Удержи мое сердце 14

Lena_Alexandrova автор
От тени Тень соавтор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Элен и ребята

Пэйринг и персонажи:
Аделина, Бруно, Себастьен, Лали, Жозе, Бенедикт
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Макси, 89 страниц, 18 частей
Статус:
закончен
Метки: AU ER Hurt/Comfort Детектив Драма Дружба Нелинейное повествование ООС

Награды от читателей:
 
Описание:
Жизнь ставит героев перед нелегким выбором. Дружба, любовь, чувство долга - что для каждого из них окажется превыше всего? Научатся ли они прощать, забывать плохое? Смогут ли пойти вперед или призраки совершенных ошибок будут тянуть их на дно прошлого? Ответы на вопросы могут дать только они сами.

Посвящение:
Благодарю моего соавтора "От Тени тень" за поддержку, терпение и творческую фантазию!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обложка
от талантливой Ольги Серобабовой
https://yadi.sk/i/pT4Kw6xEZddkTw
Арт - тот же автор.
https://yadi.sk/i/VcPYX23iXyJlIA

Глава 15

20 октября 2018, 23:40
Жозе проснулся как от толчка и, приоткрыв глаза, вздрогнул от неожиданности — на полу по-турецки сидела Лали, сосредоточенно глядя на него и подперев обе щеки кулаками. Он закрыл глаза и снова открыл — странное видение не исчезло, и тогда до него дошло, что девушка перед ним — и это не сон. Внезапно в нём проснулось желание, и он, решив, что Лали передумала после вчерашнего разговора, протянул руку и прошептал: — Иди ко мне. Но девушка покачала головой: — Нет, Жозе, я не для этого пришла. — А для чего? — Я думаю. — Могла бы думать и в другом месте, — разочарованно проворчал Жозе. — Я еще жду… — невозмутимо ответила Лали. — Святые небеса! Чего? — Когда ты проснёшься. — Зачем? — Хочу подстричь тебя. — Что-о-о?! — Жозе мигом проснулся. — Лали, ты спятила?! Я никому ни за что не дам прикоснуться к волосам! — Ты не понимаешь — это нужно для маскировки! — Лали вынула из-за спины ножницы и звонко щёлкнула ими перед носом Жозе. Бедный парень вскочил с кровати и попятился к выходу: — Лали, прошу тебя, оставь эту идею! Какая ещё маскировка? Он резко выскочил из комнаты, всем телом навалился на закрытую за собой дверь, пытаясь не выпустить Лали, и заорал: — Бруно! Помоги мне унять эту сумасшедшую! Но ответом была только тишина. — Бруно! — крикнул он ещё раз, с трудом сдерживая натиск девушки, пытающейся открыть дверь. — Его нет, — донёсся из-за двери приглушённый голос, — он же уехал в Париж рано утром. — Так это был не сон? От удивления Жозе отступил на пару шагов назад, от чего дверь комнаты распахнулась и на него буквально вывалилась Лали. Он едва успел подхватить её и крепко прижал к себе, умудрившись попутно отобрать у решительно настроенной девушки ножницы. — Отпусти меня, отпусти, слышишь! — бушевала Лали совсем как прежде. Но Жозе только крепче прижимал её к себе, вновь ощущая, как в груди разгорается пламя от близости этой невероятной девушки. — Лали, посмотри на меня, — произнёс он, и тут случилось невероятное — девушка притихла, подняла глаза, и Жозе, притянув её поближе, нежно коснулся губ своими. Как же ему хотелось продлить этот поцелуй, провести рукой по бедру, забраться под тонкую ткань халатика и ощутить её всю, до кончиков волос. Внезапно Жозе как будто окатило ведром холодной воды: «Нет, нужно остановиться, иначе дороги назад не будет! Если сейчас я воспользуюсь слабостью Лали, она меня возненавидит и, возможно, не сможет вернуться к Себастьену. А так, у нас останется возможность хотя бы сохранить дружбу». Наступив на горло собственным желаниям, Жозе мягко отстранил Лали и, слегка сжав сильными ладонями хрупкие плечи девушки, сказал: — Пойдём завтракать. Расскажешь, что ещё ты задумала, моя неудержимая девочка. Она, будто очнувшись от прекрасного сна, в который её погрузили поцелуи Жозе, посмотрела на него затуманенным взором и неожиданно осознала, что на ней был надет всего лишь лёгкий халатик, который не