пьяная любовь 53

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Песни на ТНТ

Пэйринг и персонажи:
Назима Джанибекова/Сергей Трущев
Рейтинг:
R
Размер:
Драббл, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Hurt/Comfort Songfic Underage Дружба Любовь/Ненависть Нецензурная лексика ОЖП ОМП ООС Первый раз Повествование от первого лица Романтика Учебные заведения

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Университет.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

пьяная любовь.

27 декабря 2018, 15:23
Когда в универе борьба между курсами начинается, то эти двое всегда в первых рядах стоят. Будь то спортивные соревнования, походы, университетские сборы — во всем им нужно было превзойти друг друга. Борьба, конечно, была моральной, а не физической, во первых потому что в основном она проходила между параллелями 3 курса, а во вторых потому что из-за этого их с лёгкостью могли бы исключить из универа. Многие считали, что Назима и Сережа абсолютно разные и после окончания общаться и вовсе не будут, а если будут, то только гнобить друг друга. Но у медали всегда есть обратно сторона — многие также считали, что все это в неком роде заигрывание друг с другом. Его никогда не относили к разряду «святой». Он был бунтарем ещё с 1 курса, его имя знает весь институт, а среди девичьих обсуждений часто можно слышать догадки о том, есть ли у него сейчас отношения. А вот её постоянно считали той самой «святошей», но когда она надевала кожаную юбку, то это явно было не так. Парни школы уже давно усекли, у кого самая крутая фигура в универе, но только девочки знают, что это та ещё оторва.

***

Очередное столкновение курсов — совместное празднование Нового года. Благо, деканы не мешали процессу организации праздники и щедрые ученики не скупились на алкоголь. Назима среди своих самая зажигательная — чёрная толстовка, очень плохо закрывающая ноги, чулки выше колен и массивные кроссовки. На её формы заглядывались парни всех курсов и параллелей. Он с компанией эффектно появляется — стоит впереди всех, видом показывая, кто тут главный — чёрная рубашка, поверх которой пиджак, чёрные джинсы и очки, идеально подходящие к формам лица — проверенный рецепт взглядов всех девушек. Почти всех. Один раз только взглядом оценивающими обмениваются и в свои тусовки возвращаются, где все время слышат имена друг друга. — Вы видели, как Джанибекова одета, это пиздец, они прям с Серёгой оба в чёрном, как будто сговорились — Ты, дебил, меня сюда не приплетай, а одета она да — самый сок. — А ты говорил, что не нравится она тебе. — Она — нет, но что мне мешает на неё позаглядываться. — Парни, так и глядите, потеряем Серого. — Фу, блин, долбоеб точно, ладно, погнали выпьем.

***

— Вы видели, как Трущев выглядит, это же прям капец, а ещё вы сговорились с ним в чёрном придти, или как Назим? — Да, слушай, договорились, мы же с ним прям очень хорошо общаемся, но выглядит он конечно сегодня потрясно. — Ага, Назима, а ты говорила, что не нравится он тебе. — Нет конечно, а я что, не могу его внешний вид оценить? — Эх, Назима такого парня упускаешь — Господи, на что вы пристали, погнали выпьем уже, а?

***

— Серег, че наливать? — Мне похуй, давай покрепче чего-нибудь. Двери зала открываются и ребята никакого внимания на это не обращают, а зря. — Серый, у нас проблемы — Че такое? — Там Алина пришла. — Кто блять? И какого она тут забыла? , — Он не успел договорить, как она оказалась рядом с его компанией. — Ну, привет, мистер «меня все хотят» — Ой, какие люди, Алина, миссис «сначала делаю, потом думаю», какими судьбами? — Да так пришла всех навестить, у меня парень новый кстати, — У, я за тебя искренне рад, — У тебя я смотрю нет никого, да? — Я теперь с кем попало не ведусь — А я то подумала, а то все тебе с Джанибековой роман приписывают. — Это сплетни — Ну, я так и поняла, хотя я думаю, смотря на неё ты сегодня с ней же в отрыв уйдёшь. — Блять, Алина, иди куда шла — Ну и пойду. Трущев — человек дерзкий и резкий, но пар на других спускать не любит — ему проще выйти и покурить спокойно, одному. Сейчас он так и сделал — в холле общежития никого нет, на балконе тоже пусто.

