БДСМ 5771

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Рейтинг:
NC-21
Размер:
Макси, 600 страниц, 71 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Давно так не смеялась!» от littledespair
«Отличная работа!» от Al123pot
«За очень вкусное произведение!» от Барт С
«Отличная работа!» от ignas616
«Работы все лучше и лучше! » от Демиург из города С
«Отличная работа!» от MarkKim95
«Отличная работа!» от G.A.V.
«Прелестно!» от Vladarg
«Отличная работа!» от Vladarg
«Отличная работа!» от Persidd
... и еще 6 наград
Описание:
Наследник чистокровной семьи брошен в Азкабан без суда и следствия. От отчаяния он прибегает к особой магии и отдаёт своё тело душе из другого мира... Воистину демону в вопросах "за деньги" - пожилому еврею из Одессы...
Домовой эльф излишне рьяно наказывает себя и пробуждает воспоминания прошлой жизни, в которой был человеком.
Всё смешалось в Британском королевстве: планы, судьбы...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Два попаданца в разных персонажей в разное время.
Обложка авторства Ящер из Пустоши:
https://drive.google.com/file/d/1mqB5l-NEsjfxsW0FlwT6GgtAyoSm7-yN/view
П.С.: товарищ недорого делает обложки на заказ. Кому нужно, обращайтесь к нему в ЛС.

Глава 50

25 января 2019, 06:00
Добби       Ну вот, основные дела сделал, можно немного расслабиться. Может с Филчем пропустить по стаканчику?       Идея мне пришлась по нраву, поэтому нарядился в свой лучший костюм-тройку и отправился пешком к завхозу. А то всё время в телепортации, забыл, как выглядят коридоры.       Холодные стены Хогвартса ничуть не поменялись, разве что вокруг было подозрительно чисто. Факелы давали колышущееся освещение, было холодно, а на подоконниках лежал иней и кое-где даже намело снега.       Стоило завернуть к коридору, ведущему к кабинету завхоза, как я встал как вкопанный. Мне навстречу шло прекрасное чудо. Большие тёмно-голубые пронзительные глаза, аккуратные губы, серебристо-светлые вьющиеся волосы, ниспадающие почти до пояса, ровные и белые зубы.       Эта прелестница примерно восемнадцати-девятнадцати лет не была похожа на ученицу Хогвартса. Такую красавицу я бы обязательно заметил. У англичан за редким исключением вообще с внешностью беда, а британские волшебники отчего-то старательно игнорируют достижения магии в области улучшения внешности. Гилдерой Локхарт один из немногих магов, которые заботятся о привлекательности. Конечно, девушки ухаживают за собой, но как-то спустя рукава. Если бы желали стать красивее — есть множество зелий и заклинаний, нужно лишь приложить немного усилий или заплатить зельевару — красота гарантирована.       Вот только от этого прекрасного цветка в голубой мантии из тонкого шёлка чувствовалось, что красота природная, завораживающая и притягивающая. Поддетый под мантию шерстяной свитер и обмотанный вокруг шеи шарф не способны были скрыть стройного стана.       Девушка остановилась возле меня, застывшего столбом.       — Месье, буд`ге доб`гы, подскажите, как отсюда выйти к карете Шармбатона? — громко и чётко певучим голосом с французским акцентом произнесла она.       — Это вы говорите Добби?       Округлил я глаза в попытке удержать взгляд над бровями девушки. Было сложно, поскольку взгляд пытался сползти ниже на не особо выдающиеся и скрытые свитером окружности.       — Да, месье, — кивнула француженка.       — Простите, мисс, о какой карете идёт речь? Добби несколько оторван от дел волшебников.       — Ох, пг`остите, — сказала девушка.       — Нет-нет, мисс, вам не нужно извиняться. Добби готов помочь волшебнице. Вы просто опишите хотя бы примерно, что за карета, где стоит…       — Мы пг`иземлились перед главным входом в замок. Оттуда было недалеко идти в Большой зал. Ка`гета там и стоит, — пояснила девушка. — Я слегка заблудилась, — тепло улыбнулась она.       — Ох! Добби знает, куда вам нужно идти. Если мисс не возражает, Добби вас проводит, — уважительно поклонился я.       — Какой галантный домовой эльф, — уголки губ блондинки приподнялись вверх. — Буду вам благода`гна, Добби.       — Пойдёмте, мисс. Извиняюсь, как Добби может к вам обращаться?       — Делакур… Флёр Делакур.       Девушка, прекрасная, как весенний цветок, легко развернулась, откинула назад волну белокурых волос и летящей походкой пошла рядом со мной. Её движения были плавными и грациозными, словно у профессиональной танцовщицы.       — Добби рад знакомству с вами, мисс Делакур. Вы прибыли на Турнир Трёх Волшебников?       — Да, — улыбка сошла с губ Флёр, она стала серьёзней. — Я чемпионка… От Шармбатона.       Ого! Как много я пропустил, пока возился с возрождением Тёмных Лордов. Нужно будет потрясти своих информаторов, а то плохо выпадать из информационного поля.       Мелькали факелы, коридор заканчивался. Мы стали подниматься по лестнице на второй этаж.       — Поздравляю, мисс Делакур. Переживаете из-за соперников?       — Не очень.       Лёгкое качание головой привело в движение густую копну волос. Гордо вздёрнутая голова создавала девушке образ неприступности.       — Мисс Делакур, расскажите, кто ваши конкуренты? А то Добби из-за работы далеко отошёл от мирских дел… Нам налево.       Мы свернули в коридор, который ведёт мимо Большого зала к центральному входу. Так расстояние больше, зато нет случайных прохожих, и я могу дольше побыть в обществе красавицы.       — Конечно, Добби, — кивнула Флёр. — От Дурмстранга Виктор К`гам. А от Хогвартса Сед`гик Диггори.       У девушки не всегда получалось выговорить «Р», но стоит отдать должное — она старалась.       — Диггори и Крам… — пробормотал я. — Два парня против девушки. В магловском спорте подобное признали бы неприемлемым. Мисс Делакур, вас что-то беспокоит?       — Разве что чуточку, — зябко передёрнула Флёр плечами. — Драконы… — прошептала она. — Не думала, что устроители турнира выберут для первого испытания столь опасных зверей… Впрочем, что-то я разговорилась. Забудьте, Добби.       Делакур остановилась и оглядела открывшийся из коридора вид на холл, ведущий от Большого зала к выходу.       — Уи! — радостно сказала она. — Узнаю это место. Спасибо, Добби, дальше я найду дорогу.       — Пожалуйста, мисс Делакур. Рад был с вами познакомиться.       Сделав пару шагов, француженка остановилась, полуобернулась и внимательно посмотрела на меня манящими глазами.       — Про`гстите, Добби, — сказала она. — Утолите моё любопытство. Почему вы в одежде?       — Мисс Делакур, — сохраняя гордую осанку, ответил я. — Добби свободный домовой эльф. Добби работает в замке на важной должности — занимается хозяйственной деятельностью.       — Верю, что у вас очень важная должность… — многозначительно протянула Флёр. –Андерсен и Шепард, — прошептала она, смотря на небольшой лейбл «А&S» на моём пиджаке. — Лучшее и самое дорогое ателье Лондона. Удивительно, как домовой эльф может быть вхож в магловский мир…       — О, мисс Делакур, это просто. Нужно всего лишь использовать посредника из волшебного мира. За хорошие деньги реально найти сквиба, который согласится работать хоть на чёрта лысого, не то, что на состоятельного домового эльфа.       — Спасибо, Добби, что утолили моё любопытство, и благодарю за помощь. Всего доброго.       Летящей походкой ты вышла из рая… Нет, не то… Плавными шагами Делакур стремительно скрылась в холле, оставив меня в мечтательной прострации.       Из-за угла послышалось едва различимое бормотание Флёр, которое становилось всё тише из-за того, что она удалялась:       — А говорят, что британцы не толерантны, при этом у них в школе работают свободный эльф, полувеликан и полугоблин…       Какая девушка! Огонь! Нужно соблазнять. Так, срочно в спальню, у меня вроде должны были остаться духи «Сделано по рецептуре Локхарта» и набор эксклюзивных любовных эликсиров. Даже есть «Капли дружбы плюс». Хотя к чёрту дружбу. Чего скрывать — мне от Флёр нужно совсем другое.       