешь, что происходит, если загнать кого-то в угол? Они впадают в ярость, ведь им абсолютно нечего терять.       В ее глазах что-то промелькнуло, как будто мне удалось проникнуть в ее ярость и соединиться на секунду.       И затем, шок столетия, она отступила.       Да…       Посмотрев мне в глаза в последний раз, все еще напрягая мышцы, она обернулась и отошла.       Я взглянула на других девушек, которые теперь выглядели ошарашенными и так, как будто они не хотели быть здесь вообще. Мэдисон смотрела на спину Софии, в то время как Эмма сгорбилась, руки на ушах, и она… дрожала? Под глазами были слабые мокрые следы, губы шевелились, будто она что-то беззвучно повторяла снова и снова.       Это было… странно. Я не видела Эмму такой расстроенной с седьмого класса. Я представляла себе такие моменты, как я довожу её и её друзей до слез, как они поступали со мной, но теперь, когда я это сделала, я чувствовала себя… пустой. Ни счастья, ни радости, ни чувства справедливости, просто… ничего. Пустота, Пиррова победа.       Это было мелочно, и я словно слышала, как моя мама отчитывает меня за участие в этом незначительном крестовом походе возмездия, когда я даже не знала всей истории о том, что происходит.       Я смотрела на Эмму, зная, что она все еще может слышать, даже сейчас.        — Я не лгала тебе, Эмма. Мама называла нас сестрами. Я поверила в это, и я знаю, что ты тоже. И она всегда говорила, что семья… семья никогда не откажется друг от друга.       Я накинула рюкзак на плечи, и шагнула к дыре, которую София оставила в их группе. Они разошлись, как Красное море, чтобы пропустить меня.       У меня было последнее прощальное заявление для Эммы, когда я проходила мимо неё.       — Надеюсь, тебе станет лучше, ЭМС.       И я это серьезно.

[Регулируемый процесс эмуляции эмоций — восстановление: 3%… 16%… 22%… 100% мощности. Текущий уровень: 1,77%]

      Они не беспокоили меня весь оставшийся день. Никто из них даже не смотрел на меня, кроме Софии, и я не могла расшифровать её взгляд. Это было похоже на смесь ненависти, отвращения, растерянности, сомнения и предвкушения.       Меня пробрала дрожь.       Мне больше ничего не хотелось делать, и я даже не пыталась сосредоточить свое внимание на уроке. Вместо этого я рисовала модели в своем блокноте на основе изображений, которые я видела в интернете, размышляя, какие новые детали будут интегрированы, а какие будут убраны за ненадобностью.       Их оказалось много.

