Механизмы 482

Джин Грей автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Описание:
Существуют ли другие реальности? Мне кажется, что да. Судите сами, откуда бы взяться всем историям о других мирах? Все фильмы, научные доказательства, комиксы. А сны? Мечты и фантазии? Кто-то сказал, что мысль материальна. Если так, то где же осуществляются наши самые сокровенные желания? Если в другом мире, то могут ли эти миры пересекаться? И если да, то как? Порой достаточно одного слова или жеста, чтобы привести "механизм пересечения" в действие. Мгновение - и ты не понимаешь, где находишься

Посвящение:
Честно? В первую очередь, себе.
И, конечно, читателям. Мне очень приятно знать, что вам нравится.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Мне кажется, я никогда не прекращу её редактировать

Часть 54

3 октября 2017, 01:36
Примечания:
Обращаю внимание, что добавилась глава Gap Years, которая повлекла за собой изменения в четырёх главах.
      Непринуждённый танец сменился неспешной беседой. Отыскать свободный уголок оказалось легче лёгкого, ибо время было уже далеко за полночь, и народу в пентхаусе становилось всё меньше и меньше. Это было и к лучшему: меньше людей — меньше посторонних и ненужных взглядов.       Бывают люди, при общении с которыми ты чувствуешь себя так комфортно, словно знаешь их всю свою жизнь, знаешь, где с ними можно пошутить, а где вы оба можете спокойно помолчать. Вот и Стив был таким. Нам не стоило лишний раз произносить какие-то слова, чтобы понять друг друга. Мы просто были: вместе и порознь, здесь и нигде. Знаю, звучит глупо, но я определяю подобный род людей только так. Для меня они являются сокровищами, которыми не хочется делится ни с кем, и которые всё равно приходиться отдавать. Это всегда немного грустно, но это такая светлая и лёгкая грусть, что по прошествии времени ты и вовсе не помнишь её, в сердце остаётся только безграничное счастье и нерушимое спокойствие, с которыми этот человек теперь всегда ассоциируется. Возможно, вы и никогда не встретитесь, но при любом воспоминании о проведённом времени с этим человеком на душе будет становиться легко и спокойно, в какой бы тоске ты не пребывал до этого. Капитан был, пожалуй, одним из первых немногих, которых я встречала до этого, которых я бы встретила после — это я точно знала. И я знала, что этого никто не сможет у меня отнять.       Видимо, я заснула где-то совсем под утро, проведя оставшуюся ночь в разговорах обо всём и ни о чём с Капитаном. Просто сидели и разговаривали: без каких-либо насмешек со стороны, без глупых подколов, без громкой музыки, давящей на тебя со всех сторон. Я рассказывала Стиву о себе: о доме, о семье и друзьях, об увлечениях; он же рассказывал мне о том, какие отличия мира современного удивили его больше всего — иногда с позитивной, а иногда и с негативной стороны. Если бы меня спросили — я бы точно не смогла ответить, когда именно я перестала улавливать нить разговора и провалилась в царство Морфея — просто в какой-то момент меня разбудил ритмично повторяющийся звук уже надоевшего будильника, что неустанно напоминал о наступлении нового дня. Дня отбытия.       Какое-то время я просто лежала и смотрела в потолок. Капитан, очевидно, ушёл, любезно накрыв меня одеялом. Проскочила мысль, что платье очень сильно измялось, и на что-то торжественное его ещё раз не наденешь. Да и какая разница? Будто что-то торжественное притаилось за углом и только и ждёт, когда же я пройду мимо. Смешно.       Через панорамное окно уже отчётливо был виден утренний Нью-Йорк, но рассматривать его не было никакого желания. Я прекрасно осознавала, что, с вероятностью в 99%, больше никого здесь не увижу. Признаться честно, я безумно соскучилась по дому, и при любом воспоминании о семье становилось невыносимо тоскливо. Но и осознавать, что придётся расстаться с чем-то настолько волшебным, было не менее тяжко. Поэтому я просто лежала и смотрела в потолок, не пытаясь прислушиваться к шумам по ту сторону двери, и лишь отключив надоедливо ритмичный будильник.       Но. Всегда есть то самое «но». Было нужно идти дальше, собираться. Чемоданы сами себя не проверят, да и желудок решил напомнить о себе и издать песнь кита — верный признак того, что на завтрак, всё-таки, стоит сходить. Я медленно села на кровати и рефлекторно поправила прядь волос, упавшую мне на глаза. Утренняя перезагрузка морального состояния почти завершилась, и буквально через пару минут я перестала залипать в стену и подошла к шкафу. Несмотря на то, что все вещи я приготовила ещё со вчерашнего дня, лучше было бы всё перепроверить.       Методично проверяя каждую полочку, каждый ящичек шкафа, не желая оставить здесь хоть какую-то мелочь, я думала о последующей транспортировке. Очень сильно хотелось надеяться, что меня не скинут здесь как ненужный балласт, который только и делает, что попадает в беды. Я и сама прекрасно понимала, что не отличилась примерным поведением и особой помощью. Слишком самонадеянная, слишком импульсивная, слишком…       Я рассчитывала на слово Тора как, пожалуй, никогда в жизни. Дома точно будет меньше рисков, а возникающие будут, хотя бы, не таких масштабов. Накосячить я всегда успею.       Осознав, что проверяю ящики уже по второму кругу, я остановилась. Откладывать дальше было нельзя, и, переодевшись в длинную сине-серую рубашку в клеточку с широким поясом, тёмные джинсы и просто удобные кроссовки, я спустилась к завтраку.       Стоит ли отмечать, что проснувшиеся Мстители были явно не в полном составе: пришли Стив и Наташа (оба получали сыворотку суперсолдата), Пеппер, которая в принципе не злоупотребляла алкоголем, и Брюс, с которым всё понятно. Что касается остальных, то Тор вчера где-то раздобыл асгардский эль (как минимум, он так утверждал) и решил сыграть с Тони и Клинтом в игру Dare to Compare. Проще говоря, когда гости начали расходиться, они решили сыграть в «Я никогда не», где выигравших просто не может быть. Когда мы уходили, бравая тройка как раз решила выпить за то, что они недавно отведали шаурму — самая безобидная стадия игры. Думать о том, до куда они дошли, желания у меня не было.       — Доброе утро! — поприветствовала меня Пеппер.       — Доброе утро, — ответила я и невольно прокашлялась, так как голос, в отличие от желудка, ещё не проснулся. — Всё нормально, просто утро, — ответила я на вопросительные взгляды и сумела весьма непринуждённо улыбнуться.       — Готова к отправлению? — спросила Наташа, дожаривая глазунью. — Будешь?       — Нет, спасибо. Вроде готова, — до меня только сейчас дошло, что прибыла я сюда только с сумкой. Это будет выглядеть весьма странно, когда я вернусь с чемоданом.       «А сколько прошло времени с момента переноса?», возникла в голове шальная мысль, «Сколько ты уже здесь?»       Снова заправив прядь волос (надо бы уже привыкнуть к невидимкам), я попыталась отогнать эти вопросы. Не сейчас.       — А где остальные? — подойдя к холодильнику, я по привычке выудила плавленный сыр, затем заправила хлеб в тостер. — Ещё не проснулись?       — Тони и Клинт должны прийти с минуты на минуту, — сверившись с часами, произнёс Брюс. Он уже поел и просто сидел на кухне, просматривая новости на планшете.       — И во сколько они вчера закончили? — продолжая поиски шоколадной пасты, поинтересовалась я. Заветная баночка всё никак не хотела себя обнаруживать. Но нет, я упрямая.       — Они и не ложились, — с характерным смешком, произнесла Наташа. — Сон для них что пустая трата времени.       — Бьюсь об заклад, после отправки ребят в Асгард они свалятся как убитые, — сказал Стив, и на кухне раздался дружный смех. — Учитывая то, что до вопросов про подвиги друг друга отнюдь не на поле боя они дошли часа в два ночи — игра была очень оживлённая.       — Кстати, а где Тор? — найдя, наконец, шоколадную пасту (и яблочный сок в придачу), я намазала тосты и приступила к завтраку. — Он же, кажется, и завёл эту игру?       — Завёл, только что ему станет? И это явно был не асгардский эль, — рассуждала Пеппер, — просто решил разыграть парней, а они и повелись.       — Этого и следовало ожидать. Тони с Клинтом иногда очень легковерные, а теперь и отлёживаются без сна после лошадиной дозы, — пожав плечами, подвела итог Наташа.       — Ну да, неудивительно, — я поставила ещё тосты — слишком был вкусный сыр. — И всё же, где Тор?       — Готовит Локи и Тессеракт к перевозке, — сказал Стив, поднимаясь с места и относя тарелки в раковину. — Хочет лично убедиться в надёжности сдерживающих механизмов.       — Сдерж… наручников, что ли? — немного не поняв, я решила переспросить. Стив кивнул.       — Пойду проверю мотоцикл. Не горю желанием застрять на полпути до места, — Капитан уже почти дошёл до двери, когда в спину ему донёсся голос Пеппер:       — Растолкай парней. Или проверь, пожалуйста, в какой они кондиции. А то уже немного задерживаются.       Показав большой палец, Стив покинул кухню.       За столом возникла мирная тишина. Кто-то дожёвывал завтрак, кто-то читал новости, кто-то просто смотрел в окно на утренний Нью-Йорк. Перед моим внутренним взором ясно возникла сцена отбытия из фильма. Все в сборе, целые и невредимые. На Локи надели маску, дабы он много не болтал, не произносил заклинания. Да и от греха подальше. Не хотели слышать его речи, его ложь.       Ну да, мысленно-то они его не слышат.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.