Время героев. Пасмурный день 127

StG автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Naruto

Пэйринг и персонажи:
Неджи Хьюга/Тен-Тен, Рок Ли/Тен-Тен, Киба Инузука, ОЖП, ОМП, Ино Яманака, Хината Хьюга, Цунаде Сенджу, Джирайя, Сакура Харуно, Саске Учиха, Наруто Узумаки
Рейтинг:
PG-13
Размер:
планируется Макси, написано 350 страниц, 28 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Драма Дружба Любовь/Ненависть Насилие ОЖП ОМП Приключения Пропущенная сцена Философия Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Закончилось то время, которое для седьмой команды и их друзей можно было назвать солнечным утром. Но и до основных боев еще далеко. На дворе - пасмурный день. Время учебы, закалки и подготовки. Время миссий, которые, тем не менее, не ждут, время расстановки фигур и схваток бульдогов под ковром, время сражений с теми, кто знать не знает о "каноне" и о том, что они в том каноне - фигуры вовсе уж второстепенные и слабые. Впрочем, время для слабых противников тоже закончилось.

Посвящение:
Повторю из предыдущей части. Дезмонду – за "Силу Юности"! Сейтимбетову – за "Дорогу Гермионы", которую я прочёл куда раньше, чем посмотрел аниме. Ктае и Фэл – за пинки. Ну и всем вам.
Отношение к критике спокойное и приветственное, но всё же старайтесь минимизировать мат, если без него никак. Людям же может быть неприятно.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Вторая часть. Краткое содержание предыдущей постараюсь не пересказывать, вопросы типа "почему герои старше, чем им положено, и какого фига творится то, что творится" - в первой части https://ficbook.net/readfic/6329339 Всем приятного чтения, если таковое у меня получится предоставить:)
Для фанфик есть свой уголок в ВК https://m.vk.com/club189981662?from=groups

Конец игры

22 июля 2019, 04:27
      Когда Узумаки под восхищённые взгляды куноичи из Корпуса Быстрого Реагирования (одна из задумок Сарутоби Хирузена, не оставлявшего попыток объединить мир шиноби) улетел – Райкаге попробовали осадить. Но дураком Йондайме Райкаге не был.       Прямо сейчас вся эта публика – пойманные на горячем преступники. Но стоит им выбраться за пределы Колизея – и включатся связи, будут потрачены огромные деньги и неприкасаемые вновь станут неприкасаемыми. Таков уж мир шиноби. Они ведь далеко не всесильны, и если захотят стать всесильными – мир найдёт возможности им ответить (1).       Собственно, один из тех, кто в мирное время мог приказывать Эю – тоже был на трибуне. – Райкаге, – один из доверенных лиц Даймё страны Молнии попробовал отдавать означенные приказы, но Эй легко перекрыл его своим фирменным рыком. Не особенно и микрофон понадобился. – Здесь – неустановленные лица, подозреваемые в преступной деятельности! Не сметь никого из них слушать! – Ах вот как? – номинальный глава Колизея вспомнил бойцовское прошлое и легко спрыгнул с тридцатиметровой высоты на арену. – Тогда тут – неустановленные шиноби, атакующие почтенных людей. Обеспечить эвакуацию! Вломить этому придурку!       Не так уж и много шиноби пришло с Эем, и в целом всем казалось, что их можно смять. Или хотя бы задержать. – Ах так? Ну что ж, последний бой Колизея. Все мы – против всех вас!       И силы охраны Колизея и его бойцов схлестнулись с пришедшими шиноби.

***

      А вот это я как клон Босса когда-то видел. Эта называется «собачья схватка». Когда бьют не личного противника, а в бочину сцепившемуся с соседом (2). Когда кидают техники вроде вслепую, но по месту. Страшное дзюцу в исполнении шиноби Конохи, которых направляют Яманака, а координирует почтенный Нара Шикаку. Мигом поднимает ценность всяких типа слабых шиноби, поскольку позволяет 2-3 генинам свалить чунина или даже слабого джонина, если с «той стороны» не будут работать в том же стиле. На этом мы выиграли Третью Мировую, правда, из-за этого ставили в «стенку» и 12-летних вроде того же Какаши, была и от них польза. Херово, конечно, но мы тогда защищали ростки нового мира, по-настоящему гуманного, ставшего таким сейчас, когда 12-летние кошек ловят, причём не только в Хи но Куни. Мы с Конохой-12 тоже практиковали такую фишку, и я теперь понимал, почему мне приказали не лезть. Для подобной работы нужны только тренировавшиеся вместе бойцы.       А я никого из прибывших, кроме Райкаге, не знал. Не, наши, конечно, мне попадались на улицах Конохи…. По большому счёту, всех шиноби в Конохе, считая отставников – тысяч сорок, ну пятьдесят. Мудрено было бы не столкнуться с ними так или иначе. Но вот конкретно с этими я в «собачьей схватке» не стоял. Так что и впрямь просто понаблюдаю.       И наши легко теснили бойцов Колизея. Так-то неудивительно – где мы, воины и солдаты, и где эти цирковые клоуны? На арене с ними могло быть тяжело, да и реально было. Я-то всё же джинчурики и ученик Джи, а вот кому-нибудь из средних шиноби могло и не повезти. Но сегодня был день и час командной работы, а тут местным с нами и рядом не стоять. Один на один многих из наших эти козлы побили бы, десять на десять так на так, а вот уже начиная с сотни на сотню – пусть бегут (3).       Всё вроде шло к тому, что мы их повяжем. Но тут…       В общем, сначала Фушин запустил свою технику. Вот только она у него не сработала так, как против меня. Когда я позже узнал, с кем он дрался вчера, – до меня дошло, почему это случилось. Нельзя смотреть в глаза Саске просто так. Вот он и нафурычил в мозгах Фушина что-то, мешавшее использовать его Тайфун на полную. А так… получился впечатляющий, но лёгкий ветерок. И мимопробегающий чунин походя перерезал ему горло.       И если бы он знал – поостерёгся бы это делать. Потому что в игру вступила Чино. И нанесла она удар по трибуне с випами.       Как оказалось – она способна была создать живые бомбы из людей! Жуткое подобие Бакутона, генома нескольких человек из Ивагакуре. Конечно, хрен такое сделаешь на коленке, во время боя… но всё время мира ей дал я, вручив Фушину ключ от ограничивающей их печати. Ксо! Да что ж я так лажаю-то постоянно!       Когда начали взрываться люди – воцарилась настоящая паника. – Я уничтожу всех вас!       Вообще-то шиноби пришли сюда арестовывать всех, имевших отношение к Колизею. Арестовывать, а не убивать. И когда на трибунах начали взрываться люди – Корпус живо встал на их защиту. – Закончили развлекаться! – отдал команду Райкаге. – Ли, готов? – Да!       И парень в зелёном костюме, вошедший в режим отшельника, нанёс удар мечом Второго. – Разящий Удар Юности!       Всё же Босс окружён страшными людьми. Как этот придурок собирается превосходить Каге, если и с недоумком Саске не справился? А вот Ли его бы снёс как нефиг делать. Он одним ударом положил почти всех бойцов Колизея.       Девушке тоже досталось. Но её в последний момент подхватили на руки и куда-то понесли. – Вы… Странник… – В точку, милая. И, как и ты, я – враг Скрытого Листа!       Чино задумалась. – Но я вовсе не враг Конохи! Её шиноби помогли снять подчиняющую печать с меня и Фушина!       Странник поднял глаза к небу. Ну, в бытность охранником Даймё он ел мозги таких на завтрак. – Думаешь, из-за природной доброты? Вспомни Фушина, которого они ограбили, а теперь ещё и убили! А ваши печати – ну так это проблема Ояширо Эна, не их. Хочешь жить – идём со мной!       Фушин, названный брат девочки, с перехваченным кунаем горлом ещё стоял перед глазами. И это затмевало все добрые слова, сказанные Наруто. И времени не было. – Остановить его! – Райкаге даже не стал переходить на мыслетехнику. – Хьюга!       А вот и ещё знакомые. Хьюга Куро, его жена и их третий напарник. Вместе они рванули за парнем, уносившим Чино. И я двинул за ними. Я не Босс, но болтать и я умею! Когда я их догнал – как раз застал гендзюцу на местности, в которое их загнал убегавший урод. Все трое стояли с пустыми глазами, а мужик с посохом деловито примерялся, как бы им горло перерезать. Но увидел меня.       А я зажёг рассенган на ладони.       И мужик, схватив девушку, прыгнул на улицу… Чтобы быть подхваченным каким-то летающим шиноби. Какое-то устройство для полёта, как у снежных шиноби!       А вот летать я не умею. Тут нужен Босс. А ещё я не хочу убивать Чино, а мудак прикрылся ей.       Так что – ушёл. Ну ладно, я тебя запомнил. – Узумаки! – а вот таким злым я белоглазого, сбросившего гендзюцу, не видел. Я вообще не знал, что на Хьюга действуют гендзюцу не шарингана.       В следующий миг я получил Мягким Кулаком и развеялся. – Куро, ты тоже это видел? – Нашу смерть. Из-за него, – кивнул своей жене белоглазый. – Но при чём тут он? Я видела, что ты с напарником погиб в Демоновом Треугольнике. Экзамен не был международным, и нас не отозвали вовремя. Потом я вернулась и погибла во время вторжения Орочимару… – Тьфу ты, ты же ничего не знаешь… – парень помолчал, и продолжил: – Узумаки кое-что сделал, из-за чего экзамен стал общим на все Великие гакуре, а нас отозвали домой. В моём гендзюцу этого не было. Извини, очень уж на него разозлился… потом извинюсь. – Ага, – кивнул напарник. – Кстати, а ты-то как в гендзюцу погиб? – А помнишь, с кем мы в Демоновом Треугольнике поссорились? Вот кто-то и захотел получить шесть миллионов. Нас подловили на миссии, и мы купили своими жизнями время на то, чтобы напарница смогла уйти. – Да, похоже, – кивнул Накиро, тоже видевший что-то подобное. – И что там такое этот пацан выкинул? – Не могу сказать, – опомнился Хьюга. – Там ещё сестрёнка в этом участвовала, не стоит её подставлять. Но девчонку мы, напарники, упустили. Теперь задолбаемся отписываться и убеждать, что тут был кто-то с А-рангом. – Ого! А он – А? уточнила девушка. – Если мой бьякуган не отказывает – перед нами был кто-то чуть слабее Какаши-сана. При этом сука отлично знает, как работает бьякуган, раз смог меня подловить. И нашего Наруто он тоже знает, вот и не стал рисковать. Оригинал бы оказался крепким даже для него орешком, а клона от оригинала он то ли не мог отличить, то ли не стал рисковать. В общем – на том и будем стоять. Столкнулись со сверхсильным противником, не стали лезть в безнадёжный бой и отступили. И да, перед Наруто я потом извинюсь – всё же он его спугнул.       Эмпатка покачала головой. – Шиноби А-ранга, осведомлённый о твоём додзюцу… неужели наш?       Напарники пожали плечами. – Вот пусть этого хрена и ищут те, кому по должности положено. Я махаться с А-рангом, который знает, как воздействовать на бьякуган, не нанимался. На том и будем стоять, когда отчеты составлять придется. И пусть его ловит кто-то уровня того же Сарутоби Асумы. Пусть геройствуют те, кому по рангу положено. Ну, или Наруто. Это вообще особый случай.

***

      Учиха Саске торопился. И если бы его могли подслушать – удивились бы тому, как шиноби его ранга ворчит наподобие старой бабки. – Я, ксо, учту и не забуду про ловушку. Я, ксо, пятьдесят лет прожил. Вот нанимался я тут всех спасать? Сначала один саннин не может кашу из головы Узумаки выбить, потом второй саннин где-то попадается. Ладно, посмотрим, что там такое…       Когда Саске вбежал в комнату, где саннин бился с Шинно… что ж, Технику Врат он неоднократно видел в исполнении Майто Гая и Рока Ли. А шаринган позволял разглядеть уровень техники. – Сенсей, знаете, попасться типу с Восьмыми Вратами в барьер без возможности творить дзюцу – это слишком даже для Вас! – Ку-ку-ку, Саске-кун, такого даже я не ждал!       Шиноби Неба в своё время сталкивались с Учиха, и из столкновений вынесли только одно: от парней с тремя томоэ в глазах нужно делать ноги. Чем они и занялись, бросив своего лидера. Саннина можно было поймать в ловушку, но вот если ему на помощь явился красноглазый – ловушке конец.       И они просто отступили в проходы в стене. А гипертрофированно раздутый мужик оглядел нового противника. Теперь, когда барьер не сдерживал Орочимару – Шинно придётся несладко, но в целом… – Я покажу тебе…       Взмах рукой – и несколько игл из чакры Райтона уходят в Шинно. А Орочимару в тот же миг метнулся к девочке и поставил на неё печать подавления. С медика сталось бы использовать свой последний козырь. – Валяй, показывай. Нечего болтать.       Но, сделав несколько шагов, Шинно вдруг усох и сдулся, став всего лишь болезненным худощавым стариком. – Об Иглах Чидори, конечно, ты не слышал. – Разумеется, твоя личная техника, которую ты недавно довёл до ума – это то, что известно всему миру! – не остался в стороне Змей. – Так, в принципе, я уже получил всё, что хотел. – А вот я – нет! – по следам Учихи не замедлил явиться парень с жабами на плечах. Явился Узумаки Наруто. – Я убью тебя, змейская сука. И Саске сможет вернуться!       Орочимару пожал плечами. Он уже уяснил, что с логикой этот парень не дружит. – Так мне говорили многие. И я всех их пережил. – Техника жабьего желудка!       Комнату затянули красные извивы. Зашибись. Это жабья техника, из коей не уйти обратным призывом. А ещё – наконец выяснилось, где Джи пропадал. Вынюхивал Орочимару!

***

– Джирайя-сама, что здесь происходит?       Для гражданских «неприкасаемых», разумеется, клон Джирайи ничем от самого Джирайи не отличался. – Операция Конохи, – устало ответил саннин. – Уважаемые, вас разрабатывали несколько месяцев. Деньги, связи, влияние – ещё не всё. Конспирация у вас отвратительная. Если бы я присоединился к вам раньше… а так я ничего не мог сделать. – Не надо заговаривать нам зубы! – вскричал тот человек, которого Наруто послал в Кровавый Замок. – Мы на это не купимся! И без того понятно, что вы – бесчестный обманщик. – Заговаривать вам, уважаемые, зубы буду не я. – Я этим займусь. Джирайя, можешь развеяться.       В ложу заговорщиков неторопливо, опираясь на палочку, вошёл хромой человек, перевязанный бинтами. – Вам не позволено…       А вот от следующего финта охренел даже клон Джирайи. Потому что старик махнул рукой, и говоривший опрокинулся с сюрикеном в горле. – Нашему джинчурики рано заводить такого врага, а оскорбление было слишком уж публично. Он непременно постарался бы отомстить. А мне поздно заводить среди вас друзей.       Клон Джирайи изумлённо почесал голову. – А так вообще можно? Они же…       Данзо неторопливо прошёл в ложу и присел на с готовностью ему уступленный стул. – Вы, уважаемые, привыкли к неприкосновенности. В Стране Огня. Но здесь – сфера влияния Облака. И для Облака вы очень даже прикосновенны. Так что – давайте поговорим, во что вам обойдётся ваша авантюра. В противном случае шиноби Облака убьют всех вас, а не только его.       Названный Наруто Главным недовольно поморщился. – Будем договариваться? – А как же! Но это уж точно без меня! – на этих словах клон Джирайи всё же рассеялся.       Старик прищурил глаз, не скрытый бинтами, и кивнул. – Да. Будем договариваться. – Точнее, нас сейчас будут грабить, – озвучил общую мысль Главный.

***

– Из желудка каменной жабы не уйти никому, даже Обратным Призывом, – Джи улыбнулся. – Так что советую сдаться. Саске советую. У Орочимару никакого выбора нет, из подвалов АНБУ он всё равно не выйдет. – Ку-ку-ку, Джи, у меня для тебя – новость. Ты знаешь, я всегда говорил что-то интересное.       Я закатил глаза. Вашу же дивизию. Неужели Джи ещё и разговаривать с этой гнусью будет? – Джи, давай просто его убьём.       Я сделал шаг вперёд, но Джи меня удержал. – Погоди, это может быть важно. – О да, – противно облизнулся Змей. – Я слышал, жучок недавно скончался? А вот его враги целы и весьма активны. Правда, не знаю, где они, но вот этот старик, – Змей неожиданно выстрелил языком в сторону облезлого старикана и свернул ему шею, – был их лидером. А эта девчонка – важной частью плана. Вот этого!       С этими словами Змей отменил свою печать подавления на рыжеволосой девчонке… и из неё поперло нечто. Нечто здоровое, злое и отвратительное.       И нам сразу стало не до Орочимару. – Джи! – Наруто-чан, передавай чакру Джирайе-чану! – немедленно высказался Па. – Не вздумай выпускать хвосты! – Вас это не спасёт, – заявила тварь. Ух ты, оно ещё и говорит!       Дзюцу разговора – не для этого случая. Так что я поступил так, как советовал жабий старпёр. Положил руки Джи на спину и приступил.       Знаете, что эту тварь сгубило? Она вылезла в технике Джи. И, повинуясь ему, сами стены начали охватывать тварь и тянуть из неё силы. Она попробовала поупираться минут пять, но поняла, что нарвалась. Опыт Джи, мой океан чакры и стены его техники. Которые просто жрали её чакру. Они, конечно, тоже растворялись под действием этой дряни, но технику подпитывал Джи, а его подпитывал я. Шах и мат. И, когда тварь поняла, что ей не победить – она снова спряталась в маленькой девочке. Сбежала, сука!       Джи утёр пот, прилепил подавляющую печать на лоб девчонки и поглядел на меня. А потом присел. – Малыш, ты бы тоже не стоял. Я же чувствую, что тебе надо передохнуть.       Это верно. Уж очень напряжный был день. Я выдохнул и тоже присел. И только тут вспомнил о напарнике. – Саске! – Остынь, малыш, – почему-то в словах Джи мне почудилось какое-то облегчение и чуточку радости. – Они ушли. Не думал, что это возможно, но из жабьего желудка они выбрались. Теперь вся надежда на оцепление. Оно очень грамотно и разумно подготовлено. – Ты веришь, что скотина Орочимару не прорвётся? – я задал вопрос, глядя в глаза Джи. Взгляда он не отвёл и просто пожал плечами. – Ну должны же мы во что-то верить. Остынь, конкретно мы их сейчас не догоним. К тому же вот эта девочка, – кивнул саннин в сторону неизвестной мне рыжеволосой малявки (4), – сейчас поважнее Орочимару будет. За ней нужно приглядеть. Кстати, конкретно для тебя отменяю приказ о захвате Саске как невозможный к исполнению в текущих условиях.       Ага. Дисциплина есть дисциплина. Спасибо, сенсей. Кстати, хотелось бы кое-что уточнить. – Учиха говорил, что мы уже давно вели разработку этого клуба заговорщиков и моё участие… – Не предусматривалось, – сенсей легко подхватил мою фразу. Вот что мне в Джи просто до усрачки нравится – он никогда не врёт. Никогда не юлит. Просто объясняет: мир сложнее и гадостнее, чем тебе, юный чунин, нравится. Прими это и начинай работать, чтобы было иначе. – Но этот Фушин оказался очень кстати. Я давно хотел тебе миссию вроде этой, чтобы мозги прочистить. Поздравляю с пятым хвостом, теперь будет легче.       Я проглотил обвинения в том, что надо бы было не держать меня в темноте и кормить говном, как гриб, ксо. Ну положено так. Разный уровень доступа у юного чунина и аж самого Джи. – А этих ублюдков – их не казнят, как и говорил Саске? – Когда это вы успели так доверительно побеседовать? – Джи хмыкнул и хлопнул меня по плечу. Я расслабился. Этот человек не будет меня допрашивать и всегда будет на моей стороне. – Но да, их, конечно, не казнят. Но очень сильно покритикуют. Цу зря тебя познакомила с этим человеком… но сейчас с ними общается Шимура Данзо.       Несмотря на всю усталость, я от души проржался. Этот тип, конечно, полное дерьмо и один из организаторов убийства семьи и клана Саске. Но конкретно заговорщикам от того не легче. Шимура Данзо – это вот такой дедуля, по уму и силе шиноби, только очень злобный. И ни разу не друг тварям, которые решили вернуть эпоху Воюющих Кланов. – Значит, Саске был прав и в остальном, – я кивнул сам себе и улыбнулся. Друг, ты тоже всегда будешь на моей стороне, и прости, что я в тебе сомневался.       Беловолосый ухитрился откуда-то достать блокнот и что-то туда записать. Ну да, при его образе жизни, чтобы быть продуктивным писателем – нужно постоянно что-то строчить хоть на ходу. Затем он аккуратно, деликатно (как он ухитряется быть деликатным с такой-то внешностью – одни ками ведают!) заметил: – Парень, я не спрашиваю лишнего. Но если тебе потребуется выговориться – ты знаешь, к кому обратиться. Но вот про контакт с нукенином – помалкивай. Мы, шиноби Конохи, официально контактируем с нукенинами только через дзюцу и холодняк. И вообще – зря ты это. Саске очень скоро станет врагом Конохи, если уже им не является. И такого врага надо убивать прежде, чем он придёт к нам на порог.       А вот тут мы Джи и поправим, тут мы его и осадим. Ибо нефиг. – Джи, а сам-то ты какого хрена Орочимару не убил? Ведь с порога мог засадить чем-нибудь убойным, и демона с два эта сука отбилась бы, со своими покалеченными грабками!       Саннин ещё что-то отписал в блокнот, после чего сунул его за пояс и достал фляжку. Отхлебнув, он передал её мне, и я, по здравом размышлении, тоже приложился. Как и ожидалось, какой-то алкоголь… не самый противный даже. И меня начало чуток отпускать напряжение этого вечера. Второй глоток я делать не стал. Алкоголь – лекарство только тогда, когда его используют как лекарство. Когда им в умат нажираются – случается всякая херня, как у нас с Ино. – Похоже, малыш, у нас – общие недостатки. Не так просто убить лучшего друга, совсем не просто. Так что я тебя понимаю как никто другой. Но учти – это я. Другие могут и не понять, так что – помалкивай. И со всеми претензиями шиноби выше чунина посылай не в жопу, как обычно, а ко мне. В жопу их пошлю уже я. Кстати, когда ты улетел с арены – на тебя та-а-акие цыпочки из Корпуса Быстрого Реагирования заглядывались… я, Великий Отшельник, – не стал подниматься и пританцовывать Джи, но глазки уж больно масляными стали, – неудержимый в бою и неутомимый в любви, аж обзавидовался! Советую не зевать на вечеринке после боя. Нет, советую просто не сопротивляться! Чего Хината не знает – то ей и не повредит!       Я вздохнул и приложил ладонь ко лбу. Как, ксо, ему вообще не надоело за полсотни с хреном лет. – Эту фигню я уже слышал. Лучше скажи, как получается, что у нас тут – группа ублюдков, которых мы не казним? – Всех ублюдков, к сожалению, казнить не выйдет, – беловолосый с ощутимым сожалением вздохнул. – Слышал про «битву с дураками»? (5) Вот и здесь так же. Но уж поверь, мы работаем. Опять-таки – слышал об экспериментах с обезьянами, бананами и корпоративными правилами?       Оставалось только покачать головой. Слышал и о том, и о другом. Песенку про «битву с дураками» как-то раз пел Неджи. Почему я до того не упоминал, что он играет на гитаре, совсем как его кузен Куро? Потому, что он, скотина такая, в такие моменты отвлекает на себя внимание всех девушек в радиусе пары километров. Завидно же!       А об обезьянах слышал от Сакуры. Забавный такой научный экскремент. Висит банан в клетке на 10 обезьян. Как только какая-то тянется – всех шибают током. Потихоньку обезьяний народ начинает оттаскивать желающих потянуться за бананом. Потом – обезьян по одной заменяют. И вот когда не остаётся ни одной обезьяны, помнящей «старые времена»…. Они всё равно не тянутся за висящим бананом. Ибо – корпоративные правила, даттебайо! – Мы хреново работаем, раз существуют вещи вроде Колизея, – с непокобелимой решимостью заявил я. – Узнаю себя в молодости, – ухмыльнулся Джи, и неторопливо поднялся. – Мы нормально работаем, сэйто. Знал бы ты, сколько подобных местечек существовало раньше. Нельзя изменить мир по щелчку пальцев. Можно – только систематической, постоянной работой, постепенно, шажок за шажком. Ладно, выпили, поговорили за баб и за жизнь, теперь слушай приказы.       Джи как-то очень характерно глянул на девчонку, и я сглотнул. Этот человек, несмотря на доброту и спокойствие, умеет убивать. Этот человек знает о биджу и джинчурики, равно как и о похожих на них объектах, всё, что можно знать. Например, он знает, что все проблемы с ними можно решить, перерезав горло. И я не уверен, что смогу его остановить, если он решит это и сделать. Самое верное моё оружие в этом случае – дзюцу разговора. – Не знаю, что это, но, скорее всего, если её убить… – задумчиво произнёс саннин. – Джи, ты её глаза видел? – девочку надо спасать.       Беловолосый пожал плечами. Рё за сто даю – видел и понял, о чём я хочу сказать. Но был ещё когда-то на свете злодей и головорез Джиро, и он вполне мог бы сделать свою работу. Только я не хочу видеть Джиро, меня вполне устроит старый добрый изврат-сенсей. – Я видел такие же глаза в зеркале с шести лет! И мы не будем убивать маленькую девочку только потому, что в ней запечатано нечто вот такое.       Улыбнувшийся во всю харю громила подкинул и поймал кунай, который и сунул в кобуру. – Ладно, пойдём длинным путём. Легенда: ты нашёл Узумаки. Не все Узумаки – красноволосые и рыжеволосые, но сойдёт в первом приближении. Объяснит любому сенсору, почему она так аномально сильной выглядит. Но в Коноху мы её без проверки не потащим. Сойдёт и одно из укрытий вне Селения. – И я дам ей мою шику. И время от времени буду проверять. И если её прирежут – я призову всех к ответу!       Джи улыбнулся, и я понял, что прошёл ещё один его тест. – Это, парень, в твоих устах пока звучит не слишком внушительно для Малого Совета и советников Каге. Но уж поверь – я повторю то же самое. И вот ЭТО будет звучать внушительно.       Я кивнул. Ладно, отдых закончился. Работаем. Ну а шуточки насчёт Узумаки… это даже Карин выяснила.       Не были они поголовно красноволосыми. Нет, когда рождались мальчики и девочки именно с таким цветом волос – это считалось благословением светлых ками. Но так-то красноволосыми поголовно шиноби Водоворота были по другой причине. Любой генин, сумевший выпуститься из их Академии, получал в подарок символический тюбик с краской алого цвета для волос. Конечно, уже потом приходилось за свой счёт покупать, и действительно стойкая краска, чтоб не спадала на миссиях, стоит дорого. ОЧЕНЬ дорого. Но для шиноби Водоворота показаться на людях некрасноволосым – всё равно что для гражданского выйти на улицы без трусов.       Вот и получается, что эта девчонка, какой бы там у неё причёска ни была и что бы там внутри неё ни сидело – скорее всего, не Узумаки. Похоже, от нашего клана остались только я и Карин. Ну и Каруи из Облака, да. – Враги жучка, говоришь? – вдруг устало выговорил Джи. – Ну и сволочь же ты, Орочи-кун. Как только тобой начинают серьёзно заниматься – постоянно новые проблемы подкидываешь. Ничего, как только разберёмся вот с ними… Больше у тебя так не выйдет. А то вишь ли – цинично ругаясь, Хуан оседлал трахадора и скрылся в сельве… (6) – А враги жучка – это кто? – я наконец вспомнил про фразу Орочимару. – Привет из прошлого, малыш, – саннин горько усмехнулся и ещё раз проверил лежавшую без сознания девушку. – Очень плохой привет, Наруто. Значит, кто-то из них всё-таки выжил и готовится мстить. Если, конечно, мой старый напарник не соврал. А он мне, знаешь ли, обычно не врёт. Пытается убить или сбежать – это есть, но вот врать… Ксо, как всё это некстати. – Расскажи! – Позже, малыш, позже. Давай-ка вернёмся к группе захвата. И уж им потрудись втереть, что девочка – Узумаки. Отдавать такой интересный объект другим Селениям пока что рано. – А почему тогда змеиный ублюдок сам… – А потому, мой через меру любопытный ученик, – усмехнулся беловолосый и снова приложился к фляжке, – что не выпусти он эту дрянь из девочки – я бы его убил. Вот он и не стал пытаться её захватывать. С твоим Учиха уж не знаю, как получилось бы… знаешь, специально щадить парня, поимевшего биджу, не стоит. Может получиться очень уж проблемно.       Я тихо прифигел. Это что, Джи может при некотором стечении обстоятельств убить Учиху? Не позволю!       Последнее я выкрикнул, конечно же, вслух. – Малыш, напоминаю: он сам сделал себя нукенином. Отступники – мусор нашего мира, и никаких прав, включая право на жизнь, они не имеют. Убить их или разложить на лабораторном столе для опытов – это не преступление. Конечно, твоего приятеля приказано брать живым… но не обольщайся. Слишком уж он опасен, чтобы не бить на поражение, и любой разумный шиноби будет его убивать. Так, ладно, поболтать ещё успеем. Бери девчонку – и к группе захвата. Змея ловить уже бесполезно – если уж он ушёл от меня, значит, и для оцепления у него что-нибудь найдётся.       Что-то слишком часто Джи начал упоминать, что наш Саске – нукенин, у которого нет никаких прав. Неужели меня тихо готовят к тому, что нашего тайчо всё-таки решено прикончить? Ну, так-то оно, конечно, логично. Не хватало ещё, чтобы Змей всё-таки заполучил здоровое тело с Мангекё Шаринганом. Но видал я в гробу такую логику! Не позволю!       А значит – пусть себе скотина Орочимару и придурок Саске убегают. Назовите это саботажем, но я не позволю убить друга. Даже если он и придурок.       И у меня какое-то нехорошее предчувствие, что Джи тоже не особенно хочет убивать Орочимару. Понимает, что нужно, но не хочет. Иначе, ксо, уж за десять с хреном лет дезертирства Змея либо Джи его убил бы, либо наоборот. Надо будет в Конохе поспрашивать – не идут ли гнусные слухи, что Орочи и Джи просто в догонялки играют? А потом, после очередного раунда, где-то вместе бухают за счёт проигравшего.       Ладно, это, если честно, очень дурацкая шутка. Это как нассать на всех, погибших в День Гнева, и потом пытаться извиниться: ой, я типа только пошутить хотел. Но на всякий случай надо учесть, что Змея, кроме меня, валить в Конохе и некому. Джи может не справиться из-за старых связей. У дедули, подозреваю, будет та же проблема, да и у Цу-чан – тоже. Ксо, а вот если Змей таки сожрёт тайчо и просто явится в Коноху, доживать жизнь Учихи Саске – хоть кто-то, кроме меня и Сакуры, будет против?       И тут девчонка очнулась. И первое, что она увидела – мёртвый старик. Её учитель и самый близкий человек. – Сенсей… – Не волнуйся, – я подошёл к ней и уставился в глаза. – Твой старик отдал жизнь, чтобы жила ты, – это, конечно, откровенная ложь, но сейчас она просто не готова другое услышать. – Тот, с кем он сражался – он наш враг, и я обещал его убить. А Узумаки Наруто никогда не нарушает своих обещаний! Кстати, как тебя зовут? – Амару, – девочка почему-то покраснела. – Амару… а фамилия? – Я – сирота. У меня никогда не было фамилии, – чуть насупилась красноволосая малявка. – Тогда отныне знай: твоя фамилия – Узумаки. Узумаки Амару. Ты – сирота родителей с острова Узушио. – Ага, – кивнула улыбнувшаяся девочка. – А что за остров?       Ладно, это будет долгая история. Вот как, ксо, проблемно работать с гражданскими! Пока я ей живо на ушко это объяснял, таща на руках, мы таки дошли до места основных событий. Хотя – как сказать. Как по мне, основные события случились у нас.       К нам почти сразу пристроились несколько шиноби с протекторами Облака, но, глянув на нас, поняли, что мы не в настроении разговаривать. Умные, дисциплинированные. Для разговора с Джи нужен паритет – и им тут обладал только один человек. – Приветствую, сеннины, – усмехнулся благодушно настроенный чернокожий громила, даже чуть здоровее Джи. – Что за находка? Похоже, один из козырей местных заправил, если уж у неё резерв выше любого из бойцов.       Я приготовился к драке, взглянул на Райкаге, а затем приготовился сваливать Хирайшином. Джи в любой момент свалит Обратным Призывом. А потом пусть Цу-чан отписывается. Но саннин только головой покачал. – Наш золотой мальчик ухитрился и тут найти родственницу. – Навевает воспоминания с экзамена, – понятливо заржал Эй. – Ну в целом у нас тут нечто похожее, – не один Джи должен был отчитываться, он мог и отчёта потребовать. – Все эти бойцы с арены… кто-то – в общем безобидный заключённый Колизея. Таких будем реабилитировать и разбирать по Селениям. Кто-то – агент по личным поручениям разных богатых сволочей, и тут уж как следствие решит. Часть уедет в Кровавый Замок… кстати!       Навстречу нам шли трое. Мужик в какой-то форме, прямой, как кол проглотивший, черноволосый и в целом примерно треть Саске по смазливости. Лысый крепкий тип с неприятно бегающими глазками. Это – шиноби. А вот третий, запуганный и упитанный хрен в богатом хаори был явным гражданским. – Муи-сан, комендант Кровавого Замка, – усмехнувшись, рыкнул Райкаге. – У Вас есть какое-то объяснение своему присутствию здесь? – Разумеется, – абсолютно не испугался высокий мужик в форме. Наш человек, наш. – Скрытая Трава ведёт расследование незаконной деятельности Колизея. Оно поручено мне. Так сказать, по профилю работы. Казан-кун, – кивнул в сторону лысого хозяин самой жуткой тюрьмы нашего мира, – мой телохранитель. Уважаемый, – а вот имя гражданского я сразу выкинул из головы, – тот, кто не пожалел своей репутации и доброго имени для того, чтобы сюда смог попасть я. Он, разумеется, вне подозрений, порукой тому – моё слово. – Разумеется, – вступил в диалог Джи. – Мы и не думали Вас в чем-то подозревать, Муи-сан, Ваша репутация слишком уж хорошо известна. Но Вы как раз кстати. Тут будет много работы по Вашей части. – Именно, – поддержал Райкаге и махнул рукой. Оцепление расступилось, пропуская бледного и потеющего гражданского. Он, ксо, явно из завсегдатаев этого гадюшника, но прикрылся, ксо, шикарно, шикарно. Если уж Джи по поводу репутации этого типа не сомневается – значит, этот самый Муи и впрямь хороший мужик.

***

      Отойдя в сторону от двух шиноби высшего класса, Муи улыбнулся, осмотрев будущих подопечных, фильтруемых сейчас шиноби Альянса. И снова остановил взгляд на одном из них. – Безусловно, он именно тот, кто нам нужен, Казан. – Ну, значит, не зря скатались, – пожал плечами лысый. – Когда приступать к Операции? – Не торопись. Сначала нужно выжать всё возможное из нового союзника. Надеюсь, он смог пройти оцепление.

***

      Оцепление вокруг Колизея и вправду было очень умными людьми выстроено. И насторожено, так сказать, обратно пропорционально мелкоячеистой сети. Всякая мелкая рыбёшка интересовала Альянс в самую последнюю очередь, и потому, к примеру, выскользнул хозяин Колизея.       Скромный ведущий, обычный гражданский, блондин в тёмных очках, никого не интересовал. Впрочем, очки, как и светлый парик, легко было снять.       А ещё – не так уж легко, но вполне возможно было восстановить Колизей. Не сразу, конечно, но… остались счета с "отрицательными" процентами (7), и это – залог того, что банк его не выдаст. Остались нужные связи. И, главное – не раз ещё найдутся желающие посмотреть на зрелища Колизея! А спрос, знаете ли, рождает предложение! Ничего, все эти "благородные" шиноби ещё станут тем, кем им и положено быть! Мусором и бойцами Колизея!       С этими мыслями скромный ведущий, сменив одежду и облик, спокойно просочился через ряды оцепления. Невзрачно, весьма дёшево одетый гражданский сенсоров Альянса не интересовал.       А вот у Орочимару и Саске это не вышло.       Выбраться из техники саннина было сложно. Но совершенное Райкири всё-таки смогло разрезать желудок жабы. Правда, это отняло много сил.       Гораздо больше, чем нужно для противостояния тем, кто встретил покалеченного саннина и уставшего Учиху. – Так-так-так, – усмехнулась Теруми Мэй, и сложила руки на нехилой груди. – Рада вас видеть. Учиха Саске – 22 миллиона рё. Орочимару – 180 миллионов рё. Изрядное пополнение бюджета нашего Селения. Очень, очень рада вас видеть!       И как назло – кроме её самой, шиноби S-ранга, рядом были два бойца лишь ступенькой ниже. Момочи Забуза, человек с Великим Мечом, Юки Хаку. Вот этот – сам по себе проблема, а уж вместе с остальными… – Саске-кун, не торопись. Я собираюсь применить идеальную технику, – Орочимару, чуть махнув почти парализованными руками, усмехнулся. – Она называется "взятка-но-дзюцу". – О, – приподняла брови Мизукаге, – у вас есть взятка размером в 200 миллионов рё? – О да, – ухмыльнулся Белый Змей. – У меня она есть.       Орочимару раскрыл рот, и противники из Тумана шарахнулись назад. Но… изо рта вылезла змея, а из неё вылез… – Нуибари! – Хаку вытаращил глаза. – Ку-ку-ку, это же замечательно, что молодое поколение имеет хорошее образование. Совершенно верно, это – Меч-Игла. Прошу принять… в качестве аванса.       Правительница Скрытого Тумана, чуточку поколебавшись, подарок всё-таки приняла. И вручила его ледяному мальчику. – Владей, Хаку. Тебе он подойдёт как никому другому. Так что за аванс? – О, – Белый Змей усмехнулся, – у меня, знаете ли, проблемы с руками. В новом теле я от них избавлюсь, но хотелось бы это ускорить. Мои проблемы может решить только Сенджу Цунаде… но моя напарница вряд ли согласится со мной общаться. У меня были четыре Великих Меча… и я их захватил с собой, когда уходил из Акацки. – УКРАЛ, когда уходил из Акацки, – уточнил Великий Мечник Забуза. – Ничего подобного! – заявил саннин. – Кража – это когда собственность уводят у её владельца. Акацки – не законные владельцы Великих Мечей. В общем – один из них я потерял в ходе вторжения в Коноху. Второй вручаю вам. Третий и четвёртый… придумайте что-нибудь, Мэй-сама, чтобы Цунаде меня вылечила. И тогда – по одному мечу за каждую руку. Идёт?       Учиха тяжело вздохнул. Нет, вот честно – какой же прохвост этот Орочимару. И восхищаешься, и понимаешь, почему он до сих пор от всего мира бегает, и мотаешь себе на несуществующий ус его уроки, и искренне ненавидишь.       Теруми Мэй отступила и дала сигнал своим телохранителям. – Можешь идти, Змей. Кстати, как с тобой связаться, если у меня получится? – Нет-нет-нет, – если бы Орочимару владел руками – он покачал бы пальцем. Но сейчас такие жесты давались ему с трудом. – Я сам найду способ связаться с вами, уважаемая Мэй-сама. До встречи.       И ученик с учителем прошли через в общем-то непреодолимую охрану. Что ж, это – тоже урок. Оказывается, "взятка-но-дзюцу" отлично работает. Надо будет запомнить.

***

      Адмирал Первой Эскадры принимал необычных гостей. Из визита в Колизей сора-нины вернулись, потеряв Шинно и девочку, и поначалу всё выглядело как катастрофа. – Уважаемые, давайте не терять голову, – начал Странник, с интересом оглядывавший авианосцы, нашедшие приют на Узушио. – Время для Вашей мести ещё придёт. Это все ваши силы?       Адмирал пожал плечами. – У нас есть летающая крепость, но без прорвы чакры она не взлетит. А её источник потерян с девчонкой. – Ничего катастрофичного не произошло. Потому что у меня тоже есть источник чакры. И у нас есть девочка с додзюцу, способная его контролировать. А ещё я создам армию, которая будет повиноваться только нам. И её, в отличие от ваших шиноби, будет не жалко.       В принципе Фуридо, планируя месть Конохе, рассчитывал убить об неё этих сора-нинов, но пока что они ещё были нужны. (1) В нашем мире не правят странами министры обороны. Хотя и спецназ у них под рукой, и танки с пушками, ну а что шиноби нет – так для тайных операций подготовленные люди не сильно хуже. Всё это, тем не менее, приводит только к одному: там, где власть берут военные диктаторы, воцаряется лютый звиздец в экономике и всяких приятных вещах вроде свободы слова и секс-драгс-рок-н-ролл (при том, что в этой триаде только наркотики реально вредны). Поэтому разумные министры обороны всё же не берут власть в свои руки, а довольствуются своим сектором. Разумные лидеры Селений шиноби имхо поступают так же. (2) Стандартная тактика римских легионов, одна из многих. В том и фокус – командная работа, и не надо презирать постоянный фап нормальных шиноби на неё. Обученные нормальной коллективной работе в бою против всяких крутых варваров имеют не бой сотни против тысячи, а тысячу боёв сотни против одного, за счёт того, что эти варвары как раз ничему такому не обучены. Римлян в конце концов снесли – но не какие-то гопники, а вполне себе выучившиеся коллективной работе не хуже и превзошедшие их по части вооружения. Ну и деградация империи, да. (3) Искажённый вариант известного высказывания Александра Васильевича Суворова насчёт того, что турок русского всегда побьёт, десять так на так, а сотня русских и тысячу погонит. Конечно, ему же принадлежит, по легенде, высказывание в стиле «что, тысячу турков побили? Пиши пять, голубчик, чего их, супостатов, жалеть!» Но как факт – действительно он ни одного сражения не проиграл. А что однажды ноги пришлось уносить от превосходящих сил – так ведь унёс же, чем далеко не каждый полководец может похвастаться. (4) Амару из фильма «Узы» – ровесница Наруто. Но а) он тут старше себя канонического, б) события Колизея происходят на пару лет раньше фильма «Узы». (5) Да, в этом мире нет Андрея Макаревича. Но в целом идеи витают в воздухе:) (6) Это отсылка к отличному автору "лёгких" детективов Льву Пучкову. (7) Такая идея была в "Лабиринте отражений" Лукьяненко. Банковский счёт, с которого списываются проценты вместо их начисления. В обмен – гарантия, что тебя не выдадут. Практически никогда и ни за что. Фигня, конечно – если уж слишком сильно надавить, эти банковские крысы кого угодно продадут. Но – иллюзия защищённости…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.