Мой выбор

Джен
PG-13
Закончен
16
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Описание:
Душевная боль уничтожает, физическая - ранит. В душе раны практически не заживают. Этой ночью в своё путешествие по объездной трассе прихватил несовместимых между собой «друзей» - водку и скорость. Ночь… Свет фар… Водка… Скорость…
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
16 Нравится 4 Отзывы 6 В сборник Скачать

Свобода выбора

Настройки текста
            С самого рождения моя жизнь мне не принадлежала. За меня всегда и всё решалось. Даже родиться в данном месте не было моим выбором. Это было уже изначально кем-то решено. И почему в этой стране? Здесь царит коррупция, продажные госслужащие, халатные врачи, скупые работодатели. Хищники и стервятники замерли в ожидании подходящего случая броситься на слабую жертву. Стоит проявить упадок сил, сразу налетают - медицина душит заоблачными ценами на лекарства, работодатели до предела нагружают работой и выжимают жизненные соки за мизерные зарплаты, государственные служащие стремительно поднимают налоги под указку вышестоящих инстанций правительства, чтобы жертва круговорота не способна была сделать осознанный выбор в пользу улучшения жизни. В подобном «заговоре» событий я оказался с первого произнесённого слова, с первых шагов.             Годы взросления мою судьбу вершили родители. Они вертели ею, как им вздумается. «Мы прекрасно знаем, что для тебя лучше», - твердили более чем уверенно. Оставалось лишь смиренно кивать в ответ. Иногда в магазине игрушек закатывал истерики, усердно перекатывался по полу и выжимал слёзы на глаза, но это не приносило ощутимых результатов. Им лучше знать. О, да! Мне куда больше понравится набор каких-то там разноцветных карандашей, нежели новейшая модель космического робота с бластером. Забавно было всё же наблюдать, как в итоге эти «вершители судеб» орут друг на друга. Отец отчитывал мать, на кой чёрт купила карандаши, теперь придётся менять обои в квартире. Я мстил.             Садик… Школа… даже колледж. Хотя, я почему-то был уверен, что после школы впервые удастся сделать осознанный выбор. МОЙ выбор. «Мы прекрасно знаем, что для тебя лучше», - причитали предки. - «Акробатикой себя не прокормишь». В детстве проникся, вдохновился, воодушевился выступлением братьями-акробатами на арене цирка. Тогда твёрдо определил своё будущее. Вместо былой мечты стою с натянутой улыбкой перед фотоаппаратом и позирую на фоне юридического колледжа. Вершители моей судьбы счастливы. Я поступил. Только они и счастливы. Вскоре покинул родительское гнездо. Ещё со школы полагал, когда этот момент наступит, то меня уже ничто не остановит. Моя жизнь станет - моей. Но не тут было. Учёба - декан, работа - работодатель… Всё ещё в подчинении, по-прежнему вертят мной. Что должно произойти, чтобы смог сделать свой выбор?             Ночь… Свет фар… Скорость… Мне уже за тридцать, а я всё ещё не могу вырваться из этой повседневной липкой трясины. За меня всё решают. Опеку над несовершеннолетними детьми совершенно чужой мне человек передал супруге. Зажравшийся в два подбородка судья понятия не имел, что происходило в нашей семье и как жили. Искренне любил и люблю своих детей. Отбирать у меня их… Тварь… Вдавливаю педаль газа. Ничего кроме темноты и боли на данный момент меня не окружает. В прошлом сосед по койке общежития с таким же отличием как у меня закончил колледж, но ему почему-то все козыри в руки… открыл свою фирму. Успех запивает дорогим виски и занюхивает кокаином. Забывается в блаженстве. Даже имени своего не помнит. По дружбе старой попросил меня привезти из офиса кейс с документами в его загородный дом - блаженство не опускало. Я выглядел более чем глупо, когда дорожный патруль остановил меня на посту и осматривал содержимое. «Документы» оказались измельчены в порошок и разложены в аккуратные пакеты.             Супруга подала на развод, даже слушать не пожелала моих оправданий. Собрала детей и укатила к моим родителям. В зале суда уже преклонного возраста вершители судеб отошли от моих забот и взялись за будущее детей: «Мы прекрасно знаем, что для них лучше». Без тени сомнений родители любили меня и желали только лучшего, но как говорится: «Благими намерениями вымощена дорога в ад». Мой однокурсник под шумок быстро прикрыл фирму и испарился. Через три дня намечалось слушание о хранении наркотиков в особо крупном размере, а пока меня наградили подпиской о не выезде. Два килограмма измельчённой в порошок «документации» не сулило ничего хорошего. Возможно, я увижу детей, когда волосы на голове покроются сединой. И то не факт.             Жутко больно. Душевная боль уничтожает, физическая - ранит. В душе раны практически не заживают. Этой ночью в своё путешествие по объездной трассе прихватил несовместимых между собой «друзей» - водку и скорость. Ночь… Свет фар… Водка… Скорость… Боль… Она не позволяет забыть. Частой пульсацией в висках постоянно твердит - чего лишился и куда скатился. Свет фар… Чувство страха и внимательность притупились. Не сразу приходит осознание, что несусь на большой скорости по встречной полосе. Сотни метров в мгновение ока становится сантиметрами… миллиметры. Удар… скрежет метала… звон битого стекла.             Руль пробивает грудную клетку. Отчётливо слышу хруст костей. Последние частицы кислорода беспощадно выбиты из лёгких вместе с жизненной силой мощным толчком. Глаза закрыты. Не чувствую боли. Ожидаю… Только чего жду? Невыносимой боли… но та не спешила проступать. Кричать не хочется. Однако способность анализировать и размышлять настораживает меня. Я способен думать. Разве такое возможно, когда умираешь? У меня не закрадывалось сомнений, что не удалось выжить при столкновении. Капот автомобиля с небывалой лёгкостью сплющило, ведь осмелился бросить вызов загруженной брёвнами фуре. Вполне вероятно тяжеловес попросту подмял меня в легковушке под себя. И этот протяжной скрежет… Фура явно протащила искорёженный автомобиль несколько метров. Меня уже нет. Это и в буквальном смысле.             Тогда где я? Открываю глаза и вижу блеклую жёлтую линию перед собой. Прямой полосой тянется к коричневому столу по центру, за которым безмолвно наблюдает за происходящим седой старик. Каким-то образом очутился в просторном зале. И был не один. С обеих сторон на протяжении несколько сотен метров, а может километров стояли мрачные и угрюмые люди. Наверное, в подобном месте правильнее было бы называть их - души. Присутствующие пребывали в глубоких раздумьях. Только что вынудило погрузиться их в состояние транса, что даже не реагировали на моё внезапное появление. Быть может, это место именуется чистилищем, где осмысливается всё проделанное при жизни, прежде чем перейти на другой уровень.             Мне не над чем было особо размышлять, не тешил себя иллюзиями попасть в Рай за проделанные прегрешения. Мой образ жизни далеко не входил в список образцовых - выкуривание сигарет и травы, измены с девушками лёгкового поведения под влиянием распития спиртных напитков в шумной компании. Не придерживался десяти заповедей, даже церковь не посещал, только изредка наведывался на похороны скоропостижно ушедших из жизни знакомых и близких мне людей. Ступая по жёлтой линии, решительной походкой направился к столу. Седовласый старец встречал меня пристальным взглядом. Бесцветные зрачки его глаз словно туманом были окутаны. За спиной по правую сторону находился светящийся небесной синевой дверной проём, чуть левее - второй проём переливался багровым свечением. Не составляло особо труда догадаться, куда ведёт каждая из этих дверей. На какой-то момент поймал себя на мысли, что непроизвольно мог призвать старца. Что успел произнести в момент, когда приметил стремительно несущую навстречу фуру… «О, Господи», или «Чёрт побери»?.. – Ты был пьян, - без особой интонации в голосе прервал мои раздумья он. - Смею предположить по твоей решительности, уже выбрал свой путь. Что же, ступай. – Разве не Вам суждено меня направить? - озадаченно вырвалось у меня. – С чего вдруг? - без особых эмоций осмотрел меня с ног до головы. – Вы ведь ведёте записи, - мельком бросил взгляд на раскрытую книгу перед ним. - Знаете, как жил, чем грешил. – Кроме твоего имени, мне о тебе ровным счётом ничего не известно. Вполне достаточно того, что знаешь о своих прегрешениях сам.             Данное заявление ввело в полный ступор, не такого ответа ожидал услышать. – Сложно избавиться от чувства зависимости и подчинения? - он приметил моё замешательство. - При жизни можешь быть нефтяным магнатом, ездить на работу в красном Феррари. Или трудиться дворником, а на дачу добираться при помощи двухколёсного велосипеда. Кем бы ты ни был, какую жизнь не вёл, с собой дано забрать лишь одно - волю выбирать. Свобода выбора наделяет тебя умением продолжать мыслить и анализировать. – В таком случае выбираю проём в Рай, - без промедления заявил я.             Губы старика растянулись в непроизвольно улыбке от моих слов. – В этом месте подобная схема работает иначе, - проговорил он. - При жизни вы способны лгать другим себе во благо, предавать, хитрить… убивать. Ради выгоды и улучшения качества жизни способны на безумные и абсурдные действия. Но здесь… себя не перехитришь. Встретимся после всевышнего суда. – Чего?.. - нахмурился я.             Громкие стуки молотка, вывели меня из оцепенения. Я перенёсся в зал суда. По бокам стояли две серые колоны и возвышались от пола до самого верха. На стенах картины, по центру потолка - люстра в стиле минимализм. Всё это уже видел. Именно так выглядел зал суда, в котором вынесли вердикт по поводу опеки над детьми. – Положитесь на мой профессионализм, - лёгкий толчок справа, решил подбодрить меня.             Я сидел за столом в роли осуждённого. Поворачиваю голову и вижу адвоката - себя. За моей спиной зал заполнен копиями меня. В каждом лице узнавал себя среди присутствующих детей, подростков и мужчин. Стороной обвинения в судебном процессе являюсь тоже я. Прокурор олицетворял всю суровость моего характера - агрессия и презрение. Роль адвоката была присуща моей лживой и хитрой натуре. Судья - копия меня преклонного возраста - самообладание и уверенность. – Прокурор, изложите дело, - обратился судья.             Моя сторона обвинения поставила на стол коричневый портфель, точно с таким последние годы своей жизни ходил на работу. Он извлёк из полости толстую книгу и показательно громким шлепком бросил на гладь стола, затем достал вторую и третью книгу. У него на меня было собрано три тома. Судья нахмурил брови. – Надеюсь, процесс обвинения не затянется, - выдала моя копия защиты. - Скидки в рыбном ресторане заканчиваются в три часа дня.             Я ошарашено перевёл взгляд на него. Он в точности озвучил мою реплику на бракоразводном процессе. Было положено начало кошмару, которого и представить себе не мог. Сторона обвинения вызывала свидетелей - меня, в разные годы жизни. Всплывали факты, о которых успел позабыть. В деле даже фигурировали такие тонкости, как подростковая мастурбация. Ничто не оставалось сокрытым. Себя не перехитришь.             Это именно тот самый случай, когда вся жизнь перед глазами пролетает. Она проносилась сейчас, а не в момент автокатастрофы. Я узнавал себя не с самой лучшей стороны, всплывали факты мерзких поступков, которые вызывали отвращение. Понятия не имею, сколько длилось всё это, но казался процесс бесконечным. Спустя какое-то время уже не слышал передряг и ругани между адвокатом и прокурором, не обращал внимания на выкрики обрывчатых фраз из зала, которые сам озвучивал при жизни. Пустым взглядом смотрел в одну точку. Наступила тишина. Всё испарилось так же внезапно, как и появилось. Снова нахожусь в просторном зале, среди поникшей толпы угнетённых душ, которые проходят свой собственный судебный процесс. Не спешил выходить к старику из толпы. Я долго размышлял. Кажется, около двух столетий.             О Рае знал ровно столько же, сколько об Аде. Одно приносит блаженство и умиротворение, второе - нестерпимую вечную боль. В моём арсенале было немало деяний, которыми не мог гордиться. Вся моя сущность твердила, что должен понести за подобные действия наказание. Я вышел из толпы и приблизился к столу, на глади лежало несколько полосок белой бумаги, словно передо мной декан, а сам в роли студента на государственном экзамене тяну билет. Старец посмотрел на меня и изогнул бровь. – Вижу, ты решился, - смиренно произнёс он. - Это не курс самобичевания. Тут важно не то, как прожил, а какой урок преподнесла тебе прежняя жизнь. Чего тебе хочется?             Я взял со стола полоску бумаги и прочитал надпись. – Хочу ощущать вкус жизни, - с этими словами направился к проёму с багровым свечением и растворился в нём.             Старик загадочно улыбнулся.

***

            Жизнь на земле зарождается через боль. В такие непростые моменты затылком ощущаешь ледяное дыхание смерти, а это верный сигнал тому, что по-прежнему живёшь и дышишь. О Рае по слухам знаю лишь, что там все счастливы, не ругаются, не дерутся, обмениваются любезностями, купаются нагишом в Киселевых реках и прогуливаются беззаботно с дикими животными по зелёным пастбищам сочной травы. Сплошное блаженство и забвение. При жизни удалось разглядеть так называемый «рай» в глазах одного человека - сокурсника, в эйфории блаженства он забывал себя - своё имя. Не хочу забыть. Я осознанно не выбрал переливающий синевой небесный проём. Выбор не был связан с гнетущими терзаниями своих погрешностей. Старик прав - это не курс по самобичеванию. Не возникло желания сливаться с блаженной радужной массой, на примере которую повстречал в чистилище - без имён, цели и уверенности. В Аду меня ждёт только одно - боль. В такие моменты как никогда начинаешь любить жизнь, когда кажется, что всё кончено и страшные мучения болезни и невзгод никогда не отступят. В эти краткие отрезки времени начинаешь искренне любить жизнь, без лицемерия, фальши - ценишь каждый прожитый момент. Боль способна открывать глаза на вещи, которые не замечал раньше - дуновение ветра, тёплые лучи солнца, приятный аромат цветов. Адские муки раскрывают застланные пеленой глаза на райские дарования. Парадокс. Ещё при мне останется моё имя - личность, его нарекают каждому, кто проходит сквозь боль. Я взял со стола полоску бумажки со своим новым именем. Теперь мне известно кто я. Буду рвать горло криками в испепеляющем пламени, плакать кровавыми слезами, но при всём этом смогу сохранить в глубине любовь к тому, что у меня было. Я жил. Этот тонкий шлейф лёгким дуновением будет следовать за мной сквозь раскалённую докрасна атмосферу вечных мук. Мне удалось сделать ни от кого не зависящий выбор… Мой выбор.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты