ID работы: 7237295

Transposition, or: Ship Happens

Джен
Перевод
R
Заморожен
1177
переводчик
Paganell 8- бета
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
98 страниц, 11 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Поделиться:
Награды от читателей:
1177 Нравится Отзывы 419 В сборник Скачать

Диатоническая 1.5

Настройки текста

Вторник, 12 Апреля 2011

      У меня больше никаких проблем с засыпанием. Если я захочу, я просто сделаю это. Как нажатие кнопки питания. «Пип». Спящий режим.       Полагаю, это делает меня счастливицей.       Мне не мешают странные мысли или гиперактивное воображение. Заботы о завтрашнем дне или то, что я сделала, или же излишняя бодрость. Эти проблемы только у других людей.       Но я не другие люди.       Я вообще не человек…       Просто наличие этих мыслей, этих сомнений, осознание того, что этих проблем у меня больше нет… Разве не делает это меня менее человечной?       Нет плоти и крови, даже чего-то близкого к человеческому мозгу. Просто набор синергетических программ, переплетенных и запутанных, обеспечивающих максимально сложную и точную симуляцию человеческого разума.       Подделка. Имитация.       Есть ли у меня душа?       Я не знаю.       И я не уверена, что хочу это знать…

***

Среда, 13 Апреля 2011

      Школа сегодня была странной по ряду причин. Во-первых, я увидела Эмму, казалось, она хотела бури и оторваться на мне, но София схватила её за руку и что-то прошептала ей, смотря на меня.       Глаза Эммы ожесточились, но когда София отпустила руку, она и шага в мою сторону не сделала. Просто отвернулась и ушла.       С этого момента, день стал только страннее.

***

      — Что это такое?       — Ха, что? — спросил Грег, торопливо закрывая альбом и скрестив руки на нем.       Боже правый, ты можешь быть менее очевидным?       Это был третий урок, который еще не начался, так как учитель возился, пытаясь заставить проектор работать. Дети занимались, кто чем горазд.       Я на секунду заглянула в память. Да, все верно.       — Ты… рисуешь? — спросила я недоверчиво. Грег покраснел.       — Эм… э-э, о чем ты?       Я уставилась на него немигающим взглядом.       Удобно, когда тебе не надо моргать.       Грег неловко поморщился, а затем перевел взгляд вниз, на альбом, лежащий у него под руками.       — Эм… да, наверное. Ты видела?       — Люди? — то, что я увидела, было похоже на какой-то силуэт.       — Дизайны, — поправил он, а затем покраснел сильнее. — В смысле… ничего важного. Просто эскизы.       Они не похожи на простые эскизы. Выглядит довольно профессионально.       Его уклончивость лишь сильнее разожгла моё любопытство.       — Можно взглянуть?       Его глаза расширились.       — Я… эм… можно. Наверное… — сказал он нерешительно. — Это так… ничего особенного.       Он взял альбом, а затем осторожно передал мне.       Я взяла альбом и открыла его. На первой странице была почти идеальная копия Эйдолона в костюме. Боковые профили, углы и всё такое. Но были и другие эскизы. Некоторые карандашом, другие чернилами, какие-то неполные, а другие в ином стиле.       И это были не обычные костюмы Эйдолона. На следующей странице было больше вариантов с разными разрезами, дополнениями, но все они сохраняли этот знаковый зеленый цвет, затененный и придающий ощущение глубины.       Я перевернула на следующую страницу, но вместо Эйдолона была Александрия. Её стандартный костюм, а затем несколько разных. Некоторые из них с тяжелыми доспехами, другие легкие, но все они сохраняли стиль и её черную и серо-стальную цветовую гамму.       Дальше в альбоме были другие кейпы. И некоторых я узнала: Легенда, Герой, Оружейник, Мисс Ополчение, Виста, Триумф, Дракон, Призрачный Сталкер, Рыцарь, но были и другие, которых я не знала. Иногда было даже три или четыре страницы, посвященные одному кейпу. Особенно Оружейнику. Альтернативные костюмы Оружейника были сложными. Отдельные элементы увеличены, чтобы показать соединения и крепления брони.       Дракон… Её костюм совершенно неожиданный. Вместо тяжелых драконьих доспехов, это были обтягивающие костюмы, которые заставляли её выглядеть… роботом. Сегментированный участок позвоночника и броня, словно большая чешуя. Это немного напомнило мне броню Кид Вина или того персонажа Алеф, на котором он основывал её… Железного Человека, но эта была темно-фиолетового, практически черного цвета, и более драконья.       А потом, когда я перелистнула следующую страницу, про кейпа по имени Атлас, я застыла в шоке.       Это была я. Ну, не Тейлор Эберт, а Неукротимый.       Это были и мои доспехи, и нет. Я предполагаю, что это потому, что еще нет моих фотографий, только описание моего костюма. У него все еще были стальные пластины, но… другие, более изящные, профессиональные.       — Она новый кейп, — внезапно сказал Грег, и я посмотрела на него. — Это большая редкость, когда на сцену выходит девушка в доспехах. Последней была Галахад в Сакраменто. Она, — кивнул он на страницу, — получила какую-то суперсилу. Я имею в виду, она вырубила Лунга. Плюс силовое поле с кинетическими манипуляциями. А вчера на ПХО выложили фотографии этих действительно удивительных символов. Они появляются на ней, когда она становится серьезной, типа овердрайва или чего-то еще.       Фотографии моего вчерашнего боя со Скрип? Как?       Я просмотрела бой в голове, глядя под каждым углом, а затем застонала. Дорожные камеры. И камера безопасности на магазине в паре домов от того места, где мы дрались.       Грег перевернул на следующую страницу и указал на альбом. Я увидела действительно хорошо сделанные эскизы моего сигила и линий. Не все из них, только те, что, скорее всего, были видны. Мой сигил они тоже видели.       Сигил Тумана.       Я перелистнула на следующую страницу.       И снова замерла.       Альтернативные костюмы были разные. И их было больше, чем у других кейпов. Вместо моих доспехов — облегающие высокотехнологичные костюмы. Некоторые из них черные, другие имели серебристые части. У нескольких черных даже были характерные белые линии и сигил.       Они были похожи на альтернативные костюмы Дракон, но менее кибернетические и не покрытые чешуей.       — Я попытался сделать в средневековой теме пару раз, но это показалось просто неправильным. С тем количеством черного, что доминирует на её костюме, и тем фактом, что они явно тинкертех… Ну, я просто пошел в этом направлении.       Подожди… что? Почему он так думает?       — В прошлом году был действительно потрясающий фильм с Земли-Алеф, в котором были эти крутые черные шлемы. С такими жесткими линиями и геометрией. Они, казалось, идеально подходят, поэтому я вдохновлялся ими, — сказал он, указывая на тот, на который я смотрела.       Они… прекрасны.       Органичная смесь альтернативного костюма Дракон и моего.       — Это… действительно круто, Грег.       И это правда. Кто же знал, что кто-то вроде Грега, одного из самых социально неловких и интровертированных людей, которых я знаю, может нарисовать что-то подобное?       — А-а… спасибо? Это просто хобби. Я начал делать дизайн персонажа для D'n'D группы. Меня это увлекло и я начал делать костюмы кейпов. Я посмотрела на него.       — Ты выкладывал это на ПХО?       — О, эм. Нет? — сказал он робко.       — Ты должен их выложить, — сказала я ему. — Я думаю — людям понравится.       — Думаешь?       — Уверена, — кивнула я.       — О. Тогда, наверное, я это сделаю. Если ты действительно думаешь, что людям понравится… — задумался он.       — Хорошо, время начинать урок! — радостно прокричал учитель, заставив меня неохотно закрыть альбом и передать его обратно.       Эскизы Грега заставили меня чувствовать себя… ущемленной. Моя пластинчатая броня была хорошей. Я потратила много времени, работая со сталью вручную, а также потратила большую часть своего бюджета на костюм и крепежные детали для пластин…       Только чтобы узнать, что весь труд был совершенно бессмыслен.       Но суть в том, что с тем, что у меня было, я думала, что сделала довольно хорошую броню. Теперь, однако, я могу сделать почти всё. И я увидела, как далеко могу зайти, в тех рисунках.       Я вздохнула, заставляя себя перестать думать об этом и сосредоточиться на уроке.

***

      Сейчас, когда Мэдисон, София и Эмма не беспокоили меня, я почувствовала себя достаточно уверенно, чтобы отказаться от своего обеденного места в туалете и отправиться на уединенную крышу «Уинслоу».       Она была открыта для учащихся, как правило, там были ржавые скамейки и высокий семифутовый проволочный забор по краю здания. Я сидела на скамейке, глядя на заброшенный порт. Наслаждаясь теплым апрельским ветром, я продолжала проводить симуляции. Я закончила свой большой проект и теперь сфокусировалась на том, что делать с моей оболочкой. Я была готова к тестированию первой конфигурации. Мне, вероятно, придется пройти через кучу изменений, прежде чем я, наконец, получу желаемое.       Вздохнув, я начала пожирать свои внутренние наномашины, разрывая молекулы на составляющие, а затем начался процесс построения скелета атом за атомом.       Это займет какое-то время.       — Привет.       Внезапное вторжение в мои мысли заставило меня вскочить, повернувшись, чтобы увидеть источник голоса.       Девушка среднего роста с рыжеватыми волосами сидела на скамейке рядом и смотрела на меня.       — Привет?       Я нерешительно ответила. Почему она заговорила со мной?       — Хорошая погода, не правда ли? — сказала она, удовлетворенно закрыв глаза и наслаждаясь ветром.       — Да, — я согласилась. — Эм… кто ты такая? И почему ты здесь?       Она повернулась ко мне, открыла голубые глаза и широко улыбнулась.       — Меня зовут Брианна! — воскликнула она, протягивая руку.       Я смотрела на неё мгновение, а затем перевела взгляд на её руку. Медленно двинув свою вперед для рукопожатия.       Социальный ритуал завершен, она отступила, продолжая улыбаться мне.       — Я просто хотела убедиться, что у тебя все хорошо. Эти с*** снова лезут к тебе.       Я моргнула и тупо уставилась на неё.       Что-о-о?       То, как она небрежно оскорбила их, полностью расходилось с её ярким голосом. Она говорит о трио?       — Эм… да? Я в порядке.       — Это хорошо, — сказала она, положив руки на край скамейки и опираясь на них. — Я думала, что тебя оставили в покое, но на этой неделе они снова взялись за старое.       — Почему ты говоришь со мной? — продолжила я буравить её взглядом.       Улыбка Брианны померкла.       — Я просто… Я хотела сказать, что сожалею, что не сделала этого раньше. Я чувствовала себя отвратительно, когда они делали всё… это в прошлом семестре, но я… ничего не сделала, — сказала она извиняющимся тоном. — А потом я увидела, что ты сидишь здесь.       — Ладно…       Я не уверена, как к ней относиться.       — В любом случае, мне было интересно — ты не хочешь как-нибудь потусоваться или еще что? Мы с друзьями собираемся в торговый центр в эти выходные, не хочешь пойти с нами? — спросила она.       Я не была в торговом центре с тех пор, как мама умерла и Эмма…       И это практически первый раз, когда кто-то говорит со мной просто так.       Какого черта? Почему бы и нет?       — Конечно, — согласилась я.       — Отлично! — она наклонилась, расстегнула рюкзак и достала тетрадь с ручкой. Листая страницы, она нашла пустую, что-то записала и вырвала её. Она сложила её, а затем протянула мне. — Вот мой номер телефона. А у тебя какой?       Я застыла, держа клочок бумаги в руках.       Технически, у меня не было мобильного. Кроме…       Может, смогу? В смысле, у меня же есть интернет, верно? Могу ли я сделать то же самое с сотовыми сетями?       Ответ пришел мгновенно.       Да. Все, что мне было нужно — это номер.       Но мне нужно быть осторожной. Выбрать номер, которого не существует. Может, просто придумать? Но что, если я дам ей номер, который у кого-то уже есть?       Ладно…       Я случайно сгенерировала подходящий семизначный номер, решив проверить позже и убедиться, что код CO еще не был использован. Если это так, я просто скажу, что у меня новый номер или еще что.       Довольная Брианна записала номер в тетрадь.       — Я напишу тебе после школы, хорошо?       Я кивнула.       Вдруг прозвенел звонок, и Брианна нагнулась, складывая свои вещи.       — Было приятно поговорить с тобой! — улыбнулась она, когда закончила.       Я кивнула, всё еще удивленная этим взаимодействием.       Брианна закинула сумку на плечо и направилась к двери.       — Увидимся позже! — воскликнула она, оглянувшись и помахав рукой.       Я тоже улыбнулась и помахала в ответ, не зная, что еще делать.       Оставшись на крыше в одиночестве, я пыталась понять, что, черт возьми, только что произошло, и что это значит.       К сожалению, ответов не было.

***

      Оставшиеся уроки я размышляла о Брианне и строила скелет.       Так. Нужно больше углерода.       Придется пойти купить пару мешков древесного угля и съесть.       Не смотрите на меня так.       Мне он очень нужен. В отличие от вас, органиков на водной основе, я планирую быть по крайней мере на семьдесят процентов из углерода. Мои наномашины были в основном из экзотических материалов и металлов. Углерод был в ограниченном количестве, а мне нужно его много.       К счастью использование углерода означало, что мой вес не должен сильно измениться. Атомы кислорода, которые составляют шестьдесят пять процентов массы тела человека, тяжелее углерода, а возникшая разница может быть легко компенсирована регулировкой веса наноматериала.       Так что я не буду проваливаться сквозь пол или давить стулья, просто сев на них.       Я сделала только часть позвоночника, но это уже прогресс. Тесты, которые я постоянно проводила, пока строила, показывали хорошие результаты.       Также я успешно избегала мыслей об Эмме и о том, что с ней делать, в течение всего учебного дня… Хотя я не знаю, считать ли это достижением или нет.       Как только школа закончилась, и я, наконец, была свободна, мне снова захотелось выйти в костюме. Но желание продолжить работу над скелетом и проверить наноматериал на Кладбище Кораблей победило, поэтому я направилась к Докам.       По пути я забежала в хозяйственный магазин и потратила пятнадцать долларов на пару семнадцатифунтовых мешков с углём. Продавец, посмотрев на меня с сомнением, предложил помочь. Улыбнувшись, я отказалась.       Я радостно шла с моим недавно приобретенным сырьем, в конце концов зайдя в переулок. Изменив своё тело и проявив броню, я запрыгнула на крышу и продолжила свой путь к Докам.       Не доходя до Доков, я остановилась на здании перед заливом. Присев на краю и разорвав один из мешков, я поняла, что маска мешается.       Да-да… Я могу просто впитать уголь в свою оболочку, как гигантская амеба. Но, как я уже неоднократно говорила, мелочи, вроде поглощения пищи ртом, держали меня в здравом уме и стабильном состоянии.       Поэтому я просто впитала нижнюю половину серебристой маски и начала жевать уголь.       Пожалуйста, не спрашивайте меня о вкусе. Я не думаю, что смогу точно его описать. Тем не менее — это был углерод. С некоторыми дополнительными примесями, но они просто придавали ему аромат.       Я проверила свой наноматериал, пока ела, удовлетворенная прогрессом репликации. Еще двадцать четыре часа, и его будет достаточно для моего первого проекта.       Конечно, это не значит, что я остановлюсь на этом. Корабль, который я «жевала», был более чем в два раза больше моего проекта. Я намереваюсь преобразовать его в наноматериал. Как и все остальные корабли на Кладбище.       Если я произведу пятьдесят тонн наноматериала — тогда преобразование действительно взлетит. Удваивая это количество каждые пять часов… Я могла бы «съесть» кладбище за пару дней.       О-о-о, как я этого хочу.       Мне нужны мои двигатели. Мой корпус. Это почти всепоглощающая потребность. Я Туманница и чувствую себя неполноценной.       Скоро… Скоро…       Я вздохнула, отбросив в сторону желания, которые пока не могут исполниться, и сосредоточилась на генераторе в задней части корабля. Моя установка антивещества работала хорошо, но не так эффективно, как хотелось бы.       Ну, бедным не приходится выбирать.       К завтрашнему дню будет достаточно наноматериала — по крайней мере для тестирования моего проекта. Жаль, я не знаю как долго еще проработает тинкертех-генератор Скрип.       Я облизала пальцы, когда прикончила второй мешок угля, отложив его в сторону, чтобы выбросить позже. Мой позвоночник формировался хорошо. Почти готов. Я обратила пристальное внимание на все сегменты, которые функционировали как позвонки, убедившись, что они имеют полную подвижность.       Я хотела попробовать альтернативные доспехи, что видела у Грега. Но увы — это глупая затея. Он узнал бы его сразу, а потом удивился бы — откуда у нового кейпа костюм его дизайна? Я была бы первой подозреваемой.       Да-а-а. Я не хочу, чтобы Грег узнал мою личность, спасибо.       Если бы Грег разместил дизайны на ПХО — тогда у меня была бы вполне веская причина для изменения моего наряда.

***

      250-XXXX: «Привет, Тейлор!»       Я моргнула. Так вот как текстовые сообщения работают внутри головы.       «Привет» — отправила я, полагая, что это лучший ответ.       «Что делаешь?»       «Ничего. Просто отдыхаю.» И пожираю Кладбище Кораблей с легкой закуской из древесного угля.       «Круто. Сб 10 утра Бульвар свободна?»       Я не занята, так что…       «Да, конечно»       «Хорошо :) Извини, у меня дела. Поговорим позже.»       Было… странно, что кто-то пригласил меня куда-то. Этого не случалось со времен старшей школы. Но это здо…       — Эй.       Я вздрогнула. Снова. Чтоб тебя, какого черта?! Серьезно?! Это уже третий раз за неделю!       Почему мне так трудно следить за окружением?       Я повернулась, чтобы посмотреть на девушку, сидящую рядом со мной, хотя по голосу я уже опознала кто это.       — … — я просто смотрела на Висту, прежде чем наконец, ответить: — Привет.       Я огляделась в поисках второго Стража.       — Где твой напарник?       — Нет напарника. Сегодня только я, — ответила Виста, глядя в мою сторону.       — Я думала, Стражи патрулируют парами? — спросила я слегка смущенно. Это я вычитала в интернете.       — Я что, недостаточно хороша, чтобы патрулировать одна? — в голосе у неё закрадывалось раздражение. — Или это потому, что я слишком молода? Потому что я недостаточно взрослая?       Оке-е-ей. Не сомневайтесь в возможностях Висты. Это явно щекотливая тема.       — Нет-нет, я просто подумала… знаешь… — я пыталась подобрать слова. — Я не ожидала увидеть тебя одну.       — Ну, ты подумала неправильно, — фыркнула она, раздражение всё еще присутствовало.       — Прости, — извинилась я, хотя и не уверена, за что. Мне просто показалось, что это будет правильно.       Она кивнула.       Виста молчала почти минуту, прежде чем заговорить:       — Формально я не на дежурстве или патрулировании, поэтому нет «напарника», — сказала она, делая воздушные кавычки пальцами. — Я просто вышла ненадолго.       Я медленно кивнула, повернувшись, чтобы посмотреть на залив и солнечный свет играющий на воде.       — Ты вчера дралась со Скрип?       — Угу, — подтвердила я.       — СКП привезли этот гигантский фургон-танк, у него были довольно серьезные повреждения, — прокомментировала она.       — Ага.       Виста повернулась ко мне.       — Твой рейтинг подняли. Снова.       Я помолчала, а затем медленно повернулась к ней.       — Сильно?       Она кивнула, повернувшись на залив.       — Бугай — шесть, теперь. И Эпицентр — четыре, Движок — четыре, Стрелок — два.       Я чуть не фыркнула. Стрелок-два? Подождите, вот увидите мои пушки, и тогда мы посмотрим, кто тут «Стрелок-два».       — СКП хотят, чтобы ты была в Протекторате. Мисс Ополчение говорила Оружейнику, что им нужен хороший универсальный Бугай/Движок/Эпицентр, и ты — идеальная кандидатура.       — Спасибо, но нет, — ответила я. Теперь я была более уверена в своем решении. Учитывая то, что я действительно могу сделать с наноматериалом, и высокую вероятность того, что буду сильно ограничена, если присоединюсь к чему-то вроде Протектората, я еще сильнее буду защищать свою независимость. Не говоря уже, что одна только мысль о том, чтобы быть под чьим-то командованием и выполнять приказы, сбивала меня с толку. — Поэтому ты со мной разговариваешь?       — Нет, — она колебалась. — Хорошо, может быть немного. Оружейник сказал Киду Вину и мне поговорить с тобой, если мы снова увидимся. «Попытаться улучшить отношения» и всё такое дерьмо. Но меня это не волнует.       — И зачем ты здесь тогда? — надавила я. Не могла же она прийти без причины?       Виста немного помялась, прежде чем сделать глубокий вдох.       — Ты ведь не человек, верно?       Я застыла. И нет, это не метафора, я реально застыла. Все мои наномашины, повсюду, остановились.       Бл***. Бл***-бл***-бл***-бл***.       Что она хочет? Откуда она об этом узнала? Как она догадалась? Она собирается всем рассказать?       — У меня… чувство, где я могу сжимать и растягивать, — сказала она, держа руки перед собой, и я заметила, что расстояние между ними меняется даже без её движения. — Я знаю, где я могу растягивать, крутить и сжимать всё. Но я не могу сделать это ни с чем живым. Люди — это своего рода липкие области, которые останавливают мою силу. — Она оглянулась на меня. — Но ты…       И вдруг моя левая рука стала в десять раз меньше.       Всё казалось неправильным и бессмысленным. Я получала сигнал от наномашин, но не могла их контролировать.       Рука увеличилась, и всё обрело смысл, я снова контролировала наноматериал, но моя рука всё еще была слишком мала.       — Что за черт?! — я закричала. — Прекрати это! Хватит!       Моя рука мгновенно вернулась к нормальному размеру, как будто с ней ничего не случилось.       Я тяжело дышала, глядя на Висту, хотя она не могла видеть это за моей маской. Но, кажется, она поняла моё состояние.       — Прости! Я не знала, что будет так, я просто пыталась показать тебе, что я имею в виду! — она вскочила на ноги.       — Никогда больше так не делай, — угрожающе зарычала я, мои линии разгорались по всему телу, а кулаки сильно сжались. Поле Клейна окружило нас, заперев в сфере белых шестигранников.       Виста быстро кивнула.       — Хорошо, хорошо, черт. Прости.       Я продолжала злобно смотреть, но деактивировала свои боевые системы и заставила руки расслабиться, поле Клейна исчезло.       — Бл***, — ругалась она, медленно дыша, как будто пыталась контролировать себя. — Прости. Я не знала, что будет так.       — Чего ты хочешь от меня? — я присела. Она собирается шантажировать меня?       — Что? — спросила она удивленно.       — Чего ты хочешь от меня? — повторила я.       — Я… Что? Мне просто любопытно. Ты другая. Ты первая, на кого подействовала моя сила. Ты какой-то особый «случай 53» или еще что-то? Поэтому ты носишь костюм на всё тело? — она взглянула на мои руки в перчатках. — Твои руки выглядят нормально, — прозвучало смущенно.       Я ничего не ответила.       Виста вздохнула.       — Черт… Можешь просто сказать — права я или нет?       Я молчала.       Виста отвернулась от меня к заливу. Видимая часть её лица, скривилась от досады.       Тишина длилась восемь минут, прежде чем она наконец заговорила.       — Мне не нравятся Стражи, — тихо сказала она. — Вот почему я одна.       Что?       — Не другие люди, я имею в виду… организацию, — пояснила она, неопределенно махнув рукой. — Мы не делаем ничего.       Её рука опустилась вниз.       — СКП отправляют нас по маршрутам с низким риском, но с высокой видимостью. Мы участвуем в пиар-мероприятиях, улыбаемся и говорим о том, как здорово быть Стражем. Но мы никогда не сражаемся, если нет двух нянек Протектората и гарантии, что мы победим. И даже это пытаются ограничить. Нам разрешено только определенное количество часов патрулировать, и Протекторат в основном указывает нам, как именно нужно действовать.       — Разве это не их работа? Обеспечить надзор и убедиться, что ты в безопасности?       — Да, но мне уже тринадцать лет! Я под опекой больше двух с половиной лет. Знаешь, сколько раз я на самом деле сражалась? Семь. Семь! И одно из них было сегодня. В котором я ни*** не сделала! Все относятся ко мне, словно я сделана из грёбаного стекла! Потому что я самая молодая и девчонка! А ведь я в команде дольше, чем все остальные!       Ладно, я понимаю, как это может быть… неприятно. Я имею в виду — у меня было уже три боя, а ведь недели еще даже не прошло.       — Так почему же ты тогда с ними? — спросила я. — В Стражах, я имею в виду.       Она нахмурилась и снова отвернулась.       — Мои родители, — сказала она с раздражением.       — Оу.       — Да, чертовски «оу», — она притянула ноги к груди, обнимая их. — Вот почему я в Стражах. Я не могу сражаться, но, по крайней мере, я могу использовать свои силы, не опасаясь тюрьмы.       Я могу это понять. Я Неукротимый, но ничего не могу сделать, пока не в доспехах. Если бы меня активно ограничивали, я не думаю, что смогла бы терпеть.       — А что насчет тебя? — спросила Виста, все еще смотря на залив. — Кто ты?       Я словно между молотом и наковальней. Рассказать Висте кто я, по крайней мере частично, и сохранить контроль над информацией. Но есть шанс, что она расскажет всё своему начальству, и это выйдет мне боком.       К тому же она только что рассказала многое о себе. А она явно не каждому встречному об этом рассказывает.       — Клянусь, я никому не скажу, если ты не хочешь, я просто… очень хочу знать, — сказала она. — Это связано с твоими силами? Ты «Случай 53»?       — Нет, я… — вздохнула я, решив рассказать частичную правду. Немного правды, а остальное она сама додумает. — Просто… смотри.       Я впитала свою броню и вернула все конфигурации своих поверхностных наномашин в базовое состояние. Теперь я выгляжу, как нечеткая женская фигура из чистого серебра.       Глаза Висты распахнулись в изумлении. Хоть я этого за забралом и не видела. Виста явно не осознавала своих действий, когда потянулась, чтобы коснуться моей руки, проводя пальцами по идеально гладкой поверхности.       — Ты… такая красивая.       Я бы покраснела, будь у меня такая возможность.       — Ты как Серебряный Сёрфер… Только девушка.       Я не знаю кто это, но интернет мне в помощь. Серебряный Серфер — это персонаж комиксов из 60-х и 70-х годов. Еще есть фильм с ним, снятый шесть лет назад. И конечно же это с Земли-Алеф. Хм, а ведь я действительно сейчас на него похожа.       Хотя превращение в серебро — даже близко не то, что я сделала.       Хм… А почему нет?       Я решила немного запутать Висту, это будет справедливо после того, что она сделала с моей рукой.       Потребовалось меньше секунды, чтобы смоделировать и перенастроить мою оболочку. Я плавно перетекла в маленькую особу, с тонкими руками и ногами, зеленой броней на груди, белой юбкой с зелеными волнистыми линиями и козырьком на голове.       — Черт возьми! — Виста вскрикнула, отойдя на несколько дюймов от меня. — Какого хре**?!       — Что? — спросила её своим голосом, ухмыляясь.       — Т-ты — это я! — заикаясь ответила, указывая на меня.       — Нет, я — это я, — ухмылка и не думает сходить.       — О мой Бог, — видимо, любопытство победило удивление, потому что она снова приблизилась ко мне и начала тыкать меня повсюду. — Это не иллюзия!       Я шлепнула её по пальцу.       — Я реальна.       — Я не это имела в виду, в смысле… — она задумалась, прежде чем содрогнуться. — Ты можешь вернуться? Это очень, очень странно.       Решив, что достигла того, чего хотела, я ухмыльнулась и вернулась к безликой серебряной форме.       — Так значит это… ты? — спросила она.       — В значительной степени, — пожала я плечами.       — Так ты «Случай 53» или нет?       Я покачала головой.       — Нет. Я просто триггернула и стала… этим, — сказала я, указывая на мое серебряное тело. А вот про встречу с серебровласой я умолчу.       — Значит ты действительно неживая. Неудивительно, что у меня нет с тобой проблем.       Я посмотрела на неё безэмоциональным взглядом.       — Пошла ты. Я живая, спасибо.       Я ведь живая, правда?       — Я не это имела в виду, — Виста нахмурилась. — Ты как жидкий металл, или что-то вроде того?       — Да, — ответила я, вздыхая.       — Тебе вообще нужно есть? Пить?       — Я… могу есть, но пища мне не нужна, — мой взгляд скользнул по мешкам с углем в нескольких футах позади того места, где она сидела.       Виста проследила за моим взглядом и сглотнула.       — Ты съела их?       — Да, — подтвердила я.       — Серьезно? Как? Зачем?       — А как пища попадает тебе в желудок? Так же сделала и я.       — Что? Нет, подожди, почему ты ешь, если тебе не нужно?       — Я могу как-либо использовать то, что внутри меня, — а то, что я не ограничена своим телом — умолчим. Если расскажу, люди могут увидеть во мне большую угрозу. — Изменить, превратить в иные конструкции… — я пожала плечами.       — Какие конструкции?       А стоит ли?       В смысле — рассказать или нет? Я бы многое отдала за такую способность. Но она ведь доверилась мне, верно? Могу я тоже довериться ей? Впрочем, это не столь уж сверхсекретно, учитывая, что она уже знает о моем теле.       …       Х*** с ним, назвался груздем — полезай в кузов. Не говоря уже о том, что её реакция будет бесценна.       Я потянулась, засунула руку в спину и ухватила то, над чем работала весь день.       — Такие конструкции, — сказала я, держа мой псевдо-позвоночник перед ней.       Структура качается от малейшего движения. Я сделала его невероятно гибким, благодаря полностью сочлененным суставам между сегментами. Я им очень гордилась.       Виста резко отползла на несколько дюймов назад.       — Что за х***?! Это твой позвоночник?! Ты только что вытащила х*** позвоночник из спины?!       — Это не мой позвоночник. Ну, по крайней мере, пока. Лови, — бросила ей позвоночник.       То, что она его не поймает, меня не волновало. Было практически невозможно повредить позвоночник. Тем не менее она на рефлексах поймала его. Он почти выскользнул у Висты из рук, словно гигантская мокрая лапша.       — Это… удивительно, — сказала Виста, подняв позвоночник и осматривая его. Состоял он из геометрических сегментов. Нижняя половина была полностью готова и сверкала тусклым темным серебром. Позвонки покрыты тем же материалом, что и моё ядро. Верхняя половина была менее готова, и состояла она из зеркальных четких сегментов, бросающих свет повсюду. — Из чего он сделан?       — Алмаз, — честно ответила я Висте.       Она настолько быстро повернула голову, что я ожидала услышать хруст.       — Что?!       — Алмаз. Не совсем твердый, но и не хрупкий. Это агрегированные алмазные наностержни, удерживаемые вместе в матрице из нанотрубок и линейных ацетиленовых углеродных волокон, запечатанных в пространстве сложного экзотического металла, — честно сказала я ей.       Было приятно рассказать немного о том, что я делаю. Раньше у меня не было возможности, и было так приятно просто немного раскрыть свои возможности.       — Сколько же это стоит?!       — Это буквально бесценно… Может быть, пару миллиардов или около того, если бы мне пришлось его оценить, — позвоночник весил около пяти фунтов, так что цена разумна.       Виста просто смотрела на меня.       — Значит, ты Технарь? И твой костюм на самом деле ты, а не что-то технарское.       — В смысле? — я нахмурилась. Грег тоже что-то такое говорил.       — Так все думают. Что у тебя есть какая-то технарская поддержка. Технарь сделал тебе костюм, и для Технаря ты забрала части из машины Скрип. Но это всё ты, не так ли?       — Да, — я пожала плечами, а затем вернулась к тому, что я считала своим нормальным внешним видом, включая костюм.       Виста наклонила голову.       — Почему ты выходишь вот так, в костюме и прочее? Почему бы просто не быть серебристой?       — Это просто кажется правильным? Ведь такой я была… раньше.       Я услышала тихое «о». Виста посмотрела на искусственный позвоночник в руках, а потом протянула его мне.       — Э-э-э, вот. Забери свой… позвоночник.       Без лишних слов я взяла его, перекинула через плечо и впитала в спину, сразу же продолжив над ним работать.       — Я это серьезно, я никому не скажу, клянусь. Я просто была в замешательстве, и мне словно нужно было знать.       Я вздохнула.       — Да. Я всё понимаю, — я легла на спину, свесила ноги через край и уставилась на облака.       Я… я хотела поговорить об этом. Она первый человек, который (почти) знает, что я такое. И, как бы я не хотела это отрицать, было приятно иметь кого-то, кто знал, перед кем мне не нужно было бы скрываться.       Не держать свою истинную сущность в тайне было моей единственной проблемой сейчас…       И вот так мои мысли вернулись к Эмме.       Черт возьми.       Бл***.       Я избегала думать об этом. О ней. О том, что я узнала вчера, что это значит, и что, черт возьми, с этим делать.       Эмма…       Грёбаная Эмма.       Почему она просто не сказала мне?       Хуже всего было то, что я чувствовала, что это моя вина. Иррационально, но эмоции и не должны иметь никакого гребаного смысла.       Просто… Если бы я только держала рот на замке. Если бы я только ничего не сказала о её волосах в тот день. Если бы я не напомнила ей самым ужасным образом о том, что произошло — тогда ничего бы этого не случилось.       Она была так близко, так чертовски близко, что я могла дотянуться до неё. Глаза, показывая нерешительность, почти умоляли меня, рот открыт, готовый что-то сказать.       А я взяла и полностью всё испортила.       Все могло быть по-другому. Последние два года не были бы такими.       Я не знала, как к этому относиться. Мои ранее запутанные чувства обо всём этом, о ней, всё только усложняли.       Беспокойство и гнев. Понимание и отвращение. Горе и жалость. Любовь и ненависть.       Я знаю. Я ненавижу её, но становится всё труднее это делать. Я запуталась в откровениях, которые меня настигли. Ненависть постепенно уступает место жалости и апатии.       Я всё еще чувствовала что-то к ней. Мы семь лет были очень близки, словно сёстры. Просто так половину жизни не отбросишь.       Но то, что она сделала, то, что она сказала… Это не то, что можно просто взять и забрать назад. Это не те вещи, которые можно простить и забыть.       И, честно говоря, как бы я ни скучала по сестре, я знала, что всё, что у нас было, ушло. Уничтожено ею, когда вычеркнула меня из своей жизни, как и хотела, и это никогда не вернется.       И все же… Два дня назад я сказала ей, что семья никогда не отказывается друг от друга, потому что это — и значит быть семьей.       Но что мне делать теперь?       Я не могу спросить у папы, потому что придется рассказать всё. Нет уж, спасибо. Единственный человек, приходящий на ум — это Брианна. Но я даже не знаю её, и она сразу поймет, о ком я говорю, если попрошу её совета.       Мне нужен кто-то, незнакомый с ситуацией, кто-то вроде…       Я успокоилась, а затем повернулась, чтобы посмотреть на юную девушку слева от меня.       Знаете что? А почему бы и нет?       — Эй, Виста, можно тебя кое о чем спросить? — произнесла я, складывая руки за голову.       — Что? — Виста посмотрела на меня.       — Ладно, предположим, у тебя есть подруга, хорошо? — Виста медленно кивнула, явно не понимая, к чему я клоню. — И вы очень близки, вы практически сестры. Но вдруг, в один прекрасный день, она бросает тебя без видимой причины, не хочет общаться с тобой, дружить… Ничего. Вместо этого она начинает делать всё, чтобы превратить твою жизнь в ад. Это продолжается достаточно долго, и тебе настолько плохо, что ты начинаешь ненавидеть её. Но ты постоянно чувствуешь, что что-то не так. И вдруг ты узнаешь, что она так себя ведет, потому что с ней случилось что-то очень плохое, что серьезно ранило её и испортило.       — Как событие-триггер? — уточнила она.       Я задумалась об этом на мгновение.       — Да. Примерно. Хотя она не знает, что ты знаешь. Она всё еще та с***, но даже если ты её ненавидишь — тебе не все равно. Что ты будешь делать?       — Наверное, противостоять ей? Скажу ей, что знаю о том, что произошло. Попробую донести до неё, что её действия ненормальны, и ей нужно остановиться. Может, расскажу её родителям и попробую отвезти её на терапию? — Виста пожала плечами. — А уж там… Пусть она сделает следующий шаг и решит, куда идти дальше.       Я вздохнула. Да, я думала об этом. Я надеялась, что Виста предложит что-нибудь получше.       — Я бы также сделала это как можно скорее, — серьёзным голосом сказала Виста, глядя на меня, словно она знала, что это не просто гипотетически.       Ну… это было более чем явно.       Виста встала, отряхнула юбку.       — Ну, было приятно поговорить с тобой, Неукротимая, но мне нужно идти, — сказала она, слегка улыбаясь и протягивая руку, и я встала, чтобы пожать её.       — Да, конечно, — ответила я. Виста совсем не похожа на свои тринадцать лет. Черт, она кажется более зрелой, чем половина людей в «Уинслоу».       — Тогда увидимся, — ответила Виста, делая шаг с крыши, её нога приземлилась не на воздух, а на твердый цемент, который, как я поняла, был крышей здания через дорогу от нас… Которое было на два этажа выше.       Меня слегка пугают её возможности. Они просто… безумные.       Крыша, на которой она стояла, внезапно вернулась на свое место, и менее чем через десять секунд она исчезла, оказавшись вне досягаемости моего зрения.       Её сила действительно безумна.

***

      Как только она исчезла, я легла на крышу. Было только половина пятого вечера. Времени с избытком хватит. Учитывая слова Висты, мне действительно стоит поспешить.       «Я сделаю это как можно скорее.»       Бл***.       Я знаю, что она права. Вот только где мне поговорить с Эммой? Школа отпадает сразу. В школе Эмма будет окружена подхалимами, ожидающими нового раунда издевательств надо мной. Мне нужно поговорить с ней наедине. И единственный способ сделать это… Навестить Барнс дома.       Будет очень «весело».

***

      Я начала замедляться, двигаясь всё медленнее и медленнее, растягивая время.       Увы, но через час я добралась до дома Барнсов. Дом Эммы находился в южной части города. В паре кварталов от её дома я вернула облик «Тейлор».       Боже, когда я была здесь в последний раз? Полтора года назад? Больше?       Глубоко вздохнув, я поднялась по ступенькам крыльца, немного колеблясь, прежде чем нажать на дверной звонок.

[Сокращение основных процессов эмуляции эмоций и подпотоков до 83% операционной мощности]

      Нервно переминаясь на коврике, я замерла, услышав шаги. Звук открывающегося засова только усилил моё беспокойство, но я сосредоточилась.       «Я смогу это сделать»       Белая дверь открылась, показывая женщину, которая выглядела как более взрослая, но миниатюрная версия Эммы.       — Тейлор! — воскликнула Зои, отступая назад и приглашая войти внутрь. — Заходи, заходи! — я прошла через дверной проем, осматриваясь. Закрыв дверь, Зои обняла меня. — Прошло столько времени! Как поживаешь? Ты стала такой высокой!       Я улыбнулась, не в силах противостоять её энтузиазму:       — Привет, Зои. У меня все в порядке, — что, как ни странно, было правдой. — Как поживаете?       — О, у меня всё просто отлично, — ответила она. — Ты здесь, чтобы увидеть Эмму?       Я нерешительно кивнула.       — Ну ладно, ладно, — Зои повернулась к лестнице на второй этаж и крикнула: — Эмма!       Громкое «что?» было ответом.       — Тейлор здесь!       Мертвая тишина, а затем звук распахнутой двери и бег в сторону лестницы. Эмма появилась через несколько секунд, напрягшись, как только увидела меня.       — Что?

[Сокращение основных процессов эмуляции эмоций и подпотоков до 66% операционной мощности]

      — Привет, Эмма.       Выражение её лица менялось так быстро, что я не успевала его точно определить. В конце концов Эмма остановилась на пустой маске.       Не спеша она спустилась по лестнице к нам.       — Зачем ты пришла?       Для обычного человека, и, возможно, для Зои, Эмма казалась спокойной, собранной. Однако, в ее голосе была едва заметная холодность. Годы дружбы с ней помогли это заметить.       Я пожала плечами.       — Просто зашла поболтать.       Эмма старалась смотреть на свою мать.       Я не сомневаюсь, что это было намеренно.       Ей явно неудобно общаться со мной перед своей матерью. Враждебное отношение ко мне вызовет вопросы у Зои.       Эмма неожиданно улыбнулась мне.       — Конечно, Тейлор! Ну же, — сказала она, схватив меня за руку потянув наверх. Она сжимала мою руку так, словно вознамерилась её сломать, и это, вероятно, было больно… Только вот я ничего не чувствовала. Никакие её потуги не смогут мне навредить.       Я легко последовала за ней, мои длинные ноги позволяли идти наравне с её более быстрым шагом. Эмма протащила меня по коридору в свою комнату, отпустив руку, как только дверь была закрыта.       — Какого черта ты здесь делаешь, Тейлор?

[Сокращение основных процессов эмуляции эмоций и подпотоков до 31% операционной мощности]

      — Я просто хочу поговорить, — спокойно ответила я ей.       — Пошла ты на***, Тейлор. Убирайся из моего дома, — прорычала Эмма.       — Я хочу, чтобы ты перестала быть такой стервой по отношению ко мне в школе.       Она фыркнула.       — Как насчет… Нет?

[Сокращение основных процессов эмуляции эмоций и подпотоков до 26% операционной мощности]

      — Ты можешь остановиться хоть на минуту? — спросила я. — Ты не обязана здесь играть, Эмма. Никто не следит за тобой. Ты никому ничего не должна доказывать. Остались только мы с тобой.       Она усмехнулась.       — Ты думаешь, что я играю? Ух ты, Тейлор, я не знала, что ты еще и бредишь. Может, мне стоит сказать твоему отцу, что тебя надо отправить к другим психам, где тебе самое место? Я уверена — вы все отлично поладите.

[Сокращение основных процессов эмуляции эмоций и подпотоков до 17% операционной мощности]

      Я вздохнула, потирая виски.       — Почему ты ничего не рассказала мне, Эмма?       — Какого х*** ты несёшь, Тейлор? — сказала она, холодно смотря на меня.       — Ты представляешь, как я волновалась? Телефонный звонок оборвался, и я понятия не имела, что происходит. Я пыталась перезвонить тебе три раза, а меня пересылали на голосовую почту.       Она смотрела на меня, не двигаясь, а лицо начало бледнеть.       — Я позвонила на домашний телефон, когда появилась возможность, но Зои сказала, что ты не хочешь говорить, и она не знает, почему. Тогда я действительно испугалась, — сказала я. — Можешь себе это представить? Телефон твоей лучшей подруги отключается в середине разговора, и она отказывается говорить с тобой следующие две недели?       — Я просто отказалась от тебя, как и хотела сделать с тех пор, как твоя мама умерла. — она пыталась насмехаться, но ей это не удалось.       Я покачала головой.       — Это чушь собачья, Эмма, и мы обе это знаем. Ты всегда была хорошей лгуньей, но ты не смогла бы притворяться моей подругой больше года после маминой смерти. Может, я и поверила тебе полтора года назад, но я была взволнована и испугана. У меня было много времени подумать об этом.       Она открыла рот, но я не дала ей ничего сказать.       — Ты собиралась мне рассказать. Ты хотела протянуть мне руку, а я сделала этот дурацкий комплимент твоей прическе, и ты остановилась.       — Ты действительно веришь в это, Тейлор? — спросила Эмма сердито, скрестив руки на груди. — Ты действительно сумасшедшая.       — София рассказала мне.       И вот так, её оставшееся самообладание разрушилось.       — Ч-что?       — София рассказала мне, что случилось с тобой в том переулке.       — Нет, — прошептала она, её лицо было белее мела. — Она не могла. Ты врешь…       Я вздохнула, прислонившись спиной к двери.       — Эмма…       — Нет! — в её голосе слышалась паника.       — Эмма, успокойся.       — Нет! Я не слабая! Это ты слабая! Я не такая, как ты, я не такая, — яростно сказала она, похоже, пытаясь убедить себя, а не меня.

[Сокращение основных процессов эмуляции эмоций и подпотоков до 5% операционной мощности]

      — Значит, тебе нужно доказательство своей силы? Издевательства — не признак силы, Эмма. Это признак неуверенности в себе и нужда в других людях, чтобы поддерживать свою самооценку. Знаешь, почему я никогда не сопротивлялась?       Она механически покачала головой, словно болванчик какой.       — Потому что я беспокоилась, Эмма. Каждый раз, когда я смотрела на тебя — я видела свою сестру. Не важно, как сильно ты меня ранишь, я не собираюсь опускаться до твоего уровня и делать то же самое с тобой. Этого никто не заслуживает.       Её лицо все еще было бледным с пустым взглядом. Я могу только надеяться, что достучусь до неё.       Я вздохнула, глядя на свои руки. Руки, состоящие из наноматериала, способные рвать металл, как мокрую бумагу. Вначале у меня был большой соблазн использовать все преимущества, которые у меня появились, против «трио». Но использовать свои способности против них — это неправильно.       — А потом… а потом ты засунула меня в шкафчик, — я снова посмотрела на неё. — Ты сделала меня беспомощной, напугала настолько, насколько это возможно, просто чтобы почувствовать, что у тебя есть власть надо мной. Знаешь… ирония в том, что ты стала такой же, как тот человек, который причинил боль тебе.       Это было то, что, наконец, сломало её. Она начала трястись, а глаза широко распахнулись.       — Нет…       Я выпрямилась, а она сделала шаг назад.       — Забавно. Эмма, которую я знала до всего этого, протягивала руку и старалась помочь, полагалась на других людей и просила о помощи. Она была сильной.       «Не то, что сейчас.»       Эмма вздрогнула, словно её обожгли.       — Если ты хочешь остаться такой, то просто держись от меня подальше. Так будет лучше для нас обоих. В ином случае, ты знаешь, где меня искать, — сказала я ей. Выходя из комнаты, я оглянулась.       «Надеюсь, ты одумаешься, Эмма. Теперь всё зависит от тебя.»       Я медленно спустилась по лестнице и увидела Зою, сидящую за кухонным столом и пьющую, казалось, холодный чай. Она посмотрела на меня, когда я спустилась, и как бы мне ни хотелось просто уйти, я не смогла.       — У вас всё в порядке? — спросила она. — Я была расстроена, когда вы с Эммой перестали встречаться. Ты хорошо на неё влияла.       Я поморщилась.       — Не совсем. Это все она. Я… она просто… изменилась и оставила меня. Она никогда не говорила мне почему. Я вернулась из лагеря, и она вела себя странно, а я понятия не имела, что случилось. Она просто перестала разговаривать со мной. И я только вчера узнала, что с ней случилось.       Зоя вздохнула, но кивнула.       — Эмма ни с кем не разговаривала, неделями ничего не говорила. Она изменилась. Я надеялась, что ты поможешь ей, но этого не произошло, верно? Я бы попыталась свести вас двоих, если бы знала, что вы отдаляетесь друг от друга. Но не успела я опомниться, как ты исчезла, а Эмма отказалась говорить о тебе.       — С ней… не всё хорошо, — сказала я, поднимая глаза.       Зои нахмурилась.       — Что ты имеешь в виду?       — Она… — я потёрла левую руку. Как же неудобно это говорить. — Я думаю, она должна обратиться к психотерапевту.       — Что? — Зои удивилась. — Почему?       — Я думаю, что она еще не преодолела случившееся, — сказала я ей. — И это всё еще влияет на неё. Я не знаю, замечает ли кто-нибудь еще, но я это вижу. Ей, наверное, до сих пор снятся кошмары? — Зои нерешительно кивнула. — Скорее всего, у неё посттравматическое стрессовое расстройство.       — Серьёзно? — недоверчиво спросила она. — Разве оно не только у солдат?       Я покачала головой.       — Это может случиться с любым, кто пережил что-то подобное.       Зои выглядела задумчивой.       — Я не утверждаю — это просто мысли вслух, — добавила я.       Она сделала глоток чая перед тем как вздохнуть.       — Нет, я всё понимаю. Мы предлагали ей сходить к врачу, но она не захотела. И я знаю, что ты говоришь это только потому, что ты всё еще заботишься о ней. Ты росла с Эммой в течение семи лет. Ты была для меня практически второй дочерью… Так что я знаю, что могу доверять тебе в этом, — я мысленно поморщилась. Несколько месяцев назад, до инцидента, это, возможно, не было правдой. — И… это действительно так. Она сама не своя с того дня. Я хочу вернуть свою дочь. Я хочу снова увидеть её улыбку и смех, — Зои посмотрела на меня. — Ты действительно думаешь, что разговор об этом с психотерапевтом поможет?       Я пожал плечами.       — Не знаю. Но разве не стоит попробовать?       Она допила чай и кивнула головой.       — Я поговорю об этом с Аланом. Спасибо, Тейлор.       Я слегка улыбнулась.       — Да, конечно.

***

      Я закончила позвоночник только через пару часов после выхода из дома Барнсов и начала создавать остальные части моего псевдо-эндоскелета. Он не совсем похож на человеческий скелет, но это было намеренно. Эволюция может быть решила так, но мои симуляции в течение нескольких дней предложили иное строение скелета. Всё-таки у эволюции не было доступа к материалам, с которыми я работала.       Мой аналог скелета будет готов к концу следующего дня, чему поспособствует тот факт, что я достала еще шесть мешков древесного угля. Правда, пришлось заскочить на Кладбище Кораблей и забрать достаточно наноматериала, чтобы сделать тележку. Косые и подозрительные взгляды мне не нужны. Ведь пятнадцатилетняя девочка явно не может унести в руках шесть мешков угля.       Я пришла домой к семи, и мы с папой поужинали вместе, после чего я сделала домашнюю работу.       Я проверила ПХО перед сном и была удивлена, узнав, что пропустила бой между Кайзером, Руной, Феньей и Меньей против Бесстрашного, Мисс Ополчение и Скорости, пока была в доме Эммы.       Наверное, это к лучшему, учитывая моё последнее общение с Протекторатом.       День был довольно удивительным в ретроспективе — встреча с Брианной, разговор с Вистой, работа с ситуацией Эммы, создание моего скелета…       Если бы я только знала, что случится до конца недели.
Примечания:
Возможность оставлять отзывы отключена автором
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.