Перевод

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея 1024

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Автор оригинала:
Ша Сяовань
Оригинал:
http://www.69shu.io/book/19137/

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написана 161 страница, 30 частей
Статус:
в процессе
Метки: Драма Исторические эпохи Мистика Насилие Попаданчество Романтика Смерть второстепенных персонажей Фэнтези Экшн Юмор Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от totatot
Описание:
Это история о человеке, который попал в веб-роман как второстепенный персонаж и хотел помочь реабилитироваться главному злодею, но только усугубил ситуацию. Когда над его невинностью нависла угроза, несчастный решил, что надо бежать.
Много лет спустя, потирая шею, он спросил: “Ты надел на меня собачий ошейник?” Красавец-злодей посмотрел на него, а затем ответил с хитрой очаровательной улыбкой: “Это чтобы ты не убежал от меня снова”. “Если я останусь, ты откажешься от уничтожения мира?"

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания переводчика:
!!!!!!!!!!!!!!!!СЕЙЧАС НОВЕЛЛА НАХОДИТСЯ В СТАДИИ РЕДАКТИРОВАНИЯ!!!!!!!!!!!!!!!!!
поэтому с определённой главы имена и некоторые другие аспекты терпят изменения

Перевод с английского языка, но ведётся сверка с оригиналом. Если Вы человек со знанием китайского и желаете помочь с переводом и исправлением неточностей - обращайтесь в личные сообщения.

Спасибо, что пользуетесь публичной бетой!

Всего в новелле 105 главы, разделённых на 4 тома.

Также мой перевод вы можете прочесть на Ваттпаде - https://www.wattpad.com/story/180490540

Существует ещё одна версия перевода данной новеллы, однако просьба не спамить по этому поводу в комментариях!

Том 1. Глава 8.

17 марта 2019, 15:03
Примечания:
Огромное спасибо тем, кто пользуется публичной бетой! Вы делаете текст лучше <з

