Перевод

25 Days of ToruKa Christmas 21

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
ONE OK ROCK

Автор оригинала:
TORUKAisJUSTICE
Оригинал:
https://archiveofourown.org/series/1197655

Пэйринг и персонажи:
Тору Ямасита/Такахиро Мориучи, Рёта Кохама, Томоя Канки
Рейтинг:
R
Размер:
Макси, 101 страница, 25 частей
Статус:
закончен
Метки: AU ER Hurt/Comfort Нецензурная лексика ООС Романтика Сборник драбблов Флафф Юмор

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Сборник из 25 работ, посвящённых Рождеству и, в основном, никак не связанных друг с другом.

Посвящение:
Как всегда https://vk.com/toruka, заходите, тут еще и рисунки к этим работам найти можно~
И девочкам, которые эту идею создали и воплотили в жизнь.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Я, как всегда, не могу пройти мимо милых (мимо всех) работ Джастис-сан, даже если и без этого есть чем заняться :D

Day 25: Merry Christmas!

1 июня 2019, 17:24
Тору сонно открыл глаза. Ему было тепло и ох-так спокойно — и он не чувствовал этого годами — с тех пор, как он и Такахиро расстались почти пять лет назад. Одному лишь богу известно, как он скучал по тем моментам, когда он просыпался с Такахиро под боком, теперь встречая своё утро в полном одиночестве в пустой постели, он чувствовал себя так паршиво, понимая, что его вокалист, вероятно, провёл ночь с очередной девушкой из своего бесконечного списка. Он настолько привык к боли, что стал практически невосприимчив к ней. Кроме того, не то чтобы я не делал ничего, дабы тоже позлить его, размышлял он сонно. У него было достаточно женщин за последние несколько лет, одни из них были хорошей компанией, другие просто очень, очень коротким увлечением, а какие-то были слишком уж раздражающими — особенно та девушка, от которой он отписался, потому что она распространяла всякое дерьмо в инстаграме. Но сейчас все они были в прошлом, и Така вернулся к нему. Это было не просто, совсем, но ублюдок только что расстался со своей последней — и пожалуйста, пожалуйста, пусть она будет самой последней девушкой — и вжух, Тору уже был там, чтобы спасти его, поймать его, и у них был дооолгий серьёзный разговор, немного размахиваний руками и пинков, Така рыдал, и Тору бережно обнимал его и успокаивал, как брошенного щенка, и потом всё было хорошо. Им было так хорошо. И ох, примирительный секс был тоже хорош. Лучше, чем всё, что у него было за последние несколько лет. Самый лучший. И потом они оба плакали, потому что они жалкие говнюки, которые ужасно скучали друг по другу, жалкие, неумелые придурки, которым потребовалось пять лет — пять долгих лет, прежде чем они осознали, что не могли быть просто друзьями, быть просто приятелями по группе, быть просто семьёй. И потом они уснули. Боже. Но сейчас Тору проснулся — даже если он всё ещё чувствовал усталость, и его рука пиздецки болела — рядом с ним было приятное тепло, и пахнувшие клубникой волосы щекотали его нос. Он скучал по этому запаху, даже если они были вместе во время репетиций, записей и туров — это всё было не то. Чувствовать желанную тяжесть на своей груди было так приятно, и ноги, закинутые на его собственные, тоже были приятными, как бы, очень приятными, особенно, если бы Така поднялся чуть выше, прямо к его паху, тогда бы всё стало ещё приятней— —…стояк, Тору-сан… Глаза Тору тут же расширились от хриплого, грубоватого голоса своего любимого. Он посмотрел вниз, чтобы увидеть, как Така тёр глаза руками, его волосы спадали на лоб — в отличие от аккуратной, зачёсанной наверх причёски, с которой он выступал на Стадионе Йокогама — и были взлохмачены. Его щёки покраснели, а на полных полуоткрытых губах играла лёгкая улыбка. Тору улыбнулся, сгребая Таку в охапку и притягивая ближе к себе. Вокалист издал раздражённые звуки, но тут же уткнулся носом Тору в грудь и замурлыкал, как довольный котёнок. Его пальцы зарылись в пушистые волосы, и Така замычал от удовольствия, прикрывая глаза. Мозолистые пальцы Тору спустились ниже к его лицу, проводя по щеке, пока не дотронулись до блестящей золотой серёжки в его ухе. Исчезли те чёрные круглые серёжки, их заменили те, что вокалист купил им на его восемнадцатый день рождения много-много лет назад. Он совсем забыл об этом, но вокалист, очевидно, нет, потому что в момент, когда они начали обещать друг другу всегда оставаться рядом, Така волшебным образом достал их из ниоткуда.

***

— Это обещание, — сказал Така, затаив дыхание и придвинувшись ближе — его руки возились с ушами Тору, чтобы заменить его старые серёжки. — Между нами двумя… Тору кивнул, фыркнув, потому что он не мог поверить, что это происходило — что они практически обменивались клятвами сейчас. — Лишь между нами…— сказал он, глядя на такие же серёжки у Таки. — Только между нами…

***

Его пальцы касались металла, прежде чем он вздохнул и прижался ближе, его губы оказались всего в нескольких сантиметрах от уха вокалиста. — Ты сделал мне самый лучший подарок…— сказал он, внутренне ухмыляясь, когда Така заметно задрожал от этого. —… С Рождеством, Такахиро…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.