Клуб одиноких гномов 13

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
My Chemical Romance, Three Days Grace, Frank Iero, Eskimo Callboy (кроссовер)

Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
ООС Нецензурная лексика Групповой секс Юмор Повседневность Эксперимент Занавесочная история Самовставка Стёб Любовь/Ненависть

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Встретились как-то на окраине Лас-Вегаса Фрэнк Айеро, Брэд Уолст и Себастьян Бислер...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я вернулся спустя два месяца затишья с новым трэшем. Идея появилась летом, а воплотилась только сейчас. Если вам покажется, что я слил какой-то момент, значит, не показалось
4 ноября 2018, 16:15
Примечания:
Будут ошибки - ПБ всегда открыта
Лас-Вегас. Город казино, денег и разврата. Оазис посреди пустыни. Рай Брендона Ури. Голос за кадром: — Это другой фандом! Вернемся к описанию и метафорам. Лас-Вегас прекрасный город, пестрящий неоновыми вывесками и хотящий забрать все твои деньги, чтобы ты проснулся на утро в одних лишь трусах или вообще без них с проституткой в обнимку. В одном, довольно дорогом и известном баре Лас-Вегаса в теплую звёздную, но одинокую ночь сидел за барной стойкой мужчина лет сорока, он грустно смотрел на шот с текилой и пытался найти в отражении жидкости хоть какую-то надежду на веселое времяпровождение сегодняшней довольно кислой ночи, в отличие от остальных участников группы, у которых, в особенности у вокалиста, который был по совместительству его братом, и драммера были явно не дружеские отношения, а нечто большее, что постоянно, после каждого концерта, перетекало в занятия сексом. — Скучно, — произнёс мужчина. — Ещё текилы? — спросил бармен. Басист лишь коротко кивнул. Золотистого цвета жидкость снова заполнила стакан. Брэд тяжело вздохнул. Ему так хотелось сейчас оказаться дома с женой и детьми или, на крайний случай, в номере отеля без посторонних звуков, сопровождаемых стонами братца. — Скучно? Понимаю, — до Брэда донеслись слова незнакомца, подсевшего к нему с правой стороны. По голосу нельзя было сказать, что этот человек прям особо пьяный, да и сам Уолст еще трезвый, вроде. Брэд решил повернуться в сторону человека. Это был парень, явно моложе самого Уолста. Волосы незнакомца напоминали мракобесие, хотя в народе это называется дреды, глаза были хуй пойми какого цвета, ибо освещение в клубе было дерьмовым, одежду мужчина разглядеть не смог. — Ага, — коротко произнес Брэд после детального рассмотрения парня. — Ну, может, тогда за знакомство? — быстро то ли спросил, то ли заявил он. — Бармен, бутылку водки, желательно из России, — человек за барной стойкой очень удивился, редкий самоубийца посетитель заказывает ядреную настоящую русскую водку, обычно после таких пьянок люди либо отправлялись в больницу, либо устраивали такую хуергу, которую весь Лас-Вегас только в фильмах-комедиях видел. — Так ты русский? — последовал вопрос от Брэда. — Не, — спокойно ответил человек. — Может, познакомимся, пока ждём? — Валяй, — он уже вконец отодвинул стакан с текилой. — Себастьян, но для своих Суши, — незнакомец, точнее чувак с тупым прозвищем, протянул руку Брэду. — Брэд, — тот ответил на рукопожатие. — Кто блять вообще называется продуктом питания? — Ну, в конце концов я хотя бы не борщом назвался, — Суши спокойно пожал плечами. Брэд пребывал в состоянии очень сильного культурного шока, даже челюсть с пола пришлось подбирать. В это время как раз вернулся бармен с пол-литровой бутылкой водки. Он нёс её очень осторожно, пара тысяч баксов, на самом деле это обычный самогон, который гонит дядя Коля в подвале соседнего казино или плюсы иметь в сотрудниках русских. Цена довольно большая, но для постоянных клиентов, таких как мистер Бислер, нолик убирался, потому: — Двести долларов, — наличка оказалась у бармена, а бутылочка прелести в руках гно… Алкоголиков. — Видишь это? — произнес Суши, показывая Брэду