Хм… Зелья, как-то это неспортивно. Но и в виде эльфа я не соблазню такую красавицу. Остановиться на Оборотном зелье?       Нет, определённо, мне нужно выпить, а уже завтра на свежо-похмельную голову буду думать. Итак, стоит вернуться туда, откуда пришёл — к Филчу!       Завхоз немного удивился моему приходу. До этого он со скучающим видом смотрел телевизор.       — Приветствую, начальник.       — Добби, — кивнул Филч. — Проходи.       Прикрыв дверь, я достал пипидастр и трансфигурировал стул для посетителей в комфортное кресло. Забравшись в него с ногами, я щелчком пальцев призвал из своих запасов бутылку коньяка и закуску.       — По какому поводу банкет? — Филч покосился на накрытый стол.       — Международный день логопеда, — стал я разливать коньяк по бокалам. — Так выпьем же за грамотную речь!       Филч усмехнулся и с одобрением взял свой бокал.       — Пить вечером понедельника с подчинённым — это что-то новое, но за такое выпить не грех, — произнёс он. — Приятно общаться с тобой, Добби, когда ты не коверкаешь английскую речь.       — Подумаешь… Я ещё и вышивать могу, и на машинке… тоже…       После того, как мы выпили коньяка и закусили, атмосфера в небольшом кабинете словно стала уютней.       — Аргус, что нового слышно? Вроде бы к нам приехали французы…       — Добби, ты что, в Хогвартс только прибыл? — удивился Филч.       — Не совсем. Из спальни не вылезал. Столько много интересных книжек — их нужно все прочитать.       — Понимаю, — покивал Филч. — Я и сам большую часть времени тратил на изучение литературы Хогвартской библиотеки. Боюсь, всей жизни не хватит, чтобы прочитать все имеющиеся тут книги.       — Аргус, не лукавь. Теперь в теории ты можешь жить очень долго. Уже больше года прошло, а я не заметил никаких изменений в твоей внешности. Если ты и стареешь, то даже медленнее, чем сильные волшебники. Если всё будет нормально, мы с тобой ещё не одного директора переживём.       — Боюсь, что сквиб, который живёт столетиями — вызовет у магов подозрение, — пробормотал Филч.       — Тебе не обязательно всё время изображать из себя сквиба. Освоишься с чарами, я завершу свои дела, и можно будет устроить фальсификацию смерти завхоза. Без амулета личины тебя никто не узнает. Изобразишь иностранного мага, который находился на домашнем обучении, купишь официальную волшебную палочку.       Завхоз задумался.       — Как-то я об этом не думал, — обрадовался он. — А ведь действительно — я же теперь волшебник! Вот освою хотя бы школьный курс заклинаний, тогда… — тут он прервался и просящим взором уставился на меня. — Добби, извини, ты и так делаешь для меня многое, но кроме тебя мне не к кому обратиться.       — В чём дело?       — Понимаешь… — завхоз замялся, словно школьница перед дефлорацией. — Магическая швабра — это восхитительно, но с ней невозможно освоить сложные чары. Я уже перешёл к заклинаниям второго курса, но, к примеру, трансфигурация уже не выходит. Мне бы более компактный инструмент…       — Не вопрос, сделаем, — я вновь наполнил стаканы коньяком. — Тебе под что замаскировать палочку?       Филч пребывал в недоумении. Он задумчиво почесал в затылке.       — Даже и не знаю… — протянул завхоз. — Тут ведь нужно, чтобы никто не обращал внимания. Значит, должно быть что-то привычное. Молоток? Так он тяжёлый. А больше ничего в голову не приходит.       — В принципе, можно было бы попробовать сделать фомку, стамеску или какую отвёртку, вот только я не мастер палочек. Знаю, как работать со стандартными сердцевинами и древесиной, а эксперименты займут много времени, которого сейчас нет. Так что пока будем иметь в виду молоток — идеально вписывается. Можно сделать боёк небольшим и лёгким, к примеру, из алюминия.       — А можно такую же метёлку, как у тебя, — кивнул Филч на мой пояс.       В голове пронеслась мысль: «Он всё понял… Раскусил, что мой обожаемый пипидастр не то, чем кажется».       — Нет уж! Пипидастр есть лишь у меня и Ирмы Пинс. Эксклюзивный инструмент, между прочим. Если ещё и завхоз будет ходить с такой шикарной штукой, у некоторых магов могут зародиться подозрения.       — Ну, молоток, так молоток…       Филч говорил с лёгким сожалением и долей радости, которые непонятно как сочетались. Не устаю удивляться, насколько люди очень многогранные существа — могут сразу испытывать множество противоречивых эмоций.       — Добби, а что у меня за сердцевина? — Филч покосился на швабру, прислонённую к столу.       — Зуб волшебной змеи. После убийства василиска у тебя образовалась склонность к палочкам именно с таким наполнителем. Теоретически ещё должна подойти сердечная жила дракона.       Я не стал пояснять, что змея была двадцатиметровой, то есть тем самым василиском, которого Филч убил. Для швабры я использовал обычный зуб василиска, поскольку два ядовитых клыка — наиболее ценные. Тратить их просто так я не собирался. А вот использовать для практики изготовления волшебных инструментов обычные зубы василиска могу без проблем, поскольку запас пока имеется.       — Мяу!       Внизу об ножку моего кресла тёрлась кошка завхоза. Она просительным взглядом глядела на меня. Взяв со стола кусок колбасы, я бросил его на пол.       — Кис-кис, миссис Норрис.       — Мур…       Кошка с жадностью принялась поедать колбасу. Филч умилился.       — Раз миссис Норрис ест, значит, колбаса настоящая, — сказал он.       — Или производители узнали, что многие люди проверяют качество колбасы, давая её кошкам, поэтому стали добавлять туда кошачий корм…       Филч закатил глаза к потолку и глубоко вздохнул, весь его вид говорил: «С кем мне приходится общаться»…       — Аргус, так что там с гостями и турниром?       — Ах, да, ты же не знаешь, — сказал Филч. — В конце октября к нам в замок прибыли делегации из Шармбатона и Дурмстранга. В первой десяток девчат, во второй столько же ребят. Девки живут в карете у парадного входа со своей директрисой-полувеликаншей. Парни обитают на корабле, который бросил якорь в озере с русалками. Чемпионами…       — Я знаю, кто стали чемпионами, — оборвал я завхоза. — Странно, что из Франции приехали одни девушки. Складывается ощущение, будто парни там не учатся.       — Я слышал, что в Шармбатоне учатся парни и девки, как в Хогвартсе. Почему привезли только девок… — Филч пожал плечами. — Думаю, из-за директрисы. На неё смотришь, и сразу понимаешь — феминизм головного мозга. Правильно — она страшная и телосложением немного до Хагрида не дотягивает. Вот мозги и того… В общем, переклинило бабу — привезла на Турнир Трёх Волшебников только студенток.       — Жизнь… Не перестаю ей удивляться. Сколько людей — столько тараканов у них в головах. Ладно, Аргус, Мерлин с директрисой Шармбатона. Лучше скажи, что знаешь о Флёр Делакур?       — А тебе зачем? — удивлённо протянул Филч.       — Любопытство. Или думаешь, эльфы лишены такого чувства? Всё же единственная чемпионка на двоих парней.       — Я слышал, — начал Филч, — что у Делакур бабушка вейла!       — Ого! Аргус, где бы ты мог такое слышать?       — Так сегодня же была фотосессия, — сказал завхоз. — Меня Макгонагалл позвала комнату в порядок привести. Твой эльф-двойник справился с уборкой, а я так и остался там дежурить со шваброй.       Завхоз с любовью погладил древко волшебной швабры. Я в это время наполнил опустевшие бокалы коньяком и кинул ещё кусочек колбасы миссис Норрис.       — Приехали из «Ежедневного Пророка» журналистка с фотографом, замеряли палочки чемпионов, — продолжил Филч. — Оливандер при осмотре сказал, что в палочке Делакур в качестве сердцевины используется волос вейлы. Француженка подтвердила это, сказав, что это волос её бабушки.       — Забавные были химерологи в прошлом. То оборотней выведут, то вампиров. Надо же было кому-то додуматься использовать в опытах симпатичных девушек и превратить их в вейл… Ну что, ещё по одной?       