Механизмы 482

Джин Грей автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Описание:
Существуют ли другие реальности? Мне кажется, что да. Судите сами, откуда бы взяться всем историям о других мирах? Все фильмы, научные доказательства, комиксы. А сны? Мечты и фантазии? Кто-то сказал, что мысль материальна. Если так, то где же осуществляются наши самые сокровенные желания? Если в другом мире, то могут ли эти миры пересекаться? И если да, то как? Порой достаточно одного слова или жеста, чтобы привести "механизм пересечения" в действие. Мгновение - и ты не понимаешь, где находишься

Посвящение:
Честно? В первую очередь, себе.
И, конечно, читателям. Мне очень приятно знать, что вам нравится.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Мне кажется, я никогда не прекращу её редактировать

Часть 49

7 августа 2014, 03:25
      Судорожно заламывая пальцы, хруст которых прекратился уже давным давно, и поминутно проводя рукой по волосам (эта дурацкая привычка начала преследовать меня с новой силой), я сидела у дверей кабинета Фьюри уже довольно долгое время. Эта томительная неизвестность вымотала меня сильнее, чем полёт в Европу и обратно, бессонная ночь и битва в Нью-Йорке вместе взятые. Кроме того, что я была уже полностью измотана морально (а тут ещё и допрос этот дурацкий предстоял), физическая выносливость была больше, чем на пределе. Сломанные ранее кости мучительно ныли, давая о себе знать, и из-за этого хотелось в буквальном смысле выть и лезть прямо на стенку. Мышцы ломило то ли от усталости, то ли от каких-то нагрузок. Возможно, это были последствия полёта в Штутгарт. Но что-то мне подсказывает, что это сказывались мои многочисленные падения за последние сутки. На правом плече рядом с ключицей красовалась небольшая, но всё же заметная рана. Во рту чувствовался слабый металлический привкус, а нижняя губа слегка кровоточила. Не знаю, как я не заметила этого раньше. Может, мне просто было не до разбитой впопыхах губы?       Все Мстители уже давно покинули Нью-Йоркский наземный офис Щ.И.Т.-а, отправившись, как я подозреваю, вкушать все прелести шаурмы. Их отпустили сразу же после того, как мы прибыли на Хелликарьер. Вернее, как меня и Локи доставили на Хелликарьер. Забавно. До сих пор не могу отделаться от чувства, что со мной поступили как с вещью. Паршиво.       Стоило квинджету приземлиться на вертолётной площадке Башни Старка, как два агента спустились по трапу и изъявили огромнейшее желание сопроводить меня до положенного места. В руках они держали автоматы, как бы невзначай оставив пальцы на спусковых крючках.       Сначала им пытались возражать: Старк и Роджерс явно были против такого развития событий. Да и остальным я не успела сделать ничего плохого… по своей воле. Они это знали.       Слова агентов о том, что это было личным распоряжением Фьюри, и два поднятых дула автоматов сделали своё дело, позволив военным проводить меня в дальний конец джета. Там же расположились и Тор с Локи, уже прекратившие эти бесполезные распри между собой. Поначалу агенты хотели разделить и эту парочку, но невзначай поднятый молот решил все возникшие вопросы по этому поводу, так что солдаты лишь усадили меня и сели по бокам.       Какое-то время мы сидели в тишине, после чего я решила скромно подать голос:       — Пожалуй, нам и в самом деле надо будет поговорить позже, — обращаясь к громовержцу, я то и дело нервно переводила взгляд на трикстера, безучастно сидевшего рядом с асом. — Думаю, Тони сможет рассказать тебе большую часть моей истории, пока меня не будет.       Поставив локти на колени, Одинсон о чём-то довольно долго размышлял. Лицо его было хмуро, а сцепленные в замок пальцы то напрягались, то опять ослабляли свою хватку. Мьёльнир стоял у ног громовержца, являясь олицетворением неусыпной бдительности последнего.       Наконец, когда джет уже приземлялся на взлётную площадку Хелликарьера, Одинсон всё же ответил мне, вызвав, как мне показалось, некоторую заинтересованность Локи:       — Надеюсь, в этот раз получится лучше, чем в предыдущие два, — слегка улыбнувшись, молвил Тор.       Ох, как бы мне хотелось на это надеяться, знал бы громовержец!       Как только квинджет замер на месте, агенты встали, приглашая меня пройти за ними. Они сказали громовержцу, где его будет ждать Мария Хилл, чтобы принять у Тора его пленника. Селвигу, всё это время тихо сидевшему рядом с Романофф, было сказано пройти к Фьюри.       Тессеракт самолично унёс Капитан. Уверена, они с Тони точно будут говорить с Ником, вот только будет ли от этого толк?       