Враг неизвестен. Безымянные солдаты. 13

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
X-COM

Рейтинг:
PG-13
Размер:
Макси, 137 страниц, 10 частей
Статус:
закончен
Метки: Насилие Смерть второстепенных персонажей Фантастика Экшн Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Непрямое продолжение и одновременно рестарт моей вселенной "Враг неизвестен" - можно сказать, "Rebuild of X-COM 1:0. You can('t) trust". Сражения и расследования, наука и конспирология, открытия и предательства - всё ждёт вас здесь на качественно лучшем уровне, чем в первом романе (чтение которого для понимания новой книги не только не нужно, но и не желательно - чтобы не испортить себе некоторые сюжетные повороты).

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Глава 9 и эпилог

12 февраля 2019, 15:19
Глава 9 2031-й год. Резервная база Безымянного взвода в Тихом океане. Ожидание боя – страшный враг даже для самого смелого солдата. Хэвен, как бывший офицер авангардной роты, знал это по себе. В полутёмном чреве «Рейнджера», мчащегося навстречу битве, он считал минуты, и вздыхал с облегчением, когда звучали первые выстрелы. Бойцы под его командованием молились, обменивались глупыми шутками, бесконечно проверяли экипировку или замыкались в себе до тех пор, пока не опускалась кормовая рампа. Старая база японских субмарин сейчас представляла собой такой же десантный отсек, увеличенный во много раз. Тревожное предчувствие схватки пропитало воздух её сырых бетонных коридоров. Прощаясь, Куратор отдал Лидеру свой чемоданчик. «Это компактное взрывное устройство на базе элериума. – Пояснил он. – Специальный Институт вложил в него все свои тайные запасы. Ровно столько, сколько удалось скрыть от Курирующего Комитета. Расчётная мощность взрыва сопоставима с тактическим ядерным зарядом. Коды активации внутри. Используйте с умом». Также он пообещал, что когда наступит час атаковать, Институт окажет взводу помощь не только информацией, но также солдатами и техникой. «Терять уже будет нечего. – Встав из-за стола, Куратор надел шляпу, поправил поля. – На сукно лягут все фишки». Раскланявшись, он вышел из штаба – и больше на базе его никто не видел. Оперативникам, пилотам, техникам и офицерам взвода осталось одно – ждать. Подземная пристань была рассчитана на гарнизон в несколько сотен человек – выжившие наёмники чувствовали себя особенно неуютно среди пустых гулких залов. Положение усугубляли изоляция от внешнего мира и отсутствие досуга. Первый пытался бороться с этим простыми способами – поселив людей компактно и нагрузив работой. Но занять каждого на полные сутки не представлялось реальным. Многие проводили свободное время в столовой, где всегда работало включенное на приём радио, другие занялись исследованием тёмных закоулков базы. Русскому капитану пришлось выставить караул около полузатопленной субмарины, чтобы никто не полез её изучать, рискуя свернуть шею. Любопытство солдат, правда, принесло некоторые плоды – например, на нижнем ярусе обнаружилось что-то вроде тюремного блока, толстые стены которого изнутри украшали глубокие зарубки, напоминающие следы когтей. Памятуя армейскую мудрость, гласящую, что скучающий солдат опаснее вражеского диверсанта, Хэвен в меру сил помогал Первому. Верующих он собирал на совместные молитвы и проповеди, стараясь вести их живо и с юмором, прочим выдумывал иные занятия – однажды, например, организовал соревнование певцов, прошедшее под дружный хохот зрителей и участников. И всё же капеллан чувствовал, как с каждым днём, проведённым в ожидании, гаснет боевой задор наёмников, крепнут страхи и сомнения. Ни развлечения, ни молитвы, ни изнуряющие тренировки не могли снять с плеч солдат этой тяжести. Ночи напролёт из жилых комнат слышались разговоры в полный голос. В столовой то и дело вспыхивали ссоры. Оперативники, не участвовавшие в «мятеже» на острове, бросали косые взгляды в сторону Первого. Лидер мрачнел на глазах. Даже сам Хэвен плохо спал, часами лежа под одеялом после отбоя, буравя взглядом потолок. Невозмутимость сохраняли лишь Илка и доктор Арнарсен. Последний, узнав об откровениях Куратора, засел в больничном блоке, над образцами крови и тканей Хильды де Мезьер. Немке тоже приходилось несладко, но она не жаловалась, находя утешение в компании своей рыжеволосой спутницы – та взялась обучать Хильду стрельбе и рукопашному бою. Священник иногда наблюдал за их спаррингами в пустой комнате, отданной под спортзал – сам он когда-то неплохо умел драться, однако после ранения забросил тренировки. Там, на восьмые сутки после отбытия Куратора, Хэвена и застал вызов по громкой связи. В штаб вызывали, правда, не лично капеллана, а всех старших офицеров. - Думаю, вам тоже стоит пойти. – Сказал гостьям священник, поднимаясь с деревянной скамьи. Саманта Мэйсон перестала выкручивать ногу лежащей лицом в пол Хильды, убрала с лица волосы цвета тёмной меди и кивнула: - Хорошо. Но не ждите нас, идите. - Ага… - Страдающим голосом выдавила немка, не делая попыток встать. – Не ждите. Я не уверена, что вообще смогу ходить. Сэм, это всё твоя вина, так что понесёшь меня на руках. Я пробовала левитировать, но пока не получается… - Руку я тебе подам, так уж и быть. Но если не сможешь идти – будешь прыгать. –Американка хлопнула её ладонью между лопаток. – У тебя колено даже не хрустнуло… В застеклённой «рубке» Хэвена приветствовал Лидер, уже занявший своё место во главе большого стола. Дождавшись, пока соберутся все, ирландец сообщил: - Четверть часа назад мы получили зашифрованный пакет данных по прямому цифровому каналу Специального Института. В данный момент он обрабатывается. К пакету не приложено никаких сопроводительных файлов, однако я почти не сомневаюсь, что в нём – информация для последнего задания. Леди и джентльмены, пришло время собираться на битву. - Состояние техники безупречное. – Доложил командир сапёрного отделения. – Оружие и экипировка проверены, испытаны, отлажены. - Моральное состояние взвода не столь безупречно. – Продолжил за ним Первый. – Однако уверен, новость о скором выступлении изменит настроения. Хотя я… Договорить ему не дал солдат-штурмовик, возникший на пороге штаба. За его спиной маячил растерянный часовой, которому, вообще-то, полагалось никого не впускать в комнату до конца совещания. - П… простите, сэр, мэм! – Задыхаясь после бега, выпалил солдат. – Но… Я из столовой…. Мы слушали радио… включите филиппинскую новостную станцию, скорее! Должен уже идти повтор… Не задавая лишних вопросов, Лидер жестом велел дежурному связисту исполнить просьбу. Тот настроил частоту, переключил звук с наушников на динамик. - …и продаже инопланетных оружейных технологий террористическим группировкам. – С середины фразы начал голос мужчины-диктора. – Также источник допускает, что руководство Специального Института ООН «X-TERRA» вступило в связь с руководством пришельцев, не поставив об этом в известность кого бы то ни было ещё. Данная информация, однако, остаётся не проверенной. Официальная пресс-служба UNTF-Command всё ещё воздерживается от комментариев. – Последовала небольшая пауза. – Наш репортёр на Хонсю сообщает, что Силы Самообороны Японии, оцепившие главный комплекс строений Института час назад, пошли на штурм при поддержке морской пехоты США. Слышны взрывы и выстрелы, в том числе из танковых пушек. Над комплексом летают вертолёты и поднимается дым. Судя по всему, руководство «X-TERRA» ответило отказом на требования сдаться, а служба безопасности института дала отпор военным. По нашим сведениям, части Мобильных Сил ООН, базирующиеся в Японии, остаются в своих местах дислокации и не принимают участия в штурме. Около штаб-квартиры UNTF в Йокогаме очевидцы наблюдают скопление полицейских машин, вход в здание заблокирован полицией. Вероятно, обвинения были выдвинуты не только в адрес руководства Института, но также затрагивают руководство Мобильных Сил. Мы продолжаем следить за развитием событий. Теперь к другим международным новостям. Авиация французского авианосца «Шарль де Голль» обнаружила и затопила неопознанный транспортный корабль, пытавшийся приблизиться к берегам Сицилии. К месту гибели корабля направлен фрегат итальянских ВМС с целью расследования. Скорее всего, это было очередное судно с нелегальными мигрантами из Северной Африки, направлявшимися… Первым молчание прервал русский капитан. - Капрал, вы свободны. – Сказал он так и торчащему в дверях солдату. – Будьте готовы к общему построению, передайте остальным. - Есть, сэр! – Штурмовик козырнул и опрометью бросился прочь. Лидер же повернулся к связисту: - Переключите на наушники, продолжайте слушать. Будет что-то важное – сообщайте. - Есть. - Дождались. – Мрачно буркнул Первый, когда часовой прикрыл за штурмовиком бронированную створку. – Похоже, конспирация наших покровителей дала трещину в самый неподходящий момент. - Комитет начал действия против Института около часа назад, получается. – Ирландец поскрёб бакенбарды. – Пакет данных передан нам уже после этого. По обычному каналу, где трафик легко отследить. Первый, готовьте взвод к погрузке. Эту базу нам тоже придётся покинуть. - И куда мы отправимся теперь? – Поинтересовалась Хильда де Мезьер. - Зависит от того, что нам прислали на прощанье наниматели. – Вздохнул Лидер. Данные от Института легли на стол перед офицерами десять минут спустя. Фотографии и строчки цифр – больше ничего. - Координаты в Тихом океане. – Ирландец кивнул на снимки. – Ну а это, видимо, то, что на них. Спутниковые снимки запечатлели совершенно круглый остров, поросший пальмовыми деревьями – вероятно, бывший атолл. Пальмы росли неестественно густым кольцом, оставляя голой лишь полоску песчаного пляжа да обширную круглую площадку в центре. Один снимок был сделан ночью – низкое качество едва позволяло заметить, что из-под крон деревьев пробивается голубоватое свечение. Последняя серия фотографий демонстрировала лысый участок острова в большом увеличении – виднелись тёмные пятна правильной формы, которые могли быть входами в подземные сооружения. - Кроме того – метеорологическая сводка по региону на сегодня. А это… - Ирландец постучал ногтем по одной из строчек цифр. - … похоже на банковские реквизиты. - Честны до конца. – Хмыкнул Первый. – Даже гонорар не забыли. При этом не оставляют нам выбора. Уверен, господа наниматели могли передать нам эти сведения тайно, но специально использовали открытый канал. Теперь деваться некуда – те, кто штурмует штаб-квартиру Института в Японии, скоро заявятся и сюда. Снова повисла тишина. Неожиданно Первый встал, одёрнул китель. Произнёс твёрдым командирским голосом: - Нам нужно позаботиться о нонкомбатантах отряда. Мы в любом случае обеспечим их эвакуацию на континент. С ними отправим всех, кто не пожелает участвовать в задании. Без поддержки Института наш единственный шанс – проскочить к острову-цели на конвертоплане, без расчёта на грубую силу. Значит, группа человек в десять. Хватит и добровольцев. Остальным оперативникам можно доверить защиту катеров с техперсоналом. - Разумно. – Согласился Первый. – Я соберу людей. С точки зрения армейской дисциплины, наверное, это было не совсем верно. Но Безымянные никогда не были армией. Построив взвод шеренгой на причале, русский офицер коротко рассказал солдатам о последних событиях и, заложив руки за спину, вздёрнув подбородок, заявил: - Нам предстоит разделить силы. Если диверсионная группа не сумеет помешать открытию портала, она наверняка погибнет. А вся Земля окажется перед лицом невиданной прежде угрозы. Те, кто отправится на материк со второй группой, возможно, станут последними, знающими истинное положение дел. На них ляжет вся ответственность за продолжение борьбы. Но даже в случае успеха наши проблемы не решатся сами собой. Пособники пришельцев среди людей никуда не денутся, подводные базы продолжат плодить акватиков, а выжившим из первой группы потребуется тыл. Именно поэтому вторую группу возглавит лично Лидер. Я же приму командование над отрядом диверсантов. Одним придётся сунуть голову в пасть акулы, другим – создать фундамент для дальнейшей войны. Сейчас я предлагаю вам выбрать, к чему вы готовы лучше. Желающих присоединиться ко мне жду через десять минут в помещении штаба. Остальным стоит помочь техперсоналу с погрузкой. Взвод, разойтись. Не дожидаясь реакции подчинённых, капитан развернулся на каблуках и зашагал в выходу с пристани. Пару секунд спустя к нему присоединились Хэвен, Илка и гостьи отряда. - Я с вами, сэр. – Просто сказала новозеландка. - Ни на миг в вас не сомневался, сержант. - А я с ней. – Добавил капеллан. - Ну а единственный человек, которому выбора не предложили здесь – это я. – Вздохнула Хильда. - К сожалению, да. – Согласился русский. – А вот вы, мисс Мэйсон, вполне можете отправиться на большую землю с Лидером и прочими. - Я, пожалуй, откажусь. – Высокая рыжеволосая американка приобняла бледную немку за плечи. – У меня есть некоторые обязательства. В коридоре Третья и капеллан отстали от товарищей – новозеландка сбавила шаг и потянула Хэвена за рукав. Они остановились около поворота к столовой. - Знаешь, мама пару раз в месяц готовила медовые пирожные. – Сказала девушка с улыбкой. Хэвену сделалось немного не по себе – капеллан никогда не видел, чтобы его вечно угрюмая подруга улыбалась настолько искренне. Сейчас она впервые, сколько он помнил, выглядела на свои двадцать с небольшим лет. – Я очень любила их с чёрным сладким чаем. Сейчас вдруг вспомнила вкус… здорово будет снова их попробовать. Хотелось бы и тебя угостить. - Хорошо, приготовишь мне парочку сама. – Поняв, к чему клонит Третья, священник не ответил на улыбку. – Когда всё закончится. - Я не умею готовить. – Новозеландка заглянула ему в глаза. – Это финал, командир. Первый говорит о дальнейшей борьбе, но история заканчивается здесь – ещё через один шаг. Если у нас не получится – я буду искать тебя, чтобы попробовать вновь. Сколько бы раз не пришлось пытаться. - Мы справимся, Илка, здесь и сейчас. – Капеллан положил руки на плечи девушки. – Второй попытки не понадобится. - Очень на это надеюсь. – Третья перестала улыбаться, но в глубине её глаз плясали синие искорки. – Просто хотела сказать… в следующих снах было бы неплохо встретиться пораньше, чем в этом. - Храни тебя Господь, глупая ты язычница. – Неожиданно для самого себя, Хэвен обнял девушку, крепко прижал к груди. Илка не попыталась освободиться, и так они простояли неподвижно добрую минуту… * * * 2031-й год. Где-то в Тихом океане. Согласно всем канонам, героический поход во спасение человечества должен начинаться со вдохновляющих речей, играющих фанфар, плещущих на ветру знамён. Однако для Саманты он начался с пары часов в плохо освещённом металлическом ящике – каковым, по сути, являлся десантный отсек «Морского рейнджера». Детектив понимала, отчего в отсеке нет иллюминаторов, но легче ей не становилось – даже наблюдать за мелькающими в окошке облаками было бы лучше, чем просто сидеть, ковыряя ногтем наколенник. Впрочем, если считать за начало операции не отбытие с базы, а прощание с её персоналом, то всё выходит не так уныло. Лидер поднимался на борт «Элко» последним, когда отбывающие уже погрузились. Первый сунул ему в ладонь кусок тетрадного листа. - Здесь контакты нескольких людей, которым я лично доверяю. – Сказал русский капитан. – Если всё будет хорошо, мы восстановим связь через них. Берегите себя и отряд. - И вам того же. – Ответил ирландец, однако руку на прощанье пожал отцу Хэвену, а не Первому. Видимо, до сих пор держал в уме события на острове. Священник же с усмешкой напомнил Лидеру о какой-то «сестрице в Королевстве», через которую тоже можно будет связаться. - Вот этот вариант мне больше по душе. – Согласился офицер, приобнял капеллана за плечи, кивнул остальным и взошёл по сходням. Старый торпедный катер отчалил. Несколько минут спустя он растаял в тёмном зеве туннеля, оставив горстку людей на пристани в компании друг друга. Саманта поёжилась, как никогда остро ощутив одиночество. Не своё лично – их маленькой команды. Дюжина – во чреве бетонной пещеры, рассчитанной на сотни жильцов. Дюжина – против целого мира. Наёмникам, похоже, было столь же не по себе – они молча таращились вслед катеру, пока вперёд не выступила новозеландка. Сержант подошла к самому краю причала, расстегнула воротник своего чёрного комбинезона. Вытащила из-под одежды цепочку с личным жетоном, украшенным цифрой «3». Стянула цепочку через голову, пару раз подбросила жетон на ладони и… размахнувшись, зашвырнула его в бассейн. Блеснув серебром в свете потолочных ламп, жетон описал красивую дугу и исчез в воде без единого звука. - Меня зовут Илка Джефферсон. – Сказала синеглазая наёмница, повернувшись к товарищам. – Я родилась в Веллингтоне, Новая Зеландия. - В миру меня звали Хэвен Пикот. – Подхватил за ней капеллан взвода. Жетонов у него не было, так что мужчина просто сжал в кулаке нашейный крестик. – Я вырос в Олбери, Австралия. Последовала заминка, но Первый неожиданно улыбнулся и встал рядом с Илкой. Тоже снял жетон: - Сергей Иванович Долин. Новосибирск, Россия. - Мишель Хенриксен. – Тихо сказала майор-снайпер. Она не двинулась с места и не тронула свою цепочку. – Доусон-Сити, Канада. Дальше пошло легче – солдаты один за другим называли свои имена и родные города. Кроме офицеров их было шестеро – оператор бронескафандра, сапёр, два разведчика и два штурмовика. На самом деле добровольцев набралось больше, капитан отобрал самых нужных, отослав лишних с катерами. - Ну вот мы больше и не «Безымянные». – Усмехаясь, подытожил русский. – Однако в бою прошу и дальше пользоваться номерными позывными. Так проще избежать путаницы. Всё, грузимся. Конвертоплан ждал их снаружи, так что наёмники и их гостьи расселись по трём надувным моторным лодкам. Солдату в силовой броне досталась отдельная – но и та опасно просела под его весом. Оказавшаяся в одной лодке с Сэм и Хильдой новозеландка наклонилась к рыжей девушке, протянула ей что-то: - Мисс Мэйсон, возьмите, пожалуйста. На узкой ладони, затянутой в перчатку, лежала простая чёрная резинка для волос. - Сделайте себе «хвост». – Посоветовала наёмница. – Даже если привыкли драться с распущенными - так удобней будет в шлеме. - Спасибо, сержант. – Сэм бережно взяла незамысловатый подарок. – Это ваша? - Да, но она мне больше не нужна. – Илка показала большим пальцем на бант из узорчатой ленты, стягивающий её блестящие чёрные волосы на уровне шеи. – Оставьте себе. Американка послушалась доброго совета, и с помощью Хильды убрала шевелюру в такой же низкий «хвост». На том закончилась её подготовка к предстоящему бою. Ещё раньше девушка выбрала себе оружие – пистолет-пулемёт UMP сорок пятого калибра – и экипировалась в арсенале. Её привычный гардероб, каким бы удобным он ни был, мало годился для настоящего боя. К счастью, помимо винтовок и гранат в закромах отряда нашлась также одежда. Сэм облачилась в плотно облегающие шорты цвета хаки, полевую блузу, скрыла коричневые ботинки под оливковыми гетрами, соединёнными с пластиковыми наколенниками. Нашла подходящую ременную разгрузку, набедренную кобуру, тактические перчатки. Благодаря далеко не женскому росту детектива, всё безупречно подошло по размерам, кроме блузы – та малость жала в груди, а слишком длинные рукава пришлось закатать до локтей. И тем не менее, за последовавшие часы полёта Саманта прочувствовала каждую складку на своих новых шортах, а их широкие отвороты буквально впились ей в бёдра. Металлическая скамья, на которой сидела девушка, не могла похвастаться удобством. Чтобы отвлечься, детектив время от времени тормошила Хильду, мешая той уйти в себя, отвлекая разговорами о всякой чепухе. Иногда её поддерживал отец Хэвен, присоединяясь к беседе. Первого и Хенриксен в салоне не было – они заняли кресла пилотов. То, что русский капитан умеет пилотировать конвертоплан, кажется, стало сюрпризом для его сослуживцев – однако те воздержались от вопросов. На удивлённый взгляд капеллана офицер буркнул: «Учили… на прошлом месте службы. Не на том, про которое я рассказывал вам с Лидером. Тыла у нас нет, к чему тащить пилотов?». В начале третьего часа мающаяся Сэм обратила внимание на едва различимый гул, доносящийся непонятно откуда. Сначала она решила, что ей мерещится, но вскоре и другие пассажиры завертели головами. - Странный звук какой-то… - Пожаловалась Хильда. – Это же не наши двигатели? Мы не падаем, часом? - Пойду, спрошу. – Хором сказали Сэм и Хэвен, поднимаясь со своих мест. Священник коротко рассмеялся: - Хорошо. Пойдём, спросим. Первым заглянув в кабину пилотов, он сказал: - Меня так и подмывает процитировать «Аэроплан», но вместо этого спрошу – как у нас дела? - Всё в порядке. – Ответил сидящий в правом кресле Первый. – Держимся в облаках пока. За стёклами кабины не было видно ничего, кроме серо-белой облачной плёнки. Могло показаться, что транспорт стоит в тумане, а не мчится по воздуху со скоростью в несколько сотен километров в час. - Метеосводка от Института сообщала, что над целью формируется циклон. – Добавила Хенриксен. – Сейчас местные метеостанции распространяют штормовое предупреждение. Похоже, мы летим прямо в зарождающийся тайфун. - Думаете, это неспроста? – Хмыкнул священник. - Судя по координатам, остров пришельцев точно в центре «глаза бури». – Майор пожала плечами. – Не похоже на случайность. Может, это побочный эффект при открытии портала… - Оно и к лучшему. – Первый слегка нажал на рукоять штурвала, и Саманта ощутила, как конвертоплан опустил нос. На всякий случай она положила ладонь на подголовник капитанского сиденья. – Если пришельцы начали процедуру открытия, они стянут к острову свои корабли. Пока у нас на борту де Мезьер, мы невидимы для пси-сканирования, а «водяные» больше всего полагаются на него. Плохая погода заодно скроет нас от визуального обнаружения. Лишь бы не опоздать. Впрочем, мы уже совсем близко. - Ясно. – Кивнул отец Хэвен. – Это всё хорошо, но мою паству в салоне волнует вопрос – что это жужжит? Это же не мы? - Понятия не имею. – Признался русский. – Не мы. И это не жужжание, это гул – раз его даже сквозь корпус и шум турбин слышно. Я поднимался над облаками – выше ничего и никого, только солнце. Сейчас хочу на пару секунд вынырнуть снизу. Радар не включаю, он нас с потрохами выдаст кому угодно. Белесая завеса облаков расступилась внезапно, словно отдёрнули полупрозрачную штору. Внизу Саманта разглядела тёмную гладь волнующегося моря и… огромный белоснежный самолёт, широко раскинувший крылья. «Морской рейнджер» выскочил из облаков прямо над ним, оказавшись всего на сотню метров выше и чуть позади. - Ту-95 «Медведь»! – Охнул падре. – Русский бомбардировщик! - Уходим! – Первый рванул штурвал на себя, конвертоплан прянул ввысь, прячась среди туч… однако считанные секунды спустя облака попросту кончились. Яркое золотое солнце больно ударило по глазам Саманты, привыкшим к полумраку. Она утёрла слёзы, сморгнула, чтобы лучше видеть открывшуюся панораму. Далеко впереди виднелась чёрная стена циклона. Она действительно напоминала стену – твердую, поднимающуюся прямо из моря. Обычные штормовые тучи отчего-то не тянулись к ней, а, напротив, пятились – между ними и ураганом образовалось кольцо чистого голубого неба шириной в десятки километров. На эту «нейтральную полосу» сейчас и выбрался «Рейнджер» наёмников. Вместе с русским бомбардировщиком, который по-прежнему шёл впереди и ниже. - Вон ещё один. – Сэм указала пальцем. – И второй… - И третий. – Капеллан сдвинул брови. Белокрылые Ту-95 выходили из-под прикрытия облаков шеренгой, растянувшейся в обе стороны. «Рейнджер» очутился над центром их строя. Сэм навскидку насчитала семнадцать огромных машин. Только «Медведей» - а ниже них маячили серые точки самолётов поменьше. Явно истребителей. - Это они так гудят. – Напряжённым голосом произнёс Первый, сжимая ручку штурвала до побелевших костяшек. – Говорили мне, что «Медведей» на погруженной субмарине слышно, а я не верил… - Они же не могут нас не ви… - Начала Сэм. И вздрогнула, когда перед лобовым стеклом промелькнула стремительная тень. Реактивный истребитель – угловатый, квадратных очертаний, выглядящий скорее винтажно, нежели современно – описал перед конвертопланом дугу, скрылся из виду, зайдя ему в хвост. Мгновеньем позже появился сверху, опять обогнав «Рейнджер». - МиГ-31, перехватчик. – Опознал его Долин. Остальные промолчали. Бесконечно долгую минуту огоньки двигателей МиГа горели впереди. Затем истребитель выпустил закрылки, поравнялся с конвертопланом. Качнул крыльями. Пилот за стеклянным фонарём кабины помахал им рукой, указал куда-то в сторону. После чего перехватчик лёг на левый борт и разорвал дистанцию. Люди в кабине «Морского рейнджера» выдохнули. - Я, наверное, понял. – Медленно произнёс Первый, уводя конвертоплан вправо. – Специальный Институт, припёртый к стенке, передал координаты не только нам одним. Отчаянный шаг, но он сработал. Мои соотечественники не дружат с Комитетом. Получив сведения, решили действовать. Эти самолёты – с русских авиабаз в Королевстве, потому и подходят тем же курсом, что и мы. Нам лучше разминуться. - Они собираются бомбить остров? – Поинтересовалась Сэм. - Вероятно. Я не вижу здесь десантных транспортов. Бомбардировщики, ракетоносцы, заправщики… И истребительное прикрытие. - Если они доберутся вместе с нами… - «Водяные» не дадут. – Качнул головой капитан. – Попробуют их остановить. Бой завяжется обязательно. А вот мы можем проскочить под шумок, не ввязываясь. Эх, ребята… Будто в подтверждение его слов, на границе циклона возникло движение – отличное от равномерного вращения облачных масс. Воздух словно заколыхался, пошёл рябью. Лишь благодаря своему острому зрению Сэм через пару секунд поняла, что это не рябь – это множество чёрных точек, отделившихся от неровной «стены» урагана. Рой мелких «тарелок» пришельцев, мчащийся навстречу шеренге белокрылых бомбардировщиков. За ними из серо-чёрной хмари плавно и величаво выходили корабли побольше – крейсера, носители, транспорты. Внушительные даже на такой дистанции. Русские ударили первыми. Из-под крыльев и фюзеляжей «Медведей» в сторону врага потянулись дымные хвосты – каждый бомбардировщик выпустил залпом не меньше десятка ракет. Им вторили идущие выше и ниже перехватчики. «Тарелки», видимо, открыли заградительный огонь - ракеты начали рваться одна за другой. Но почти половина снарядов достигла цели, и разрывы полыхнули уже в гуще инопланетного авангарда. Часть чёрных точек растаяла в пламени, остальные расшвыряло в стороны воздушной волной. Ту-95 дали второй залп, на сей раз по две ракеты, а истребители русских включили форсаж, обгоняя «Медведей», идя на сближение с «водяными». - Противокорабельными бьют. – Откомментировал Первый, продолжая уводить конвертоплан в сторону. – Дай Боже, им всем теперь не до нас… «Рейнджер» стремительно уходил с фланга русской эскадрильи, оставляя её по левому борту. - Через три минуты нырнём прямо в циклон. – Сказал капитан, поглядывая то на приборы, то на полыхающие слева взрывы. Крейсера пришельцев лупили по самолётам землян прямо сквозь собственный пришедший в беспорядок авангард – не раскалёнными лучами, а какими-то ярко светящимися голубым продолговатыми снарядами. Один Ту-95 уже рассыпался на куски после прямого попадания, остальные упорно держали строй. – Будет трясти, лучше вернитесь в салон. Скажите всем, чтоб пристегнулись. В десантом отсеке их с падре встретили молчанием – но если б в воздухе висел огромный вопросительный знак, это и то менее очевидно передавало ожидания соратников. - Идём в шторм. – С усмешкой сообщил им отец Хэвен. – Всем затянуть ремни – не хватало кому-нибудь свернуть шею ещё до высадки. Цель близко. Когда Саманта торопливо плюхнулась на своё прежнее место и вытянула из стенной ниши брезентовый ремень, сидящая рядом Хильда поинтересовалась: - Так что там было? - У нас появились друзья. – Не стала вдаваться в подробности рыжая американка. – Теперь больше шансов долететь без проблем. Ты как? - Не очень. – Призналась Хильда. – Руки не трясутся, но… как-то… лучше б тряслись. - Ждать недолго осталось. – Пристегнувшись сама, детектив наклонилась, чтобы проверить ремень немки. Подёргала замок – тот держал крепко. – Скоро ты сможешь взорвать к чертям целый остров, набитый инопланетными захватчиками. На душе полегчает, вот увидишь. - Не сомневаюсь. – Хильда растянула губы в бледном подобии улыбки. Именно ей Безымянные доверили чемоданчик с элериевой бомбой – как одному из двух людей, устойчивых к псионике, и как персоне, которую всё равно будет защищать весь остальной взвод. Кроме того, немке вместе с каской выдали нагрудник из аквапластика – на вид менее солидный, чем матово-чёрная кираса Илки Джефферсон, однако достаточно тяжёлый. Нагруженная всем этим, Хильда просто не смогла поднять штурмовую винтовку, так что ограничилась пистолетом. - Я тут подумала… - Перестав изображать улыбку, произнесла немка. – Прежде у меня было немало приятелей, любовных интрижек, всяких… отношений с другими людьми. Но вот друзей у меня, выходит, не было… Разве что Джейн, и то не уверена. Может, она просто очень добросовестно отрабатывала жалованье телохранителя. Как думаешь, Сэм, я могу считать тебя своим первым настоящим другом? - Э… - Весь этот монолог, начатый Хильдой ни к селу, ни к городу, смутил Саманту, а последний вопрос и вовсе выбил из колеи. – Д-да… Конечно. Я-то тебя уже давно считаю… подругой, то есть. Кажется, ответ удовлетворил немку, так как она откинулась назад и улыбнулась мене скованно: - Тогда… не помри сегодня, ладно? Взрыв острова всех проблем не решит, а я намерена жить дальше. И в будущем мне нужен будет настоящий друг. Не хочу пока заводить нового. Лучше ты себя береги, договорились? - Я буду беречь тебя. – Сэм подмигнула напарнице, хлопнула её по плечу. – Но если я умру, мне это сложно будет делать, так что постараюсь протянуть подольше. Ты ж ведь без меня не выживешь, а мне тебя жалко. Конвертоплан вздрогнул. Он рыскнул носом, ухнул куда-то вниз, однако сразу выровнялся. Пояснений не требовалось – «Рейнджер» вошёл в полосу бури. Следующую четверть часа машину трясло и швыряло безо всякой пощады. У Саманты, вполне спокойно путешествовавшей морем, комок встал поперёк горла и в глазах потемнело, одного из штурмовиков вовсе стошнило – сержант Третья невозмутимо подсунула ему бумажный пакет и держала бойца за плечи, пока тому не стало лучше. Краем глаза Сэм наблюдала за Хильдой – та позеленела, и всё же держалась даже лучше самой американки. Что ж, если подумать, она ведь опытная странница… Конец пляски на воздушных потоках ознаменовал выход в «око бури». Подождав минуту, и убедившись, что «Рейнджер» идёт ровно, Саманта отстегнулась от скамьи, встала. Чуть пошатываясь, неуверенным шагом направилась в кабину пилотов. Сдвинув металлическую створку, шагнула через порог… И остолбенела. По стенам кабины, по приборной панели, по лицам Первого и Мишель бегали голубые отблески. «Морской рейнджер» держал курс прямо на гигантскую шаровую молнию – шар света с нетвёрдыми, дрожащими границами. С шара как струи воды стекали молнии обычные – ветвящиеся, ломанные линии белого, синего, алого цвета даже не били, а неразрывно тянулись к раскинувшейся внизу суше. Только разглядев под сияющим шаром остров, детектив осознала его истинные размеры. Диаметр «шаровой молнии» насчитывал пару километров. Шар парил точно над лысым центром острова, электрические дуги впивались в окружающий поляну пальмовый лес. - Если мы ещё и не опоздали, то вот-вот можем опоздать. – Сказал русский офицер, оглянувшись на Саманту. – Они уже начали. Пролететь над островом мы не сможем. Попробую сесть на воду около берега. Высадимся на пляж и двинемся пешим порядком через заросли. Готовьтесь. - Да, сэр. – Кивнула ему девушка. Торопливо вернувшись на скамью, она вытащила из-под сиденья шлем, нахлобучила его, неловко затянула ремешки. Надевая перчатки, сказала товарищам: - Первый будет садиться на воду. Пойдём пешком от берега. Над островом врата в Ад в процессе открытия, подлететь вплотную не выйдет. Момент посадки все ощутили заранее. Пилот лихо крутанул «Рейнджера» вокруг своей оси, поворачивая кормой к острову, и лишь после этого опустил вниз. Последовал толчок, лязг металла, затем гул турбин стих. - К высадке! – Скомандовал Первый, выходя из кабины. – Открыть рампу! Сержант Джефферсон и штурмовики в литых нагрудниках встали плечом к плечу поперёк салона, заслоняя собой товарищей от возможного огня. Новозеландка перехватила поудобнее «Молот», штурмовик справа от неё ударил кулаком по кнопке на стенном пульте. Кормовой люк медленно опустился… и ничего не произошло. В открывшийся проём Саманта увидела только песчаную полосу пляжа да пальмовые заросли, до которых оказалось рукой подать. Никто не встретил отряд огнём, двигались в поле зрения лишь трепещущие на ветру листья пальм. Сами пальмы, впрочем, выглядели жутковато – неестественно выгнутые стволы испещрили мерзкие фосфоресцирующие наросты. - Вперёд! – Капитан Долин махнул рукой. Тяжёлые и лёгкие пехотинцы, возглавляемые сержантом, высыпали на пляж, за ними последовали остальные. Задерживаться около «Рейнджера» отряд не стал – сходу углубился в джунгли. Кроны пальм сомкнулись над головами солдат, скрыв небо – однако мерцающие опухоли на древесных стволах давали достаточно света, чтобы зажигать фонари не возникло нужды. - Держаться плотнее! – Напоминал Первый, шагая в центре группы, рядом с Хильдой и Сэм. – Мы не знаем, как далеко действует защитное поле де Мезьер! Куратор предупреждал, что при большой концентрации деревьев-генераторов пси-поле будет такой мощи, что вблизи просто сожжёт мозг любому разумному существу. То, что Хильда сможет защитить спутников от подобной участи, было лишь предположением учёных Института. Пока, впрочем, всё шло нормально. Саманта испытывала целый букет неприятных ощущений, от зуда в затылке до желания глупо рассмеяться, однако списывала их на естественные причины. Она не трусиха, но в такой момент бояться, волноваться и переживать нормально. Лишь бы эмоции не повлияли на меткость стрельбы. Заросли густели. Естественного света становилось меньше, кривые стволы росли всё ближе друг к другу. Подлеска не было, зато в глубине леса появились лианы – они качались над головами солдат, соединяя деревья, сплетаясь в целые сетки. Некоторые из них тоже светились гнилушно-зелёным. Наёмники продвигались быстро, но не переходя на бег. Они сохраняли строй, прикрывая гостий, снайпера и командира, ожидая атаки с любого направления. По идее, пси-излучение мерцающего леса угрожало всем разумным существам, «водяным» не меньше, чем людям, однако параноидальная осторожность Безымянных оказалась не лишней. Отшагав без малого километр, Сэм услышала приближающийся шум – «бом-бом-бом». Кто-то большой и тяжёлый ступал по земле совсем рядом. Она схватила Первого за плечо, но тот и сам не страдал глухотой – кивнул, вскинул сжатый кулак: - Остановиться! Опасность на четыре часа! Сэм встала так, чтобы заслонять собой Хильду, широко расставила ноги, вскинула UMP. Сглотнула, заметив мелькнувший среди пальм массивный вытянутый силуэт. Приближалось что-то настолько здоровое, что оружие в собственных руках показалось детективу игрушкой. Пули пистолетного калибра здесь едва ли помогут. - Их двое! – Воскликнул вдруг солдат из авангарда. – Второй спереди обходит! Действительно – по курсу отряда что-то шевельнулось. Второй враг, ступая медленно и тихо, огибал группу по широкой дуге – и расти в этом лесу кусты, у него бы получилось прокрасться в тыл незамеченным. - Двадцатый, вторая цель, Третья – первая! – Распорядился Долин. Наёмник в экзоброне, повинуясь приказу, развернулся навстречу новой угрозе. – Майор, страхуете Третью! Один из разведчиков, приставленный к снайперу, наклонился, Мишель положила ему на спину длинный ствол электромагнитного ружья. Пехотинцы сами разделили сектора стрельбы, открыли огонь из автоматов по обоим врагам. Пули настигли тех, но видимого вреда не причинили. Раздался басовитый рёв, тени среди пальм заметались под свинцовым дождём, а затем ринулись прямо на кучку людей с двух сторон. Илка Джефферсон встала точно на пути своего противника, зажала спуск «Молота». Хладнокровно подпустила пришельца поближе и выстрелила, когда тот припал к земле, явно собираясь прыгнуть. Болванка прошила грудь чудовища, напоминающего динозавра-раптора, долей мгновенья позже вторая, выпущенная майором Хенриксен, пробила ему массивный череп. Зверь без единого звука завалился набок. А вот его «напарник» прыгнуть успел – болванка рельсотрона, закреплённого на плече бронескафандра, выбила фонтан земли там, где ящер был секунду назад. Монстр приземлился всей своей тушей прямо на Двадцатого, опрокинул бойца на спину. Оглушённый падением наёмник не растерялся – ухватил ящера руками за передние короткие лапки, дёрнул на себя, заставив упасть. Оказавшаяся в считанных метрах от них Саманта попятилась, толкая спиной Хильду, выстрелила, спустив две трети магазина в одну долгую очередь. Задеть солдата девушка не боялась – пули UMP экзоброню повредить не могли даже в теории. Ящеру, правда, тоже на них оказалось плевать – он взревел, забрыкался, пытаясь встать. Но Двадцатый держал крепко – экзоскелет позволял ему бороться с хвостатым пришельцем практически на равных. Сержант Джефферсон подскочила к ящеру сзади, с размаху вогнала жуткий щербатый штык «Молота» ему в загривок, вдавила спусковую клавишу. Три или четыре стальные болванки разворотили шею зверя, практически отделив голову от тела. Ящер ещё пару раз дёрнул задними лапами и обмяк, придавив собой несостоявшуюся жертву. Новозеландка помогла Двадцатому столкнуть мёртвую тушу, подала руку. Солдат не без труда встал, жужжа электромоторчиками. Его броню залила фиолетовая кровь инопланетянина, кирасу, наручи и наплечники украсили глубокие зарубки, оставленные когтями. - Новые. – Илка кивком указала на труп пришельца. – Шкура чёрная, не коричневая. И раньше они не пользовались стайной тактикой. Просто бежали на тебя, или прыгали из засады. - Эти твари настолько безмозглы, что могут шляться там, где у разумного существа мозг сплавится. – Покачал головой Первый. – Однако инстинкты у них работают. Уверен, их здесь намного больше. Капрал, как механизмы брони? - В порядке, сэр. - Тогда… Отряд, бегом! Направление прежнее. И они побежали. Не со всех ног – равняясь на неуклюжего Двадцатого. Сэм решила, что оно и к лучшему. Сама-то она не отстала бы от тренированных солдат, а вот Хильда – едва ли. Немка начала выдыхаться через сотню метров – она больше не пыталась шутить, даже не смотрела по сторонам. Просто следовала за Самантой, одной рукой вцепившись в её разгрузку – как ребёнок в мамину юбку. «Ничего. – Сказал себе рыжая девушка. – Упадёт – понесу на руках». Хильда не упала. Задыхаясь и хрипя, она упрямо продолжала делать шаг, второй, третий… Заросли начали редеть, наёмники то и дело натыкались на чёрные проплешины, оставленные ударами молний. Центр острова был всё ближе. Ящеры встретились отряду лишь ещё один раз – тоже парочка чудовищ с чёрной шкурой. Их заметили вовремя, издали, и напичкали болванками рельсотронов с безопасной дистанции. В конце концов, деревья расступились, выпустив землян на опушку. По спутниковым фотографиям казалось, что безлесная плешь в середине острова совершенно плоская. Либо фотографии оказались неточны, либо с тех пор что-то переменилось. Желтоватая, напоминающая сухую глину почва выгибалась пузырём. В склон получившегося холма был врезан квадратный портал из серого металла – довольно узкий, не рассчитанный на проезд транспорта. «Пузырь» украшали полусферы огневых точек – одна располагалась точно над входом. Появления горстки аборигенов пока никто не заметил – если «водяные» и ждали атаки, то с воздуха. - РПО! Укрепление над воротами! – Рявкнул Первый, падая на колено и открывая беглый огонь по бойницам ближнего ДОТа. Сапёр отряда снял с ремня тубус реактивного огнемёта, вскинул на плечо. Ракета ударила в узкую амбразуру мишени, та полыхнула белым пламенем. Выглядело это не особо внушительно, однако выживших в бункере, похоже, не осталось. Другие укрепления секунду спустя огрызнулись огнём игломётов и рельсовых пушек, но ДОТ над порталом молчал. Наёмники повалились на землю, ища укрытия среди складок местности. - Хильда, Мэйсон, вперёд! – Русский капитан ткнул пальцем в сторону ворот. - Третья, падре, Пятый, Тринадцатый, Двадцать пятый – с ними. Остальные – рассыпаться, прикрываем! - А как же пси-защита? – Подала голос отдышавшаяся немка. - Мы уже не в лесу. – Первый выщелкнул магазин из винтовки, вогнал в гнездо новый. – Тут давление слабее, иначе не было бы стрелков. На крайний случай с нами Хенриксен. Приготовьтесь. На счёт три – прорываетесь. Один… два… три! Сэм вскочила на ноги, вздёрнула за воротник Хильду, зигзагами ринулась к цели. За спиной кто-то топал, тяжело дышал, трещали очереди и взвизгивали рельсовые ружья – прикрывающая группа пыталась подавить стрелков «водяных». Кто-то вскрикнул сзади, тут же захлебнулся собственным воплем, умолк. Саманта запнулась о какую-то кочку, едва не полетела кувырком – но Хильда схватила её под локоть, и они побежали дальше. В тени квадратного портала детектив позволила себе упасть на четвереньки. Здесь выстрелы из ДОТов уже не могли её достать. Сделав единственный глубокий вдох, девушка немедленно встала на колено, подняла пистолет-пулемёт на уровень глаз. Рядом были Хильда, Илка, капеллан и сапёр. Оба лёгких пехотинца остались на простреливаемой полосе. - Рви! – Велел Хэвен сапёру, и ударил кулаком по створке ворот. Пока тот возился с зарядом направленного взрыва, Саманта запрокинула голову. Титанический шар белого света вращался прямо над ними. Отсюда он казался даже больше, чем из кабины «Рейнджера». «Это портал… и то портал…» - тупо подумала Саманта. Адреналин в крови не давал её мыслям оформиться во что-то связное. - Пригнитесь, зажмите уши. – Закончив, сапёр отступил от ворот с детонатором в руках. - БДАХ! – Заряд взрывчатки проломил в пластине серого аквапластика дыру диаметром метра полтора. Как раз протиснуться полностью экипированному оперативнику. Джефферсон бросила в пролом осколочную гранату, дождалась хлопка и полезла следом, едва не зацепив наплечником рваный край отверстия. Хильда поспешила за ней. Настал черёд Саманты. Детектив глубоко вдохнула, подняла глаза, чтобы ещё раз увидеть пылающий шар в небе. И встретилась взглядами с акватиком. Большеголовый пришелец таращился на неё с козырька портала немигающими чёрными глазищами-плошками. Рефлексы Сэм оказались быстрее разума – три пули из UMP разнесли череп «водяного» в кровавые клочья. Акватик опрокинулся на спину, пропал из виду… а секунду спустя над козырьком рванула плазменная граната. Людей внизу оглушило, осыпало комьями почвы. - Внутрь! – Поторопил спутников капеллан. Саманта торопливо нырнула в чернеющий зев пробоины, сапёр прикрыл ей спину. Хэвен отходил последним – и ему едва ли не на голову спрыгнул ещё один акватик. Священник врезал «водяному» прикладом по макушке, добил упавшего выстрелом. Оглянулся на товарищей: - Они контратакуют. Илка, веди Хильду и Саманту внутрь. Отвечаешь за них. Мы с Двадцать пятым удержим вход. Кажется, он единственный. - Поняла. – Кивнула новозеландка. – Мисс де Мезьер, за мной, пожалуйста. Мисс Мэйсон, прикройте нас сзади. Саманта невольно улыбнулась – с «гражданскими» угрюмая наёмница даже посреди жаркой битвы разговаривала вежливо, избегая военных терминов. Их троица бегом устремилась вглубь коридора. Выстрелы позади разносились гулким эхом, отражаясь от стен. Проход вёл вниз с ощутимым уклоном. Пол его был покрыт чем-то вроде шершавой резины, стены облицованы всё тем же аквапластиком, потолочные панели источали ровный белый свет. «Хорошо, что мы не решили взорвать бомбу на берегу» - подумала Сэм. Всё самое важное пришельцы упрятали во многих метрах под землёй, заковав в прочную скорлупу полноценного бункера. Коридор дважды сделал зигзаг, и за вторым углом девушки столкнулись с внутренней охраной. Из стенных ниш выступила пара существ ещё более кошмарного облика, чем встреченные в лесу ящеры. Прямоходящие, закованные в угольно-чёрный хитин, с маленькими плоскими головами и двумя парами «рук» у каждой. «Руки» вместо кистей заканчивались острыми на вид клешнями. Бежавшая первой Илка даже не замедлила шага. Напротив, она оттолкнулась от пола и прыгнула. Вогнав широкий штык своей пушки под подбородок правого монстра, врезалась в него всем телом. Пришелец и наёмница рухнули вместе, но Третья оказалась сверху. Чудище конвульсивным движением сомкнуло объятия, попыталось вонзить клешни в бока новозеландки – однако хитиновые острия только скользнули по кирасе. Левый «водяной» невольно обернулся к упавшему товарищу – и открыл спину Саманте. Спина, впрочем, были защищена природным панцирем точно так же, как грудь – зато у американки появился шанс прицелиться. И она не промахнулась – пули сорок пятого калибра пробили шкуру пришельца в месте стыка одной из лап с туловищем. Лапа бессильно обвисла, монстр заверещал, рывком развернулся к рыжей девушке… Выстрел «Молота» пронзил чудище снизу-вверх, сделав дыру в белой потолочной панели. Гиперзвуковая болванка, такое впечатление, высосала из хитинового панциря всю его начинку – к счастью, зелёно-фиолетовые внутренности «водяного» забрызгали потолок, а не стоящую перед ним Сэм. Пришелец с грохотом завалился набок. - Проклятые «лобстеры». - Совершенно спокойным голосом произнесла Илка. Сержант лежала на спине, сжимая обеими руками «Молот», уперев его приклад в тушу первого убитого противника. - У них с вами есть что-то общее. – Нервно хихикнула Хильда, выглядывая из-за спины Сэм. – Броня, наверное. - Раньше ваша пушка заряжалась дольше, как я помню. – Сделав вид, что ничего не слышала, детектив склонилась к наёмнице, предложила ладонь. - Я зажала спуск сразу, как только их увидела. – Третья мотнула подбородком, отказываясь от помощи, и встала сама. – Заряд накапливался всё это время. Полусотней метров ниже уклон исчез. Коридор пролегал горизонтально, вскоре упираясь в закрытую фиолетовую дверь. Гладкую створку не украшали какие-либо знаки, надписи или рисунки, однако Саманта сразу поняла, что они пришли куда следует. А не, скажем, в инопланетный подвал для солений. - Отойдите. Может срикошетить. – Новозеландка расставила ноги на ширину плеч, подняла молот. Усиленный выстрел пригодился вновь. Заряд рельсотрона вмял створку внутрь, чудом не сорвав с креплений. Второй раз стрелять наёмница не стала – разбежавшись, снесла дверь бронированным плечом. В помещение Сэм ворвалась почти одновременно с ней, отстав на полшага. За порогом открылась ярко освещённая круглая комната с низким потолком. Стены были увешаны каким-то оборудованием, а из пола выступала мерцающая розовым полусфера, стеклянная на вид. Вокруг полусферы кольцом стояли пришельцы – высокие, тощие гуманоиды в золотистых плащах. Откинутые капюшоны не скрывали лысых фиолетовых голов. Пришельцы не двигались, руки их были протянуты к сфере, взгляды непроглядно-чёрных глаз направлены туда же. Шумы боя и урагана на поверхности сюда не доносились, так что тихий щелчок переключателя режимов огня прозвучал подобно грому. Сержант Джефферсон повела стволом «Молота» слева направо, держа оружие у бедра. Очередь должна была срезать всех «водяных», как колосья пшеницы, но стоило раздаться первому выстрелу – и гуманоиды молниеносно метнулись в разные стороны. Сброшенные золотые плащи ещё оседали на пол, а их хозяева уже перешли в атаку. Вместе с плащами вокруг полусферы осталось лежать четыре трупа, однако выжившие «водяные», числом полдюжины, набросились на троицу землян со всех сторон. В руке каждого сиял голубым огнём короткий изогнутый клинок. Ритуальное или статусное оружие – в тесном помещении даже оно представляло угрозу. Один «фиолетовый» прыгнул прямо на потолок, оттолкнулся от него и обрушился на Илку сверху, выставив перед собой нож. Сержант приняла удар штыком «Молота». Горящий клинок рассёк стальное лезвие словно картонное, прорезал часть стволе рельсотрона, застрял уже в нём. Новозеландка пнула гуманоида сапогом в живот, рванула «Молот» вниз, выдернув из рук врага оружие. В тот же миг справа приземлился второй «фиолетовый», вонзил свой нож девушке в бок – прямо сквозь кирасу, по самую рукоять. Сэм расстреляла его в спину, крутанулась на каблуках, ища нового врага – и увидела его прямо перед собой. Обернись она ударом сердца позже – и опоздала бы. «Водяной» уже занёс руку для удара. Детектив качнулась назад, дала очередь, не целясь – противник взмахнул клинком, потом пули отшвырнули его. Саманта добавила контрольный в голову – и только ещё секунду спустя её лицо вспыхнуло болью. Левый глаз закрылся сам собой, щёку свело судорогой, отчего боль сделалась ещё острее. Полуоглушённая, Сэм проморгала нового нападающего. «Плащеносец» врубился в неё пушечным ядром, впечатал лопатками в стену. Детектив выронила пистолет-пулемёт, в груди её что-то отчётливо хрустнуло. Пришелец, продолжая плечом вдавливать девушку в стену, перехватил нож обратным хватом, отвёл кисть для режущего удара по шее… Метко брошенный чемодан с элериумовой бомбой угодил ему в висок. - Отстань от неё, палочник! – Прорычала Хильда. Сжимая рукоять пистолета обеими ладонями, немка послала вслед за бесценным чемоданчиком несколько пуль. Раненный в грудь и живот инопланетянин всё-таки попробовал встать - Сэм, превозмогая боль в лице и рёбрах, достала свой пистолет и добила его выстрелом в лоб. Обернулась на шум. У ног сержанта Джефферсон валялся сломанный «Молот» и вытянулись два мёртвых тела, причём голова одного из «водяных» оказалась отвёрнута за спину. Последний оставшийся на ногах обходил черноволосую наёмницу по широкой дуге. Саманта попыталась взять его на мушку, смаргивая навернувшиеся на правый глаз слёзы, но в этот самый момент пришелец ринулся в атаку. Вероятно, он ждал, что новозеландка попытается выхватить револьвер, и сделал ставку на скорость атаки. Напрасно. Илка вскинула правую руку. Сияющий клинок, нацеленный девушке в горло, пронзил её кисть вместе с латной перчаткой, упёрся гардой в ладонь. Илка сжала закованные в сталь пальцы, обхватив гарду, левой рукой вцепилась в горло «фиолетового». Под влажное «хрусть» голова инопланетянина свесилась набок. Отшвырнув тощее тело как тряпичную куклу, сержант вытащила погасший клинок из своей ладони, сунула за пояс. Поведя плечами, зачем-то расстегнула ремень шлема, стащила его с головы и бросила наземь. Произнесла, не оборачиваясь: - Мисс де Мезьер, ставьте бомбу. Пожалуйста. - Кто… это был? – Поинтересовалась Сэм, прикладывая ладонь к лицу. Перчатка незамедлительно пропиталась чем-то тёплым и липким. Тяжёлая влага текла по щеке и капала с подбородка. Левый глаз вроде был цел, но упорно не желал открываться. Резь в груди нарастала, став даже острее боли в лице. - Псионики. – Сержант потрогала рукоять другого кинжала, так и торчащего из её бока, однако его выдёргивать не стала. – Наверное. Обеспечивали процедуру открытия. Может, без них всё и так разладится, но лучше перестраховаться. Ставьте бомбу, мисс. Я… не смогу вас долго прикрывать. - Да, конечно. – Хильда спешно подобрала чемоданчик, водрузила прямо на мерцающую полусферу. Открыла, застучала по клавиатуре внутри, вбивая коды активации. - Это единственный вход, как я понимаю. – Хотя в голове мутилось, Сэм взяла волю в кулак, оглядела стены. – Если падре держится, враги сюда уже не придут. - Он держится. – Уверенно сказала Илка. Выглядела наёмница плохо – кровь на чёрном не видна, однако с пальцев её правой перчатки падали на пол тёмные капли. Загорелое лицо побелело. - Всё! – Хильда захлопнула крышку чемодана. – Валим, таймер пошёл. На обратном пути уже Хильда поддерживала Саманту. Рыжеволосой американке становилось хуже с каждым сделанным шагом. Боль пронзала её тело, перед глазами… вернее, перед глазом темнело. На чистом упрямстве она дошагала до выхода. Там девушек встретили Хэвен с напарником – живые и невредимые. Они залегли по эту сторону пробитых ворот, а снаружи громоздилась целая куча мёртвых акватиков и глубинников. - Господь милосердный! – Воскликнул капеллан, увидев вернувшуюся троицу. – Мисс Мэйсон… - Илка ранена серьёзней. – Оборвала его Сэм. – Но рана под доспехами, а их снимать нельзя. Нужно уходить, пока мы с ней на ногах. - Там, внизу… - Всё готово. – Заверила Хильда. – Бомба установлена, живых нет. - Видели другие проходы? - Нет. Там одна комната, вход из этого коридора. - Отлично. Тогда мы обезопасим бомбу на время работы таймера. – Священник указал куда-то вверх. На потолке оказался закреплён брикет взрывчатки. – Выбираемся отсюда. Соединимся с Первым на опушке и – бегом к «Рейнджеру». Вдвоём пролезть через дыру не виделось возможным, так что Сэм пришлось протискиваться самой. Не стыдясь стонать и вскрикивать, она выбралась на свет божий… не устояла на ногах и упала, стукнувшись лбом о жёлтую глинистую землю. Стало темно. Несколько раз девушка приходила в себя, но не до конца. Как сквозь вату она слышал голоса, чувствовала, что её несут под руки, поддерживая с двух сторон. Сознание немного прояснилось уже в салоне конвертоплана. Сэм поняла, что лежит на полу десантного отсека и сквозь почему-то не закрытый задний люк смотрит на «шаровую молнию» инопланетного портала. С порталом творилось неладное. Он потерял шарообразную форму, начал вытягиваться в овал. Изломанные линии молний били от него не только вниз, но и вверх, и в стороны. Что-то зарокотало – так, что шум перекрыл воющие на форсаже турбины летящего «Рейнджера». - Рвануло! – Воскликнул кто-то – кажется, Хильда. И тут портал в небе лопнул… Конец девятой главы. Эпилог. Болезненные пробуждения стали входить у Саманты в привычку. Нынешнее было даже хуже предыдущих – болело всё, что только можно, а в довесок к тому страшно тошнило. Голова также не спешила проясняться – девушке казалось, что поверхность, на которой она лежит, равномерно покачивается. С другой стороны, разлепив веки, рыжеволосая американка увидела над собой не очередной незнакомый потолок, а лицо Хильды де Мезьер. - Живая. – Довольным тоном констатировала немка, и сказала кому-то вне поля зрения. – Я же говорила, что до темноты очнётся. Она у меня крепкая. Сэм осторожно повернула голову, и увидела справа от себя Илку. Обе они лежали на полу десантного отсека, плечом к плечу, укрытые куском парашютной ткани, обеим под головы кто-то подложил мягкие скатки из одежды. С Третьей сняли не только броню, но и комбинезон – из-под покрывала виднелись голые плечи. Сначала детективу показалось, что наёмница мертва – её лицо было совершенно белым, глаза закрытыми, черты заострились. Но потом Саманта заметила, что грудь сержанта едва заметно вздымается, и ресницы дрожат. - Илка… как она… - Губы девушки пересохли, в горле першило, но она выдавила из себя самый важный вопрос. – Как все? - Она спит. – Ответил стоящий на коленях возле наёмницы отец Хэвен. – И видит сны. Надеюсь, хорошие. У вас обеих нет серьёзных ран, но Илка потеряла много крови. Надеюсь, отдых поможет, потому что устроить ей переливания нам негде. Первый схлопотал иглу в плечо, Двадцатый убит. Остальные из группы прикрытия невредимы. - О себе б волновалась. – Ворчливо заметила Хильда. – Вечно ты… - Хорошо. – Сэм попробовала улыбнуться, и лицо опять заныло. – Что со мной? - Четыре ребра сломаны точно, два – возможно. Доктора-то у нас нет. А ещё – это. – Немка извлекла из кармана круглое зеркальце, подала напарнице. Сэм приняла его осторожно, боясь уронить – но обнаружила, что пальцы слушаются её без проблем. Глянула в отражение. Хмыкнула. Тонкий алый шрам протянулся от верхней части переносицы через всю левую щёку и скулу, заканчиваясь на подбородке. Края пореза стягивали грубые толстые стежки – когда нить снимут, от них останутся заметные поперечные следы, пересекающие шрам. Если, конечно, подаренная Куратором временная регенерация не затянет раны без следа, но это было бы слишком хорошо. - Ну… фотомоделью мне уже не стать. – Саманта облизнула губы. – Не особо-то и хотелось. А так – терпимо. Отцу даже понравится… пожалуй. - Хочу видеть его физиономию, когда вы встретитесь. – Усмехнулась немка. - Да… как всё… в целом? И где мы? - Портал накрылся. – Хильда забрала у девушки зеркальце. – Бомба вывернула остров наизнанку, а потом рванула та дрянь в небе. Ощутимо так. Волна на море поднялась – будь здоров, ушла во все стороны. Воздушным ударом нас чуть по кислороду не размазало. Хорошо, что «Морской рейнджер» плавает, а то мы бы уже рыб кормили. Один движок отказал, что-то сбилось в навигации и гироскопе. Первый приводнился, как только вода успокоилась. Теперь дрейфуем. - А… То-то мне казалось, пол качается. Думала, от слабости. - Нет, это океан ещё волнами ходит. Мореходность у конвертоплана сама понимаешь какая. Суши не видно. Островок развеяло в пыль, до других берегов далеко. Небо затянуло хмарью какой-то, солнца уже сутки не видно. Все здоровые ползают снаружи, помогают Первому и сапёру чинить двигатель. Мишель в кабине, слушает радио. Оно в порядке, но ничего не ловит. Ни военных переговоров, ни гражданских каналов. На всех частотах либо помехи, либо молчание. - И что будем… ах-х… делать дальше? – Опираясь на локти, детектив села. Наказанием стала вспышка боли в сломанных рёбрах. Хильда поддержала её под спину. - Починимся и взлетим. – За немку ответил Хэвен. – Топлива, с учётом подвесных баков, хватит до населённых мест. А там – видно будет. - Портал мы схлопнули. – Сказала Хильда, нехорошо ухмыляясь. – Мир спасли. Но так, наполовинку. Всех пришельцев на Земле это не убило. И Комитет обидится на нас за украденную игрушку. Из друзей у нас лишь Лидер сотоварищи, если они благополучно добрались до континента. А врагов всех мы даже и не знаем. В общем, пока дрейфуем – отдыхай. Ничего ещё не закончилось. Только завершился первый акт. - У всего есть положительные стороны. – Отец Хэвен с грустной улыбкой погладил растрёпанные чёрные волосы Третьей. – Мне вот больше времени на вправление мозгов одной очень глупой, но очень смелой и доброй язычнице. - Если она сегодня не умрёт. – Хильда перестала усмехаться. - Не умрёт. – Качнул головой капеллан Безымянных. – Вам ещё есть, за что бороться, и ей тоже. Она упрямее мула, а упрямые люди не умирают, пока не завершат всех дел. Вы говорите, закончился первый акт? Тогда пора готовиться ко второму. Что-то мне подсказывает, что он выйдет в разы сложнее первого. Саманта вполне разделяла его подозрения. Но ей не было страшно. Будущее выглядело туманным, опасным – и интересным. Сэм почти не терпелось узнать, какие беды свалятся на их с Хильдой головы следующими. «Может быть, я наконец-то сошла с ума. – Весело подумала девушка, игнорируя ноющие рёбра и щёку. – Тогда оно к лучшему. Спокойная жизнь ушла навсегда, а то, что нас ждёт впереди, по душе будет только безумцам. Падре прав. У всего есть положительные стороны…» Конец.