Дарт Белла 1075

Iuppy автор
Anorlinde соавтор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Звездные Войны, Сумерки. Сага, Майер Стефани «Сумерки» (кроссовер)

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 287 страниц, 25 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Вымышленные существа Гендерсвап Насилие Повествование от первого лица Повседневность Попаданчество Смерть второстепенных персонажей Фантастика Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Палпатин попадает в тело Беллы Свон.

Посвящение:
Джорджу Лукасу и Стефани Майер.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Чтобы "мыши" не кололись о "кактус" заранее предупреждаю что:
1. Автор погряз в ереси и не считает Палпатина гением за то, что тот осуществил Великий План, задуманный ситхами линии Бэйна.
2. Автор не Палпатин, однако постарается более-менее реалистично предать его характер. А поскольку людям свойственно меняться, не стоит упрекать автора в том, что он описывает героя "не так".
3. Повествование будет идти довольно медленно и неспешно. Торопливые читатели, которым не терпится увидеть канонные события с вампирами пусть запасутся терпением.
4. Слэша не будет. Фемслэш вполне возможен, хотя развёрнутых описаний постельных сцен не будет.
5. Поскольку госпожа Майер не затрагивала в своих книгах тему ЗВ, автор имеет полное право считать, что в этом мире господин Лукас не придумал свою знаменитую сагу о ЗВ. Соответственно, Палпатина в качестве киношного персонажа здесь никогда не существовало.
ВАЖНО! Все персонажи и описываемые события являются вымышленными. Любое совпадение с реальными людьми или событиями, является случайным.

ГЛАВА 3

1 декабря 2018, 10:59
Город Финикс, штат Аризона. Конец 80-х – начало 90-х.       Финикс оказался значительно крупнее Форкса. Город имел прямоугольную планировку и был застроен как высокими многоэтажными зданиями, так и небольшими коттеджами. Климат тоже отличался. Если в Форксе было прохладно, сумрачно и дождливо, то здесь круглый год светило яркое солнце, стояла удушающая жара, а вокруг города раскинулась самая настоящая пустыня, изредка изрезанная горными массивами. И если попытаться подобрать наиболее подходящее сравнение, то местность вокруг Финикса очень сильно напоминала выжженные солнцем пески Татуина с тем только отличием, что здесь высокими столбами росли зелёные растения - «кактусы», а на родине Скайуокера такого точно не было.       Мама сняла крохотную квартирку в одном из не особо престижных, но зато дешёвых для проживания районов города и устроилась на работу воспитательницей в детский сад. Разумеется, меня она устроила туда же.       Детский садик… Оказаться в окружении кучи слюнявых детишек, которые так и норовят кинуть в тебя игрушкой или схватить за волосы, что может быть «приятнее» для престарелого ситха? А если эти детишки еще и капризничают, шумят и строят тебе рожицы – терпеть такой балаган удовольствие ниже среднего. Уж лучше бы я продолжал лежать в кроватке! Но мама то считала по-другому, думая, что её маленькая Белла в окружении других детей найдет себе друзей и будет вместе с ними играть в песочнице, лепить из пластилина поделки и петь песенки. Как же жестоко она ошибалась!       Да, учился я исправно. Если кто-то думает, что в ясельной группе дети просто бездельничают, то это не так. Нас учили пользоваться горшком, правильно держать ложку, ну и конечно же ходить и говорить. А поскольку все вышеперечисленное было в моих интересах, то и вёл я себя во время занятий как прилежный и послушный ребёнок. Белла раньше всех в группе овладела навыками языковой речи, твёрже всех держалась на ногах, никогда не капризничала, не пачкала одежду, не задирала других детей и не делала еще многого из того что так любят делать дети в её возрасте. Разумеется, такое поведение удивляло и даже шокировало воспитателей, которые начали наперебой выражать моей матери свое восхищение от того какой Белла растет у неё умненькой и послушной девочкой.       И если успеваемость и исполнительность Беллы заставляли маму чувствовать гордость за свою дочь, то вот другая моя особенность её сильно расстроила. А именно: я ни с кем из детей не хотел контактировать. Напрасно ко мне за руку подводили карапузов и ждали что Белла будет с ними играть. В ответ на это Белла только презрительно надувала губки и отворачивалась, всем своим видом показывая, что никакая компания её не интересует. Помимо этого воспитатели постоянно жаловались матери что Белла совершенно безразлична к куклам, лепке, рисованию, мультфильмам и другим вещам, которые так интересовали детей её возраста. В то время как другие дети играли или дурачились я предпочитал сидеть в сторонке и медитировать, а если никого не было поблизости, то совершенствовать свои навыки телекинеза.       Нет, конечно, я мог симулировать поведение малого ребенка, ничего сложного в этом не было, просто не считал нужным этого делать. Выбор был прост: либо несколько лет подряд играть совершенно отвратительную мне роль малыша, либо сразу себя ставить, показав окружающим что я особенный и ко мне лучше не лезть. Я предпочел последний вариант, тем более что будучи недавним канцлером огромной Республики мне было просто унизительно играть в куклы с сопливыми карапузами.       Конечно, такое поведение маленькой Беллы сначала вызвало удивление у «взрослых», а потом и опасение что с девочкой что-то не в порядке. Мать отвезла меня на приём к психологу, который задал мне кучу вопросов и заставил пройти несколько тестов, после чего вынес вердикт о моей полной нормальности. Значительные успехи Беллы в освоении речи и слишком быстрое её взросление врач списал на высокие интеллектуальные способности и природную одарённость ребенка. А поскольку все гении немного не такие как все вокруг, то в нежелании Беллы играть с другими детьми, как он объяснил, нет ничего странного.       После такого объяснения мать успокоилась и «взрослые» наконец от меня отстали. Более того, по совету врача, Беллу из яслей перевели сразу в старшую детсадовскую группу, где детей уже учили буквам и цифрам. Воспитатели, предупрежденные об особенностях характера Беллы, больше не лезли ко мне со всякой ерундой и предоставили самому себе. Я по-прежнему продолжал исправно учиться и в четырехлетнем возрасте уже умел говорить на местном языке не хуже самих «взрослых», а также выучился чтению по детским книжкам с картинками. Ну и конечно же я окончательно выяснил на какую планету попал и что собой представляет местное общество.       Ответ на этот вопрос дал мне телевизор. Голонета здесь не существовало, а его в какой-то мере заменяли телевизионные передачи, от которых вся прогрессивная Галактика уже давно отказалась. Как правило, по вечерам мы с матерью садились на диван около этого здоровенного ящика на четырёх ножках и щелкали пультом.       Первое время, пока я не понимал языка, разобраться в особенностях местной географии и политики было сложно, тем более что мать не интересовалась новостями и смотрела как правило мыльные оперы. Хотя, конечно, сразу стало очевидно, что ни ксеносов, ни дроидов ни спидеров нет на всей планете. Более того, их здесь никогда и не видели. Планету населяли исключительно люди, которые совсем недавно вышли в космос и долетели до ближайшего спутника. Они не имели никакого понятия о том, что происходит в Галактике и не пользовались технологией гиперпривода. А это означало только одно – я попал в Неизведанные Регионы, в область совершенно дикую и не исследованную даже первопроходцами.       Придя к такому выводу я был сильно огорчён. Да что там, я был взбешён! Оказаться в положении заключенного на какой-то отсталой планете – что может быть хуже для человека, совсем недавно вершившего судьбу Галактики? Вариант самому изготовить космический корабль, способный к гиперпространственным прыжкам, был исключен по той простой причине что я не умел строить подобные корабли. Не всем же быть инженерами, кто-то должен выбирать для себя профессию политика.       А не покинув эту планету я не мог начать поиск способа смены тела. В том, что такой способ существует я не сомневался. Император ситхов Вишейт имел возможность перемещаться в тела специально обученных для этого разумных и возвращаться обратно в своё тело. Тёмный джедай Сет Харт, современник Дарта Бэйна, перемещал своё сознание в тела клонов и прожил более тысячи лет, использовав десятки тел.       К сожалению, потом техника Переселения Разума оказалась утеряна. Мой учитель Дарт Плэгас проводил множество экспериментов чтобы вернуть утраченные знания, но вместо переселения разума он добился контроля над мидихлорианами и научился оживлять повреждённые или мёртвые ткани тела. Теперь мне необходимо было продолжить его исследования. Только вот как выбраться с этой планеты?       Существовал, правда, один довольно радикальный способ. Можно было убить себя и благодаря чувствительности к Силе сохранить своё сознание, превратившись в Призрака Силы. Такой прозрачный и нематериальный призрак обладал возможностью путешествовать в любую точку Галактики и появляться тому, кого он сам выберет. Очень могущественные призраки вступали в ментальный контакт с живыми и даже могли завладевать физическими телами разумных.       Однако, поразмыслив над подобным вариантом, я был вынужден от него отказаться. Во-первых, не было никакой гарантии того, что с текущим уровнем одарённости мне удастся превратиться в Призрака, а не просто умереть. А во-вторых, будучи Призраком можно было оказаться пленником, запертым между двумя мирами – способным видеть происходящее в материальном мире, но неспособным на него повлиять. Ну и наконец, существовал огромный риск угодить в особый пласт Силы – в Озеро Призраков, из глубин которого невозможно было выбраться.       Таким образом, волей-неволей, а мне нужно было составить план своих будущих действий по обустройству на этой планете. Благо, с ростом языковых познаний постепенно расширялись и мои познания местных реалий.       Как оказалось, планету Земля делят между собой множество государств, в одном из которых - в Соединенных Штатах Америки, я и оказался. Судя по телевизионной пропаганде это государство считало себя сильнейшей державой на планете и что самое интересное - оно имело республиканскую форму правления. То есть я попал в Республику! Здесь также, как и в Галактической Республике существовал свой Сенат – Конгресс и даже была должность Канцлера – Президента, которого, правда выбирали не сенаторы, как у нас, а все граждане США. Более тонкие нюансы местной политики из телевизора уловить было трудно, но даже того что я узнал хватило для наброски предварительного плана.       Возможно в это трудно поверить, но я люблю республику! Я люблю демократию! И все потому что в реальности демократия - это не более чем красивая сказочка для народа и ширма для махинаций политиков.       Конечно, подлинная демократия вполне возможна в маленьких посёлках, где каждый человек знает своего соседа и на общем собрании может сделать выбор, основываясь на этих знаниях. Однако, когда населения становится чуть больше, народ теряет возможность выбирать тех, кого знает лично, и начинает выбирать тех, кого ему предлагают. Теперь народ может узнать о личных качествах кандидатов только через средства агитации и пропаганды, именуемые для приличия средствами массовой информации. И этим ловко пользуются красноречивые популисты и демагоги, которые наиболее ярко умеют преподнести себя народу. А поскольку шоу, именуемые избирательными кампаниями, стоят немалых денег и далеко не у каждого кандидата есть такие средства, то оплачивают им их представители элиты. Неудобных для элиты кандидатов все равно не допускают до власти, под различными предлогами отказавшись регистрировать их на выборах или скомпрометировав перед избирателями. Ну а потом, после выборов, именно представители элиты диктуют своим политическим ставленникам какие тем следует принимать законы.       Демократия – это власть элиты, осуществляемая руками продажных и лживых политиков под покровом видимости власти народа. И она даёт мне очень многое. При демократии, в отличии от монархии или диктатуры, у меня есть возможность стать именно тем самым беспринципным и продажным политиком, в котором так нуждается элита. Именно при демократии я могу подняться очень и очень высоко по карьерной лестнице. В Республике я достиг поста Канцлера, так почему бы мне не достигнуть здесь должности Президента, а потом и вовсе захватить власть в свои руки? Ведь моя ситхская страсть к власти никуда не исчезла и с годами будет только расти. Конечно, придётся приложить немало усилий, но куда торопиться? Теперь впереди у меня целая жизнь, так пусть же с появлением новой стратегической цели она станет гораздо ярче и красочнее.