Подняв бокалы, мы со звоном чокнулись и выпили коньяк. Филч был лишь слегка поддатый, меня же уже развезло. Регенерация завхоза превращает пьянку в дорогостоящее мероприятие (если не помогать маглам с уборкой складов продуктовых магазинов). Ему нужно пить как настоящему магловскому завхозу — много и часто, поскольку алкоголь быстро выводится организмом.       — Значит, Аргус, говоришь, что француженка несёт в себе вейловскую кровь…       — А то! Чертовка! Глаз невозможно отвести, как от настоящей вейлы. Видел я как-то парочку из них в «Трёх мётлах» — у Делакур очарование не хуже, чем у чистокровной вейлы.       — Аргус, тебе бы девушку найти. А то организм молодой, диктует свои условия, а ты его пожелания игнорируешь. К той же Пинс попробуй подкатить. Амулет тебе только голову маскирует. Она как увидит тебя с одним медальоном в костюме Адама — влюбится в тот же миг.       — Ирма хоть и библиотекарь, но чистокровная волшебница с прибабахом, — покачал головой Филч. — Для неё я всего лишь сквиб. Тогда уж проще к Трелони подкатить. Она и моложе. Да и в постель её затащить проще — достаточно пары бутылок вина…       Взяв бутылку, я вылил остатки коньяка в бокал завхоза.       — Ты пей, я уже всё.       — Что же ты так? — удивился Филч. — Я думал, что уж ты, Добби, здоровее меня будешь. Ну… Мутаген тот…       — Аргус, я как тот сапожник без сапог. Эликсира действительно очень мало — экономлю. Вот если будет совсем худо — приму. А так в обычной жизни мне регенерация супергероя ни к чему… Ладно, пойду я.       — Ага, я тоже, — поднялся с кресла Филч, чтобы проводить меня. — Спасибо, Добби, за коньяк — хорош, зараза!       — Пожалуйста, Аргус. Для хорошего человека не жалко. Лучше выпить в приятной компании, чем стать алкоголиком, спиваясь в одиночестве. Спокойной ночи.       Когда я вышел в коридор, из кабинета за закрытой дверью послышалось едва слышимое бормотание Филча:       — Может, действительно навестить Трелони? Так-то она страшная, но если очки и платье снять или зажмуриться… Я тоже с амулетом не красавец…

***

      Язык цветов — это нечто для меня непонятное. Но во времена Викторианской эпохи язык цветов очень выручал в тех случаях, когда о чувствах нельзя было говорить открыто, а требовал тайного выражения.       Какой может быть опыт ухаживаний у домового эльфа, пусть и с воспоминаниями прошлой жизни, особенно если никогда не был ловеласом? Соблазнение эльфиек при помощи духов — это иное. Снять проституток вовсе не идёт в зачёт. Вот и остаётся доходить до всего своим умом. А если его не хватает — приходится прибегать к книгам.       Сидя в спальне, я косился то в книгу с названием «Язык цветов», то на гору разной растительности, позаимствованной в магловских цветочных магазинах. В самом деле — не по полям же мне телепортироваться в ноябре месяце…       Положил в плетёную корзину бегонию — это должно означать: «Остерегайся, ты не всем нравишься, как мне. Тебе завидуют». Добавил васильков и вьюнков. Первые говорят о том, что я не смею выразить свои чувства, а вторые словно кричат: «Присмотрись ко мне, я украшу твою жизнь». Положил гардений — они означают тайную влюблённость. И, конечно, алых роз — выражение страсти, любви. И всё это в окружении гладиолусов… Потому что гладиолус… Он считается цветком гладиаторов и означает: «Я действительно искренен. Ничего не бойся».       Всё, корзинка готова. Магию Флёр я запомнил — она лёгкая и головокружительная, так что корзинка с цветами телепортировалась по назначению.       Ничего иного кроме дарения цветов я пока не придумал. Но не сидеть же на попе ровно? Красивых девушек быстро разбирают замуж, а если этого не происходит, то либо с девушкой что-то не так, либо с окружающими.       
Примечания:
Поддержать автора:
https://money.yandex.ru/to/410013467283288

WebMoney R421890270592
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.