И спасибо за отзывы! Вы мотивируете меня идти дальше :)
Как только Ю Чжицзюэ поднял голову, он увидел приближающиеся к его лицу губы трубочкой. Он не знал, что Лин Ся собирался сделать, но по его спине пробежали мурашки и кулак непроизвольно дёрнулся прежде, чем он понял, что делает. Тонкая худая правая рука размахнулась в полную силу, внезапный порыв оказался на удивление мощным. Ю Чжицзюэ ударил Лин Ся прямо в правую щёку, отбросив его на несколько чжанов (1), несмотря на сопротивление воды. К тому моменту, когда Ю Чжицзюэ пришёл в себя, Лин Ся превратился в обездвиженную плавающую тушку. «… …» Через молчаливое мгновение Ю Чжицзюэ быстро подплыл к Лин Ся, схватил его за воротник и начал пинать в сторону поверхности. Когда он только впал в шок, его истощённые силы в мгновение восполнились, будто в воде содержались бесчисленные мелкие невидимые частицы энергии, которые притекали к его телу. Несмотря на то, что Ю Чжицзюэ задыхался, когда они наконец-то всплыли на поверхность, он ещё раз окунул Лин Ся в воду и, шлёпая по его лицу, прорычал:  — Эй, проснись! Это бесполезно! Лин Ся в замешательстве открыл глаза и первое, что он почувствовал — это жгучую боль в щеках, будто бы они горели. Он был несколько озадачен, но быстро вспомнил, что произошло. Больше не задерживаясь, он последовал за Ю Чжицзюэ и поплыл к берегу. Время от времени Ю Чжицзюэ приходилось придавать Лин Ся ускорение и последний, скрипя зубами, плыл изо всех сил, будто бы его жизнь зависела от этого, пока они, наконец, не достигли суши. В итоге они, истощённые до предела, без сил вяло растянулись на берегу. Лин Ся потрогал своё лицо, уверенный, что оно распухло до невообразимых размеров. Он сразу же вспомнил захватывающую сцену в воде и обрадовался, что отделался так легко. В тот момент он сгорал от беспокойства и какое же сейчас он испытал облегчение, осознав, что ему повезло всё же не поцеловать злодея! Если бы он сделал это, всё не закончилось бы просто избиением его лица! Он осторожно подкрался к Ю Чжицзюэ. Волосы господина злодея обычно были собраны в аккуратный пучок, но под водой тот распустился и сейчас влажные гладкие чёрные волосы слегка растрепались, спадая на плечи, и прилипли к его нефритовой коже (1) и заманчиво сжатым в тонкую линию губам. Его прикрытые миндалевидные глаза создавали контраст с кроваво-красной родинкой под углом глаза, что придавало ему величия. Он хоть и был ещё совсем молод, но у него уже была, пусть слабая, но всё же аура человека, которому суждено повелевать. Ю Чжицзюэ виновато посмотрел на Лин Ся и последний опустил взгляд. Все те, кто потерпел с ними крушение, уже давно были на берегу и тоже отдыхали неподалёку, проклиная дурацкую молнию. Один из лодочников подбежал и, указав на Лин Ся, гневно закричал:  — Эй, ты, грязный мальчишка! Я тебя запомнил! Верни мою лодку! Лин Ся откашлялся, выплюнув застрявшую в горле воду, затем попытался заболтать лодочника льстивыми и слащавыми разговорами ни о чём, копаясь в карманах в поисках оставшихся у него энергетических монет. Но мужчину заболтать не удалось и он сам ещё раз обыскал одежды мальчика, пока не убедился, что забрал все его деньги. Другой лодочник направился к Ю Чжицзюэ, намереваясь обыскать его следующим. Мальчик холодно поднял голову, сжав кулаки, и в его глазах промелькнул недобрый огонёк. Эта сцена заставила обоих лодочников поколебаться, они оба не решились больше приблизиться. Лин Ся тоже испугался такого взгляда Ю Чжицзюэ, даже более жестокого и злобного, чем у дикого волка, и быстро потянул его к себе. Он не сомневался в том, что если эти лодочники продолжат в том же темпе, Ю Чжицзюэ им отомстит! Лин Ся впервые столкнулся со столь неловкой ситуацией, поэтому он мог только извиниться и пообещать, что они всё заплатят. В конце концов, ему пришлось подписать именную долговую расписку, и только тогда лодочники оставили их в покое. В любом случае, чтобы покинуть город, им придётся вновь столкнуться с лодочниками, а если их примут в орден Шаоян, хозяину затонувшей лодки не надо будет беспокоиться об оплате. Поэтому он не мог обходиться с этими детьми слишком грубо. Когда они наконец-то официально вошли в город Чунмин, Лин Ся был истощён и физически, и морально, он не чувствовал и следа счастья или волнения. Обеспокоенный тем, как там Сун Сяоху, он спросил, где находится лучший ресторан в городе и бросился туда с Ю Чжицзюэ на буксире. Многие люди странно косились на Лин Ся, но он этого не замечал. Хотя его цвет кожи не мог соперничать в белизне с нефритовой и фарфоровой кожей Ю Чжицзюэ, она всё равно была светлее, чем у обычного человека, поэтому распухшие отпечатки на его лице были сильно заметны. Ю Чжицзюэ, прежде чем открыть рот, выжидательно обдумывал и осмыслял свои подозрения, а потом спросил:  — Тогда, под водой, что ты пытался сделать? Лин Ся резко замедлил свой ход, его сердце от испуга быстрее и громче забилось о грудную клетку. И что он должен на это сказать? Что, чтобы спасти свою жизнь, он чуть не вкусил драгоценные и благородные губы господина злодея? А увидит ли он в таком случае завтра солнце (2)? … … Какая неподходящая тема для разговоров с детьми! Он же не может раскрыть этому маленькому злодею всю правду, иначе как он объяснит ему то, что в теле Ю Чжицзюэ содержится энергия элемента воды? Поэтому он с серьёзным видом солгал:  — Рыба заплыла мне в рот и я хотел выплюнуть её. «… …» Ю Чжицзюэ представил себе это, с отвращением скривил брови, а потом отстранился, чтобы увеличить расстояние между собой и Лин Ся. Город Чунмин был относительно большим и самый известный ресторан в этом городе назывался «Заоблачный Терем»(3). Увидев, что он выглядел так, будто парил высоко в облаках и был окутан туманом, Лин Ся невольно восхитился. Нечто подобное действительно заслуживало иметь такую хорошую репутацию! Ходили в этот ресторан только выходцы из аристократических семей и выдающиеся адепты знаменитых орденов заклинателей, поэтому у входа Лин Ся и Ю Чжицзюэ преградили путь официанты, не давая им войти. Лин Ся состроил дежурную дружелюбную улыбку и спросил:  — Дагэ, могу ли я поинтересоваться, в этом заведении сейчас находится юная госпожа с неправильной лошадью? Все официанты в «Заоблачном Тереме» немного занимались духовными практиками и с первого взгляда они поняли, что Лин Ся и Ю Чжицзюэ были родом из бедных семей, и прибыли в орден Шаоян для регистрации. Неуважение официантов, заметивших следы битья на лице Лин Ся, только увеличилось, когда они ответили:  — Действительно, была одна молодая госпожа, которая приехала на неправильной лошади, но она ушла примерно час (4) назад. Лин Ся удивлённо моргнул, но быстро пришёл в себя и поблагодарил официантов, которые тут же скрылись в здании. Если гипотеза Лин Ся верна, люди из Юньсяо уже должны были приплыть. Не имеет значения, насколько непослушной и своевольной была Цуй Юй, она боялась наказания от своего отца, поэтому, вероятно, ушла с шисюнами. Поскольку они прибыли сюда с целью поддержать орден Шаоян, продолжать поиски оставалось именно там. Как раз, когда Лин Ся размышлял, под его ухом внезапно раздался пронзительный и явно критический голос Ю Чжицзюэ:  — Они все обращаются с тобой подобным образом, как ты можешь так улыбаться в ответ? Не задумываясь, Лин Ся спросил:  — Кто «они»?  — Те два лодочника, — ответил Ю Чжицзюэ, наблюдая за реакцией Лин Ся. — И эти официанты. Вдобавок ко всему, он не один раз ударил Лин Ся по лицу, так почему же он ни капли не сердился? Взглянув на сияющие серьёзностью прищуренные глаза господина злодея, Лин Ся быстро сформулировал ответ и медленно сказал:  — Лодка затонула из-за нас, разве лодочники не должны были прийти в ярость? Они позволили нам прокатиться бесплатно, и мы должны благодарить их. А официанты разве не дали нам нужной информации? Тем более, они должны следить за соблюдением правил ресторана… … Заметив, что господин злодей всё ещё смотрит на него с сомнением, Лин Ся тепло улыбнулся и продолжил:  — Даже если другие плохо к тебе относятся, ты всё равно должен им улыбаться. Наступит день, когда кто-нибудь обязательно улыбнётся в ответ! Да, в этом мире много несправедливости, но несмотря на всё это, он прекрасен… … Лин Ся всеми силами вспоминал книги по философии жизни, которые он читал ранее и, так как тембр голоса этого тела был довольно приятным, он решил попробовать говорить ещё мягче и нежнее, чтобы его руководство звучало лучше. Ах-х, мой дорогой, маленький и дерзкий злодей, просто следуй за главным героем и резвись под солнцем вместе со всеми! Знаешь, это куда более правильный жизненный путь. Чем больше Лин Ся читал проповедей, тем более страстно он говорил, чуть ли не доводя себя самого до слёз своими же речами. Однако, несмотря на то, что он болтал без умолку, пока у него не пересохло во рту и не заболело горло, когда он перевёл свой искренний взгляд на господина злодея, выражение его лица изменилось. Его лицо было полно презрения, будто бы он смотрел на самого настоящего дебила. Он с насмешкой сказал:  — Ты реально глупец. Пусть ты и старше, но твой мозг забит ещё более глупой и бесполезной ерундой, чем мозг Сун Сяоху! Он продолжил:  — Если другие не относятся ко мне хорошо, всё, что я должен делать — относится к ним в десятки тысяч раз хуже. Что касается улыбок и хорошего отношения… разве на это мне не должно быть всё равно? «… …» Лин Ся невольно потёр жгучие следы на своём лице, когда эта незабываемая фраза снова вспыхнула у него в голове: Этот отвратительный мир… … должен быть полностью уничтожен… … ЧТО. С. НИМ. НЕ. ТАК?! _____________________________________________ (1) — чжан — древнекитайская мера длины. 1 чжан=100 цуней — примерно 3 метра. (2) — нефрит — самый благородный камень в Древнем Китае, является признаком благородства, достатка, удачи, здоровья, власти… Нефрит бывает самых разных цветов, но самым благородным считается белый. (3) — заоблачный терем — в оригинале сочетание иероглифов 望云阁, где 望 — смотреть издали/вдаль, 云阁 — заоблачный терем. Для благозвучия первый иероглиф в русском варианте я опустила. (4) — час — в оригинале используется 半个时辰, что значит «половина большого часа». Большой час в древнем китае равнялся двум часам привычных нам едениц времени. Сутки делились на 12 таких «больших часов» и каждый из них имел своё название.