скрывал, а, скорее, подчёркивал все прелести, отчаянно покраснела. — Ты иди на кухню, завтрак уже на столе, а я сейчас приду, — смущённо пробормотала она и стремительно исчезла за дверью своей комнаты. — И всё же я не понимаю Бруно. Что за безответственность — бросить нас одних со всеми проблемами! — возмущался Жозе, дожёвывая омлет. — Просто он без ума от Аделины и не готов потерять её снова, — парировала Лали. — И потом, никакого риска нет, он же позвонил этому своему Локонте, они будут следить за домом, где живут Себ и Алина. — Всё равно это бессовестно с его стороны, — горячился Жозе. — И, кстати, что с тобой случилось, почему ты хотела утром снять с меня скальп? Лали хохотнула и постучала пальцем по его лбу. — Ну что ты выдумываешь, Жозе! Ничего подобного я не собиралась делать, просто немного укоротить твою шевелюру, чтобы она не бросилась в глаза Алине. Жозе опешил: — Лали, я, конечно, знаю, что ты ненормальная, но это уже чересчур. Причём здесь Алина и где она должна меня увидеть?! — Мы пойдём следить за их домом! — заявила девушка. — А для этого, нам нужно быть неузнаваемыми, ну, по крайней мере — не с первого взгляда. — Погоди, но ведь Бруно просил Локонте установить слежку за ними. Парни из Интерпола — профессионалы, мы же им только помешаем! — Знаю я этих «профессионалов», — беззаботно отмахнулась Лали. — Тем более, что рано утром, пока Бруно еще не уехал, я подслушала его разговор с шефом. Так вот, у них здесь нет специалистов по наблюдению, а местную полицию они пока не хотят привлекать, так как не доверяют им. И вообще, они считают, что ситуация пока не критичная, поэтому их сотрудники прибудут сюда только ближе к полудню, а до тех пор за домом проследим мы! Я чувствую — там что-то произойдёт! Мы должны быть рядом! — Я не позволю тебе так рисковать! Что это ты выдумала? — рассердился Жозе. — Ты никуда не пойдёшь, или я привяжу тебя к батарее! Лали вплотную подошла к нему, уставилась чёрными глазищами, в которых начали собираться слёзы и, кусая губы, отчаянно произнесла: — Ты не посмеешь удерживать меня. Я всё равно пойду! Я не переживу, если с Себастьеном что-то случится! Эта Алина — она же убийца! Она отравила его тётку, а, может, не только её! — Но Лали… — попытался возразить Жозе. — Нет, не хочу ничего слушать! Я скорей стукну тебя по голове чем-нибудь тяжёлым, буду драться, но пойду туда! — колотила она его по плечу. Жозе схватил девушку за руки, задыхающуюся, в слезах, отчаянную и бесстрашную в своей решимости во что бы то ни стало спасти своего Себастьена, и прижал к себе, пытаясь успокоить. — Хорошо, ты пойдёшь, моя храбрая девочка, и я отправлюсь с тобой, потому что не допущу, чтобы хоть один волосок упал с твоей головы. Договорились? Лали всхлипнула и кивнула: — Да, только нам нужно торопиться, я пойду переоденусь, а ты надень что-нибудь с капюшоном и поищи солнцезащитные очки. — Слушаюсь, мадемуазель, — отвесил шутливый поклон Жозе, и они разошлись по комнатам. Утром Алина ушла, пока он спал. Обнаружив, что остался один, Себастьен поискал записку, которая, возможно, разъяснила бы, куда та направилась, но, похоже, Алина не считала нужным отчитываться перед ним в своих действиях. Он побродил по дому, выпил остывший кофе — завтракать совсем не хотелось — и бросился на потёртый диван в небольшой гостиной. Себастьен лежал, уставившись в потолок, и мысли его были невеселы. Он опять вспомнил Лали и друзей, их розыгрыши, переживания, приключения — столько всего происходило с ними, что хватило бы на приличный роман. Наблюдая за поведением Алины, её странными перепадами в настроении, неоднократные попытки оформить брак или обменяться завещаниями — это настораживало его и почему-то вызывало чувство опасности. После разговора с Бруно мысли оформились и подтолкнули к решительным действиям — он отважится разорвать эти странные отношения и вернуться в Париж, к друзьям. Конечно, он мечтал, чтобы Лали смогла простить, но, помня её гордость и вспыльчивость, глупо было надеяться на такой исход. В конце концов, ему будет достаточно видеть её каждый день, слышать смех и наблюдать за забавными выходками, на которые она была мастерица. Себастьен не хотел думать об Алине и реакции на известие об их разрыве, он готовил себя к худшему, но не собирался менять своего решения. Его удивило, как легко стало на сердце, едва он решился расстаться с Алиной, это было так не похоже на терзания, которые мучили после расставания с Лали. Воодушевлённый, Себастьен вскочил с дивана и, разминаясь, подошёл к окну, которое выходило на оживлённую улицу. Обзор был небольшим, так как вдоль забора их дома росли густые кусты сирени и жасмина, но скромное пространство, видимое из окна, открыло перед ним забавную картину. Недалеко от дома остановилось такси, из которого выбрался высокий парень в джинсах и серой куртке с накинутым на голову капюшоном. Он протянул руку, и следом за ним из машины вышла высокая блондинка, одетая так, что сразу был понятен род её деятельности — ультракороткая кожаная юбка и распахнутая куртка алого цвета, из-под которой виднелась чёрная шифоновая блузка, на ногах девушки были чулки в сетку, сапоги-ботфорты на высоченных каблуках. Половину лица девушки закрывали огромные солнечные очки. Парочка что-то бурно обсуждала, и на мгновение Себастьену показалось, что они похожи на Лали и Жозе, которые каждое утро вступали в яростные перепалки на кухне их дома в Париже. Он усмехнулся своим мыслям — надо же было подумать такое — и видение исчезло. А он продолжал наблюдать за странной парочкой. Вот девушка что-то сказала парню и указала ему за спину, в сторону небольшого супермаркета, расположенного поодаль. «Наверное, просит сутенёра что-то купить», — подумал Себастьен. Тот отправился выполнять просьбу и пропал из поля зрения Себа. Едва парень отошёл, блондинка вытащила из сумочки длинную тонкую сигарету и закурила, изящно держа её в длинных пальцах. Она медленно ходила по тротуару, поглядывая в сторону дома, и опять Себастьену показались знакомыми поворот головы, походка, манера поправлять волосы. Несколько раз возле девушки притормаживали автомобили с приоткрытыми стёклами, но то ли они не сошлись в цене, то ли мадемуазель просто дожидалась возвращения спутника, но ни в одну из машин она так и не села, оставаясь в поле зрения Себастьена. Наконец парень вернулся, протянул девушке бутылку воды и почему-то начал одергивать ей юбку. Девушка, видимо, рассердившись, отбросила его руки и начала гневно что-то выговаривать. А тот в ответ кивнул, как будто указывал куда-то, схватил её за руку и потащил вверх по улице. Мгновение, и странная парочка скрылась из вида. Через несколько минут в дом вошла Алина. Она была чем-то воодушевлена, её глаза сияли от радости. — Дорогой, ты дома? — позвала девушка. Себастьен, который успел подняться на второй этаж, выдохнул, собираясь с духом для решительного разговора, и отозвался: — Да, я наверху. Сейчас спущусь. Он увидел, что девушка поставила на стол шоколадные конфеты, бутылку вина, которую уже успела открыть, фрукты, нарезку из нескольких сортов сыра, а в кофеварке булькал свежий кофе. — По какому поводу пир? — удивился Себастьен, внутренне насторожившись. Алина прильнула к нему, но он остался холоден к объятиям, ему удалось увернуться от поцелуя, но девушка как будто ничего не замечала. Она пригласила Себастьена за стол, налила вино в бокалы и выложила на стол какие-то бумаги. — Вот! Я провела всё утро у нотариуса! — торжественно провозгласила Алина и протянула документы. Себастьен рассеянно пробежал глазами текст «Я, … находясь в здравом уме и твердой памяти, завещаю движимое и недвижимое имущество… Алине Дюрье…» — недоумённо уставился на девушку. — Что это значит? — Ну мы же решили, обменяться завещаниями, — сияла улыбкой Алина. — Мы? — поднял бровь Себастьен. — Насколько я помню — это ты решила, а я обещал подумать. — Господи, ну что тут думать, дорогой? — нетерпеливо дёрнула плечом девушка. — Это же просто формальность. Тебе что, трудно сделать это для меня, любимый? Себастьен решился: — Алина, я ничего не буду подписывать, потому что хочу расстаться с тобой, — твёрдо сказал он и посмотрел прямо в холодные глаза. — Что, прости? — удивилась она. — Себастьен, ты с ума сошёл?! — Нет, скорее, прозрел, — покачал он головой. — Я не люблю тебя, Алина, я совершил ошибку, когда решил бросить всё и уехать с тобой. Я не могу забыть Лали и не хочу притворяться, что всё в порядке. Думаю, так будет лучше для всех. В общем, я возвращаюсь в Париж сегодня вечером. Прости меня, если сможешь и прощай. Он стал подниматься из-за стола, как вдруг Алина подскочила к нему, и вцепилась в руку. — Нет! Нет! Нет! Ты не посмеешь так просто взять и бросить меня! Ты обещал быть со мной до конца жизни! Ты говорил, что любишь меня! Я не отпущу тебя! — кричала она, заливаясь слезами. Себастьен поморщился и вспомнил, как вела себя Лали, когда он сказал, что решил оставить её — ни слёз, ни криков, ни упрёков. Это еще больше утвердило его в правильности принятого решения. Он бесстрастно посмотрел на Алину и сказал: — Перестань пожалуйста, тут ничего не поделаешь, мне очень жаль, что я не оправдал твоих надежд, но я уже принял решение, — и он пошёл наверх, чтобы собрать вещи. Едва Себастьен скрылся в комнате, Алина утёрла слёзы, лицо девушки исказилось от ярости. Она кусала губы, металась по гостиной, как фурия, шепча под нос проклятия. Наконец, явно что-то придумав, она остановилась, злобно ухмыльнулась и пробормотала: — Ну что же, мой милый Себастьен, ты действительно не оправдал моих надежд, но тем хуже для тебя — ты сам себе вынес приговор. Думаю, вряд ли тебе удастся увидеться с твоей ненормальной бразильянкой. С этими словами Алина неслышно пересекла комнату, достала из сумочки тёмный пузырёк и вернулась к накрытому столу. Она поднесла флакон к одному из бокалов, и несколько капель бесцветной жидкости упали в вино. Усмехнувшись, девушка опустилась на стул и постаралась придать лицу печальное выражение. Вскоре Себастьен спустился вниз, держа в руке дорожную сумку. Увидев, что Алина безучастно сидит за столом, он подошёл к ней, положил руку на плечо и тихо сказал: — Алина, прости меня, я уверен, что у тебя всё будет хорошо, и ты найдешь своё счастье с другим. Девушка медленно подняла голову и слегка кивнула: — Наверное, ты прав, и так будет лучше. Что же, я не смогла завоевать твою любовь, но хочу, чтобы мы остались друзьями, хорошо? — Ну конечно! — обрадовался Себастьен. — Ты всегда можешь рассчитывать на меня! — Тогда предлагаю выпить за это, — протянула Алина бокал с вином. — В знак нашей дружбы. — С удовольствием, — улыбнулся Себастьен и осушил бокал до дна, не замечая удовлетворённого взгляда Алины. Он сразу почувствовал небольшое головокружение и присел на стул. — Какое пьянящее вино, — пробормотал он. — Ты находишь? — усмехнулась Алина. — Посиди немного, а я сварю кофе, — и девушка незаметно выскользнула из комнаты, а потом и из дома. Головокружение только усиливалось, и Себастьен с трудом поднялся, чтобы выпить стакан воды. Графин стоял у самого окна, и этот путь показался ему очень длинным, ноги налились свинцом, а сердце, казалось, сейчас выскочит из груди. С трудом добравшись до окна, Себастьен трясущимися руками сумел налить воды в стакан, но выпил совсем немного, пролив половину. Всем телом он дрожал от странной слабости, а в глазах темнело. Себ бросил взгляд в окно, его угасающее сознание цеплялось за яркое пятно — алую куртку бежавшей к дому той самой блондинки в вызывающем наряде. Девушка оглядывалась и что-то кричала, пару раз споткнувшись, чуть не упала, она приближалась, и неожиданно он понял, что это была Лали. В глазах было совсем темно, но Себастьен был уверен, что не ошибся. — Лали! — хотел было позвать он, но с губ сорвался лишь хрип, и через мгновение мир для него померк.
Реклама: