Дарт Белла 1081

Iuppy автор
Anorlinde соавтор
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Звездные Войны, Сумерки. Сага, Майер Стефани «Сумерки» (кроссовер)

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 287 страниц, 25 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Вымышленные существа Гендерсвап Насилие Повествование от первого лица Повседневность Попаданчество Смерть второстепенных персонажей Фантастика Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Палпатин попадает в тело Беллы Свон.

Посвящение:
Джорджу Лукасу и Стефани Майер.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Чтобы "мыши" не кололись о "кактус" заранее предупреждаю что:
1. Автор погряз в ереси и не считает Палпатина гением за то, что тот осуществил Великий План, задуманный ситхами линии Бэйна.
2. Автор не Палпатин, однако постарается более-менее реалистично предать его характер. А поскольку людям свойственно меняться, не стоит упрекать автора в том, что он описывает героя "не так".
3. Повествование будет идти довольно медленно и неспешно. Торопливые читатели, которым не терпится увидеть канонные события с вампирами пусть запасутся терпением.
4. Слэша не будет. Фемслэш вполне возможен, хотя развёрнутых описаний постельных сцен не будет.
5. Поскольку госпожа Майер не затрагивала в своих книгах тему ЗВ, автор имеет полное право считать, что в этом мире господин Лукас не придумал свою знаменитую сагу о ЗВ. Соответственно, Палпатина в качестве киношного персонажа здесь никогда не существовало.
ВАЖНО! Все персонажи и описываемые события являются вымышленными. Любое совпадение с реальными людьми или событиями, является случайным.

ГЛАВА 13

27 января 2019, 11:28
Порт-Анджелес, штат Вашингтон, 1994 г.       Небо было затянуто тучами, моросил мелкий дождик. Маленький пассажирский самолёт местных авиалиний Beech 99 Airliner заходил на посадку над аэропортом Порт-Анджелеса. Мы с Рене удобно расположились на мягких сиденьях салона. Рене дремала, а я лениво разглядывал в иллюминатор поросшие редким лесом невысокие холмы и раскинувшийся на морском берегу город, население которого едва достигало восемнадцати тысяч человек.       Позади остался четырехчасовой перелёт из Финикса до Сиэтла, затем пересадка и ещё час полёта до Порт-Анжелеса. Здесь нас должен был встретить Чарли.       Самолёт плавно снижался, и вскоре его шасси коснулись взлётной полосы. Стюардесса привычной скороговоркой объявила о завершении рейса и попросила десяток пассажиров, бывших на борту, проследовать на выход. Рене сразу же проснулась и поднялась из кресла, не забыв прихватить спортивную сумку с моими вещами. Я накинул на голову капюшон своей детской курточки, старательно застегнул все пуговички, и вскоре мы вместе с матерью уже спускались вниз по мокрому от дождя трапу.       Аэродромом здесь называлась куцая полоска асфальта среди травы и грязи, которую использовали не больше двух-трех раз в день. Поблизости от неё возвышались здание аэровокзала, радиовышка, два ангара и резервуары с авиационным топливом.       На перроне, рядом с машинами, уже ждали те, кто встречал своих родных или близких. Одинокая патрульная машина сразу же бросалась в глаза. Чарли Свон присел на капот, скрестив руки на груди. Капельки дождя стекали вниз по его шляпе и полицейской куртке, но это нисколько не беспокоило мужчину.       Своего «папу» я не видел долгих шесть лет и совершенно не представлял, что он за человек. Конечно, я расспрашивал о нём Рене, регулярно общался с Чарли по телефону, и мы обменивались фотографиями по почте, но этого было слишком мало, чтобы делать какие-либо выводы. Поэтому главной целью моей поездки в Форкс было аккуратно и ненавязчиво прощупать этого человека и установить для себя степень его полезности.       Увидев нас с матерью, Чарли переменился в лице и быстрым шагом направился к нам. Ни слова не говоря, он поднял меня на руки и крепко обнял.       — Ну, надо же! — хмыкнула Рене и едко прокомментировала его действия. — Чарли, неужели ты перестал быть бесчувственным бревном?       Пропустив слова бывшей супруги мимо ушей, мужчина трепетно поставил меня на место и аккуратно поправил слетевший с моей головы капюшон.       — Рад тебя видеть, Беллз, — улыбнулся мужчина. — Я очень скучал.       — Я тоже, папа. Мне тебя так не хватало.       — Рене, а ты почему прилетела? — обратился Чарли к бывшей жене.       — Потому что Белла слишком маленькая, — объяснила женщина. — Она не может самостоятельно летать на самолёте.       — Ещё как может! — не согласился мужчина. — Авиакомпании уже с пятилетнего возраста разрешают детям самостоятельные перелёты.       — Прямые перелёты, папа! — поправил я его. — Рейсы с пересадкой возможны только с восьми лет, да и то под наблюдением особого сотрудника авиакомпании.       — Надо же! — мужчина удивлённо покачал головой. — Я этого не знал.       — А что ты вообще знаешь? — фыркнула Рене.       — Папа! Мама! Пожалуйста, не ссорьтесь!       — Извини, милая, — смутилась женщина и добавила уже для Чарли: — Я привезла тебе дочь и сегодня же улечу обратно в Финикс. Позаботься о ней.       — Конечно, — кивнул Чарли. — Можешь на меня рассчитывать.       — Вот её вещи, — Рене передала ему спортивную сумку и, обняв меня, ласково проговорила: — Пока, Белла. Слушайся папу.       — Хорошо, мам.       — Беллз, садись в машину, — Чарли положил сумку в багажник и открыл для меня дверцу переднего пассажирского сидения.       Вскоре патрульная машина вырулила с территории аэропорта, а Рене всё глядела нам вслед и махала рукой на прощание. Спустя несколько минут мы уже ехали по тихим улочкам Порт-Анджелеса по направлению к выезду из города.       — Обещаю, — твёрдо произнёс Чарли, — теперь ты каждый год будешь приезжать ко мне на летние каникулы.       — Конечно, пап. Мне будет приятно погостить у тебя.       — Беллз, тебе, наверное, будет неприятен наш климат — заметил Чарли, не отрывая взгляда от дороги. — После засушливой и солнечной Аризоны здесь довольно дождливо и пасмурно.       — Ничего страшного. Я привыкну.       — Ну, и как тебе живётся в Финиксе? — мужчина бросил на меня цепкий взгляд. — Тебя никто не обижает? Я до сих пор не забыл ту историю с похищением.       — Всё в порядке, пап, — улыбнулся я. — Теперь, когда мама вышла замуж за фэбээровца, меня уж точно никто не посмеет обидеть.       — Что за человек этот Джим Фостер?       — Да вроде неплохой парень, — пожал я плечами.       — Хочется на это надеется, — скептически произнёс Чарли. — Запомни, если у тебя с ним возникнут какие-нибудь проблемы, обязательно позвони мне. Я помогу.       — Хорошо, — кивнул я и перевёл разговор на менее скользкую тему. — А тебе как здесь живётся? Чем занимаешься? Ну, помимо работы.       — Телевизор смотрю, — задумчиво проговорил отец. — Иногда с Билли Блэком хожу на рыбалку. Вот, собственно, и всё.       — Кто такой этот Билли Блэк? По телефону ты мне о нём ничего не говорил.       — Индеец из племени квилетов, — объяснил Чарли. — И мой старый друг. Он живёт в резервации в Ла-Пуш, неподалёку от Форкса.       — Пап, а может, ты устроишь мне экскурсию по городу? Я плохо помню Форкс.       — Конечно, Беллз, — улыбнулся Чарли. — Правда, только завтра. Сегодня мы точно не успеем.       И действительно, время уже неутомимо приближалось к вечеру. За окном по обе стороны от дороги простирались густые вечнозелёные леса. Стволы высоких деревьев обильно поросли мхом, а всё пространство под ними было усыпано настоящими зарослями из папоротника. После пустынной Аризоны такое обилие зелени сильно резало глаза и выглядело очень непривычно. Дальше разговор сам собой затих, каждый был погружён в свои мысли, и оставшийся путь мы проехали молча. Час спустя, дом Чарли Свона, г. Форкс       Быстро проскочив по главной улице Форкса, мы подъехали к дому Чарли. За прошедшие шесть лет он совсем не изменился: два этажа, острая двускатная крыша, выкрашенные белой краской стены, большие окна и маленькое крыльцо. Близ дома, на лужайке, росло несколько высоких деревьев с ветвистыми кронами.       Припарковав машину, отец забрал из багажника мою сумку и, поднявшись по крыльцу, открыл входную дверь.       — Прошу, — шутливо поклонился Чарли, пропуская меня вперёд.       Зайдя в дом, мы попали в небольшую прихожую, соединённую дверьми с гостиной, столовой и кухней. На второй этаж вела широкая лестница.       — Давай я покажу тебе твою комнату, — предложил Чарли.       — Хорошо.       Второй этаж был разделён на три помещения: наши с отцом комнаты и ванная. Зайдя в мою, Чарли положил сумку с вещами на широкую кровать.       — Вот здесь ты будешь теперь жить целый месяц, — сообщил он.       Я обвёл взглядом помещение. Бледно-голубые стены, высокий потолок, пожелтевшие кружевные занавески на окнах, кровать, письменный стол, потёртое кресло-качалка — вот и вся обстановка. Жить можно.       — Вещи разложишь потом, — коротко бросил отец. — Пошли ужинать.       Мы спустились вниз. Отец отправился готовить, а я заглянул в гостиную. Диван, телевизор на тумбочке, камин — ничего из этого не привлекло моего внимания. На полке над камином стояли фотографии в рамках. Первой была свадебная фотография Рене и Чарли. Интересно, почему он до сих пор её не убрал? На второй они со счастливыми лицами забирали меня из роддома. Затем — серия моих недавних фотографий. Несмотря на то что семья распалась, Чарли явно о нас не забывал.       Устав ждать, я двинулся на кухню. Здесь располагался квадратный дубовый стол, три совершенно разных стула и ярко-жёлтый кухонный гарнитур. Чарли в фартуке поверх полицейской формы стоял над плитой, гремел сковородкой, что-то перемешивал в кастрюле, что-то подсыпал, пробовал на вкус и плевался. От сковородки воняло пригоревшим беконом, из кастрюли вдруг повалил сильный пар и бурная пена потекла наружу. Чарли быстро потушил огонь, устало посмотрел на меня и снял фартук.       — Извини, Беллз, из меня плохой повар, — развёл он руками.       — Ничего страшного, я сама всё приготовлю.       Минут десять ушло на то, чтобы прибраться, ещё около часа — чтобы приготовить ужин: говяжьи стейки, макароны с сыром и вареную кукурузу, после чего накрыть на стол.       — Где ты как хорошо научилась готовить? — удивился Чарли, с аппетитом поглощая мои кулинарные творения. — Неужели Рене за последние годы преуспела в поварском искусстве?       — Нет, мама не изменилась, — улыбнулся я. — Просто я читала кулинарные книги. Смотрела передачи по телевизору, где домохозяек учат готовить. Вот и научилась немного.       — Ничего себе немного! — присвистнул Чарли. — Ты готовишь даже лучше, чем твоя бабушка.       — Бабушка? — заинтересовался я. — Расскажи мне о ней. И о дедушке.       — Они всю жизнь прожили здесь, в Форксе, — погрузился в воспоминания Чарли. — Врачи сказали, что у них никогда не будет детей. Однако, судьба распорядилась иначе, и когда родителям уже было далеко за сорок лет, появился на свет я — такой радостный и неожиданный для них сюрприз.       На губах мужчины заиграла улыбка.       — Значит, ты был близок со своими родителями.       — Конечно, — кивнул Чарли. — Потом, когда я подрос, у родителей начались серьёзные проблемы со здоровьем. У матери врачи диагностировали болезнь Альцгеймера, отца практически парализовал артрит. Отчасти поэтому мне пришлось пойти работать в полицию.       — Не вижу связи.       — Это было вынужденное решение, — объяснил мужчина, накладывая себе в тарелку макароны с сыром. — Я хотел поехать учиться в университет, но не мог бросить родителей, которым требовался постоянный уход.       — То есть работа местным полицейским позволяла тебе быть поблизости от родителей и приносила стабильный доход.       — Всё верно, — согласился Чарли. — Ну, а потом, когда они умерли, я уже настолько привык к этой работе, что не захотел её бросать.       — А как твои родители отнеслись к браку с Рене?       — Положительно, — коротко бросил мужчина, пережёвывая пищу. — Они с трудом смогли прийти на свадьбу, но всё же появились на ней и поздравили нас.       — А почему вы с Рене развелись? Понимаю, что это личный вопрос, но всё-таки я твоя дочь и имею право знать ответ на этот вопрос.       — Не сошлись в мнениях по поводу места жительства, — криво усмехнулся Чарли. — Рене всю жизнь прожила в солнечной Калифорнии и с трудом переносила облачную и дождливую погоду Форкса. Она ненавидела этот город и хотела отсюда уехать. А я не мог бросить больных родителей, состояние которых ухудшалось с каждым днём.       — Пап, прости за то, что заставила тебя всё это вспоминать. Мне действительно жаль, что так всё получилось.       На лице Чарли не дрогнул ни один мускул, он ничего ответил и только бросил короткий взгляд в потемневшее окно.       — Ты уже покушала? — поинтересовался мужчина.       — Да, конечно, — кивнул я, отодвигая от себя пустую тарелку.       — Тогда распакуй вещи и ложись спать. Завтра я покажу тебе город. На следующий день       Утро началось с густого тумана, который сменился мелким моросящим дождиком. Патрульная машина, в которой сидели Чарли и Белла, медленно объезжала улочки Форкса. Фасады маленьких, как правило, одноэтажных домиков были выполнены в светло-коричневых, красных и белых тонах, что придало городку некую элегантность и изысканность. Их оттеняли яркие контрастные крыши, в основном использовалась мягкая скатная кровля. Дома были построены на довольно большом расстоянии друг от друга, а между ними располагались аккуратные газоны, детские площадки, клумбы и ветвистые деревья. На фоне обычных домиков своими более крупными размерами выделялись здания мэрии, школы, больницы, пожарной части и полицейского участка. Город, окружённый невысокими, холмами, полностью заросшими густыми лесами, утопал в зелени.       — Население Форкса составляет всего три тысячи человек, — сообщил Чарли тоном заправского гида. — Все местные прекрасно знают друг друга, поэтому, на самом деле, у нас скорее большая деревня, нежели город.       — Как по мне, у вас здесь вполне симпатичный городок, — заметила Белла.       — Приятно слышать, что тебе здесь нравится, — проговорил мужчина довольным тоном и чуть погодя добавил: — Поверни голову направо. Видишь вон то деревянное здание с острой крышей, выкрашенное в тёмный цвет? Это единственный музей в нашем посёлке — Музей древесины.       — А что такого особенного в древесине?       — Наш городок возник как центр лесозаготовок, — объяснил Чарли. — До сих пор большинство жителей заняты в этой сфере. Поэтому в Форксе особое отношение к лесу.       — Однажды я спасла ёлочку в Финиксе.       — Да, Рене мне об этом рассказывала, — припомнил Чарли и тут же весело рассмеялся. — Беллз, посмотри налево. Там ты увидишь главную достопримечательность нашего городка — единственный светофор.       — Действительно, великая достопримечательность, — улыбнулась девочка.       — А вон стоит машина Билли Блэка, — Чарли махнул рукой в сторону ржавого красного пикапа 50-х годов выпуска, припаркованного рядом со зданием сельского магазинчика. — Давай-ка я познакомлю тебя со своим старым другом.       Остановившись неподалёку от старого пикапа, Чарли и Белла вылезли из машины. Пока закрывали дверцы, из магазина вышли остролицый индеец в тёмной ковбойской шляпе и индианка с длинными чёрными волосами. Обоим на вид было слегка за сорок лет, в руках они несли бумажные пакеты, из которых выглядывали детские игрушки.       — Привет Билли, привет Сара, — радушно поздоровался Чарли. — Знакомьтесь, моя дочь Белла. Она вчера приехала из Финикса.       — Рад знакомству, малышка, — улыбнулся индеец. — Твой отец говорил о тебе.       — Билли, ты явно преуменьшаешь, — поправила его индианка и ласково взглянула на Беллу. — Чарли только и делает, что вспоминает о тебе, девочка. Он очень тебя любит.       — Я знаю, мэм.       — Ну, какая я тебе мэм? — возмутилась индианка. — Зови меня тётей. Ну, а Билли не будет против, если ты назовёшь его дядей.       — Конечно, пусть называет меня дядей, — согласился индеец. — Дочь Чарли для нас как родная. Вот, держи подарок, малышка.       Мужчина вытащил из пакета небольшого плюшевого медвежонка и отдал его девочке.       — Спасибо, дядя Билли, — учтиво поблагодарила Белла.       — Я вижу, вы решили побаловать своих детишек, — предположил Чарли, показав рукой на пакеты с игрушками.       — Вообще-то мы приехали в Форкс за лекарствами для Рейчел, — объяснил индеец. — Однако по пути решили, что не лишним будет купить здесь и подарки. Магазин в Ла-Пуш, как ты знаешь, не отличается разнообразием товаров.       — Как здоровье Рейчел? — сразу же помрачнел Чарли.       — Как обычно, — печально вздохнул Билли. — Осложнений нет, но и лучше не стало.       — А кто такая Рейчел? — поинтересовалась Белла. — И что с ней случилось?       — Рейчел — это наша дочь, — объяснил индеец. — У нас с женой трое детей: дочери Ребекка и Рейчел примерно твоего возраста и сын Джейкоб — ему всего четыре годика. Неделю назад Рейчел неудачно упала и сломала ключицу.       — Я вам очень сочувствую, — с серьёзным видом произнесла девочка. — Надеюсь, Рейчел поправится.       — Мы тоже на это надеемся, — Билли снова печально вздохнул.       — Дорогой, — вдруг обратилась Сара к мужу. — А почему бы не пригласить Чарли и Беллу к нам в гости? Покажем малышке резервацию, познакомим с детьми.       — Хорошая идея, — согласился индеец и перевёл взгляд на Чарли. — Может, в ближайшие выходные устроим барбекю? Как вам такая мысль?       Чарли взглянул на Беллу и, дождавшись её кивка, довольно улыбнулся:       — Спасибо, мы обязательно приедем. Спустя несколько дней       Погода в это утро особо не жаловала. Дождя, правда, не было, однако небо заволокли мрачные, налитые синевой тучи. Белла сидела на кухне, уплетала шоколадные хлопья и наблюдала в окно, как ветер треплет ветви ближайших деревьев.       — Беллз, поторопись, — потребовал Чарли, заглянув на кухню. — Нам пора в Ла-Пуш.       — Уже иду, пап.       Закончив с завтраком, девочка пошла в свою комнату собираться. Надела свитер, джинсы, тёплую куртку-ветровку и спортивные кроссовки, а затем вышла на улицу. Отец уже ждал её в патрульной машине.       — Резервация находится совсем близко, на берегу океана, — сообщил Чарли, выехав из города. — От Форкса до Ла-Пуш всего пятнадцать миль.       — И много там живёт индейцев? — поинтересовалась Белла.       — Чуть больше трёхсот человек, — объяснил Чарли. — Живут квилеты довольно бедно, занимаются в основном рыбной ловлей. Единственный возможный бизнес в их посёлке — это бензозаправка, закусочная, скромный магазинчик и небольшой отель, в который иногда забредают туристы, желающие отдохнуть на берегу океана.       — Так пусть квилеты откроют казино, — предложила девочка. — В последнее время этот бизнес набирает популярность в индейских резервациях. Глядишь, и разбогатеют.       — Нет, не получится, — отрицательно покачал головой Чарли. — У квилетов нет денег на строительство казино и на его рекламу, а какой-нибудь богач вряд ли захочет вкладывать свои средства в этот далёкий от цивилизации медвежий угол.       — А Билли Блэк чем занимается?       — Как и большинство квилетов, он рыбак. Выходит в море на своей лодке, ловит сельдь, сардину, корюшку и палтуса. Тем и живёт.       Разговор затих, и Белла принялась рассматривать проплывающие мимо пейзажи. Дорога до резервации была проложена сквозь дремучую лесную чащу. Ветви и стволы гигантских деревьев были покрыты мхом, а сквозь густой полог листьев к роскошным папоротникам едва пробивался солнечный свет.       Вскоре лес отступил и впереди показались безбрежные водные просторы. В океан уходили длинные пирсы на высоких сваях с привязанными к ним рыбацкими лодками, а на берегу, практически на самом пляже, виднелись крыши домов и стены построек Ла-Пуша.       Через пару минут машина въехала на единственную улочку индейского посёлка. Деревянные домики местных жителей, все как на подбор, были низкими, одноэтажными и больше напоминали сараи. Выглядели они довольно обветшало, белая, красная и коричневая краска фасадов во многих местах облупилась, а древесина почернела. Даже здания Племенного Совета, Школы квилетов и Полицейского Департамента Племени были лишены какой-либо солидности и отличались от обычных домиков только чуть большими размерами. А ещё в глаза сразу же бросались установленные повсюду высокие тотемные столбы с вырезанными на них изображениями различных животных, среди которых было довольно много волков.       Домик Билли Блэка представлял собой стандартный образчик местной архитектуры: одноэтажный, деревянный, с узкими окнами; он был выкрашен в тускло-красный цвет и имел неровную, местами покосившуюся крышу. Небольшая полоска леса и кустарника отгораживала дом от приземистого гаража и совсем уж ветхого сарая.       Во дворе гостей уже ждали. Рядом с грилем, стоявшим на ножках, копался Билли. Помимо ковбойской шляпы, джинсов и рубашки, он был облачён в фартук, перчатки и держал в руках щипчики для переворачивания рыбы. Рядом суетилась и всячески старалась помочь мужу Сара, а чуть поодаль на грязной вытоптанной лужайке играли дети: девочка и совсем маленький мальчик. Другая девочка с перевязанным плечом и тоскливым выражением лица, сидела на древесной колоде неподалёку от дома.       Гости вылезли из машины и поздоровались с хозяевами. Беллу сразу же познакомили с детьми: девочку с перевязанным плечом звали Рейчел, а игравших на лужайке детей —Джейкобом и Ребеккой.       Спустя несколько минут рыба была окончательно готова и источала приятные ароматы. Сара принесла из дома тарелки и разделила еду на порции. Кухонный столик никто вынести во двор не захотел, поэтому все обедали либо стоя, либо сидя на колоде.       Угостившись, Чарли вместе с хозяевами принялся обсуждать общих знакомых, местные новости и рыбацкие дела. Дети продолжили свои игры, а Белла молча сидела и бросала скучающие взгляды по сторонам.       — Скажи-ка мне, Билли, — донёсся до девочки голос Чарли. — А что это за странный камень лежит в траве рядом с сараем? Вижу, ты даже отпилил от него кусочек.       — Это небесное железо, — объяснил индеец. — Сорок лет назад его нашёл в лесу мой отец. Ради интереса папа отпилил от камня краешек и попытался продать в Форксе. Никого из белых этот кусок железа не заинтересовал. С тех пор камень так и валяется у меня во дворе. Обычно я им двери сарая подпираю.       Потом разговор перешёл на другую тему, и о метеорите быстро забыли. Одна Белла встала с места и подойдя поближе, присела на корточки рядом с камнем. На вид метеорит имел вес около десяти-пятнадцати килограммов и был покрыт ржавчиной. В месте среза на сером фоне проступали серо-зелёные пятнышки, пронзавшие железо-никелевую толщу.       Некоторое время Белла с задумчивым видом разглядывала камень и водила по нему своей маленькой ладошкой, потом загадочно улыбнулась и вернулась на место.       — Похоже, Рейчел становится всё хуже, — услышала девочка голос Билли. — Завтра снова повезу её в Форкс, в больницу белых людей.       — Я могу помочь вашей дочери, — неожиданно с решительным видом заявила Белла.       — Как?!       — Недавно мне попалась книга о медицине древних ацтеков. Там были подробно описаны обряды, с помощью которых можно лечить переломы костей.       — Ты, что, серьёзно в это веришь? — рассмеялся Билли.       — Неважно, во что я верю, — скривилась девочка. — Важно, что можно провести такой обряд. Не поможет, так не поможет. В любом случае вы ничего не теряете.       — А это не опасно? — поинтересовалась Сара.       — Нет, — покачала головой Белла. — Я даже трогать больное место не буду, только помажу его особым раствором.       — Беллз, может, не стоит? — с сомнением в голосе проговорил Чарли. — Как-то всё это странно звучит.       — А мне нравится эта идея, — задумчиво проговорила Сара. — У нас в племени тоже есть шаман, который, правда, мало кому помогал. Вдруг магия древних ацтеков окажется сильнее.       — Нет, я против! — воскликнул Билли. — Не хватало нам ещё слушать малолетку.       — Ну, дорогой, давай попробуем, — ободряюще улыбнулась индианка. — Если обряд не поможет, то хотя бы взбодрит Рейчел. Ведь говорят же люди, что вера исцеляет любые болезни.       — Ладно, так и быть, — с натугой произнёс Билли, взглянув на жену. — Давайте проведём обряд. Что для этого нужно?       — Травы, — коротко ответила Белла. — Одуванчик, ромашка, корень валерианы, листья папоротника, можжевельник, сушеница, золототысячник. Все они растут в наших лесах.       — Я, пожалуй, схожу в лес, — поднялась со своего места Сара.       — Подождите, есть два условия, — остановила её девочка.       — Какие? — хмыкнула женщина.       — Во-первых, если духи возьмутся лечить вашу дочь, они не потерпят вмешательства других лекарей. Об этом особо предупреждалось в книге. Поэтому после обряда вам не следует везти дочь в больницу, иначе будет несчастье.       — Хорошо, мы согласны, — ответила Сара, обменявшись взглядом с мужем.       — А во-вторых, — продолжила объяснять Белла, — вы должны поклясться, что в случае исцеления вы никому о нём не расскажете. Я не хочу, чтобы потом каждый несчастный с переломами просил моей помощи.       — Мы согласны, — кивнули индейцы.       — Папа, тебя это тоже касается, — девочка вопросительно посмотрела на Чарли.       — Я буду молчать. Обещаю.       Решив все вопросы, Билли и Сара ушли за травами, а Белла, Чарли и дети остались ждать в доме. Спустя час индейцы вернулись обратно и принесли необходимые ингредиенты. Травы были отданы в распоряжение Беллы, которая отправилась на кухню. На кухонном столе девочка нарезала и перемешала травы, высыпала их в кастрюлю, добавила туда воды и поставила смесь на плиту. Закончив с этим делом, юная целительница подождала пока варево остынет, а потом процедила его сквозь сито и налила в кружку.       — Всё, я закончила! — громко объявила Белла индейцам. — Отведите Рейчел в её комнату, снимите повязку и положите пострадавшую на кровать, животом вниз.       Когда все её распоряжения были выполнены, «знахарка» выгнала всех из комнаты и стала бормотать что-то невнятное, при этом брызгая отвар из кружки на плечо девочки. Убедившись, что Рейчел смирно лежит на животе, повернув голову в другую сторону, Белла приблизила свою ладонь к небольшому бугорку, который выпирал из-под кожи на плече пациентки. Закрыв глаза, целительница сосредоточилась.       Поверхность ладони вспыхнула ослепительно синим светом. Медленно, секунда за секундой, бугорок стал уменьшаться, пока кожа, наконец, окончательно не разгладилась. Белла вздохнула, опустила руку, растирая кисть. Затем взяла лежавшую рядом с кроватью на тумбочке чистую повязку и перевязала плечо пациентки.       — Можете заходить! — разрешила Белла.       Родители Рейчел вместе с Чарли стояли за дверью и тотчас же зашли в комнату. Сара не удержалась и обняла поднявшуюся с кровати дочь.       — Милая, как ты себя чувствуешь? — с волнением в голосе спросила индианка.       — Мне гораздо лучше, — ответила Рейчел, поправляя одежду. — Раньше плечо постоянно ныло, а теперь вообще не болит.       — Повязку не снимайте еще неделю, — предупредила Белла. — За это время кость должна окончательно срастись.       — Видимо, духи ацтеков действительно очень сильны, — уважительно покачал головой Билли. — Даже не знаю, как тебя теперь благодарить, девочка.       — Мне ничего не нужно, главное — это ваша дружба, — замахала руками Белла, но потом, будто бы задумавшись, добавила: — Хотя… может, подарите мне тот камень, что валяется у вас во дворе? Метеорит, кажется?       — Зачем он тебе? — удивился индеец.       — В качестве сувенира, — объяснила девочка. — Если его очистить от ржавчины, то метеорит будет очень красиво смотреться. Положу его на полку у себя в комнате, пусть украшает интерьер.       — Забирай, — махнул рукой Билли. — Всё равно он мне не особо нужен, ну, а дверь сарая я буду подпирать чем-нибудь другим.       — Спасибо, дядя Билли, — широко улыбнулась девочка.       Камень был погружен в багажник патрульной машины, хозяева радушно попрощались с гостями, и вскоре автомобиль уже выезжал с территории резервации.       — Не знаю, что и сказать, — задумчиво проговорил Чарли. — Не ожидал от тебя такого, Беллз. Надо же, моя маленькая дочь читает книги по древней магии ацтеков!       — Не по магии, а по медицине, — поправила его Белла. — А помимо этого, я ещё читаю книги про метеориты.       — Ну, и что там пишут про твой метеорит?       — Кроме железа, в нём содержатся кристаллы оливина или палласита. Обычные метеориты стоят довольно дёшево, но эти компоненты должны цениться гораздо дороже.       — То есть ты хочешь продать метеорит? — поинтересовался Чарли.       — Не сразу, пап, — поправила его Белла. — Сначала нужно отпилить кусочек и отправь его на анализ в Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе. Я читала, что там есть подходящая для этого аппаратура. Пусть учёные определят его цену. Ну, а потом камень можно продать какому-нибудь коллекционеру или его купят сами учёные.       — Хорошо, Беллз, — кивнул мужчина. — Метеорит теперь твоя собственность. Делай с ним что хочешь. Спустя месяц       Вот и заканчиваются летние каникулы в Форксе. Ещё несколько дней — и мне пора будет возвращаться обратно в Финикс. Знакомство с Билли Блэком принесло ощутимую выгоду. Увидев метеорит, я сразу сообразил, что его можно выгодно продать. Индеец просто не представлял себе реальную стоимость этого камня. Единственная проблема заключалась в том, чтобы изъять метеорит у краснокожего, не вызвав у него никаких подозрений. Можно было бы, конечно, попросить Чарли купить для меня эту «игрушку», но в таком случае метеорит принадлежал бы скорее папаше, нежели мне. Благо подходящий повод всё же нашёлся — вылечить индейскую девчонку и попросить за это камушек. Чтобы не вызвать подозрений я заявил, что буду проводить некий обряд, якобы вычитанный мной в какой-то книге. Как и следовало ожидать, дремучие дикари, которые и сами, похоже, ещё не изжили в себе веру в магию, с потрохами купились на эту ложь. Их даже не смутил тот факт, что обряд будет проводить маленькая девочка. Видимо, здесь свою роль сыграло сильное желание родителей поскорее вылечить свою дочь.       Для отвода глаз был сварен отвар из первых же пришедших мне на ум трав. Побрызгав эту подделку на место перелома, я использовал Тёмное исцеление и срастил ключицу на плече больной. И, хотя кость полностью зажила, для конспирации мне пришлось заставить маленькую индианку носить повязку ещё целую неделю.       — Беллз, ты где? — прервал мои размышления громкий голос Чарли.       — Наверху, пап, в своей комнате.       Дверь открылась, и на пороге возник Чарли с каким-то конвертом в руке.       — Тебе письмо! — коротко сообщил отец и добавил: — Ответ из Американского метеоритного общества, штаб-квартира которого находится в Калифорнийском университете.       — Ну, и что там пишут?       — Я не имею привычки читать чужие послания, — хмыкнул Чарли.       — Я тебе полностью доверяю. Открывай письмо и читай вслух.       — Ну, если ты настаиваешь… — отец вскрыл конверт. — Так, посмотрим… «Проанализировав состав кристаллов оливина, мы установили, что это палласит. Есть основания полагать, что он был частью астероида, вращавшегося между Марсом и Юпитером. По какой-то причине астероид сместился со своей орбиты и однажды оказался захвачен силой притяжения Земли. Когда он упал, неизвестно».       — О стоимости метеорита они пишут или нет?       — Сейчас посмотрю, — Чарли бегло пробежал глазами текст. — Некий коллекционер из этого общества, пожелавший остаться неизвестным, предлагает тебе за метеорит 100 тысяч долларов… Ого!       — Я ожидала большего.       — Продавать будешь?       — Конечно! Положу деньги на депозит — детский банкинг в нашей стране широко развит. Проценты с суммы буду тратить на карманные расходы.       — Мудрое решение, — кивнул Чарли и вышел из комнаты.       Мельком взглянув на закрывшуюся дверь, я огорчённо вздохнул. Сделка по продаже метеорита обещала принести гораздо большую прибыль. Можно было бы, конечно, поискать другого покупателя, который предложил бы более высокую сумму, но товар слишком уж специфичный и узкопрофильный. Если уж специалисты в Американском метеоритном обществе определили его стоимость в 100 тысяч, то, скорее всего, так оно и есть. Ну, что же, и это неплохо. Настоящие сокровища для ситхов никогда не заключались в деньгах, землях, недвижимости или даже в политической власти. Всё это всего лишь средства. Средства для получения гораздо более ценного сокровища — достижения личного могущества. И когда-нибудь я добьюсь могущества, чего бы мне это ни стоило.
Примечания:
Дом Чарли Свона - http://data14.gallery.ru/albums/gallery/95733-a5991-60216148-m549x500-u00c2c.jpg
Дом Билли Блэка - http://data12.gallery.ru/albums/gallery/95733-33501-59535472-m549x500-u8aedb.jpg
Сарай и гараж - http://data13.gallery.ru/albums/gallery/95733-60189-59702352-m549x500-u2d46e.jpg
Метеорит - https://mtdata.ru/u26/photo9F84/20394999310-0/original.jpg
https://mtdata.ru/u26/photoF913/20171926461-0/original.jpg
Реклама: