Дикая Гора 1183

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Коиин/Мая
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Драма, Психология, Повседневность
Предупреждения:
Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика, Underage
Размер:
Макси, 177 страниц, 31 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от DiaVo
«Прекрасная история!!!!!» от Васаби_
«Отличная работа!» от Сибирская Княжна
«Это нереально! СПАСИБО!» от Brais
«В благодарность за оридж :)» от DannaFor
Описание:
Мая, юный сын вождя племени, в отсутствие своего отца встает перед выбором – смерть или несмываемый позор. Он, семнадцатилетний мальчишка, не в состоянии защитить племя от надвигающейся опасности, но Коиин, сын вождя враждебного клана, вдруг предлагает свою помощь. Какова же будет его цена за спасение?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
История не шаблонная, соблюденных канонов слеша читатель тут не найдет. Герои живые и идут своими путями к собственному счастью. Да, кое-где история жестока, но конец будет приличный и приятный.

История написана под впечатлением манги под названием Wild Rock.

Замечательный арт героев от AyaneNinja:
http://s004.radikal.ru/i205/1204/5e/c793acd40c41.png
Спасибо тебе большое за соучастие и поддержку!)

Герои в представлении Лючио Риманец: http://s020.radikal.ru/i705/1310/62/9d5991c9b720.jpg
Спасибо!

Глава 1.

30 октября 2011, 23:15

1.



Сначала Мая услышал тихий хруст веток где-то в кустарнике позади. Но он не двинулся с места: это могла быть всего лишь какая-нибудь птица, вившая из опавших прутиков гнездо, но юноша все же напряг слух и весь обратился во внимание.

Потом до него донеслось еле слышное фырканье лошади, и Мая тут же вскочил на ноги, поудобнее перехватывая копье и разворачиваясь к подлеску и таинственным теням высокого и густого кустарника. Сомневаться в том, что на земли его племени пожаловали незваные гости, больше не приходилось.

— Кто тут? – преувеличенно строго, храбрясь и хмуря брови, спросил Мая. Сердце в груди юноши билось учащенно, разнося по венам разгоряченную, щедро сдобренную ядом волнения кровь. Некстати подметил, что ткань подметки на левой ноге размоталась, и он наступает пяткой на край. Это может стать помехой в бою, если до него дойдет.

Снова хрустнула ветка, потом еще раз – словно тот, кто прятался в кустах, решил больше не скрываться. Враг приближался. Мая невольно сделал короткий шаг назад. В том, что это враг, Мая был абсолютно уверен – большая часть мужского населения его племени вчерашним утром ушла в гон, а если бы это был кто-то из деревни, то на зов стража отозвался бы сразу.

Поднимать панику раньше времени юноша не хотел, да и если крикнуть отсюда – никто не услышит, а бежать от того, кого еще даже не видел – позор. К тому же тот, кто приближался, был один.

Через мгновение ветки передних кустов зашевелились, и из тени, озаренный рыжим солнцем заката, показался человек. Высокий и широкоплечий, с рельефными мышцами на груди и суровым, мужественным лицом. Черные, как вороново крыло, волосы были собраны в высокий хвост и перевязаны кожаной лентой, на могучей шее покоилось ожерелье из деревянных пластинок с вырезанными и почерневшими от древности символами, вперемешку с острыми белоснежными клыками убитого воином животного.

Мая чуть опустил копье.

— Что ты тут делаешь? – настороженно спросил он. Коиин молча ступил на поляну.

«Он пришел один? Или привел своих диких дружков? Неужели, они собираются напасть?..» — недоумевал Мая, все больше хмуря светлые брови. Они знали друг друга с детства, но это вовсе не делало их друзьями и не придавало «доверительности» их отношениям.

— Сторожишь деревню в одиночестве? – пренебрежительно поинтересовался чужак. За его спиной, в кустах, Мая увидел круп лошади. Если Коиин оставил своего жеребца мирно пощипывать листья в сторонке, значит, явно пришел сюда один и атаковать пока не собирается.

— Чего тебе надо? – Мая поставил копье на землю тупым концом, оперся на него. Всем своим видом он старался показать недружелюбие и настороженность, и уверенность в себе в то же время, хотя последняя предательски покинула его несколько мгновений назад и никак не желала возвращаться. Несмотря на то, что Коиин пришел один, Мае с ним ни за что не справиться.

Коиин лениво оглядывался по сторонам, его взгляд скользнул по тропинке, ведущей к деревне, по кострищу и скромным пожиткам стражника: свертку с едой, меховой шкуре и кожаному мешку с мелочевкой.

— Что, все ушли в гон, а тебя оставили одного сторожить дом? – высказал предположение воин, — Ты прямо как бесполезный, но любимый пес – от тебя мало толку в охоте, но если ты увидишь опасность, то хотя бы сможешь залаять.

— Если ты пришел пооскорблять меня, то лучше возвращайся и займись каким-нибудь полезным делом.

Мая развернулся к чужаку спиной, показывая, что разговор окончен, и снова присел у костра, вынул из тряпичной повязки на голени нож и принялся затачивать его камнем.

Он не знал, что понадобилось тут Коиину, сыну вождя племени Глубоких Озер, но его появление Маю совсем не обрадовало. Их племена с очень давних пор были не в ладах, так как делили земли Долины Ветров (племя Растущих Семян возделывало южные земли, а племя Глубоких Озер охотилось в северной части долины и осваивало дальние равнины и леса).

Как представители и сыновья вождей двух недружественных, но пока и не враждующих племен, Мая и Коиин с детства чувствовали напряжение, когда встречались друг с другом. Давление на них оказывали и внутри племен и семей – отцы, матери, старосты и старожилы нелестно отзывались о старом враге, так как в прошлом, десятки лет назад, племена воевали. К тому же, в их отношениях, помимо старых обид, было место и личной неприязни: высокий и крепкий Коиин всю свою сознательную жизнь задирал и дразнил худенького и большеглазого Маю. Коиин был настоящим воином, прирожденным охотником и старшим сыном в семье, а Мая был единственным сыном, и, будучи выращенным матерью и двумя старшими сестрами, рос любознательным, но спокойным и миролюбивым юношей. Он появился на свет, когда Коиину уже было несколько зим.

Кто-то по-доброму шутил, что Мая должен был родиться третьей сестрой, но Духи вовремя спохватились и изменили пол ребенка в утробе матери, однако женственные черты в характере и в телосложении мальчика все же угадывались. Над ним подшучивали, но любили – за честность, за сердечность, за заботу о других.

Племя Растущих Семян, к которому принадлежал Мая, было слабее племени Глубоких Озер, так как их хозяйство основывалось больше на земледелии и собирательстве, а жители северной стороны промышляли охотой и рыболовством. Естественно, племя Глубоких Озер было более воинственным и агрессивным, но пока земель хватало на всех, причин для открытой вражды между кланами не было.

Зачем у границ территории племени Растущих Семян появился сын вождя другого племени, Мая не знал, но, отлично зная наглую бунтарскую натуру Коиина, юноша предпочитал поскорее избавиться от его общества. Немало унижений вытерпел он от этого человека еще будучи ребенком.

— Ах, Мая-Мая! – притворно тяжко вздохнул Коиин, неспешно приближаясь к кострищу. – Что же ты будешь делать, душа моя?

«Чвиррк. Чвиррк» - скользит по плоскому лезвию острый камушек.

— Я собираюсь пообедать, так что иди туда, откуда пришел, и не порть добрым людям аппетит, – равнодушно отозвался юноша. Он почувствовал Коиина за своей спиной, ближе, чем в полуметре, и ему стоило больших сил не сгорбиться, опасаясь удара, и не обернуться.