Сначала меня проводили в какую-то каюту и приказали ждать. Неужели они не понимают, что если бы я хотела сбежать — я бы это сделала? Если бы мне было куда бежать.       С тех пор и началось моё ожидание. Очень, очень долго я в полнейшем одиночестве сидела в каюте, маясь от безделья. Почему нельзя было сразу всё мне высказать, вместо того, чтобы оставлять меня наедине со своими мыслями? Это что, какая-то новая пытка собственной совестью? Если да, то это очень оригинально. И действенно.       Спустя время меня навестил Тони. Ещё (или уже?) в костюме. Не знаю, на сколько его пустили ко мне: когда сидишь один и ничего не делаешь, течение времени для тебя претерпевает значительные изменения. Поэтому я не могу сказать, как долго мы сидели в тишине, пока я не нашлась, что сказать:       — Мне очень жаль, что так вышло, — я смотрела в пол, но всё равно чувствовала тяжёлый взгляд миллиардера. Я не хотела встречаться с ним глазами, боясь найти там осуждение и презрение. Поэтому мне было очень странно услышать те слова, которые я услышала, и увидеть те эмоции, которые я увидела.       — Тебе не за что здесь извиняться, — только и сказал Железный Человек, после чего я всё же осмелилась поднять голову и посмотреть ему в глаза. Лёгкая, слегка печальная улыбка и глаза, в которых явственно читалось сожаление. Я почувствовала, как на мои глаза наворачиваются слёзы, но постаралась заглушить их сразу же.       — Всё настолько плохо? — только и сумела выдавить из себя я.       — Сейчас всё зависит от того, что решит Фьюри, — сделав небольшую паузу, Тони продолжил: — И от твоих ответов на детекторе лжи.       Я нервно сглотнула, понимая, что всю правду я рассказать не смогу, как бы не хотела. Я её попросту не знаю.       В следующее мгновение я обняла миллиардера. Просто так. И несмотря на то, что Тони был в костюме, он обнял меня в ответ, насколько это было возможным.       — Мы поговорили с Фьюри, — услышала я слегка приглушённый голос Старка в следующее мгновение. — Он сказал, что не всё зависит от него.       Я вспомнила про руководство. Ну да, не всё.       Отпустив Старка, я постаралась не разреветься. Не веди себя как истеричка.       — Ну что ж, Masha from Russia, могу только пожелать тебе удачи, — аккуратно хлопнув меня по спине металлической рукой, Тони встал и направился к двери. Уже когда он выходил, я обратилась к нему:       — Поговори, пожалуйста, с Тором, — проведя рукой по волосам, я продолжила: — Думаю, вам есть о чём поговорить. И, мне кажется, я знаю, как мне вернуться домой.       Старк ещё немного постоял в дверях, смотря на меня. На его лице вновь играла та самая его слегка надменная, немного печальная, но всё же лукавая ухмылка. В глазах зажёгся странный огонёк.       Миллиардер понял, что в Нью-Йорке я больше не задержусь. Несмотря на то, отпустит меня Совет или нет.       — Я поговорю, — Старк кивнул головой, а в следующее мгновение дверь за ним закрылась с характерным щелчком.       Я вновь осталась одна. Вновь принялась думать, не оставив без внимания наш короткий диалог. Слёзы так и стояли в глазах, но я никак не решалась их выплакать. Боялась, что стоит мне начать плакать, как меня вызовут к директору. А мне отнюдь не хотелось представать в зарёванном виде перед Фьюри.       Размышляя над разговором, я нашла вещь, которую упустила за всплеском эмоций. Старк сказал: «Мы поговорили»? Может, я просто ослышалась? Если нет, то значит ли это, что…       Дверь снова отворилась. В каюту зашёл…       — Стив! — воскликнула я от удивления. Он просто стоял, слегка улыбаясь, тоже в костюме, испещрённом замысловатом рисунком из порезов и ран различной тяжести. Самую страшную рану — под рёбрами — ему уже обработали, и через порванную синеву отчётливо виднелся белый бинт, в некоторых местах пропитавшийся кровью.       Внезапная волна странной смеси стыда, страха и сожаления накрыла меня с новой силой, и я, не выдержав, всё же разрыдалась. Сначала я как-то пыталась скрыть слёзы, но они молчаливым потоком всё же стекали по щекам и капали на пол.       Я опустила голову, не решаясь встать и подойти к Капитану.       Стив сам сел на кушетку рядом со мной и аккуратно приобнял меня. А я, уткнувшись лицом в его сильное плечо, разрыдалась с новой силой.       Так мы и сидели. В тишине, изредка нарушаемой так или иначе прорывающимися наружу всхлипами. Одной рукой Капитан обнимал меня за плечи, другой осторожно гладил по голове. А я безвольной куклой просто сидела и рыдала, выплёскивая накопившиеся за этот день переживания.       Когда слёзы начали постепенно сходить на нет, я постаралась заговорить:       — Стив, прости меня, пожалуйста, прости, — едва слышным шёпотом приговаривала я, закрыв глаза и слушая тяжёлое дыхание Капитана. — Я не хотела, не могла остановиться…       Бессвязный поток слов грозился вновь прерваться рыданиями, но Роджерс прервал его раньше:       — Я знаю, что ты в этом не виновата, — только и сказал он, сильнее приобняв меня за плечи. — Клинт рассказал, как это действует.       Клинт. Он ведь тоже был под действием скипетра.       — Фьюри допрашивал Клинта? — тихо поинтересовалась я у Капитана.       — Его допросили раньше, — также тихо ответил мне Стив. — После того, как он пришёл в себя.       — После того, как вы с Локи сбежали с корабля, — словно хотел сказать Капитан. Но он этого не сказал. Возможно, даже не подумал об этом.       Мы вновь сидели в тишине. Через какое-то время в дверь постучали, как бы говоря о том, что с меня хватит, и Стиву пора идти.       Я непроизвольно сжала его руку, которую незадолго до этого взяла в свои. Капитан слегка сжал руку в ответ, но всё же встал.       Дверь открылась, и Роджерс вновь посмотрел на меня.       — Ещё увидимся, — со стопроцентной уверенностью произнёс Стив. Я смотрела в его голубые глаза, ловя себя на мысли, как сильно они отличаются от других голубых глаз. Добрые и тёплые, готовые в любой момент стать серьёзными и жёсткими.       Ледяные и хитрые, постоянно светящиеся неким безумием.       — Да, — только и молвила я в ответ.       Дверь вновь закрылась с характерным щелчком.       И опять я осталась наедине с собой.       Почему я не сказал Стиву о том, что, скорее всего, завтра меня уже здесь не будет? Не смогла?       Или потому, что всё могло сорваться в любой момент? Неужели я надеялась на то, что останусь?       Эти минуты в тишине… Они были лучше любого лекарства.       Лучше того спонтанного и эксцентричного поцелуя в Башне Старка. Да?       В следующий раз за мной пришли уже агенты. К тому моменту я успела уже полностью успокоиться и взять себя в руки.       В полной тишине, сопровождаемой лишь тяжёлым топотом солдат и лязганьем автоматов о ремни, меня проводили к джету.       В полной тишине меня доставили в наземный офис Щ.И.Т.-а. Я просто следовала за солдатами, не собираясь оказывать ни малейшего сопротивления.       Тяжёлый топот и лязганье автоматов. Напряжённое дыхание. Едва различимый стук сердца. И тишина.       Навстречу нам никто не попался. Лишь однажды топот и лязганье словно удвоились, и в одном из боковых коридоров я смогла увидеть другую процессию. Солдат там было больше. Так же их сопровождал Тор.       Возможно, я бы и хотела сказать, что мы встретились с кем-то взглядами, но, к счастью, этого не произошло. Процессия скрылась за поворотом.       — Пожелать тебе удачи? — ехидным эхом отдалось у меня в мыслях.       — Пошёл вон из моей головы! — произнесла я с непонятно откуда взявшейся внезапно ненавистью.       Послышался отдаляющийся смех.       Я нервно сжала руки в кулаки. На секунду мне показалось, будто агенты по бокам едва заметно поудобнее взяли автоматы. Возможно, мне только показалось.       Меня привели к двери и сказали ждать. К сожалению, они не уточнили, как долго. И ушли, остановившись за поворотом в основной коридор.       Я опять осталась одна. Быть может, стоит уже свыкнуться с этим состоянием?       Шло время. Я начала заламывать пальцы и непроизвольно приглаживать волосы на голове, словно стараясь унять мысли.       Шло время. Иногда за дверью слышались недовольные мужские голоса. Я не хотела слушать, о чём они говорят, хотя и понимала, что говорят обо мне.       Я уже начала думать о том, что обо мне забыли, когда дверь открылась, и из неё вышел немолодой мужчина в сером костюме, синем галстуке в полосочку и в очках. Светлые волосы на его голове были аккуратно уложены, да и вообще, весь его вид говорил о том, что этот человек занимает далеко не последний пост в данной организации.       — Добрый вечер, — робко произнесла я.       Мужчина оценивающе посмотрел на меня, из-за чего я почувствовала себя неловко. Что-то прикинув в уме, он обратился в открытую дверь:       — И это из-за неё такой переполох ты тут устроил, Ник? — указав на меня рукой, с явным скепсисом поинтересовался мужчина. — По-моему, это просто ребёнок, который не туда влез.       — Ты не видел её в действии, Пирс, — сказал ему Фьюри. — Кстати, может уже зайти.       Я поднялась с места, вновь удостоившись взгляда этого Пирса. Уже когда дверь почти закрылась за мной, я услышала его голос:       — Надеюсь, мне предоставится возможность увидеть тебя в действии, — фраза, как мне показалось, была сказана так, чтобы Фьюри не смог её услышать.       А про себя я подумала:       — Надеюсь, нет.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.