бутылку, то как она запотела от перепада температуры. — Теперь твоя ночь точно не будет скучной, — Бислер хитро улыбнулся, будто знал, что за последствия их ждут утром. Уолст лишь согласно кивнул. — А разве вдвоём нам не много будет? — спросил Брэд. — О, это, найдем кого-нибудь. После коротких перекидываний фраз друг с другом мужчины решили покинуть заведение. Улица из встретила прохладой и огнями других казино и баров, но их путь лежал в номер Брэда в отеле. «Пусть Мэтт ахуеет, не только ему одному жизнь масло. Может, я тоже хочу ебаться?» Но как известно планы быстро рушатся, когда на пути появляется преграда, в нашем случае, преградой стал Фрэнк Айеро. — Эй! — крикнул татуированный вслед двум водочникам. — Я вас где-то уже видел! Брэд не на шутку пересрался. Он-то блять никогда не видел этого человека, первый раз в жизни видит и слышит. «И зачем я только согласился на это?» — подумал басист, смотря в небо. Суши повернулся на сто восемьдесят градусов в сторону своего знакомого и закричал, придерживая правой рукой бутылку ненаглядной: — Сколько лет, сколько зим, Фрэнк, давно не виделись, — этот Фрэнк явно был настроен не по-дружески. Он старался проесть дыру глазами в Бислере. А Брэд просто стоял спиной и не шевелился. Ну, нет его, нет. Иллюзия. Настоящий Брэд Уолст уже спал. — Да, давно не виделись, Суши, — процедил сквозь зубы слова Айеро, направляясь всё ближе к парочке. — Или, лучше сказать, три месяца назад, пьянка, я голый с тобой в одной постели, а рядом твой любовник? Как там его, Кевин? Холодные капли пота давно стекали со лба басиста и закрадывались под одежду, из-за чего кожа покрывалась мурашками. В животе всё непонятно скручивалось, яйца сжимались, очко болело. «Спал? Он шлюха?» Мысли в хаотичном порядке носились по голове Уолста. Ну, и в историю он вляпался, но всё же повернулся к действию, мало ли что пропустит. Смотри еще ударят по голове и в сексуальное рабство упекут. Какого же было удивление, когда Брэд увидел этого Фрэнка. Тот едва был выше Бислера. ЧСВ Брэда так подскочило, прямо как член Адама во время их секса во времена 2009 года, что Уолст прямо под два метра ростом почувствовал себя со своими метр семьдесят пять. Аж прям ух. Разборки Айеро и Бислера не смогли состояться по причине ржача третьего человека. Басист согнулся пополам от смеха, при этом бил себя левой рукой по соответствующему колену. Тишина, ночь, (да, да, в Вегасе есть тихие места, где-то на окраине города или в плохих районах) и ор, дикий ор. — Это блять кто еще такой? — возмутился Фрэнк. — Чего смешного, пидр? — Ахахах, не могу, бля! — в припадке орал Уолст. — Бля, я нашел тех, кто ниже меня! Ахахах, чудеса! Суши и бывший гитарист кемов были в ахуе. Не, они прекрасно знали про свой рост, про подъебы от друзей, про шутки «людям маленького роста, хуй сосать легко и просто», но оскорбление от себе подобного явно выходило за рамки. Коротышки переглянулись. Может, они не поладили из-за прошлого раза, когда Суши споил Фрэнка и затащил того в постель. Вообще Бислеру нравилось приезжать в Вегас, покупать водяру и искать собутыльника и не только, чтобы утром проснуться и свалить потом всё на алкоголь, вот только Суши не пил в дрова, он просто любил ебаться, сосать, ебать других и так далее. Секс-машина одним словом. Маленькая такая и живучая, как таракан с отрубленной головой. В общем, если вы когда-нибудь встретите Себастьяна на улице — бегите, просто бегите, иначе от больной жопы ни один крем не поможет (кроме смазки конечно). Брэд всё ещё орал. — Брэээээд, — протянул гадко Бислер, — а пойдем уже в номер. Водка ждёт. Мужчина отвлекся от смеха и посмотрел на Суши. Фрэнка рядом уже не было. Басист решил всё же распрямиться из странной позы срущего человека, но в глазах резко потемнело, уши заполнил звон, а затылок отозвался острой болью. Его ударили стеклянной бутылкой. Брэд упал, последним воспоминанием были ухмыляющиеся Фрэнк и Суши. А дальше темнота и боль.

***

Голова болела так, будто по ней проехал бульдозер, раз так сто. Мужчина не мог пошевелиться, руки и ноги что-то сковывало, перетирая кожу. Верёвки. Лежал Брэд на мягкой кровати в позе звезды. Место было знакомое. Его номер. Двоих не наблюдалось поблизости, или Брэду так хотелось думать. Уолст попытался рассмотреть себя в темноте. Он был голый, полностью, без трусов. «Блять,» — только подумал он. Кажется, его всё-таки забрали в сексуальное рабство. Этого басист боялся больше всего! «Лучше бы Нила взяли, он у нас всё умеет своим ртом!» Послышались шаги со стороны ванной комнаты и голоса. Дверь открылась, являя перед Брэдом Суши в стрингах. Он ухмылялся. После нашарил левой рукой выключатель и включил свет. Вот теперь Брэд заорал. Мало ему голого Бислера, так он еще и со склерами на глазах. «Меня будет трахать демон. Ну, пиздец дожили.» Дреды парень предусмотрено собрал резинкой в хвост, чтобы не мешали процессу. Себастьян начал приближаться к Уолсту, тот уже не орал, а просто умирал внутри, но атмосферу нарушил Фрэнк. Он открыл дверь в номер и сказал, не глядя на них: — Суши, если бы ты блять знал, как тяжело ночью достать смазку в Вегасе, я бы тебя блять отправил, — а потом гитарист посмотрел на них и был шокирован. — Ты хотел это сделать без меня?! — закричал мужчина. — Да не ори ты так, — шикнул на него Бислер. — Лучше кляп дай, а то это высокое, — сделав акцент на данном слове, продолжил говорить он, — чудо перебудит всех. Фрэнк, стягивая с себя одежду, закрыл перед этим дверь и кинул рядом лежащий кляп Суши. Орать Брэд уже не мог, а только издавать мычание. — Ну, ну, дорогой, — приговаривал Суши, проводя правой ладонью по левой небритой щеке басиста, — не кричи, тебе понравится, — а потом ухмыльнулся, слезая с живота мужчины. — Ну, и зачем все эти прелюдии? — спросил Фрэнк, который был давно голым. — Надо сразу — пальцы, смазка, член. Что ждать? — Это у тебя так с Джерардом было. Любители, — произнес недовольно Себастьян. — Ах, ну, да, извини. Вы же с Кевином любите поромантичнее. Ты же неженка, любишь длинных парней, — Айеро перегибал палку, немец закипал от злости. Хотели, значит, секса, а перешили на личности. — Мы хотя бы на сцене не трахались! — закричал Суши. — Дилетанты. За сценой отсасывают только слабаки и натуралы! — От натурала слышу! — Джерард тебя кинул! — в глазах Фрэнка блеснули слёзы. — Да, твой Кевин, — у Айеро закончились слова, — он… Он. — Что? Я не слышу? — дразнил его вокалист. — У тебя кончились аргументы? — Да ну тебя нахуй! — зарычал татуированный от злости. — Только если на брэдов! Брэд агрессивно замычал. Это было «Хватит обсуждать свою личную жизнь! Отпустите блять меня!» — Ну, ну, сладкий, сейчас, — произнес Бислер, смотря на Брэда, тот замычал ещё сильнее и агрессивнее. — Ты так со всеми обращаешься? — Фрэнка бесила манера речи, типа «сладкий, милый, дорогой». С Джерардом у него такой хуйни не было! — Не нравится, пиздуй. Фрэнк, конечно, мог долго изображать из себя обидевшуюся принцессу и пропустить всё веселье, но это не входило в его планы, также в них и не входила встреча с Суши. Пока он раздумывал и обижался, Бислер уже успел что-то там нашептать Брэду, из-за чего тот больше не мычал. Липкие руки коснулись плеч мужчины, он повернулся. Взору Айеро предстал Себастьян. Ну кто же еще. — В чём бля твои руки? — аура отвращения витала в воздухе. — В смазке. Мог бы без аромата взять, а то паскалевскую напоминает. — Ты хоть раз можешь не упоминать в разговоре своих друзей? — Фрэнка это бесило. Он же не говорит каждый раз «вот Джерард то, вот он это, вот он сё», а этот постоянно только и твердит «Кевин лучше. Смазка как у какого-то там Паскаля.» И ещё, ещё и ещё. Заебал. — Тогда было бы скучно, — сказал Суши. — Вот тогда мне скажи, по рассказам выходит твоя группа это… — Фрэнку не дали договорить, Суши тут же продолжил за него: — … сплошная гейская оргия? Да, думаю, да, — и произнёс это Бислер так спокойно, будто это нормально и в этом нет ничего необычного. Ну, подумаешь не группа, а так оргия, не eskimo callboy, а eskimo gayboy. Ну, вот ни капли разницы. У гитариста даже глаз не задергался, вот совсем нет!