«Чвиррк. Чвиррк. Чвв…»

Чужие пальцы коснулись волос и приподняли непослушные, выбившиеся из неопрятного хвоста пряди. Мая остервенело дернул головой и обернулся, с яростью глядя на возвышающегося над ним молодого воина.

— Чего тебе?! – сорвавшись, грозно рявкнул он. Коиин довольно оскалился в ответ.

— Я принес тебе дурные вести, мой мальчик.

— Ты сам – одна дурная весть.

Мая демонстративно отвернулся.

— Ты не хочешь послушать? – в голосе чужака послышалось удивление, — Весьма неразумно с твоей стороны, если учесть, что во всей деревне остались ты, женщины, дети, да пара дряхлых стариков.

Мая молчал, продолжая чиркать камнем о камень. Этот напыщенный индюк явно что-то знает, чего не знает он, и информация может оказаться очень полезной. В таком случае, Мая должен был выспросить у Коиина все, наплевав на уязвленную гордость. Но с другой… с чего бы человеку из другого племени приходить сюда и делиться этой самой информацией? С чего это Коиин пожелал заявиться сюда, к нему, к Мае – а юноша не сомневался, что Коиин пришел именно к нему, Коиин знал, что племя ушло в гон, он знал, что сторожить, по обыкновению, остался Мая.

Юный страж считал это очень подозрительным.

Коиин принял его молчание за согласие, и присел на корточки рядом.

— Дикие Свиньи двинулись на Восток. Ищут новые плодородные земли, так как на своих разграбили и уничтожили все.

«Дикие Свиньи?..» — сердце Маи сбилось с ритма, руки замедлились. Чвииррррк…

— Они идут через Долину Ветров, – многозначительно добавил Коиин.

— Откуда ты знаешь?! – вскинулся юноша, роняя камень на сухую землю. Его лицо было встревоженным, а глаза Коиина – серьезными. Сын вождя племени Глубоких Озер не шутил. Они оба понимали, какой смертельной опасностью грозит их племенам появление Диких Свиней, кровожадных и бесчувственных полулюдей-полуживотных. Но, в отличие от воинственного и могущественного племени Глубоких Озер, племя Растущих Семян было не способно выстоять в схватке. Если Дикие Свиньи доберутся до деревни – здесь будет резня.

Фактически, Коиин сообщил Мае о том, что его клан скоро вырежут, как сорную траву с пахоты. Только если племя Глубоких Озер не остановит нашествие убийц и воров. Первыми на пути Диких Свиней было племя Коиина, и если не выстоят они – племя Маи просто сметут и сравняют с лугами Долины.

— Наши разведчики вернулись с этой новостью ночью.

Мая молчал. Все племя ушло в гон, они не вернутся еще около пяти дней, в деревне нет никого, кто мог бы защитить людей… Один Мая, несколько подростков и пара взрослых мужчин. И с этим они должны были выстоять против Диких Свиней, самого жестокого и безжалостного племени, которое когда-либо знал человеческий род?

Как сыну вождя, ему доверили племя на время отсутствия отца, и он был ответственен за жизни жителей, за их безопасность и за сохранность хозяйства. Но что Мая мог? Что мог он сделать в этой ситуации? Бежать, уводить людей? Бросить дома, скот и возделанные поля на волю судьбы, под ноги этим диким варварам?

— Что же ты будешь делать? – снова пропел Коиин, словно издеваясь, словно знал наперед все ужасные мысли, терзающие голову светловолосого мальчишки.

— А что будете делать вы? – чуть дрогнувшим голосом спросил Мая. Пальцы не слушались, отказывались сжимать брошенный камешек.

— Мы? Готовиться к обороне, конечно. Нам, понимаешь ли, надо выстоять. Потому что за нами – целый табор беспомощных брошенных женщин и стариков.

