Шанс

Смешанная направленность
R
В процессе
493
автор
Размер:
планируется Макси, написано 723 страницы, 112 частей
Описание:
Что делать, если тебе дали второй шанс, чтобы исправить ошибки прошлой жизни? Сможешь ли ты исправить что-то, изменить канон?
Им дали такой шанс. Они вернулись в прошлое, помня о том, как поступали раньше. Но смогут ли эти люди построить свой хэппи-энд в новой реальности? Или люди всегда обречены повторять свои ошибки?
Посвящение:
Её Высокопреосвященству и всем моим читателям)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
493 Нравится 617 Отзывы 297 В сборник Скачать

Глава 56

Настройки текста
Изменения, которые принёс с собой Слизерин, конечно, нельзя было назвать плохими, ведь качество получаемых детьми знаний только улучшилось. Но это не значит, что не нашлись те, кто начал тайную борьбу против этих изменений. Директор Дамблдор тихо сидел в своём кабинете и совершенно никак не реагировал на действия "захватчика". Самые смелые "поборники справедливости", в конечном итоге, решили взять всё в свои руки. Точно определить бунтарей Гарри не мог. Он даже не был уверен, примкнули к ним близнецы Уизли или же они просто насмехаются над попытками других студентов. Зато сомневаться не приходилось в том, что личности "борцов за справедливость" не были загадкой для Салазара Слизерина. Всякий раз на уроке истории Основатель обводил взглядом класс, задерживаясь на нескольких гриффиндорцах, и снисходительно улыбался. И, если верить этим взглядам, то среди зачинщиков беспорядков была и Гермиона Грейнджер. Пару раз Гарри даже хотел спросить у девушки об этом, но что-то его останавливало. Пока однажды Гермиона сама не начала разговор. Они вышли из класса Малфоя, когда гриффиндорка внезапно обратилась к нему. - Гарри? Можно задать вопрос? - Ты уже задала и не один. Что случилось? На тебя так повлияли слова лорда Малфоя? - Лорда? Не совсем... Скажи, ты ведь полукровка? Гарри согласно кивнул. - Но как ты тогда дружишь с Малфоем? - Нормально, - Гарри пожал плечами, не зная, что следует отвечать на такой вопрос. - Можно сказать - обычно. - Но ведь чистокровные маги относятся к полукровкам не намного лучше, чем к... таким, как я. И как вы тогда можете дружить, если он тебя за равного не считает? - С чего ты это взяла? Он, конечно, подшучивает над моими знаниями о магическом мире, но это не значит, что мы не можем дружить или я для него не ровня. - Чистокровные так закостенели в своих традициях, что даже таким, как ты, нет пути в их мир, не говоря уже обо мне! - раскрасневшись, выпалила Гермиона. Гарри пару раз медленно моргнул, пытаясь понять, не послышались ли ему. Но, судя по воинственному виду девушки, она и правда это сказала. Тогда Гарри вздохнул и покачал головой. - Ты уверена, что закостенели чистокровные? Мне казалось, что лорд Малфой дал каждому шанс стать частью их мира. Так правда ли закостенели в своих взглядах именно чистокровные, а не вы? Тебе дают знания о культуре магического мира, но именно ты постоянно стремишься втоптать в грязь... носителей культуры, её верных хранителей. И после этого говоришь, что к тебе как-то не так относятся. Прости. Но я не в силах этого понять. Ещё раз покачав головой, Гарри пошёл дальше, на следующий урок. А Гермиона застыла соляным столбом, пытаясь осознать слова Поттера. К её чести, она хотя бы пыталась рассмотреть и принять чужую точку зрения, что кардинально отличалась от однажды принятой ею. ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~ С того момента, как Люциус взялся вести новый школьный предмет, Северус даже привык, что друг может без лишних церемоний ворваться к нему в класс, лабораторию или гостиную. Сам он такую привычку хорошей не считал, но когда такие мелочи волновали Малфоя? Разговор ничего не дал, а другие методы были практически бесполезны. Спасибо Слизерину, который благоволил Малфою и обеспечивал комфорт его пребывания в школе. В общем, Северусу оставалось лишь смириться и принять это как данность. Вот и в этот раз Люциус не стал утруждать себя стуком в дверь, заходя в покои зельевара, как к себе домой. - Сейчас дети совершенно другие. Не те, что были раньше, - с печалью умудрённого жизнью старика, вздохнул Малфой. - Молодость... Как должно быть приятно быть молодым! - Ещё скажи, что мы такими не были и можешь садиться на одну лавочку с директором Дамблдором. - На одну лавочку? - Да. Где-нибудь в парке. Будете сидеть рядом и обсуждать падение нравов у нынешней молодёжи. Думаю, ты с этой ролью хорошо справишься. - Рад, что у тебя есть настроение шутить. - Настроение, может, и есть, но вот времени нет. - Это потому, что ты слишком много им письменной самостоятельной работы задаёшь. Сам себя в ловушку загоняешь. Ладно ещё им писать эссе, но ведь тебе же это всё потом проверять! - Ты пришёл мне рассказать об очевидных вещах? - Нет. Представляешь, наши ученики создали свою тайную организацию?! - Представляю. Северус и правда представлял. Ему приходилось в прошлой жизни не раз сталкиваться с этим явлением. - А знаешь, как они себя назвали? Угадай! Северус оторвал взгляд от пергамента с корявым почерком очередного студента и посмотрел на светящегося от счастья Малфоя. - Отряд Дамблдора? Лицо Люциуса вытянулось от удивления. - Как ты догадался? Северус вернулся к эссе, ограничив свой ответ хмыком. А что ему ещё нужно было сказать? Посетовать, что у студентов всё так же плохо с воображением? Но тогда бы от Малфоя уже так просто было бы не отмахнуться. И попробуй объяснить ему потом, при каких это обстоятельствах Снейп уже сталкивался с печально известным отрядом, учитывая, что в этой реальности ничего подобного ещё не существовало. ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~ Новый учебный год подарил Северусу не только "радости" встреч с Люциусом, но и давно забытое ощущение работы бок о бок с Ремусом Люпином. Самое забавное, что с Лайеллом Люпином у зельевара сложились довольно хорошие отношения. Северус в некотором роде сочувствовал и немного восхищался Люпином-старшим, которому пришлось заботиться о сыне-оборотне. Но и свой вклад в их отношения, конечно, внесло то, что Лайелл был совершенно бесконфликтным человеком. Несколько раз Северус не удержался, впрочем, он не особо-то старался сдерживаться, и довольно резко высказался о "профессоре Люпине". Лайелл на это немного беспомощно улыбнулся, словно извиняясь за своё поведение. После этого Снейпу уже было как-то неловко продолжать разговор в подобном тоне. Конечно, он ни разу не извинился за свои слова или тон, которым они были произнесены, поскольку не сомневался в их справедливости. Но всё же желание конфликтовать резко пропадало и они могли спокойно общаться дальше, словно ничего не было. Магические существа не так сильно волновали Лайелла Люпина, зато он был не против поговорить о нечеловеческих духах. Северус, в отличии от Люпина, профессионалом в этой области не являлся, но разговор поддержать мог. Так они и общались. Зато с Ремусом всё было не так безоблачно. Во-первых, оборотень по давней традиции сидел рядом с зельеваром. Это само по себе нервировало Снейпа. А, во-вторых, Ремус продолжал быть оборотнем и одним из компании друзей-гриффиндорцев, которые планомерно отравляли его прошлую жизнь. Со вторым пунктом можно было бы ещё мириться, если б Ремус находился где-то далеко, но, к сожалению, был пункт номер один. Кроме этого можно было назвать и "в-третьих". Ремус не просто сидел рядом с зельеваром и обитал с ним в одном замке, но и пытался наладить дружеские отношения. Северус глубоко дышал, пытаясь успокоиться и сохранить внешнее хладнокровие. Но это не всегда помогало. Охотно общаясь с его отцом, Снейп категорически не желал о чём-либо говорить с Ремусом. Максимум на что хватало его выдержки, так это удерживать себя в рамках вежливости и приличий. Часто Северус игнорировал слова оборотня. Если же подобное становилось невозможным, то