Дарт Белла 1080

Iuppy автор
Anorlinde соавтор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Звездные Войны, Сумерки. Сага, Майер Стефани «Сумерки» (кроссовер)

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 287 страниц, 25 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Вымышленные существа Гендерсвап Насилие Повествование от первого лица Повседневность Попаданчество Смерть второстепенных персонажей Фантастика Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Палпатин попадает в тело Беллы Свон.

Посвящение:
Джорджу Лукасу и Стефани Майер.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Чтобы "мыши" не кололись о "кактус" заранее предупреждаю что:
1. Автор погряз в ереси и не считает Палпатина гением за то, что тот осуществил Великий План, задуманный ситхами линии Бэйна.
2. Автор не Палпатин, однако постарается более-менее реалистично предать его характер. А поскольку людям свойственно меняться, не стоит упрекать автора в том, что он описывает героя "не так".
3. Повествование будет идти довольно медленно и неспешно. Торопливые читатели, которым не терпится увидеть канонные события с вампирами пусть запасутся терпением.
4. Слэша не будет. Фемслэш вполне возможен, хотя развёрнутых описаний постельных сцен не будет.
5. Поскольку госпожа Майер не затрагивала в своих книгах тему ЗВ, автор имеет полное право считать, что в этом мире господин Лукас не придумал свою знаменитую сагу о ЗВ. Соответственно, Палпатина в качестве киношного персонажа здесь никогда не существовало.
ВАЖНО! Все персонажи и описываемые события являются вымышленными. Любое совпадение с реальными людьми или событиями, является случайным.

ГЛАВА 8

30 декабря 2018, 23:41
Региональный офис ФБР в городе Финикс. Криминально-Следственный отдел (CID)       Специальный агент Сэмюэль Адамс всегда отличался любознательным и креативным характером, но при этом был крайне экспрессивен, эгоистичен и обидчив. Возможно, ему бы больше подошла какая-нибудь творческая профессия, однако так уж получилось, что большую часть жизни Адамс посвятил службе в ФБР. Более того, в свои сорок шесть лет этот человек имел безупречный послужной список и давно бы добился дальнейшего продвижения по карьерной лестнице и тёплого местечка где-нибудь в Вашингтоне, если бы только умел находить общий язык с начальством. Проработав во многих офисах ФБР, Адамс нигде надолго не задерживался. За исключением Финикса, хотя и здесь не обошлось без скандала. Расследуя случай массового исчезновения людей, спецагент наткнулся на обескровленные тела жертв с перегрызенным кем-то горлом. Адамс хотел продолжить расследование, однако его непосредственный начальник Кевин Гарднер распорядился закрыть это дело. Официальной причиной смерти нескольких человек было объявлено нападение стаи бродячих собак. Не смея пойти против воли начальства, Адамс тем не менее был возмущён до глубины души. Напрасно Гарднер пытался объяснить своему лучшему агенту, что приказ закрыть расследование пришёл из Вашингтона и он, будучи всего лишь руководителем местного отдела CID, обязан его выполнять. Вместо этого Адамс почему-то решил, что шеф специально ложно информировал высокое начальство с целью поскорее закрыть это дело и не портить статистику раскрываемости преступлений. С тех пор отношения этих двух людей, и до того не отличавшиеся теплотой, испортились окончательно, а Адамс даже начал подумывать, не перевестись ли ему в другой офис ФБР. Пожалуй, единственное, что до сих пор удерживало мужчину от подобного шага, так это неплохие отношения с напарником, младшим агентом Фостером, с которым он хоть и не сдружился, но сумел найти общий язык. Двадцатипятилетний Джим Фостер по меркам ФБР был ещё зелёный новичок, только что из стажёров. Он относился Адамсу как к профессионалу и образцу для подражания, что, разумеется, весьма льстило самолюбивому спецагенту.       Этим вечером Адамс был в плохом настроении. Сидя за столом в своём кабинете, он был вынужден заниматься бумажной работой, которую всю жизнь терпеть не мог. К тому же в левом боку разболелась старая рана, полученная некогда при задержании особо опасного преступника. Рана уже давно зажила, но порой давала о себе знать противной ноющей болью, и в такие моменты Адамс становился крайне зол и раздражителен. Поэтому, когда к нему в кабинет заглянул напарник, он недовольно скривился.       — Ну, чего тебе, Фостер?       — Сэр, появилось новое дело! — воодушевлённо отрапортовал подчинённый. — По данным полиции, сегодня похитили маленькую девочку.       — У нас и так много работы, — отмахнулся Адамс. — Пусть этим займётся кто-нибудь другой. Кендалл вон от безделья мается. Этот сукин сын недавно сдал в архив своё последнее дело, а на нас ещё висит поиск того беглого заключённого.       Специальный агент Кендалл был вторым человеком в отделе, с которым у Адамса не сложились рабочие отношения. Находясь в равном звании и должности, они, как могли, гадили друг другу, не выходя за рамки дозволенного.       — Сэр, я был у шефа, — насупился Фостер. — Гарднер приказал нам заняться этим делом.       — Мерзавец! — возмутился Адамс. — Знает ведь, что мы заняты.       — Ну, вообще-то, сэр, не так уж мы и заняты. Да и ребёнка жалко.       — Молод ты ещё да зелен, Фостер, — вздохнул мужчина. — Ладно, рассказывай.       — Сегодня в два часа дня в полицейский участок Парадайз-Вэлли поступил звонок из местной частной школы. Какой-то подросток якобы стал свидетелем похищения маленькой девочки…       — Ну, и что! — прервал его Адамс. — Какой-то сопливый хулиган решил разыграть полицейских. Такое часто бывает.       — Сперва они так и подумали, — кивнул напарник. — Однако спустя полтора часа в участок в слезах позвонила некая Рене Свон и рассказала, что не может найти свою дочь Беллу. Девочка учится в той же школе в первом классе.       — А вот это уже интересно, — задумчиво проговорил Адамс. — Выходит, подросток не врал. Ну, и что он там видел? Детали.       — Говорит, видел, как двое мужчин засовывали в салон машины неподвижное тело девочки.       — Как они выглядели? Номер машины?       — Парень был далеко и мало что видел. Лиц не рассмотрел, не то что номер, даже марку не запомнил. Сказал только, что она была старая.       — Не густо, — вздохнул Адамс. — Поставим телефон этой Рене на прослушку и будем ждать звонка от похитителей. Может они захотят выставить требования. Ну, и, разумеется, подробнее расспросим того мальчишку. Может, он ещё что вспомнит.       — Уже не нужно, сэр! — улыбнулся подчинённый.       — То есть?       — Недавно в участок звонила сама похищенная. Девчонка рассказала, что её держали на каком-то ранчо трое похитителей, но она сбежала, прячется и ждёт помощи.       — Звонок отследили?       — Да, сэр! — кивнул Фостер. — Потом полицейские передали дело нам. Это ведь наша юрисдикция.       — Тогда поехали! — Адамс резко поднялся со стула. — Вызывай спецназ SWAT, пора спасать девчонку.       — Уже. Ребята ждут вашей команды.       — Замечательно, — улыбнулся специальный агент. — Фостер, а ты делаешь успехи. Молодец.       — Спасибо, сэр.       Спустя полчаса       Луна уже успела выйти из-за туч, освещая своим бледным сиянием пустыню, простиравшуюся до самого горизонта. Высокие кактусы отбрасывали на песок причудливые узоры теней. По пыльной просёлочной дороге на большой скорости неслась колонна из нескольких чёрных внедорожников и микроавтобусов с тонированными стёклами и надписями «FBI SWАТ» на дверях. Впереди ехала обычная с виду машина, в которой ехали специальный агент и его напарник.       — Сэр, как думаете, девочка еще жива? — спросил сидевший за рулём Фостер. — Может, пока мы едем, преступники уже поймали и убили её?       — Её не убьют, — отрицательно покачал головой Адамс. — Девчонка нужна им живой, иначе её бы не похитили. Если найдут, то просто посадят под замок. Уж поверь мне, сынок, это не первое похищение детей в моей практике.       — Так, может, она своим побегом их здорово разозлила, а потом попалась под горячую руку?       — Возможно, но маловероятно, — вновь отрицательно покачал головой Адамс и показал рукой на далёкий размытый силуэт. — Смотри, почти приехали.       Вскоре уже вполне отчётливо можно было различить очертания большого двухэтажного дома с черепичной крышей, построенного из жёлтого песчаника. Все окна первого этажа, веранда и гараж были залиты ярким электрическим светом. Остальные постройки — высокая водонапорная башня, два сарая и несколько пустых загонов для скота — освещала только луна. Неподалёку от веранды было припарковано три старых автомобиля.       Внедорожники SWАТ разъехались в обе стороны, взяв все постройки в плотное кольцо. Во двор въехали только два автобуса со спецназом и машина с агентами. Из автобусов начали выбегать и занимать позицию одетые в чёрную униформу, каски и бронежилеты бойцы с штурмовыми автоматами в руках. Адамс и Фостер, надев поверх своих пиджаков бронежилеты, тоже вылезли из машины и сразу же спрятались за ней.       В доме фэбээровцев уже успели заметить. Сначала в окнах замелькали обеспокоенные лица, потом хозяева задёрнули шторы и погасили свет. Теперь окрестности освещали только мерцание луны и свет фар вновь прибывших машин.       — Говорит специальный агент Адамс! — обратился мужчина к обитателям ранчо через громкоговоритель. — Немедленно освободите заложницу и выходите из дома с поднятыми руками. Даю вам минуту на размышление, потом мы начинаем штурм.       Ответом на предупреждение была тишина       — Вижу цель! — вдруг закричал один из спецназовцев, направив ствол своего автомата в сторону водонапорной башни.       — Дяденьки, не стреляйте! — ответил из темноты детский голос.       Направив фонари на звук, фэбээровцы рассмотрели спускающуюся вниз по лестнице девочку в грязных джинсах и свитере.       — Белла Свон? — обратился к ней Адамс.       — Да, сэр, — утвердительно кивнула девочка. — Я сбежала от них и спряталась на водонапорной башне.       — Быстро спускайся, а потом пригнись и беги сюда, — распорядился фэбээровец.       Когда Белла подбежала к машине, Фостер сразу же накинул ей на плечи одеяло. Девочка изрядно продрогла и сразу крепко закуталась в одеяло, стуча зубами от холода. А потом расплакалась.       — Дяденьки, спасибо вам большое за спасение, — сквозь слёзы пролепетала девочка.       — Сколько человек в доме? — пропустил мимо ушей её слова Адамс. — Они вооружены?       — Их трое, а вот оружия я у них не…       Девочка не успела договорить: её слова прервал грохот выстрелов. Несколькими минутами ранее в доме.       Приближающуюся на большой скорости колонну из чёрных автомашин раньше всех заметил Пабло, который находился в этот момент на улице. Ясное дело, он удивился незваным гостям. С минуту он всматривался вдаль, но, различив на дверцах машин надпись «FBI SWАТ», с паническим воплем бросился в дом.       — ФБР! — от крика мужчины даже задрожали стёкла в окнах. — Сюда едут фэбээровцы! Por Dios! Virgen María sálvanos a todos! *       — Какие еще фэбээровцы? — недоуменно посмотрел на него Гильермо, спускавшийся по лестнице со второго этажа. — Ты что, болван, текилы перепил?       В этот момент из кладовки вылез Хорхе, который уставился на сообщника таким же недоуменным взглядом.       — В окно посмотрите, сеньор! — запричитал еще не успевший прийти в себя от удивления Пабло.       Оба мужчины, находившиеся до этого в доме, смотрели в окно и видели как во двор влетают микроавтобусы с тонированными стёклами и из них выскакивают люди в чёрной униформе и с оружием в руках.       — Да уж! — только и смог вымолвить Гильермо и начал раздавать команды. — Хорхе, быстрее выключи везде свет. Пабло, закрой как следует шторы. Шевелитесь, идиоты!       Мужчины забегали по дому, выполняя приказы шефа.       — Говорит специальный агент Адамс! — донеслось с улицы. — Немедленно освободите заложницу и выходите из дома с поднятыми руками. Даю вам минуту на размышление, потом мы начинаем штурм.       — Ага, щас! — хмыкнул Гильермо и махнул рукой. — Всё, ребята, быстро уходим через окно с той стороны.       — Я не брошу Зубастика! — замотал головой Хорхе. — Никуда без него не пойду.       — Ну, и тащи его на себе, идиот! — сплюнул на пол Гильермо и побежал в заднюю комнату.       Пабло бросился вслед за шефом, а Хорхе так и остался стоять, глядя вслед подельникам.       Распахнув раму, толстый Гильермо попытался пролезть в окно, но застрял. Второпях он совсем забыл, что местная архитектура, доставшаяся в наследство от индейцев пуэбло, не предусматривает строительство больших окон, способных пропустить его массивный живот. Пытаясь протиснуться, Гильермо только в самый последний момент своей жизни успел разглядеть в ночной полутьме, что в нескольких десятках метров от окна стоит чёрный внедорожник с надписью «FBI SWАТ».       Спецназовцы, занявшие позицию за машиной, заметили что кто-то возится около окна, а отблеск открываемой рамы они приняли за мелькнувший в свете луны ствол винтовки. Имея приказ стрелять на поражение, они открыли ураганный огонь, буквально изрешетив пулями тело незадачливого похитителя.       Пабло, стоявший в этот момент неподалёку от шефа и ожидавший, пока тот вылезет, отделался лёгким испугом. Услышав звуки выстрелов, он сразу же рухнул на пол и ползком покинул комнату, направившись в гостиную.       Поднявшись, Пабло увидел, как Хорхе за поводок выводит из соседней комнаты еле переставлявшего лапы Зубастика. Собака уже немного отошла от воздействия Силового Толчка, но её по-прежнему слегка покачивало.       — Что случилось? — с удивлением в голосе спросил Хорхе. — Кто стрелял?       — Шефу крышка, — вздохнул Пабло. — Мы окружены. Придётся сдаваться.       — Я не хочу в тюрьму! — отрицательно замахал руками парень и вытащил из кармана пистолет. — Нет! Нет! Я буду драться.       — Это бесполезно, идиот!       В этот момент оконные стёкла со звоном разлетелись и на пол в гостиной упали сразу несколько светошумовых гранат. Яркие вспышки и грохот взрывов ослепили и оглушили обоих похитителей, не пощадив даже собаку. Вслед за этим дверь распахнулась и в помещение с оружием наперевес ворвались бойцы спецназа, которые короткими очередями практически в упор расстреляли собаку, а испуганных и дезориентированных преступников быстро скрутили и положили лицом в пол. Штурм дома окончился полной и безоговорочной победой ФБР. Спустя час.       Выполнив работу, спецназовцы погрузились в машины и покинули ранчо, передав закованных в наручники преступников в руки прибывших на место происшествия полевых сотрудников отдела CID. Кроме фэбээровцев, сюда также приехали криминалисты, судмедэксперты, работники морга и парамедики, патрульные оцепили место происшествия жёлтой полиэтиленовой лентой.       Потерпевшую, которая по-прежнему куталась в одеяло, осмотрел врач. Не найдя на теле девочки никаких повреждений, кроме разве что синяков, он позволил агенту Адамсу задать ей целую кучу вопросов. Потом Адамс допрашивал преступников, а его напарник Фостер любезно угостил Беллу чашкой горячего кофе. Он же сообщил девочке о том, что её мама уже в курсе случившегося и скоро будет здесь.       Рене не заставила себя долго ждать и, даже не захлопнув дверь своей голубой машины, бросилась обнимать дочь. Впрочем, этот порыв вскоре прошёл, и, убедившись, что с дочерью всё в порядке, Рене принялась мило беседовать с Фостером, который в красках описывал ей детали произошедшей операции, а потом принялся травить байки и истории из собственной не слишком долгой службы.       Закончив допрос, Адамс направился в дом и неторопливо обошёл весь первый этаж, поочерёдно заглянув в каждую комнату, потом поднялся по лестнице наверх. Похитители были слишком заняты поисками Беллы и не успели спрятать тело Розиты, поэтому оно так и осталось лежать в коридоре. Сейчас над ним склонилась судебный врач, сухощавая пожилая женщина. Она была настолько увлечена разглядыванием трупа, что не сразу заметила присутствие спецагента.       — Не понимаю, — задумчиво пробормотала женщина.       — Что, доктор? — заинтересовался Адамс.       — А, это вы, агент! — повернулась докторша. — Не могу определить причину смерти.       — Но это же очевидно! — хмыкнул фэбээровец. — Даже я вижу, что у девушки разбита голова. Девочка сбежала, толкнув преступницу, вот та неудачно и упала.       — Нет, она умерла не от этого, — вздохнула женщина. — Разумеется, на голове трупа есть небольшая гематома и закрытая черепно-мозговая травма. Вот только кровь находится в пределах субарахноидального пространства. Компрессии головного мозга нет, симптоматика минимальна. Конечно, без вскрытия сложно делать какие-либо выводы, но мой предварительный диагноз именно таков. Смерть наступила не от удара головой о стену.       — Знаете, доктор, а вы меня удивили, — невесело проговорил Адамс. — Надеюсь вы пришлёте мне результаты вскрытия.       — Конечно, агент. Это моя прямая обязанность.       Выйдя на улицу, Адамс сразу же увидел невесть откуда взявшуюся толпу журналистов. На дворе стояла глубокая ночь, однако акулы пера не собирались упускать очередную сенсацию.       — Агент Адамс! — обратилась к мужчине пышногрудая блондинка-репортёр, не забыв представиться. — Алисия Мейси, телеканал TNT. Пожалуйста, уделите несколько минут для прессы.       — Да, конечно, — улыбнулся фэбээровец, хотя даже невооружённым глазом было заметно, что ему не очень-то хочется откровенничать с журналистами.       — Нам сообщили, что была проведена операция ФБР по освобождению похищенного человека, — блондинка протянула микрофон почти к самому лицу агента. — Поделитесь подробностями? Кто был похищен, когда, зачем?       — Сегодня похитили маленькую девочку. Подозреваемые усыпили её быстродействующим снотворным, привезли на это ранчо и держали здесь с целью получения выкупа. Однако благодаря своевременному вмешательству сотрудников ФБР девочку удалось освободить, а похитителей задержать.       — Скажите, агент! — обратился к фэбээровцу другой журналист, в очках и с бородой. — Кто организовал похищение? Назовите имена преступников, пожалуйста.       — Без комментариев! — отрицательно покачал головой Адамс.       — Но как же так! — возмутился журналист. — Вы нарушаете права прессы! Наши телезрители хотят знать подробности.       — Ничего я не нарушаю, — процедил сквозь зубы Адамс. — Всю информацию о ходе расследования вы получите уже после проведения следственных и судебных действий. А теперь попрошу вас не мешать следствию и не входить на территорию, огороженную жёлтой лентой.       — Агент, а может, для нашего телеканала сделаете исключение? — пыталась состроить глазки мужчине блондинистая журналистка.       — Извините, нет!       — Что ж, спасибо за интервью, агент! — скривилась журналистка и махнула рукой своему оператору. — Пошли, Джефф, расспросим ребёнка.       Остальные репортёры тоже поспешили поговорить с маленькой Беллой, которая в данный момент находилась вместе с матерью и агентом Фостером рядом с машиной скорой помощи.       — Здравствуй, малышка! — обратилась журналистка к девочке, сунув ей под нос микрофон. — Можно задать тебе несколько вопросов?       — Нет, нельзя! — решительно ответила за дочь Рене. — Оставьте ребёнка в покое. Ей и так нелегко пришлось.       — Задавайте ваши вопросы, — неожиданно согласилась Белла. — Мне нетрудно на них ответить.       — Белла, тебе вовсе не обязательно это делать!       — Всё в порядке, мама.       — Я узнала тебя, девочка! — улыбнулась журналистка. — Ты Белла Свон. Сегодня я уже снимала репортаж с твоим участием. Именно ты придумала оригинальный способ помочь больному ребёнку, нуждающемуся в операции.       — Какой способ? — поинтересовались в толпе.       — Она предложила собирать деньги с учеников за то, что они будут бросать кондитерские изделия в учителей.       — О-о-о! — послышались удивлённые восклицания и смех журналистов. — Это действительно оригинальная идея.       — Скажи нам Белла, как произошло похищение? — спросила блондинка, когда толпа успокоилась. — Тебе не было страшно?       — Ну, я ведь уже взрослая, — в толпе опять раздались смешки. — Поэтому я не испугалась, когда возле школы на меня напали и схватили. Я отчаянно сопротивлялась, но силы были неравны. Преступники сунули мне в лицо какую-то дурно пахнущую тряпку, и я уснула.       -Что было дальше? — заинтересованно спросил журналист в очках и с бородой.       — Проснулась уже здесь, на ранчо, запертая в одной из комнат. Но я храбрая, поэтому, когда похитители открыли дверь, смогла сбежать. Потом я позвонила в полицию и спряталась на водонапорной башне. Ну, а дальше меня спасли агенты ФБР.       — Какая смелая малышка! — послышались возгласы в толпе.       — Ты что-нибудь знаешь о похитителях? — задала вопрос блондинка. — Сколько их всего было?       — Никого из этих людей я раньше не видела, — отрицательно покачала головой Белла. — Кажется, их было четверо, но я не уверена.       — Спасибо тебе за интервью, деточка, — кивнула журналистка, намереваясь уйти.       — Подождите, мэм! — остановила её Белла. — Я хочу обратиться телезрителям.       — Тебе есть, что сказать?       — Конечно!       — Хорошо, говори, — скептически усмехнулась блондинка.       — Дорогие сограждане! — Белла сделала серьёзное выражение лица. — Все вы прекрасно знаете, что более двухсот лет назад наши предки образовали на этом континенте новую нацию, зачатую в свободе и верящую в превосходство закона и демократии. Однако тогда же появились среди нас отщепенцы, которые с радостью перечеркнули бы наши надежды на мир, безопасность и порядок. Этим отщепенцам наплевать на Родину. Им наплевать на Америку! Я надеюсь, вы уже догадались, о ком я? Конечно же, о преступниках и похитителях. Беззаконие, террор, убийства… Я знаю, мы вынуждены жить в таком окружении. Но это ненадолго, дорогая Америка! Храбрые и мужественные агенты ФБР восстановят мир, порядок и спокойствие на территории нашей великой страны. Только доверившись и помогая им, мы сохраним достояние наших предков. Только помогая им, мы искореним раз и навсегда криминал, порочащий нашу священную американскую демократию. Я хочу поблагодарить этих, без сомнения, самоотверженных людей за тот вклад, который они вносят на благо общества. Большое им спасибо! Боже, благослови ФБР! Боже, благослови Америку!       Эти слова были встречены возгласами удивления. Никто из присутствующих не ожидал от маленькой девочки такого ораторского таланта, умения произносить на камеру столь патриотичные и пафосные речи. Когда же удивление прошло, люди разразились бурными аплодисментами. Белле аплодировали практически все — и журналисты, и фэбээровцы, и полицейские, и даже медицинские работники. Когда люди, наконец, разошлись, никто из них так и не заметил на лице маленькой девочки саркастическую ухмылку.       Адамс внимательно слушал интервью девочки и теперь изредка бросал на неё задумчивые взгляды. Картина преступления была для него предельно ясна. Похищение организовал некто Гильермо Родригес. Он был ранее неоднократно судим за автомобильные кражи, потом организовал свой автосервис, где разбирал на запчасти и распродавал краденые автомобили. Свои делишки он держал в тайне, поэтому только сейчас благодаря показаниям его сообщников, правоохранительным органам стало известно, чем на самом деле занимались в этой шараге.       В том же автосервисе работали и сообщники: Пабло Санчес и Хорхе Лопес. Оба они уже были судимы за угон автомобилей. Каким-то образом в эту компанию затесалась девушка — Розита Гонсалес. Она работала ассистенткой врача-анестезиолога в детской больнице и имела доступ к современным быстродействующим препаратам. Этими препаратами и усыпили ребёнка во время похищения.       Единственное, что не укладывалось для Адамса в общую картину, — причина смерти самой Розиты. Свидетельству судебного медика он вполне доверял, так как знал эту женщину много лет и у него не было повода сомневаться в её профессионализме. Теперь же в агенте загорелось профессиональное любопытство, он дал себе слово обязательно разобраться в этой истории. Как бы таинственна ни была смерть Розиты, она должна быть разгадана во что бы то ни стало.
Примечания:
*Боже Мой! Дева Мария, спаси нас всех!

С наступающим!