***

Наверное, в эти минуты Брэд отдыхал. Но прекрасно понимал, что сидеть он не сможет несколько дней точно, а то неделю, и будет как Мэтт пингвинчиком ходить, только к психологу запишется сначала с такой вот просьбой «меня оттрахали два карлика». Как бы его потом в психиатрию не направили, но это уже совсем другая история. Брэд только успел пересчитать все вмятины на потолке, как с обеих сторон кровати стали ОНИ. Капля холодного пота скользнула по лбу басиста, он протяжно замычал. — Может, снимем? — спросил Суши. — Не надо, — ответил Фрэнк, — шума много будет. Тем более в этом отеле все грэйсы, через стенку, — для наглядности татуированный постучал по стене. К удивлению Брэда, его всё же отвязали от кровати, но добавили плоть мужика в задний проход. Фрэнк, как ему указал немец, начал вводить пальцы постепенно, сначала один, потом второй… — Мммммаааагррхх, — закричал Брэд. — Нравится, — бросил гитарист и кивнул на Себастьяна, тот стал надрачивать басисту. Картина выдавалась довольно пикантная. Фрэнк Айеро голый и стонущий от удовольствия, плоть, такая горячая, слилась в единое целое, Брэд, плачущий и стоящий на коленях на кровати, и Суши, постоянно ухмыляющийся, который с большим удовольствием водил руками по твёрдому, истекающей спермой члену Уолста. Снимать на камеру только оставалось. Хотя, кто бы отказался от такого. Ну, вы понимаете, читатели. Но вернемся к… К истории, да, истории. Вот Суши взял член мужчины по самое горло, и послышался ор, который, наверное, был слышен даже в Германии. Это любезный Фрэнк решил снять кляп, хотя сам некоторое время назад отказался от затеи. Брэд уже не плакал, он умолял, захлебываясь в слезах: — Пожалуйста, ещё, ещё, сильнее. Наверное, Уолст и сам не ожидал от себя такого. В конце концов у него так давно не было настоящего мужского секса. Айеро всё ещё продолжал двигаться внутри басиста. Себастьян, только услышав слова канадца, тут же отпрянул от минета и, с еще оставшейся спермой на своих губах, поднял свой взгляд на Брэда и страстно, нежно засосал его. Ах, какая страсть! Какая страсть! Брэд ответил на поцелуй даже сильнее чем Бислер. В порыве страсти он даже прикусил нижнюю губу вокалисту, а после в поцелуйчики влился Фрэнк. Он решил пойти другим путем. Вынув детородный орган из анала басиста, американец нарисовал хуем сердечко на жопе Уолста оставшейся смазкой. Романтика. А после сделал сильный засос на это месте. Брэд знатно прихуел с такого поворота событий и притянул чуть отстранившегося экс-эморя к себе: — Слыш, сученок. Теперь я тебя покараю. — Брэдли, — произнес ласково Бислер. — Не надо, еще хуже будет, — басист стал переводить полный злобы взгляд с одного человека на другого.

***

Спустя какое-то время. Суши сидел в ванной комнате на опущенной крышке унитаза и разговаривал по телефону. На Фрэнка с Брэдом ему было плевать и тем более на то, чьи стоны он слышал в данный момент. Свою работу он сделал. — Так, мне не послышалось, что я слышал чей-то ор? — спросил Кевин на том конце связи. — Нет. И когда ты вообще заберешь меня из Вегаса? Я заебался. Только и делаю, что спаиваю всех и краду их деньги. — Ну, это же не я проебал всё деньги на казино, бухло и шлюх, а вдобавок ещё и паспорт, — Ратайцак хохотнул. — Но это не повод кидать меня здесь! — закричал Бислер. — Ничего не знаю. Пока, — и бросил трубку. — Ну, Ратайцак, ну, сука! — бесился Суши, что чуть не разбил телефон. Да, вообще ситуация веселенькая. Ну, для нас. Пустить деньги на ветер, который ещё подхватит и твои документы, плохой способ отдохнуть. Вот и пришлось Суши работать. Проституткой. Простите, обкрадывать своих клиентов, а потом снова тратить деньги, ибо питаться надо и бухло покупать, чтобы людей спаивать. Так и с Фрэнком было. Три месяца назад, и то по чистой случайности. Разнообразия видите ли захотелось. Секса втроём. С каким-нибудь незнакомцем. Но нет, Себастьян не торчал здесь три месяца, а всего неделю. А ведь мог бы давно восстановить паспорт и улететь из штатов, но нет, легких путей вокалист не ищет, а приключения на свою жопу — да. В дверь постучали. Это был Брэд. — Суши, открой! Себастьян был шокирован, крики давно прекратились, а сам он немного приснул в туалете. Замок щелкнул, являя перед парнем басиста в бело-прозрачной жиже, но довольного, как кота, спиздевшего сметану. Не трудно догадаться, что мужчина хотел простого человеческого душа после столь бурных событий. Фрэнк не подавал признаков жизни. Он там живой вообще? — А Фрэнк? Он там.? — спросил Суши. Он знал, что Айеро — это человек с шилом в заднице. — Живой, живой, — протараторил Уолст. — Устал просто. А теперь уйди, хочу в душ. Дверь ванной закрылась. Свет в комнате был выключен. Тишина прерывалась лишь журчанием воды. Суши нашел выключатель, множество лампочек осветило помещение. Парень прыснул со смеха, точнее старался не заорать в голос. На кровати завернутый в одеяло, которое было подвязано веревками, и с кляпом во рту лежал Фрэнк мать его Айеро. «Что смотришь, придурок!» — промычал татуированный. — Бляяяяя… — произнес Бислер, сползая по стене в припадке. В это время из душа вышел  Уолст с полотенцем на бёдрах. — Ааа, — протянул он. — Ты только это увидел. Развязать его надо, наверное. Мы же спать будет или нет? — спросил, почесывая затылок в сомнении. Айеро злобно замычал. Суши и Брэд переглянулись друг с другом и пошли развязывать непутевого собеседника. Вскоре гитарист был освобожден из плена одеяла, но был всё голый, как и остальные; одеяло было безнадежно испорчено. Как спать они сегодня будут не понятно: кровать одна, одеяла нет, если повезет, то тут, где-то в номере, должно быть ещё одно, их три взрослых, но тупых мужика. С горем пополам, но они легли, пусть втроём, пусть без одежды на своих телах, пусть они укрылись лишь одним одеялом (Суши просто предложил снять пододеяльник). Благо кровать была еще двухместная. Наши пидоры заснули. Или нет? — А где моя одежда, а, Суши? — спросил Брэд, толкнув парня, тот лежал на краю кровати и мог легко упасть на пол. — Вон там, — вокалист махнул рукой куда-то в угол комнаты. — А водка? — Целая и невредимая, — отозвался уже Фрэнк. — А теперь завали ебало и дай поспать, тебе мало было? Брэд тяжело вздохнул. Он уже думал о том, каким будет утро. Само оно постепенно наступало, солнце только поднималось над горизонтом, и короткие лучики только начинали бродить по потолку комнаты. Суши тихонько храпел. Вся злоба давно ушла, а вот воспоминания начинали постепенно мелькать в мозге мужчины. «Ну, и пиздец,» — подумал Брэд и начал засыпать.

***

Солнце давно освещало город. Время шло к обеду. Можно сказать Брэду повезло, все-таки сегодня у группы был выходной перед концертом, поэтому он мог проспать хоть до вечера, менеджер разрешил. Остальные грейсы были уже на ногах. Мэтт давно встал, а сейчас принимал водные процедуры, Нил валялся в их общей постели, проверяя ленту в инстаграме. Вокалист вышел из ванной комнаты в одном полотенце на бёдрах, другим он вытирал свои чёрные волосы. — Иди, — коротко сказал он любовнику. — Что-то Брэд молчит, — не отвлекаясь от телефона, произнес Сандерсон. — Да? — удивился Мэтт. — Может, спит. Дойти до него надо, взял себе одноместный номер и радуется. Наверное, выбухал весь мини-бар. — Хз. Нил ушел в душ. Мэтт начал одеваться в свои бомжатские модные вещи и направился в номер по соседству. На удивление Уолст младший не слышал ночью никаких криков, то ли стены такие прочные, то ли у него сон такой крепкий после их с драммером ночки.

***

Номер басиста напоминал свалку: чьи-то вещи, полная бутылка водки, тюбик смазки, бислеровские стринги на прикроватной лампе, скомканный пододеяльник посреди комнаты со странными пятнами. Вишенкой на торте были Брэд, Фрэнк и Себастьян, спящие под одним одеялом в обнимку. Милота. В дверь постучали. Снова постучали. Брэд не понимал, где он и что. Стук. До него дошло. Мужчина в испуге оглянулся, он был зажат Айеро и Бислером. — Вот блять, — тихо произнес басист. — Брэд! — крикнули за дверью. — Открой! Снова постучали, вот только дверь слегка приоткрылась. «И кто блять забыл закрыть её!» Но Брэд понапрасну злился. Мэтт просто знал, что брат мог быть в бревно, поэтому сходил к предусмотрительному менеджеру, который решил для безопасности выпросить на ресепшене дубликаты ключей к номерам канадцев. Мало ли кто из них проебет ключ, штраф-то заплатят, а номер открыть не дадут. — Брэд, я вхожу, мне похуй даже если ты гол… — тут Мэтт оборвал свою речи потому, что он увидел это. — Я всё объясню! — крикнул Брэд. Мэтт ловил ахуенезы. — А ты хорош в постели, — промурчал сонный Суши. Челюсть Мэтта рассыпалась от удара об пол. — Ебала завалили, я сплю! — гаркнул Фрэнк. Мэтт сейчас ебнется в обморок. — Мэтт, — послышался голос Нила в коридоре и его шаги, — что там твой брат? — он зашел в номер и офигел. — Ебана в рот, что это блять такое?! — А что они так орут? — Суши ничего не понимал. — Это блять мой брат и его ебырь, — дуэт уолстсандерсон начал прожигать Уолста старшего взглядом, — то есть это его друг. — Аааа, — протянул парень. — Твой брат тот еще извращенец, — а после провел левой рукой по левому плечу Брэда. Это выглядело очень по-натуральному. — Успокойся. Послышался грохот. Это черноволосый потерял сознание. Нил осмотрел комнату и всех находящихся в ней. — Сгребайте манатки и выметайтесь, — сказал он, указывая на Суши и Фрэнка. — Ты, — показал на Брэда, — приводи всё в порядок. Скажу твоему братцу, что ему приснилось, привиделось, что-то в этом роде, не суть, — драммер ушёл из помещения с Мэттом на руках. Повисла неловкая тишина. Через десять минут номер выглядел, как и подобает нормам. Все музыканты были одеты, собраны и чисты, чего не скажешь об одеяле. «Мы просто перевернем его другой стороной, а потом тебе заменят,» — сказал Фрэнк. Ему-то не знать. Бутылку водки решили оставить как компенсацию басисту, чтобы он помнил свою лучшую ночь в жизни. — Пока, — бросил Фрэнк и быстро скрылся в коридоре. — Приятно было познакомиться, — сказал Суши и улыбнулся, совсем по-доброму, без намека на какую-либо злобу или издевку. — Обнимемся на прощание? — Давай, — ответил Брэд и тоже улыбнулся. Они обнялись. По-дружески. Бислер ушёл. Теперь Брэд остался один в тишине и спокойствии. Он решил по привычке проверить карманы джинсов, какого было его удивление, когда мужчина не обнаружил там бумажника. — СУШИ! — огласил крик всё здание.

***

Кафе. Центр Лас-Вегаса. — Так вы говорите, что упал в обморок из-за вонючих носков Брэда? — спросил Мэтт в недоумении, попивая кофе. — Да, — ответил Нил. — Только там ещё алкоголь был разлит везде. Духан жесть был, — сказал Брэд. — Ну, хорошо. Сандерсон и Уолст старший многозначительно переглянулись. Хорошо, что Мэтт не запомнил остального или, может, он просто не хотел рассказывать им?

***

— Ребят, я водяру брэдовскую нашёл! — Наливай! — Ох, блять!