отвечать предпочитал кратко, односложными предложениями. В общем, отношения между бывшими однокурсниками не задались. Малфой наблюдал за всем со стороны и некоторое время даже не вмешивался. Но надолго терпения Люциуса не хватило и он пришёл к Снейпу со своими ценными советами. - Всё ещё не можешь простить давние обиды? Мне казалось, что ты распрощался с прошлым, - "ненавязчиво" поинтересовался Люциус. - Всегда "восхищался" твоей наблюдательностью. - Наконец-то ты сам признал, что восхищаешься мной, да ещё и давно. Люциус предпочёл, как всегда, не заметить неприятные или неудобные интонации, что кардинально меняли смысл слов. - Почему ты тогда просто не поговоришь с лордом Слизерином? Он быстро решит проблему. - Уволит его? - Нет. До конца учебного года Люпин должен продержаться на этой должности. Его некем заменить. - Тогда в чём смысл? Думаешь, лорд Слизерин не догадывается о наших напряжённых взаимоотношениях? - Ты прав. Такое трудно не заметить. - Повторюсь. В чём тогда смысл? Думаешь, мне поговорить не с кем? - Почему же? Ты всегда можешь поведать мне печали сердца. - Вот и я о том же, что не стоит попусту сотрясать воздух. - Ты уверен, что нормально продержишься до конца года? - А у тебя есть сомнения? Лично я удивлён, что оборотню нашлось место в школе среди детей. - Я тоже не в восторге, но он пока не выглядит опасным. Хотя не буду лгать, меня тоже беспокоит, что рядом с моим сыном находится опасное тёмное и разумное создание. При других обстоятельствах я настаивал бы, чтобы Люпина уволили и как можно быстрее выгнали из школы. Но лорд Слизерин обещал, что позаботится о безопасности учеников. - Пригрозил оборотню василиском, что ли? - Не знаю. Я не спрашивал. Не хочу быть соучастником, если с нашим пушистым коллегой случится несчастье. Такая позиция была вполне в духе Малфоя. Вне зависимости от того, одобряет он преступление или нет, чаще всего Люциус довольствовался собственными предположениями, чтобы потом авроры не смогли доказать его причастность. Таким образом, например, в прошлой жизни ему удалось откупиться во время "охоты на Пожирателей". Улик было не достаточно, а остальные спорные моменты решили золото и связи. ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~ Пока юные почитатели великого светлого мага бунтовали не понятно против чего, Министерство не спешили принимать чью-либо сторону. Частично сотрудники Министерства были не в восторге от того, что Слизерин имеет наглость менять что-то без их ведома. Создавалось впечатление, что Хогвартс не зависит от правительства и вообще такой себе Ватикан, то есть государство внутри другого государства. А часть сотрудников того же Министерства поддерживали Люциуса Малфоя, который в свою очередь поддерживал Слизерина. Благодаря деятельности Малфоя наиболее влиятельные маги с вершин власти добродушно присматривались к Слизерину и делали вид, что раздумывают, поэтому и позволяют хозяину замка творить в школе всё, что вздумается. На самом же деле они, конечно, никак не могли воспрепятствовать изменениям. Слизерин, если захочет, в два счёта выставит за пределы Хогвартса всех, кто ему мешает. Но вот эта видимость создавала впечатление, что нет в Британии силы, способной противостоять Министерству Магии. Малфой утверждал, что уже во втором триместре в Хогвартс прибудет специальная комиссия от Министерства. Такие себе инспектора, которые должны оценить изменения, что произошли в Хогвартсе. На это заявление Северус пожал плечами. В его памяти всё ещё был жив образ несравненной Долорес Амбридж. Чего только не творила эта впечатляющая особа, но даже тогда она не смогла полноценно захватить власть в школе. Впрочем, он не сомневался, что мисс Амбридж и в этот раз опробует свои силы. Видя, что новость не взволновала Северуса должным образом, Люциус решил вновь попытать счастье. - Ходят слухи, что финал Чемпионата мира по квиддичу пройдёт у нас! Даже стадион уже почти готов! Северус на миг замер, но вскоре вернулся к котлу с зельем. Припомнив, что нечто подобное о квиддиче писали все газеты летом 1994 года, Снейп еле заметно кивнул. - И что с того? Ты прекрасно знаешь, что меня не интересует квиддич. - Наш факультет вот уже несколько лет выигрывает матчи по квиддичу! - Я каждый год получаю этот кубок как декан факультета. Поверь, я заметил, что мы побеждаем. - Вот видишь! - Что я должен видеть? Я всего лишь декан и это совершено не означает, что игра меня интересует. - Ты такой скучный, Северус. Бедный, бедный Гарри Поттер! За какие грехи судьба с ним так не справедлива? - Даже спрашивать не буду, при чём здесь мистер Поттер. Лучше скажи, дорогой друг, почему ты до сих пор в школе, а не дома с супругой? Тебе заняться нечем? Так ведь Нарцисса никуда не уехала за пределы Британии. - Подозрительно, что ты интересуешься замужней леди, но Нарцисса действительно дома. Не переживай, она не скучает без меня. К тому же, как я могу покинуть Хогвартс и оставить твои отношения с Поттером без... внимания? - То есть ты вечерами крутишься рядом со мной только из-за этого? - Почему ты говоришь об этом, как о чём-то незначительном? - Потому что мои "отношения" с мистером Поттером не отличаются от отношений с любым другим учеником. - Северус, не будь таким жестоким! Мальчик вполне хорош собой! - Допустим. И что? - Вот видишь! Ты уже допускаешь такую мысль! - Люциус. - А что сразу я? Мне, между прочим, обидно платить деньги из-за твоего упрямства! - С этого момента подробнее, - туша огонь над котлом, с угрожающей мягкостью проговорил Снейп. - Эм... Да нечего там рассказывать, - с показной беспечностью отмахнулся Малфой. - Просто небольшое пари. - Пари? На меня и мистера Поттера? И с кем же это, интересно? - Твой интерес к Поттеру понятен. Его интерес к тебе... очевиден. Так на кого ещё мне прикажешь заключать пари? Говоря это, Люциус пытался не так очевидно отступать в сторону двери. - С кем? - Да чего ты переживаешь? Я ведь понимаю, какой урон некоторые слухи могут нанести репутации. Не стал бы я компрометировать тебя в глазах посторонних. - Люциус! Наконец оказавшись у спасительной двери, Малфой с силой вцепился в её ручку и признался перед тем, как исчезнуть: - С лордом Слизерином. Люциус сбежал, но Северус и не думал его преследовать. Ибо Малфоя уже не исправить, да и толку от попыток никакого. Но вот мысль о том, что Малфой и Слизерин как-то за чашечкой... бутылочкой хорошего вина внезапно решили заключить пари... На Снейпа и Поттера... Такое просто в голове не укладывалось! ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~ Несмотря на бунт гриффиндорцев, и не только их, против Слизерина, никто не решился втягивать в это преподавателей. Даже тех, кого в Хогвартс привёл Слизерин. Лайелл Люпин полюбился ученикам мягким характером, доброжелательностью и заразительной увлечённостью своим делом. Даже просто глядя на него и слушая его рассказы, невозможно остаться равнодушным, а тем более злиться и обвинять его в чём-то. Ремус тоже очаровывал окружающих смущённой улыбкой, вдохновением и огоньком в глазах, когда объяснял новый материал. К тому же он был гриффиндорцем и к нему не страшно подойти за советом. В общем, приязнь студентов к профессорам Люпинам была понятна и объяснима. Куда больше удивления вызывал тот факт, что та же участь постигла и Малфоя. Ещё больше удивляло, что за лорда Малфоя единым фронтом выступали многие маглорождённые. Бытовало мнение, что Люциус Малфой один из самых непримиримых сторонников идеи о чистоте крови и борец с "грязнокровками". В таком свете меньше всего ждёшь услышать от маглорождённого что-то в защиту этого лорда. Но, если бы чистокровные маги из Гриффиндора, Хаффлпаффа или Рейвенкло побывали хоть на одном его уроке, то поняли бы в чём здесь дело. Многие влиятельные маги страны прекрасно знали, что Малфой умеет очаровывать, если ему это нужно. И многие его ученики действительно очаровывались манерами, голосом, обаянием и харизмой лорда Малфоя. Впрочем, даже этих фанатов "профессора" Малфоя удивила поддержка Гермионы Грейнджер. Не проходило и одного урока, чтобы Гермиона не спорила с учителем по тому или иному поводу. Создавалось впечатление, что девушка не согласна с Малфоем и каждое его слово воспринимает в штыки. Тем невероятнее было услышать от неё: - Лорд Малфой - разумный человек. Нам очень повезло, что он согласился преподавать в Хогвартсе. Может быть Салазар Слизерин и заслуживает... "встряски", но лорд Малфой здесь ни при чём. - Как думаешь, братец, может Малфой её приворожил? - Всё может быть, братец. Близнецы с показной серьёзностью задумались над этим вопросом. Гермиона же после их слов покраснела и так посмотрела на Уизли, что в её взгляде трудно было не заметить обещание Авады или Круциатусов. - Ой! - Ой-ёй! Одновременно проговорили близнецы и сбежали с "секретного заседания" "Отряда Дамблдора". ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~ После зимних каникул дети по большей части успели привыкнуть к неожиданным изменениям этого года. Ранее воспринимающиеся с подозрением предметы больше не казались странными и инородными. Увлечённость учителей своими предметами мало кого оставляла равнодушным и некоторые вчерашние бунтари готовы были признать, что деятельность Слизерина не такая уж и плохая. Стоило немного успокоиться, как, словно запоздалые рождественские подарки, маглорождённым детям стали приходить письма из Гринготтса. Письма пришли многим из тех, над кем появлялся герб после колдовства Слизерина. И суть этих писем сводилась к тому, что существует большая вероятность их родства с одним из исчезнувших чистокровных семей. Фамилии чистокровных были разными, но в целом это ни на что не влияло. Гоблины давали детям целый год на раздумия, в течении которого они могли предъявить права на имущество рода. Чтобы решение было по-настоящему взвешенным, в письмах содержалось и предупреждение о некоторых обязанностях, которые влечёт за собой вступление в "наследство". За подробностями юные маги и ведьмы могли с родителями обратиться в Гринготтс, где им объяснят всё, что они пожелают узнать. Гермиона уже в который раз перечитывала строки письма из банка и пыталась осознать произошедшее. Она не знала, будет ли предъявлять права на деньги и загадочное имущество Гампов. Зато точно знала, к кому первому обратится за информацией. И в этот раз ответ не лежит на полке в библиотеке. Решившись, девушка посмотрела на часы и отправилась в сторону слизеринских подземелий. - Профессор Малфой! - Мисс Грейнджер? Чем обязан? Гермиона прикусила нижнюю губу, пытаясь таким образом совладать с эмоциями. - Простите, сэр, я знаю, что сейчас не время урока, но мне... я хотела бы задать Вам несколько вопросов. - Похвальное стремление к знаниям. Думаю... профессор Снейп не откажет нам в гостеприимстве. Идёмте, мисс Грейнджер. Если нам повезёт, то выпьем по чашечке чая, сделаного мастером. И Люциус действительно привёл Гермиону в гостиную Северуса Снейпа. Зельевар на вторжение никак не прореагировал и даже взгляд не оторвал от стопки эссе. - Ты хоть иногда даёшь ученикам расслабиться? От этих эссэ даже я страдаю. А так хотелось горячего ароматного чая... - Если хотят чему-то научиться, то безделие - не лучший вариант. Не преувеличивай. Если хочешь чай, то камин всегда к твоим услугам. Домовые рода Малфой всегда рады услужить тебе, - всё ещё не отрываясь от работы, отмахнулся Снейп. Гермиона замерла, боясь сделать лишний вдох. Всё происходящее казалось нереальнее того письма из банка, что она сжимала в руке. - Хорошо. Ты не очень рад меня видеть, но как же гостья? О ней ты тоже не позаботишься? - Я похож на мистера Поттера? - Не очень, - осторожно ответил Малфой. - Тогда почему я должен заботиться о твоей гостье? Попроси мистера Поттера или своего сына. Думаю, ни один из них не откажется поухаживать за мисс Грейнджер. - Хорошая идея! Сейчас позову Гарри. Он и тебе с радостью чай приготовит. Снейп промолчал, а Люциус, довольно улыбаясь, подошёл к письменному столу, схватил чистый лист, перо и чернильницу, и принялся писать. Черканув пару строк, он взмахнул палочкой и прошептал заклинание. Записка превратилась в некоторое подобие валентинки и улетела, махая маленькими крылышками. В тишине отчётливо послышался зубовный скрежет, но Малфоя он не испугал, а скорее обрадовал. Уютно устроившись в одном из кресел возле камина, Люциус радушно предложил Гермионе занять второе. Минут через десять в дверь постучали. Получив разрешение, в комнату вошли Гарри и Драко. Если Малфой шёл неспешно, как и подобает наследнику древнего рода, то Поттер раскраснелся и тяжело дышал, что с головой выдавало его спешку. - Гарри, ты как раз вовремя! Северус совсем недавно сетовал, что некому подать ему горячего чая, - с милой непосредственностью проговорил Люциус. Гермиона удивлённо посмотрела на Малфоя, поскольку ничего подобного зельевар не говорил. Она даже рот приоткрыла, чтобы возразить, но промолчала, когда заметила румянец смущения у Гарри. - Я сейчас всё приготовлю, лорд Малфой, - улыбнулся Поттер. - Я же просил, просто Люциус. Мы ведь не чужие люди. - Я всего лишь друг Вашего сына, сэр. - Не скромничай, Гарри. Не обесценивай ваши отношения с моим другом. Удивительно, но не только Гарри, но и Снейп тоже промолчал, не отрицая слов Малфоя. Далее Гермиона наблюдала, как Поттер удалился в соседнюю комнату, а вернулся оттуда уже с чайным сервизом, довольно ловко левитируя его перед собой. - Я помогу, - тяжело вздохнул Драко и действительно перехватил управление сервизом, оставив Поттеру пару чашек. - Спасибо, - поблагодарил Гарри и, не обращая больше ни на кого внимание, целиком сосредоточился на любимом профессоре. - Безнадёжен, - прошептал Драко. - Ты должен радоваться счастью друга, - наставительно проговорил Люциус. Драко согласно кивнул, но радости что-то у него не прибавилось. Зато его отец с нескрываемым удовольствием следил, как Поттер вьётся вокруг зельевара. - Так о чём Вы хотели поговорить, мисс Грейнджер? Гермиона вздрогнула, словно Малфой застал её на месте преступления, а затем молча протянула письмо из Гринготтса. - Вы хотите восстановить род Гамп? - уточнил Малфой, ознакомившись с содержанием письма. - Я ещё не знаю, сэр. Это ведь ответственное решение. Я хотела бы для начала узнать больше. - Разумный подход. Тем более, что титул даёт не только привилегии и власть, но и целый ряд обязательств, которые нельзя не выполнять. Вам за это не поставят низкий балл и не пришлют извещение из Министерства. Судить будет Магия и поверьте, она не будет к Вам снисходительна. Гермиона медленно кивнула, пытаясь запомнить каждое слово лорда Малфоя. В этот момент она сожалела, что не захватила с собой тетрадь или блокнот, чтобы конспектировать его слова. Тогда у неё была бы возможность множество раз всё перечитать и хорошенько обдумать это. Но приходилось полагаться на память. ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~ Даже удивительно, насколько спокойно продолжались будни в Хогвартсе на протяжении зимы. Конечно, это не значит, что деятельность "Отряда Дамблдора" прекратилась или студенты перестали попадать на отработки к профессору Снейпу или Филчу. Но это вполне себе обычные события для школы. Ничего из ряда вон выходящего. Но, с наступлением весны, директор Дамблдор получил письмо из Министерства. Как и говорил Люциус, Хогвартс ожидала специальная проверка от самого Министра Фаджа. - Это может быть интересным, - мягко улыбаясь, проговорил Дамблдор. - А ты как считаешь? Волшебник перевёл взгляд своих голубых глаз на скучающего в клетке феникса. Птица, естественно, ничего не ответила. Впрочем, Дамблдор и не ожидал чего-то иного. Поправив очки-половинки, он вновь посмотрел на имя того, кто возглавит комиссию. Долорес Амбридж. - Это определённо должно быть интересно...

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты