Дарт Белла 1080

Iuppy автор
Anorlinde соавтор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Звездные Войны, Сумерки. Сага, Майер Стефани «Сумерки» (кроссовер)

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 287 страниц, 25 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Вымышленные существа Гендерсвап Насилие Повествование от первого лица Повседневность Попаданчество Смерть второстепенных персонажей Фантастика Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Палпатин попадает в тело Беллы Свон.

Посвящение:
Джорджу Лукасу и Стефани Майер.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Чтобы "мыши" не кололись о "кактус" заранее предупреждаю что:
1. Автор погряз в ереси и не считает Палпатина гением за то, что тот осуществил Великий План, задуманный ситхами линии Бэйна.
2. Автор не Палпатин, однако постарается более-менее реалистично предать его характер. А поскольку людям свойственно меняться, не стоит упрекать автора в том, что он описывает героя "не так".
3. Повествование будет идти довольно медленно и неспешно. Торопливые читатели, которым не терпится увидеть канонные события с вампирами пусть запасутся терпением.
4. Слэша не будет. Фемслэш вполне возможен, хотя развёрнутых описаний постельных сцен не будет.
5. Поскольку госпожа Майер не затрагивала в своих книгах тему ЗВ, автор имеет полное право считать, что в этом мире господин Лукас не придумал свою знаменитую сагу о ЗВ. Соответственно, Палпатина в качестве киношного персонажа здесь никогда не существовало.
ВАЖНО! Все персонажи и описываемые события являются вымышленными. Любое совпадение с реальными людьми или событиями, является случайным.

ГЛАВА 12

20 января 2019, 21:40
Церковь «Garfield Methodist Church», г. Феникс, 1994 г.       Время уже давно перевалило за полдень. Яркий солнечный свет проникал сквозь многочисленные витражные окна и освещал длинный прямоугольный неф с ровными рядами скамеек и алтарь, возвышающийся на постаменте. Внутреннее убранство протестантской церкви не отличалось особым изыском и было довольно простым — ни икон, ни фресок, ни скульптур по мотивам событий библейской истории здесь не было. Лишь на алтаре размещался небольшой деревянный крест, а по обе стороны от постамента были развешаны американские флаги.       Сегодня в церкви должна была состояться свадебная церемония. Близ алтаря стоял пастор, облачённый в белую ризу. С левой стороны от него стали одетые в дорогие чёрные костюмы жених — Фостер и его шафер — Адамс, а с правой — две подружки невесты, одетые в одинаковые розовые платья. На скамейках сидели и оживлённо переговаривались между собой гости.       Заиграла классическая музыка, и присутствующие смолкли, обернувшись в сторону двери. Сначала в церковь вошла главная подружка невесты, носившая титул фрейлины. Явно красуясь перед публикой, она прошлась по дорожке между скамейками и стала по правую сторону от пастора, рядом с другими подружками невесты. За фрейлиной в церковь вошла Белла, одетая в белое платьице, с корзинкой цветов в руках. Рядом с ней шёл белобрысый мальчик лет семи и нёс подушечку с кольцами. Оба они тоже подошли к алтарю, причём Белла не забывала кидать цветы на дорожку.       Наконец заиграл марш Вагнера из оперы «Лоэнгрин» и в церковь вошла Рене, одетая в свадебное белое платье со шлейфом. Гости встали со своих мест, и невеста торжественно прошествовала к алтарю.       Пастор жестом подал гостям знак садиться и громким голосом произнёс венчальную речь. Молодые дали друг другу традиционные обещания делить все радости и печали до самой смерти одного из супругов. Затем молодожены обменялись кольцами.       — Как слуга божий властью, данной мне Богом, объявляю вас мужем и женой. Что Бог сочетал, человек да не разлучит. Скрепите свой союз поцелуем.       Молодые поцеловались, и пастор торжественно объявил:       — Братья и сёстры, позвольте представить вам Рене и Джима Фостер, законно сочетанных мужа и жену.       Гости разразились радостными криками, пастор блаженно заулыбался, осенив всех присутствующих крестом, а молодожёны двинулись в сторону выхода. В этот момент мальчик, который совсем недавно нёс подушечку с кольцами и теперь стоял вместе с Беллой рядом с алтарём, сделал шаг вперёд и наступил на шлейф Рене. Раздался звук рвущейся ткани, шов лопнул, и на юбке образовалась дыра. Увидев это, ребёнок радостно засмеялся.       — Ты что творишь, паршивец? — в гневе завопила Рене.       Мальчик тут же перестал смеяться и заплакал. К нему подбежала и крепко обняла одна из подружек невесты, исполнявшая роль фрейлины.       — Рене, прости его! — с нотками мольбы в голосе обратилась фрейлина к невесте. — Сынок наступил на твоё платье случайно. Так ведь, Рик?       Мальчик усердно закивал головой в знак раскаяния и ещё сильнее разревелся. Рене снисходительно хмыкнула и принялась осматривать дыру в платье.       — Он не хотел, — добавила фрейлина. — Правда!       — А мне кажется, это было сделано нарочно, — вмешалась Белла. — Я видела, как всё произошло. Парень явно хулиганил.       Рик перестал плакать и зло посмотрел на девочку.       — Не судите, да не судимы будете. Ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить*, — строго произнёс пастор. — Ребёнок не ведает, что творит. Подобен он агнцу божьему.       — Хватит с нас ваших проповедей, святой отец, — скривилась Рене, продолжая разглядывать испорченное платье.       — Рене, поторопись! — потребовал Фостер, видя, что женщина застыла на месте. — Ничего страшного не произошло, потом зашьёшь. Нужно ещё успеть на фотосессию и на прогулку по городу.       — Хорошо, — кивнула невеста и повернулась к фрейлине. — Джилл, если твой сын ещё раз напакостит, я выгоню вас обоих с моего праздника. Ясно?       Женщина виновато опустила глаза, а Рене обратилась к жениху:       — Пошли, дорогой.       Заиграл Свадебный марш Мендельсона, и молодожёны вышли из церкви. На крыльце молодых поджидали фотографы. Помахав им руками и улыбнувшись в камеры, молодожёны сели в лимузин и уехали. Гости тоже начали подниматься со своих мест и выходить на улицу, где их ждали автобусы и машины. Всем присутствующим, кроме пастора, теперь предстояло поехать к месту проведения банкета — в специально арендованный дом.       Когда Белла вместе с подружками невесты выходила из церкви, Рик со злостью шепнул ей в ухо:       — Ты ещё пожалеешь об этом, ябеда!       Девочка ничего не ответила и только искривила губы в презрительной усмешке. Спустя несколько часов. Дом для отдыха «Montebello»       Солнце медленно ползло за горизонт, оранжевыми лучами освещая газонную травку и черепичную крышу небольшого одноэтажного дома с окнами, закрытыми жалюзи и стенами, выкрашенными в белый цвет. На обширной лужайке, расположенной рядом с домом, в тени невысоких деревьев были развешаны электрические гирлянды. Под гирляндами в два ряда стояли длинные праздничные столы, занимаемые гостями. Неподалёку от них располагались два отдельных стола, за одним из которых сидели молодожёны, а за вторым — дети.       На каждом столе стояли вазы с цветами, горели свечи и лежали тарелки с угощениями. И если взрослые сидели за столами в преисполненных достоинства позах и не спешили приступать к еде, ожидая соблюдения ряда традиций, то на детей никакие правила этикета не распространялись. Уже сейчас ребятишки со вкусом уплетали салат, пили компот и весело покачивались на стульях.       Как назло, меня посадили рядом с Риком, который изредка корчил мне рожи и показывал язык. Паренёк явно не забыл о том, что именно я донёс взрослым на его хулиганскую выходку, и теперь дулся, затаив обиду. Можно подумать, мне есть дело до его обид. Ну, а если малолетний хулиган настолько обнаглеет, что начнёт пакостить, — придётся преподать ему урок и научить хорошим манерам.       Между тем, гости начали поочерёдно вставать и подходить к столику молодожёнов, держа в руках конверты с деньгами. Они складывали эти конверты в белую сумочку, которая шнурком была закреплена на руке невесты. Рене кивала и ослепительно улыбалась, а гости возвращались на свои места.       Когда с этой процедурой было покончено, все присутствующие заметно расслабились. Заиграла классическая музыка, и приглашённые начали стучать вилками и ножами по стеклянным бокалам и прочей посуде, требуя традиционного первого совместного танца молодожёнов.       Жених с невестой плавно и грациозно покружились на лужайке в медленном вальсе и вернулись за свой стол, удостоившись дружных аплодисментов публики. Гости опять принялись стучать вилками и ложками по посуде, давая знать, что наступила пора произносить тосты.       — Дамы и господа! — поднялся со своего места Адамс, который на правах шафера должен был первым произносить тост. — Мы с Джимом старые друзья, и я давно знал, что ему всегда улыбается удача. Сегодня, глядя на Рене, вы понимаете, что я имею в виду. Давайте поднимем бокалы за эту чудесную пару. И пусть удача сопутствует им в долгой совместной жизни.       Взрослые гости выпили по глотку шампанского, и в тот же миг некоторые из них с возмущёнными восклицаниями выплюнули напиток на траву. Увидев, как взрослые ругаются и плюются, дети весело и радостно засмеялись.       Адамс, который не успел выпить свою порцию, недоуменно уставился на присутствующих.       — В чём дело? — поинтересовался он.       — А ты попробуй, и поймёшь, — скривился один из гостей, тщательно вытирая рот салфеткой.       — Да-да, попробуй! — раздались смешки среди присутствующих.       — Хватит издеваться над человеком! — Фостер тщательно обнюхал жидкость в бокале. — Это моча!       — Чего? — недоуменно хмыкнул Адамс и тоже понюхал свой бокал. — Откуда в шампанском могла взяться моча?       — Это нужно спросить у свадебного агента! — Рене пристально посмотрела на молодую девушку в нарядном платье, сидевшую среди гостей.       — Ну, э-ээ, — смутилась агентша. — Давайте позовём сюда повара и узнаем.       Девушка кивнула официанту, стоявшему поблизости. Тот без слов понял, что от него требуется, и быстрым шагом покинул лужайку, направившись в дом. Спустя пару минут к оживлённо обсуждавшим происшествие гостям вышел полноватый мужчина в поварском колпаке, фартуке и с лихо закрученными наверх усами.       — Винсенте! — обратилась к нему агентша. — В шампанское была подмешана моча. Как ты это объяснишь?       — Понятия не имею, о чём это вы, — с сильным итальянским акцентом ответил мужчина и озадаченно почесал в затылке. — Шампанское разливают официанты в столовой, а я всего лишь готовлю пищу на кухне.       — Откуда привезли шампанское? — поинтересовался Адамс.       — Из магазина спиртных напитков «WineStyle», — пояснил итальянец. — Сюда доставили полностью запакованные ящики с бутылками. Потом официанты разлили шампанское по бокалам и сервировали им столы.       — Значит, напиток испортил кто-то из официантов! — решительно заявила Рене.       — Не стоит делать поспешные выводы, — возразил ей Адамс. — Официанты дорожат своей работой, которую они могут легко потерять после подобной выходки. Думаю, мочу в шампанское добавил кто-то из гостей. Шутник, мать его так… Скажи, Винсенте, а мог кто-нибудь из здесь присутствующих незаметно проникнуть в столовую?       — Мог, конечно, — согласился повар. — Двери там не закрываются. Официанты рядом с сервировочным столом тоже не дежурят. Им и так работы хватает.       — Так что же получается? — задумчиво потёр лоб Фостер. — Под подозрение попадают более трёх десятков гостей. Да и официантов я бы из списка подозреваемых тоже не стал исключать. Как же тогда найти среди такого количества людей хулигана?       — Никак! — решительно ответил ему Адамс. — Конечно, будь это уголовное дело, я бы вызвал сюда бригаду детективов и криминалистов. Детективы бы опросили всех присутствующих, а криминалисты сняли отпечатки пальцев на бутылках и бокалах, отправили бы эти данные на экспертизу и сравнили с отпечатками гостей и обслуги. Однако…       — Давай, вызывай сюда своих ищеек! — прервали речь мужчины крики некоторых гостей.       — Ещё чего не хватало! — возмущённо воскликнула Рене. — Я не позволю испортить мою свадьбу.       — …Однако произошла всего лишь глупая шутка, — продолжил говорить спецагент. — Шутка, которую никто расследовать не будет и только посмеётся над вами. Поэтому предлагаю всем присутствующим успокоиться и продолжить праздновать.       — Тебе хорошо так говорить! — опять послышались недовольные возгласы. — Ты не пил это дерьмо.       — Хватит! — лицо Рене потемнело от гнева. — Я согласна с агентом Адамсом. А поскольку это мой праздник, на котором все присутствующие всего лишь гости, советую недовольным немедленно заткнуться или валить на все четыре стороны. Скажи им, Джим!       — Уважаемые гости! — выдержав паузу произнёс Фостер. — Давайте не будем раздувать трагедию из-за шутки неизвестного хулигана и прислушаемся к словам моей супруги.       Гости ещё немного поворчали, но вскоре принялись за еду и успокоились. Я вспомнил лицо Рика в тот момент, когда взрослые плевались и ругались. Он буквально лучился радостью и смеялся настолько заливисто и громко, что даже поперхнулся компотом. А если вспомнить, что Рик уже запятнал себя хулиганством, наступив на платье Рене, его вполне можно считать главным подозреваемым. Да и сама идея подмешать мочу в шампанское могла прийти в голову скорее ребёнку, чем взрослому. К сожалению, доказательств у меня не было, поэтому я решил оставить свои мысли при себе.       Между тем, со своих мест начали поочерёдно вставать желающие произнести тосты и поздравления. С речью выступили родители жениха, специально приехавшие на свадьбу из Калифорнии. Поднялся с места и я, произнеся трогательную речь о своей любви к матери и периодически вытирая платочком выступившие на глазах слёзы. Пожелали молодожёнам долгой совместной жизни друзья жениха и подруги невесты.       Незаметно наступили сумерки, и над столами зажглись разноцветные лампочки, создавая атмосферу праздника и веселья. Собрав около себя всех незамужних женщин, присутствовавших на свадьбе, Рене повернулась к ним спиной и наугад бросила свой свадебный букет. Поймавшая букет счастливица разразилась радостными возгласами, а остальные девушки завистливо вздохнули. После этого холостые парни собрались возле Фостера. Жених снял кружевную подвязку с ножки невесты и через плечо бросил её в группу холостяков. Поймавшего подвязку парня все участники мероприятия радушно поздравили и дружески похлопали по плечу.       Гости уже изрядно выпили, поэтому, когда заиграла современная эстрадная музыка, они пустились в пляс. Были и такие, кто не захотел танцевать и остался сидеть за столом, продолжая лакомиться изысканным угощением. Ну, и, наконец, некоторые гости просто гуляли по газону или собирались группами по интересам и что-нибудь оживлённо обсуждали.       Дети свободно бегали и играли, а я стал ходить среди взрослых и прислушиваться к их разговорам. Прогуливаясь по лужайке, почувствовал на себе пристальный и как будто бы стремящийся прожечь во мне дыру взгляд агента Адамса, который сидел за столом и украдкой наблюдал за окружающими. В Силе читалась крайняя заинтересованность этого человека моей персоной. Интересно, чем это я его так привлёк?       Возле маленького столика, заставленного детскими и юношескими фотографиями молодожёнов, собрались гости, преимущественно пожилого возраста. Среди них были родители Фостера — сухопарый мужчина лет пятидесяти с седыми волосами и бородкой и невысокая хрупкая женщина в очках примерно того же возраста.       — Линда, ваш сын всегда был таким милым? — умилённо спросила одна из старушек, разглядывая фотографию, на которой был изображён забавный голопузый малыш.       — Нет, не всегда, — усмехнулась миссис Фостер и ткнула пальцем в другую фотографию. — Посмотрите вот на это.       — А почему у ребёнка фингал под глазом? — удивилась старушка.       — О, это целая история!       — Линда, расскажите! — стали просить гости.       — Пусть об этом рассказывает мой муж Квентин, — миссис Фостер кивнула в сторону мужчины с седыми волосами. — Он всё-таки непосредственный участник тех событий.       — Как хочешь, дорогая, — добродушно улыбнулся мистер Фостер и начал свой рассказ: — Однажды Линда ушла из дома по делам, а я остался готовить обед и присматривать за сыном. Ну, и закрутился на кухне, а маленький Джим, которому было тогда годика три, стал шалить. Бегал, прыгал и допрыгался — ударился головой о стол. Слёзы, крики, глаз быстро опух и заплыл. Представляете?       — Надо было лёд приложить, — подсказала одна из пожилых женщин.       — Льда дома не оказалось, — развёл руками мужчина. — Поэтому я вызвал скорую, и пока она не приехала, решил оказать посильную медицинскую помощь. Приложить к глазу замороженную курицу с длинными костлявыми лапами — ребёнка испугаешь, да и самому противно. Вот и использовал старый тяжёлый утюг. А потом приехала скорая, парамедик осмотрела синяк, ну, и ласково побеседовала с Джимом.       — О чём? — поинтересовались слушатели.       — Обо всём понемногу, — махнул рукой мистер Фостер. — Как зовут ребёнка, сколько ему лет, что произошло и откуда взялся синяк. Ну, Джим и ответил: «Это меня папа утюгом приложил!».       Все весело рассмеялись. Посмотрев ещё немного на фотографии и послушав детские истории, присутствующие стали расходиться, чтобы потанцевать или угоститься. Родители Фостера тоже хотели уйти, но заметили меня, стоявшего неподалёку.       — Белла! — обратилась ко мне миссис Фостер. — Какое у тебя красивое синее платье.       — Оно ведь белое.       — Действительно, белое, — удивлённо покачала головой пожилая женщина. — Я потеряла свои очки и без них плохо вижу. Ты их не видела?       — Они же у вас на носу, — улыбнулся я.       — И то верно! — рассмеялась миссис Фостер, довольная тем, что ей удалось наладить контакт с ребёнком. — Белла, скажи, ты часто встречаешься со своим папой? С Чарли Своном?       — Не часто, — отрицательно покачала я головой. — Но мама обещала, что на летние каникулы отправит меня к папе в Форкс.       — А твоя мама тоже редко видит Чарли?       — Она его вообще не видит. Мы ведь живём в разных городах и даже в разных штатах.       — Скажи-ка мне, — прищурилась женщина. — После того как вы приехали в Финикс, в вашей квартире жили какие-нибудь дяди? Сколько их было?       — Линда, оставь ребёнка в покое! — вмешался в разговор мистер Фостер. — То, что было до свадьбы, не имеет значения. И вообще, Рене мне кажется вполне приличной девушкой.       — Все они с виду приличные! — фыркнула женщина. — А чуть что, так сразу в кусты. Вспомни ту прохвостку, которая окрутила Джима, а потом сбежала к другому. Предупреждала я его на ней не жениться.       — А ну, хватит! — цыкнул мужчина на жену. — Ещё не хватало при ребёнке обсуждать такие вещи.       — Извини, Белла, мы отвлеклись, — натянуто улыбнулась миссис Фостер. — Так какой, говоришь, у тебя самый любимый предмет в школе?       — Я люблю все школьные предметы.       — Какая умная девочка, — с показным умилением проговорила женщина.       — Надо же! — недоверчиво пробурчал мистер Фостер. — А животноводство у вас там преподают?       — Нет.       — Дорогой, ну какое животноводство в первом классе? — покрутила пальцем у виска женщина. — Такого предмета вообще нет в школьной программе.       — Ну, и зря! — сплюнул мужчина на траву. — Очень нужный предмет. Каждый человек должен уметь ухаживать за коровами.       — Не обращай внимание, дорогуша, — махнула рукой миссис Фостер. — После того как Квентин ушёл из полиции, он ни о чём не думает, кроме как о коровах. У нас ведь ферма, если ты не знала.       — Быть фермером — весьма достойное занятие, — уважительно проговорил я и решил блеснуть эрудицией. — К тому же Соединённые Штаты занимают первое место в мире по производству говядины и коровьего молока.       — Что ж, хоть чему-то стоящему в вашей школе учат, — смягчился мистер Фостер.       — Пошли, дорогой, потанцуем, — предложила женщина мужу и, дождавшись его кивка, добавила уже для меня: — Приезжай как-нибудь к нам в гости, малышка. Отдохнёшь, посмотришь на коров, выпьешь свежего молочка.       — Спасибо, мэм.       