Мая сжал зубы и нечаянно прикусил губу. Слизнул кровь. «Беспомощных, брошенных…» — слова резали слух, но они были правдой, и это причиняло ему еще больше боли.

— Откуда мне знать, что это правда? – подозрительно спросил он. – Откуда мне знать, что ты не врешь?

— А с чего бы мне врать об этом?

— Почему ты вообще мне все это говоришь? Зачем предупреждаешь об опасности?

— Мне доставляет удовольствие смотреть, как ты мечешься в панике, пытаясь решить, что же делать. Ты никогда не примешь правильного решения, ты слишком глуп и неопытен.

— Что тебе надо, ты хочешь что-то предложить? – догадался Мая, взглянул прямо в лицо воина. Коиин снова сыто улыбнулся.

— Возможно. Но хватит ли смелости у тебя? Пойдешь ли ты на это ради своего народа?

— Ты хочешь объединиться? – предположил юноша.

— С кем? – усмехнулся воин, — С тобой?

Коиин протянул руку, схватил Маю за локоть и дернул в сторону.

— Да у тебя и мышц-то нет. И с копьем обращаться ты не умеешь.

— Умею!

— Может, ты и сможешь убить зайца или лису, но для сражения с Дикими Свиньями этого недостаточно. Тебе выпустят кишки в первом же бою.

— Тогда зачем все это?! – сорвался Мая, выдергивая руку из сильных горячих пальцев. Прикосновения Коиина были ему противны. – Почему я должен верить тебе?

— Не должен, не верь, — легко согласился Коиин, подбирая с земли камешек. Он покрутил его в пальцах, затем кинул в грудь сидящего рядом мальчика. – Это твое дело. Сидеть на месте и ничего не делать, или пытаться что-то предпринять, бежать прочь, хвататься за оружие… Это меня совершенно не касается. Не верь. Ты абсолютно беспомощен, Мая. Ты жалок.

— Убирайся.

— Хм? Ты даже не станешь слушать, что я хочу тебе предложить?

Мая резко дернул головой, показывая свое раздражение.

— Нет. Я не верю тебе! Откуда мне знать?! Может, это лишь часть твоего плана и никаких Диких Свиней нет, может, ты врешь и пугаешь меня, чтобы заставить меня объединиться с вами, может, вы просто хотите забрать наши земли, пока старших нет?! И поэтому ТЫ явился сюда один, чтобы заговорить мне зубы, а не твой отец пришел к моему, чтобы обсудить пути спасения.

— Ты так подозрителен, прямо как женщина.

— Я не так глуп, как ты ду…

— Ты глуп, Мая, твое племя в опасности, а ты думаешь о том, что это Я пытаюсь обмануть ТЕБЯ. Не пора ли забыть свои детские обиды и повзрослеть, а?

— Ты подозрительно спокоен для того, кому тоже грозит опасность!

— В отличие от тебя, у меня есть отец и братья, со мной сотня опытных воинов, и все они готовятся к тому, чтобы защитить свои семьи и дома. А ты один, мальчишка, которому стукнуло всего семнадцать зим, с бабами да младенцами за спиной, и тебе придется за них постоять. В тебе росту, как в женщине, и волосы в паху еще не растут – конечно, по сравнению с тобой я спокоен.

— Попридержи свой поганый язык, Коиин! – воскликнул Мая, перехватывая поудобней нож и замахиваясь им для удара. Но Коиин даже не шелохнулся, не отрывая взгляда от его разъяренных глаз.

— Я предлагаю тебе помощь. – Напомнил он.

— И что же ты предлагаешь такому глупому и незрелому мальчишке?!

— Я защищу твое племя, — вкрадчиво проговорил Коиин, словно объявлял условия сделки, — а в обмен…

Его рука опустилась на колено Маи, скользнула между ног, прихватывая с набедренной повязки брошенный ранее камешек, да так и осталась лежать.

— …ты разделишь со мной ложе.