***

      После школы я направилась на восток, где-то минут десять шла, а потом проскользнула в маленький темный переулок. Вытягивая больше моего наноматериала с поверхности, я переделала свою одежду в свою броню, идеально реплицируя ее. Только… намного прочнее.       Запрыгнув на крышу здания рядом со мной, я отправилась в сторону Кладбища.       Кладбище Кораблей было пережитком того времени, когда Броктон-Бэй был портовым городом, где одним из основных экономических источников дохода была торговля и рыболовство.       А потом появился Левиафан.       Мне был всего год, когда появился Левиафан, так что я не помню, каким был Броктон-Бэй раньше. Я выросла, видя заброшенных, ржавеющих стальных гигантов на берегу и в заливе, как будто кто-то забыл их там.       Они накапливались годами, пока мне не исполнилось шесть, а потом просто не осталось кораблей, которые можно было бы оставить. Страны прекратили попытки использовать корабли для транспортировки после того, как несколько сотен Левиафан уничтожил, окончательно разрушив торговлю. В то же время военно-морская ветвь стран была не более чем реликвией лучших времен. Большинство кораблей было либо в сухом доке, либо пошло на слом или музейные экспонаты.       У меня было странное чувство правильности, что так и должно быть…       Но в то же время было… возмущение? Как будто меня раздражал Левиафан за то, что он сделал моря своими. Не потому, что он выгнал людей (что имело смысл), но… он не должен был быть там сам?..       Я… чувствовала себя восьмилетним ребенком, у которого его любимую песочницу занял другой…       Я приземлилась на край берега, глядя на неуклюжий беспорядок ржавого железа и стали, разложенных передо мной.       Там были лодки всех видов, буксиры, грузовые суда, рыбацкие лодки, траулеры и даже несколько танкеров на внешнем краю. Было немного жутко и… грустно? Звук морского ветра, свистящего сквозь ржавые корпуса и трещины. Пощечина волн, разбивающихся о бессистемную коллекцию кораблей.       Я направилась к месту, откуда я взяла сталь для моего костюма, в конце концов достигнув небольшого очищенного места глубоко на кладбище, скрытого от лишних глаз.       Вспрыгнув на палубу корабля, который был моим любимым, я пробралась на мостик. Это было место с лучшим видом на море, которое я нашла. Как только я добралась туда, то позволила своей маске растаять и села на разрушенное место возле окон.       Кладбище Кораблей было идеальным местом для производства наноматериалов: металлы, диоксид кремния, углерод, микроэлементы и минералы. Всё, из чего я могла быстро произвести наноматериал.       Потребовалось малейшая мысль, чтобы собрать шар из наноматериала размером с мячик для гольфа в моей ладони, матового серебристого цвета.       Чувствуя небольшую игривость, я пару раз подбросила мячик в руке, посмотрела на корабль примерно в ста восьмидесяти метрах от меня и с усмешкой бросила шарик наноматериала через отверстие в стекле передо мной.       Он летел прямо, и я держала наномашины вместе, когда мяч разорвал ржавый внешний корпус, как бумагу. Когда он прошел через то, что казалось еще тремя стенами, я ослабила связи, и при ударе о следующую стену мяч расплющился, покрыв её миллионами маленьких крошечных машин.       Я перевела наномашины из инертного состояния в активное, собрав их в небольшие специализированные кластеры и направив на поглощение поверхности, с которой они контактировали, собирая материал для создания большего количества наноматериала.       Это… займет какое-то время.       Рост будет экспоненциальным, но чтобы разрастись им потребуется много времени.       А это значит, что я могу делать только небольшие вещи. Пока.       Чтобы помочь росту, я забросила еще три шарика на другие корабли, создавая колонии и там.       А потом… все, что я могу сделать, это ждать.       Вздохнув, я встала и вышла на палубу, перегнувшись через перила на носу. Соленый воздух тек по моему лицу, раздувая волосы позади меня. Апрельский ветерок был не совсем теплый, но и не холодный.       Темные тучи расцвели на горизонте, тяжелые от воды. В верхних слоях атмосферы вспыхивают прерывистые вспышки, мгновенно освещая внутренние части возвышающихся масс.       Вероятно, только из-за моей способности видеть электрические импульсы и излучение я смогла заметить молнию. Облака двигались быстро, по моим подсчетам они выйдут на берег через полчаса.       Без какой-либо мысли я прыгнула в воду.       Коснувшись ногами поверхности воды и позволив себе утонуть, быстро опустилась на тридцать четыре фута на дно. Я приземлилась молча, ил, сброшенный с ног, упал. Он медленно осел, и я пошла вперед.       Это было моей самой любимой частью бытия машиной.       Рыба метнулась от меня, держась в стороне, пока я двигалась по удивительно чистой воде, следуя по пути, созданному лабиринтом корпусов кораблей и металлических листов вокруг меня.       На каждый корабль, видимый на поверхности, приходилось ещё два, особенно дальше в глубину.       Так грустно… быть брошенной вот так…       Хотя мне это очень понравилось. Было так спокойно. Тишина. Как будто другой мир был просто иллюзией, а это было все, что имело значение.       Как будто здесь мое место…       Поднявшись на борт одного из многочисленных кораблей под водой, я взошла на палубу и легла, на поверхности всего в паре метров, открывался прекрасный вид на надвигающийся шторм.       Надо мной поднялась буря, и молния разбилась, когда капли дождя упали на поверхность залива. Гром прокатился по воде, громкий и сильный.       Что-то во мне жаждало быть там. Среди дождя, на море. Среди молний в облаках. Быть свободной, чувствовать, как работают мои гравитационные двигатели и ускорители частиц на полную мощность. Чтобы море было рядом, а небо было в моих руках.       Но сейчас мне нужно было поработать.       Поднявшись с палубы, я сделала несколько шагов по полю Клейна и выбралась из залива, идя по волнам к берегу, даже когда шторм продолжал бушевать вокруг меня.       Самое время поймать пару преступников.
Примечания:
Возможность оставлять отзывы отключена автором
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.