БДСМ 5778

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Рейтинг:
NC-21
Размер:
Макси, 600 страниц, 71 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Давно так не смеялась!» от littledespair
«Отличная работа!» от Al123pot
«За очень вкусное произведение!» от Барт С
«Отличная работа!» от ignas616
«Работы все лучше и лучше! » от Демиург из города С
«Отличная работа!» от MarkKim95
«Отличная работа!» от G.A.V.
«Прелестно!» от Vladarg
«Отличная работа!» от Vladarg
«Отличная работа!» от Persidd
... и еще 6 наград
Описание:
Наследник чистокровной семьи брошен в Азкабан без суда и следствия. От отчаяния он прибегает к особой магии и отдаёт своё тело душе из другого мира... Воистину демону в вопросах "за деньги" - пожилому еврею из Одессы...
Домовой эльф излишне рьяно наказывает себя и пробуждает воспоминания прошлой жизни, в которой был человеком.
Всё смешалось в Британском королевстве: планы, судьбы...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Два попаданца в разных персонажей в разное время.
Обложка авторства Ящер из Пустоши:
https://drive.google.com/file/d/1mqB5l-NEsjfxsW0FlwT6GgtAyoSm7-yN/view
П.С.: товарищ недорого делает обложки на заказ. Кому нужно, обращайтесь к нему в ЛС.

Глава 4

17 ноября 2018, 06:00
      Следующим шагом стало изготовление документов на ребёнка. Вначале обошёл родильные дома. На третьей по счёту больнице повезло. Десятого августа прошлого года там родила женщина, которая погибла буквально через несколько часов после родов. Такие случаи нередки, но тут у девушки не оказалось родственников, которые забрали бы тело, а ребёнок ненадолго пережил мать. После небольшой проверки выяснилось, что Ребекка Смит была сиротой.       Несколько Конфундусов и Обливейтов, подмена документов в архиве, в итоге по бумагам ребёнок выжил, а из больницы его забрал отец и сожитель мадам Смит по имени Давид Миллер. На руках у меня оказалось свидетельство о рождении на имя Джеймса Миллера. Вначале хотел оставить Гарри его имя, но после размышлений решил, что ему лучше будет жить под другим именем, поэтому назвал парня в честь его отца.       Уже наступила середина ноября. Я со спокойной душой покинул арендованное жилище и перебрался в другую квартиру, которую так же взял в аренду. Деньги стремительно таяли, нужно было срочно придумать, как их заработать.       Волшебник запросто может разбогатеть с помощью незаконных дел, но одно дело, когда совершаешь преступление по нужде, совершенно иное, когда воруешь по жизни. Я привык вести относительно честный образ жизни и не хотел увязнуть в криминале. Ещё остаются относительно честные способы отъёма денег у тех, кто скопил их у себя в излишнем количестве. Те самые способы, которые практиковал Остап Бендер. Но всё же легальный заработок лучше. Уголовный кодекс я чту, и статей его стараюсь не нарушать.       Но заработок подождёт, здоровый человек с документами и крышей над головой голодным не останется. Сейчас стоит более важная задача — найти Гарри. Куда его мог спрятать Дамблдор?       Так, надо подумать. В тот вечер тридцать первого октября я прилетел к Джеймсу, туда же прибыл полувеликан Хагрид, работающий в Хогвартсе лесником. Он сказал, что его послал Дамблдор, чтобы Хагрид отвёз Гарри к Дурслям, а я отдал ему мотоцикл. Значит, Гарри сейчас находится дома у сестры Лили — Петунии Дурсль.       И почему я тогда не подумал, что это странно? Зачем вообще отдал ребёнка и рванул за Питером? Надо было хватать в охапку Гарри, слать к чёрту Хагрида и валить из страны. Все мы умны задним умом…       Почему именно Петуния? Она же ненавидит волшебство. К сожалению, предшественник к этому приложил свою руку, точнее, волшебную палочку.       Началось всё со знакомства Джеймса и Вернона. Меня тогда не было, всё же я был лишь другом семьи, а не её членом. Ну-у… Ещё Лили уговорила Джеймса крестить Гарри по магловским обычаям, в итоге я стал крёстным отцом мальчика.       Первая встреча Лили и Джеймса Поттер с Верноном и Петуньей прошла плохо, их родственные отношения резко ухудшились. Джеймса позабавил Вернон, и он допустил ошибку, показав это. Вернон пытался шефствовать над Джеймсом, спрашивая какую машину тот водит. Джеймс описал свою гоночную метлу. Вернон вслух предположил, что волшебники, должно быть, живут на пособие по безработице. Джеймс описал Гринготтс и то, что состояние его родителей хранится там в виде чистого золота.       Лили пригласила Джеймса на свадьбу Петунии и Вернона, он позвал с собой меня. Великовозрастным дурням-волшебникам (мне и Джеймсу) было скучно среди маглов, мы их презирали и ни во что не ставили. Всё усугубилось отношением к мероприятию Лили, она обиделась на то, что Петуния не сделала её подружкой невесты. К тому же Вернон показательно игнорировал Джеймса, отказался с ним разговаривать, что разозлило Сохатого.       Во время празднования двум идиотам пришла в голову идея развлечься. Точнее, мне было всё равно, я был за любой кипеш, в нашей компании заводилой всегда был Джеймс. Вот и в этот раз он отличился — зачаровал заварной чайник. Когда жених или невеста проходили мимо чайника, он свистел на мотив известной в магическом мире песенки. После этого Петуния не пошла на свадьбу Лили и Джеймса.       И вот, Поттеров больше нет, а их ребёнок оказался у сестры Лили, которая ненавидит волшебство и на пару с мужем не любит Поттеров. Надеюсь, она ещё не сдала Гарри в приют. Хотя, если даже так, я всё равно заберу пацана.       Перед тем, как отправиться в Литтл Уингинг, я основательно подготовился — трансфигурировал документы и закрепил на планшете. Лишь после этого поехал в пригород.       На арендованном автомобиле (он выглядел как обычный автомобиль без опознавательных знаков компании), вдобавок к которому взял детское кресло, я подъехал к непримечательному домику в городке Литтл Уингинг. Это был обычный двухэтажный коттедж на Тисовой улице, который ничем не отличался от других коттеджей типовой застройки.       Я вышел из автомобиля и подошёл к дому. На стук дверь открыла молодая девушка. Это была тощая блондинка с серо-зелёными глазами. Шея казалась слишком длинной для её среднего роста. В гостиной за спиной женщины была видна детская кроватка, в которой возилось два малыша.       — Вы кто? — сразу же спросила Петуния.       — Богатства этому дому. Вы не звали, я пришёл. Инспектор социальной службы, мистер Смит. Имею честь видеть миссис Петунию Дурсль?       Честь по чести я продемонстрировал трансфигурированную ксиву, зажатый в руках чёрный планшет с документами придавал мне солидности. С подозрением изучив удостоверение, Петуния заплакала.       — Да… Да, я Петуния Дурсль. Проходите, мистер Смит. Вы по поводу Гарри? Но ведь муж занимается его документами.       — Таки очень неприятная ситуация. К нам поступил сигнал, что у вас дома появился лишний ребёнок.       — Мистер Смит, мы же уже говорили в вашей службе, — плаксиво начала Петуния. — Это Гарри Поттер, наш племянник. Его подбросили к нам на порог в ночь с тридцать первого октября на первое ноября.       — Ох! Таки прямо подкинули на порог холодной осенней ночью? Что эти шлимазлы о себе думают?       Хагрид, сволочь! Ты у меня за украденный мотоцикл ещё не ответил, а за ребёнка я из тебя выну все монеты и пущу по ветру. Это же надо придумать — бросить Гарри на пороге дома в холодное время года! Даже от такого идиота, как он, я подобной глупости никак не ожидал.       — Да-да! — согласилась Петуния. — Не представляете, как мы с мужем были возмущены! Эти вол… Эти плохие люди совершенно не думают головой. Выпьете чаю?       — С удовольствием.       Петуния проводила меня на кухню и стала разливать чай по кружкам. От волнения у неё дрожали руки, периодически она размазывала слёзы по щекам.       — Мистер Смит, моя сестра связалась с плохой компанией. Она вступила в секту, её муж был безработным. Я знала, что это ничем хорошим не закончится.       — Как, вы говорите, звали её мужа?       — Джеймс Поттер. Мы же уже говорили вашему коллеге.       — Таки вы общались не со мной. Не переживайте — это стандартная проверка, нам по инструкции положено уточнять информацию, чтобы избежать обмана. В нашу инспекцию пришёл ответ из Скотланд-Ярда, по нему выходит, что ни о каком Джеймсе Поттере нет никакой информации. Брак вашей сестры нигде не зарегистрирован. Более того, выяснилось, что она после младшей школы нигде не училась. Всё это кажется очень подозрительным.       — Лили училась в закрытой школе за границей, — тут же соврала Петуния.       — Миссис Дурсль, со стороны всё кажется очень подозрительным. У вас появляется некий ребёнок без каких-либо документов, но вы утверждаете, что он сын вашей сестры. О том, что ваша сестра вышла замуж, сменила имя и родила ребёнка — нигде нет информации. Мы живём не в каменном веке, в любом родильном доме регистрируют всех детей. Не могла же ваша сестра родить без врачебной помощи и больше года скрывать от властей наличие ребёнка! Об этом бы вскоре стало известно, как минимум нам бы позвонили соседи и дали сигнал. Скажите, вы до этого знали, что у вашей сестры есть сын?       — Нет, — покачала головой Петуния. — Я узнала об этом из письма, которое лежало в корзинке. Мы с сестрой были в ссоре, поэтому несколько лет не общались.       — То есть, до этого момента вы ни разу не видели мальчика, значит, не можете стопроцентно утверждать, что он ваш племянник?       — Не могу, но я уверена, что он сын Лили.       — С нашей точки зрения ваши доводы писаны вилами по воде. У вас есть медицинская экспертиза, подтверждающая ваше родство с малышом?       — Нет, мы не думали…       — Не надо лить слёзы, ими всё равно не напоить пустыню, а мне скребёт душу как наждачной бумагой.       — Что будет с Гарри? — взволнованно спросила Петуния.       — Миссис Дурсль, вам соврать или сказать как есть?       — Скажите правду.       — Ваше родство подтвердить будет сложно и очень дорого. Генетическая экспертиза обойдётся примерно в сто тысяч фунтов. Только имея на руках этот документ, вы можете полноправно претендовать на опекунство над мальчиком. Ребёнка я обязан изъять и отвезти в приют.       — Божички! Боюсь, у нас нет таких денег… Но как же… Племянника в приют…       — Не надо строить драму, всё не так плохо, как кажется. Сейчас приюты не те, что были в семидесятые — это две большие разницы. По новой социальной программе таких малышей очень быстро усыновляют в приличные и обеспеченные семьи или же их на время отправляют в патронажные семьи, но и там маленькие детки надолго не задерживаются. Обещаю, я лично проконтролирую, чтобы Гарри попал как минимум к самым приличным и любящим опекунам.       Когда я уносил на руках Гарри из дома тётки, у Петунии случилась истерика. Она рыдала и долго стояла на пороге дома, провожая автомобиль взглядом. Нас ждала новая жизнь.       У меня уже были дети и внуки, так что прекрасно знаю, как с ними управляться.

***

      Кошмар! Столько дел навалилось разом. Надо было заработать денег, заботиться о малыше, организовать обрезание, ведь Джеймс (бывший Гарри) не прошёл через эту процедуру на восьмой день. Хуже того, мне самому надо было сделать обрезание, а то получается совершенно неправильный еврей.       С деньгами вопрос решился быстро, я занялся традиционным для нашего народа делом — изготовлением ювелирных украшений. В этом очень серьёзно помогала трансфигурация. Есть два вида трансфигурации. В первом варианте вещь превращается в другую, но лишь на время. Когда волшебные силы из предмета выветрятся, он вернёт прежнюю форму. Во втором варианте изменяется лишь форма предмета, но его суть не меняется — подобное превращение обладает постоянным эффектом. Именно второй вариант я использовал, из-за чего удалось сэкономить на множестве специальных инструментов, а главное — экономилось время. Там, где ювелир потратит половину дня, а то и день, я управлюсь за десяток секунд, девять из которых уйдут на то, чтобы представить конечный вид украшения.       Вначале я использовал доступные и недорогие материалы, то есть медь. Этот металл легко купить, но я поступил проще, призвал медь с помощью чар, находясь неподалёку от свалки.       Из меди за пару дней наделал целую гору украшений: витые цепочки, замысловатой формы браслеты, кулоны, серёжки, заколки для волос, колье, броши. Но на ювелирных украшениях не остановился, наделал стилизованных под старину светильников, подсвечников, шкатулок, шахмат…       Пробежав по ювелирным лавкам и магазинам, торгующим сувенирами, я превратил десять килограммов меди в семь тысяч фунтов. Молодой папаша с ребёнком на руках вызывал доверие у владельцев магазинов, а мой акцент и имя позволяли быстро наладить диалог, ведь там почти все наши. Стоило добавить слезливую историю о том, как я, молодой отец, остался в одиночестве с ребёнком, потому что его мама умерла после родов, как вообще становился чуть ли не лучшим другом.       После того, как на вырученные деньги купил в аптеке Косого переулка Елейную смазку Григория, так владельцы почти всех лондонских ювелирных и подарочных магазинов стали моими лучшими друзьями и мои дела резко попёрли в гору. К меди добавилось золото, серебро и драгоценные камни.       Для Джеймса я нанял няню — ею стала молодая девушка по имени Софья, которая недавно эмигрировала из СССР в Великобританию. Софочке всего двадцать лет, она среднего роста, стройная зеленоглазая брюнетка родом из Одессы. Девушка отвратительно говорит на английском, но это нисколько не мешало нашей коммуникации, а Джеймс ещё маленький для того, чтобы говорить.       Вскоре мы из скромной съёмной квартиры переехали в шикарный, но небольшой особняк в элитном районе Лондона. Я хотел нанять домработницу, чтобы на столе всегда была вкусная еда, а дом был прибран, но Софочка взяла эти обязанности на себя, естественно, поимев с этого свой гешефт, чему была весьма рада.       Большой проблемой стал шрам на лбу ребёнка, он напоминал молнию, которую рисуют на электрических щитках. Шрам ни в какую не желал заживать, ни обычные лекарства, ни волшебные снадобья не помогали. Стало понятно, что рана нанесена с помощью тёмной магии, только такие раны не желают заживать, как положено. Магическая медицина в таком случае бессильна, поэтому я воспользовался уже проверенными хирургами.       Пластический хирург попросту вырезал шрам, почистил рану и пересадил кусочек кожи с попы Джеймса на его лоб, а поскольку новая рана от операции проходит в другом месте, а не там, куда поразило тёмное волшебство, то она почти сразу была залечена с помощью Рябинового отвара. Ни на лбу, ни на попе Джеймса не осталось ни следа. Доктор получил очередной Обливейт, а ребёнок больше не страдал от постоянно воспалённой раны.

***

      Я и Софа сидели за столом и ужинали. Гарри спал в кроватке, тишина, стоящая в доме, успокаивала. Надкусив котлету, я понял, что дело нечисто, ведь она имела вкус и запах клубники, которую я обожаю. После этого меня затопила страсть, Софья показалась самой желанной девушкой в мире. Стройный стан, великолепная грудь, густые волосы и на лицо очень привлекательна.       — Софочка, мне кажется, что котлета не должна иметь клубничного вкуса, — сдержался я. — Вы знаете за Амортенцию?       — Ой, Хайим, ну вы таки мнётесь, как марципановый! — развела руками девушка. — Я не знала, как ещё вам намекнуть, что пора бы уже полюбить это замечательное тело.       — Софочка, вы прекрасны и без любовного зелья. Теперь, когда мы знаем друг за друга, что оба волшебники, прошу вас дать антидот, чтобы любовь была чистой, как слеза младенца!       — Ой, не надо меня уговаривать, я и так соглашусь быть вашей! — расплылась в улыбке Софья.       Вот так во время обычного ужина удалось выяснить, что эмигрантка из СССР не простая еврейская девушка, а ещё и ведьма. Она напоила меня антидотом, страсть утихла, но не пропала, поскольку Софья и без любовного зелья казалась мне привлекательной, но я не старый Сириус Блэк, который волочился за каждой юбкой, а мужчина с выдержкой, поэтому не пытался затащить её в постель.       — Шо ты хочешь от моей жизни? — спросила Софья. — Уже сиди и спрашивай вопросы…       — Ты потомственная ведьма?       — Да. А ты?       — Чистокровней некуда, но мне пришлось сменить ксиву и физиономию, поскольку связался с плохой компанией.       — Мама будет рада. Мало того, что мой парень еврей, так он ещё и потомственный волшебник. Такого счастья на нашей улице никак не ожидалось. А мне ты нравишься любым, даже если бы был обычным человеком. Скажи, а как так случилось, что ты стал отцом-одиночкой?       — На самом деле Джеймс не мой сын, а ребёнок моего лучшего друга, который приходится дальним родственником. Его с женой убил местный шлемазл, посчитавший себя Тёмным властелином. Естественно, я не мог оставить сироту родственникам-маглам, которые боятся магии и ненавидят родню.       — Та шо вы говорите?! Я слышала, что до недавнего времени в этой стране бушевал Тёмный Лорд, имя которого все боятся называть, — сказала Софья. — Ты имеешь в виду его?       — Да, именно. Он и его последователи оставили сиротами многих волшебников. Софочка, я тебя прошу в будущем не говорить Джеймсу об этом. Пусть мальчик вырастет правильным евреем и думает, что он мой сын.       — Нате вам-те! Таки шо за номер? Мы же явно сыграем свадьбу… Не надо возражать, я знаю за это! Таки Джеймс будет нашим сыном, и никак иначе.       — Софочка, вы мне нравитесь всё больше. Не тяните меня за вставать, скорее идите в объятья и примите поцелуй!       Поцелуями всё не закончилось. Мы пришли в себя голые в моей большой кровати, расположенной в спальне.       — Хайим, и как вам ваша будущая жена?       — Ой, сколько людей, столько и мнений. Мне нравится, моей маме нет! Ей вообще-таки никто не нравится.       — Мнение вашей мамы не заставит меня даже вспотеть. Она же не будет жить с нами?       — Софочка, конечно, нет. Я не люблю, когда расчёсывают нервы, а моя мать большая любительница этого дела. Единственное, что меня в ней привлекает, полные сейфы золота в Гринготтсе, к которым мне закрыт доступ. Но мы и сами кое-чего можем, спасибо за это трансфигурации.       С хорошей женой и жизнь стала замечательной. Со времён побега из тюрьмы прошло всего полгода, а я уже совершенно другой человек. Разве мог прошлый Сириус Блэк представить, что он сбежит из Азкабана, вскоре женится, станет одним из самых известных лондонских ювелиров и будет ходить в синагогу?       Поскольку Софочка ведьма, я мог спокойно колдовать в любом месте на территории своего дома, а то до этого приходилось использовать заклинания лишь в мастерской за закрытыми дверями. Софа тоже до этого колдовала украдкой, например, мыла посуду и делала уборку исключительно с помощью волшебства.       Самым тяжёлым моментом в жизни с девушкой стало знакомство с её родителями. Её мать оказалась дважды ведьмой, как в прямом, так и в переносном смысле. Так что я был рад, что они остаются жить у себя в Одессе. Поскольку в СССР с выездом заграницу имеются некоторые проблемы, пришлось нам лететь в Одессу, что с маленьким ребёнком на руках делать довольно проблематично. Я пообещал себе не повторять подобный подвиг до тех пор, пока ребёнку не исполнится хотя бы пять лет. Там же в Одессе мы сыграли шумную свадьбу, всё было до боли знакомо, я словно вернулся в прошлое.       По возвращению домой мы стали активно зачаровывать наше жилище. Как показал опыт, мой отец не зря защитил жилище Блэков всеми возможными способами. Если бы он это не сделал, то и мать погибла бы. Кстати о ней, Вальпурга не прислала ни единой весточки, она словно демонстрировала, что я для неё окончательно умер. Учитывая, что в большей степени я являюсь Хайимом, а Сириус маму не любил и боялся, то у меня не возникло ни малейшего желания идти на контакт первым.       У русских волшебников имеются свои секреты. Особенно они сильны в беспалочковой и ритуальной магии. Если же к этому добавить передающуюся из поколения в поколение особую еврейскую магию, то получается взрывоопасная смесь. Сириус считал свою семью тёмной, но это он просто не знал о светлых одесских волшебниках, магия которых на фоне навыков Блэков покажется воплощением тьмы.       В качестве приданого тёща передала нам копию своей библиотеки, большую часть которой составляли книги по магии, в том числе семейные наработки. Теперь в свободное от работы по созданию новых украшений время я постигал русскую магию. В этом деле немалую поддержку оказывала Софочка.       Софа замечательно владеет бытовыми беспалочковыми заклинаниями. Стоит отметить, что бытовая магия одна из самых опасных. Нарезать ломтиками или нарубить в фарш с одинаковым успехом можно кусок мяса или человека. Бесследно можно испарить как грязь с ковра, так и что-то более жизненно необходимое. А о таких жутких чарах, как потрошение тушки животного, удаление кожи или костей и многих других зверствах лучше вовсе умолчу. Все эти заклинания я освоил на палочковом уровне, а Софа ими ежедневно пользуется без палочки.       Маг, который не развивается, превращается в магла с палочкой. Не важно, в какой области развиваться — всегда найдётся куда расти. Я в основном развивался творчески, делал всё более изящные украшения. Трансфигурация постепенно давалась всё легче и легче, вскоре для постоянной трансфигурации мне уже не нужна была палочка. Но было бы глупо этим ограничиваться, поэтому я старался добиться успеха Финеаса Блэка, то есть пытался развить метаморфизм. Подобный навык стал бы прекрасным дополнением для разнообразия семейной жизни, особенно в будущем, когда мы с супругой привыкнем друг к другу.       
Примечания:
Поддержать автора:
https://money.yandex.ru/to/410013467283288

WebMoney R421890270592
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.