***

— Оу, Назима, здравствуй — Оу, Алина, до свидания — Чего это ты прощаешься сразу, — Прости, но я теперь с такими как ты мало общаюсь — А что это, из-за Сережи, да? Пока тут была много раз услышала, что между вами что-то есть. — Господи, ты вообще не меняешься, слухам до сих пор веришь — Ну, я думаю не бывает дыма без огня, поэтому — Иди куда шла, а? — Где-то я это уже слышала. Её разговоры такие до жути раздражают, поэтому проветриться в холл пустой выходит и садится на диван. Сережа на балконе стоит, воздух ночной вздыхает и с дымом и лёгкостью выдыхает. Тут шаги изнутри здания слышит и невольно оборачивается, в надежде, что это не Алина. Не Алина. Только Назимы тут ещё не хватало. Пристально смотрит на неё, потому что она его не замечает. Признается себе, что красивая она очень. У них из общего только одно есть — их обоих Алина до жути бесит. Его она когда-то предала, а за её спиной сплетни ужасные пускала. Серёже кажется, что из-за одного человека здесь находятся и решает, что один раз правила нарушить можно и погорить с ней хоть раз нормально. Она сидит на диване, спиной к балкону и в момент шаги сзади слышит. Оборачивается — Трущев. — Только тебя тут не хватало. — К тебе тоже Алина подходила? — А, так вот в чем дело, да, заебала уже, ей богу. — Ого, впервые от «святой» такие слова слышу, хотя сегодня тебя «святой» точно не назовёшь. — Мы просто мало знаем друг друга, — их обоих смущает то, что они оказывается нормально общаться могут между собой. Он падает на диван недалеко от неё. — Че вы там у себя пьёте? — Я честно, не знаю, че дали то выпила — М-да, принципы у тебя — Не думаю, что у тебя с этим дела лучше обстоят — Ты права. — С чего такой вопрос был? — На тебя смотрю — ещё пара бокалов и унесёт к чертям тебя — Ну и зачем смотришь на меня? — Приходится, весь вечер обсуждают, что мы с тобой — Да, я тоже слышала, надоели уже совмещать несовместимое — Ну, признать то, что мы сегодня похожи — оба в чёрном и все только нас обсуждают, это признать можно — Да, тебе кстати рубашки идут, оказывается — Ну, ещё бы на твоей фигуре не смотрелись объёмные толстовки, поди чья-то — Ну-ну, все думают наверное, что твоя. — Не удивлюсь, если это так. — Я не думала, что в жизни с тобой так сможем поговорить, типа без упрёков и сё этой херни — Тоесть ты считаешь, что со мной общаться невозможно — Я этого не исключаю — Сильно умная нашлась? , — выпитый алкоголь нехило действовал на рассудок и он рукой схватил её за подбородок и вцепился в губы. Она закинула руки на его плечи и кажется с удовольствием ответила на поцелуй. Он рывком перекинул её к себе на колени и продолжил целовать. — Я же тебя ненавижу, Серёж, — но губы его не отпускает и выдыхает в них шумно — Перестань бегать от чувств и эмоций, — с силой на талию нажимает, чтобы лёгкий стон в ответ получить. Они наслаждаться друг другом не перестают, она лбом своим к нему прижимается, чтобы ещё чувственней, а он периодически отстраняется, чтобы взгляд недовольный словить и обратно к губам прильнуть и языками сплестись. Что-то непонятное в зале происходит и все решают выйти на улицу — посмотреть салют. Увиденное, конечно, в шок обе параллели повергло. А Сережа с Назимой на коленях на дикие взгляды толпы и внимания не обращает, её отпускать не собирается. Назима отрывается от него кое-как и по губам языком проводит игриво, что окончательно толпу добивает. — Вы, меня простите конечно, но я её себе забираю, и вы там без нас как-нибудь закончите., — Назиму за плечо закидывает и уверенной походкой идёт прямо по коридору — в сторону своей комнаты. — Серёж, ты совсем что-ли там, а? У меня укладка, ау, слышишь? — Ты любая мне нравишься, потому похуй, терпи — И долго ли? — Я не понимаю, ты сама идти хочешь, или нарываешься? — Всё-все молчу, пойдём., — дверь громко захлопывается и кто-то из толпы говорит: — все, конец войны.