Пожилые супруги ушли, а я решил вернуться обратно за стол. Подойдя к своему месту, уже хотел было сесть, но обнаружил на сидении канцелярские кнопки, аккуратно разложенные остриём вверх. Рик! Этот паршивец явно нарывается. Ну что же, ему же хуже.       Обведя взглядом лужайку и веселящихся на ней гостей, я заметил хулигана, который стоял неподалёку и грыз яблоко. Поняв, что его подлянка с кнопками провалилась, он скривился в недовольной гримасе и запустил в меня огрызком.       Легко уклонившись от «опасного» снаряда, я состроил хулигану рожицу и показал язык. Да, возможно, такое поведение недостойно великого ситха, но как ещё можно вывести из себя мелкого поганца, чтобы подставить его перед взрослыми? Свои способности в Силе я использовать не мог по той простой причине, что вокруг полно свидетелей. Поэтому пришлось импровизировать.       Импровизация оказалась успешной. Рик ещё больше разозлился, потеряв всякую осторожность, подбежал ко мне и толкнул. И хотя толчок был недостаточно сильным, чтобы повалить меня на землю, я специально упал, при этом ухватившись руками за скатерть. Со стола на траву посыпалась посуда, а я громко заплакал. Звон посуды и мой плач привлекли внимание взрослых, которые начали собираться вокруг нас. Сообразив, что сейчас будут разборки, Рик скорчил обиженную физиономию и тоже заплакал.       — Что здесь происходит? — требовательно спросил у нас Фостер, подошедший первым.       — А-а-а! — голосисто запричитал я, растирая руками слёзы. — Рик кинул в меня яблоко и толкнул!..       — Белла, дорогая, с тобой всё в порядке? — подбежала ко мне Рене и, обняв, помогла подняться.       — Нет! Мне больно!       — Это Белла во всём виновата! — проговорил сквозь слёзы Рик. — Она плохая! Она показала мне язык.       Появилась и мама малолетнего задиры — Джилл, которая тоже его обняла и стала ласково поглаживать по голове.       — Рене, твоей дочери нужно извиниться перед моим сыном! — потребовала Джилл. — Белла вела себя неподобающе и спровоцировала Рика.       — Что? — едва не поперхнулась от негодования Рене. — Твой сын вообще хулиган. Напомнить тебе, как он сегодня наступил мне на платье?       — Это была случайность!       — А вот и нет!       — Девушки, не ссорьтесь! — урезонил Адамс, тоже подошедший к собравшимся. — Я был свидетелем всего, что здесь произошло. Виноват Рик.       — Это ещё почему? — скривилась Джилл.       — Потому что мальчик первым кинул в Беллу огрызком. В ответ девочка показала ему язык, и Рик распустил руки.       — Значит, на то была причина! — с полной уверенностью в своей правоте воскликнула фрейлина. — Наверняка Белла спровоцировала моего сына кинуть в неё яблоко.       — А подложить себе на стул кнопки Белла тоже спровоцировала твоего сына? — усмехнулся Фостер, показав рукой на усыпанный кнопками детский стул.       — Ну, э-э-э, — задумалась женщина. — Я не знаю… Кнопки мог подложить кто-нибудь другой из детей.       — Хватит! — воскликнула Рене. — Джилл, забирай своего сына и увози домой. Я не желаю его видеть на моей свадьбе.       Лицо Джиллиан исказилось от гнева, но она сдержала себя.       — Хорошо, мы уйдём! — буркнула фрейлина и, схватив за руку ревущего сына, гордо удалилась.       — Белла, ты сильно ударилась? — заботливо поинтересовалась Рене. — Может, вызвать врача?       — Нет, не нужно, — я отрицательно покачал головой. — Мне уже лучше.       — Ну, как знаешь, — хмыкнула мама и взяв под локоть руку Фостера ушла с ним танцевать.       Увидев, что инцидент исчерпан и зрелища больше не будет, гости тоже начали расходиться в разные стороны, продолжив свои прерванные развлечения. Возле меня остался только один агент Адамс, который, казалось, чего-то ждал. Под его пристальным взглядом я отряхнул со своей одежды налипшие на неё в результате падения крошки хлеба и ошмётки салата.       — Белла, ты не хочешь мне ничего рассказать? — прищурившись, спросил Адамс, едва только последний человек отошёл от нас на достаточно далёкое расстояние.       — Не понимаю, о чём это вы?       — Ты ведь специально упала? И за скатерть схватилась тоже специально?       — Почему вы так решили?       — Интуиция, — пожал плечами спецагент, — наблюдательность и многолетний опыт.       — Вы ошибаетесь. Всё произошло случайно.       — Точно?       — Конечно, сэр.       — Возможно, и так, — загадочно улыбнулся Адамс и шутливо козырнул двумя пальцами. — Веселись, малышка.       Смотря в спину удаляющемуся спецагенту, я озадаченно нахмурился. Всё-таки какой-то мутный тип этот фэбээровец! Он точно что-то не договаривает, вероятно, даже в чём-то подозревает. Догнать бы его и хорошенько допросить, но по понятным причинам сейчас этого делать нельзя. А жаль!       — Всем внимание! — вдруг раздался чей-то громкий голос. — Сейчас молодожёны будут резать свадебный торт. Прошу всех гостей вернуться на свои места.       Музыка смолкла, и гости, которые ранее танцевали или просто праздно бродили по лужайке, стали рассаживаться за столы. Я тоже сел на свой стул, предварительно скинув с него на траву все кнопки, которые накидал Рик.       Вскоре официант с важным видом вынес поднос, на котором возвышался небольшой двухъярусный торт, залитый шоколадной глазурью и украшенный кремовыми розочками, лепесточками и прочими узорами. Вершину торта венчали фигурки молодожёнов. Едва только взглянув на это произведение кулинарного искусства, я сразу же почувствовал, что с ним что-то не так. В Силе явно ощущалось, что внутри торта происходит какая-то химическая реакция, будто бы что-то медленно горит или, скорее, тлеет. Бомба! И эту бомбу несли прямиком к столу молодожёнов!       Недолго думая, я вскочил с места, подбежал к вышагивающему с подносом официанту, схватил тарелку с тортом и изо всей силы швырнул её за ствол ближайшего дерева. К сожалению, физической силы в детском тельце не особенно много. Поэтому до дерева торт так и не долетел, а упал неподалёку. Гости в изумлении ахнули, над лужайкой повисло напряжённое молчание.       — Белла, ты что делаешь? — гневно выкрикнула Рене.       Неожиданно раздался громкий хлопок и лежавший на траве сплошной кучей торт разлетелся на мелкие кусочки, забрызгав всё пространство поблизости кремовыми ошмётками. Гостьи испуганно завизжали, мужчины сохранили самообладание.       — Спокойствие! — призвал к порядку Адамс, и громко объявил:  — Это не бомба!       — А что? — послышались недоумённые возгласы.       — Петарда.       — Откуда в торте взялась петарда? — спросил кто-то из гостей.       — Её туда кто-то подложил, — поморщился от глупого вопроса Адамс и обратился к застывшему столбом официанту: — Ты не видел никого постороннего рядом с тортом?       — Ну, вообще-то, видел, — задумчиво почесал затылок мужчина. — Когда я забирал торт, в столовой крутился какой-то мальчишка. На вид ему было лет шесть-семь.       — Белобрысый? — спросил я.       — Да, блондинчик.       — Это Рик.       — Но он ведь уже уехал домой, — возразила Рене.       — Никуда он не уехал! — вмешался в разговор Фостер и показал рукой куда-то в сторону дома. — Посмотрите, вон Джилл его сюда ведёт.       И действительно, вскоре к собравшимся гостям, большинство из которых уже поднялось из-за столов, подошла Джилл, которая вела за руку Рика.       — А что это у вас здесь случилось? — округлила она глаза. — Мы слышали какой-то взрыв.       — Ты почему не уехала? — требовательно спросила Рене.       — Сумочку в доме забыла, — пожала плечами женщина. — Вернулась, чтобы её забрать.       — Скажи-ка мне, парень, — вдруг обратился Адамс к официанту, который так никуда и не ушёл.       — Да, сэр.       — Вон тот мальчик крутился в столовой рядом с тортом? — фэбээровец кивнул в сторону Рика.       — Да, сэр, это был именно он, — едва бросив взгляд на ребёнка подтвердил мужчина.       Адамс решительно подошёл к мальчишке и навис над ним с угрожающим видом.       — А ну, паршивец, признавайся! — рявкнул спецагент, ткнув пальцем в грудь ребёнку. — Это ты подложил петарду в торт?       — Не смейте обвинять моего сына! — возмущённо закричала Джилл.       — Так, заткнулась, курица! — цыкнул на неё Адамс. — Или я обвиню тебя в причастности к террористическому акту.       — К какому ещё акту? — растерялась женщина.       — А что, по-твоему, здесь произошло? Не мешай расследованию, поняла?       — Да, сэр.       — Признавайся! — вновь рявкнул Адамс на заметно побледневшего Рика. — Петарда в торте — твоих рук дело?       — Нет! — едва выдавил из себя ребёнок и заплакал.       — Если ты не признаешься я отправлю тебя в тюрьму, — уже мягче, но достаточно твёрдо прошипел спецагент. — А там полно заключённых, которые любят кушать маленьких мальчиков на завтрак.       — Да, да, да! — заревел Рик, — Это был я.       — Как это произошло? И не ной! Если всё честно расскажешь, я оставлю тебя на свободе.       — Да, сэр, — кивнул малолетний хулиган и немного успокоившись объяснил. — Когда мама вернулась за сумочкой, я взял петарду из машины. Она с Рождества там осталась. Ну, и засунул её в торт.       — Зачем ты это сделал?       — Просто хотел пошутить, — пожал плечами ребёнок, вытирая слёзы.       — Это ты добавил мочу в шампанское? — спросил я у Рика.       — Отвечай на вопрос! — рявкнул Адамс, заметив, что паренёк начинает колебаться.       — Да.       Адамс нахмурился и тяжело вздохнул.       — Значит, так! — обратился он к Джилл. — Забирай своего гаденыша и вали отсюда подальше. И чтобы я больше никогда не слышал о твоём Рике. Поняла?       — Не беспокойтесь, сэр! — кивнула женщина. — Дома я хорошенько накажу этого засранца.       Взяв ребёнка за ухо и не обращая внимания на его возмущённые выкрики, Джилл потащила сына в сторону парковки.       — Неужели вы просто так оставите это дело? — послышались возмущённые крики гостей.       — А что вы от меня хотите? — огрызнулся Адамс. — По закону, уголовная ответственность в нашем штате наступает только с десятилетнего возраста. Я не могу изменить закон и нарушать его тоже не могу.       — Ну, тогда, пожалуй, я пойду домой, — заявил один из присутствующих. — Всё равно торт отведать не удастся, а больше здесь делать нечего. — Да-да, мы тоже пойдём! — поддержали его другие гости.       Люди начали расходиться, и лужайка опустела. Вскоре о недавнем празднике напоминали только полупустые столы с остатками угощения и лампочки над ними. Из присутствующих остались только я, мама, Фостер и Адамс.       — Ну вот, всё и закончилось, — устало вздохнула Рене и игриво подмигнула Фостеру. — Милый, у нас ещё впереди первая брачная ночь.       — Подожди, дорогая, — улыбнулся мужчина. — Остался невыясненным один вопрос.       — Какой?       — Скажи, Белла, — обратился ко мне Фостер. — А откуда ты узнала, что внутри торта была петарда?       Адамс сразу же навострил уши. Видя его заинтересованную физиономию, даже стороннему наблюдателю стало бы понятно, что он и сам бы хотел знать ответ на этот вопрос.       — Просто увидела дымок, — ответил я. — Петарда тлела внутри, вот немного и дымила.       — Ага, конечно — усмехнулся Адамс. — Официант, который нёс торт этот дымок почему-то не увидел. Никто из гостей его тоже не заметил. Одна ты такая глазастая.       — Всё верно, — кивнул я. — У меня хорошее зрение, вот и увидела.       — Отстаньте от девочки! — потребовала Рене. — Вы благодарить её должны за то, что торт взорвался не рядом с вами. Тогда бы вашим чистеньким костюмам, да и моему свадебному платью, точно пришёл бы конец. Имейте совесть.       — Рене права! — поддержал невесту Фостер. — Белла действительно молодчина. Она не растерялась и бросилась нас всех спасать.       Адамс ничего не ответил и окинув, меня недоверчивым и настороженным взглядом, попрощался и ушёл. Свадебный вечер закончился.
Примечания:
Свадьба в церкви - https://www.youtube.com/watch?v=pBnwUAg6UzU&t=181s
Праздничные столы - https://www.youtube.com/watch?v=bVUPq5wCY4g
Взрыв торта - https://www.youtube.com/watch?time_continue=6&v=54IiNf0hFAI
"Не судите, да не судимы будете. Ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить". Цитата из Евангелия (Матф., 7, 1 2)