Атака Титанов. Своя битва.

Гет
NC-17
В процессе
11
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 89 страниц, 17 частей
Описание:
Когда-то она уже теряла семью, и это происходит снова. Титаны вновь и вновь рушат ее жизнь. Сердце горит местью. Сможет ли она сохранить то, что осталось или растеряет все до конца из-за своего эгоизма? И есть ли теперь в ее жизни место чему-то кроме чувства злости?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
11 Нравится 6 Отзывы 1 В сборник Скачать

Глава 16. Битва с истиной.

Настройки текста
      Прошла еще одна неделя, прежде чем Нору выписали из больницы. А затем ждала еще одна неделя постельного режима в своей казарме по рекомендации лечащего врача. В родном уголке Валькори нравилось куда больше, чем в больничной палате. Хотя лежать без дела еще целую лишнюю неделю для нее было невыносимо. Но как бы она не просилась к возобновлению работы, ответ всегда был строго «нет». Даже на дежурства, хотя это было одним из самых простых занятий с минимальным риском для ее здоровья.       Последний день этой мучительной недели Валькори вновь встречала в комнате. Солнце уже приступившее к своим обязанностям желало, чтобы и люди встали и занялись тем же, потому уснуть Норе повторно оно не разрешило, грея своими лучами и заставляя встать уже с постели, перестав бездельничать. Пересилив свою лень, Нора все же поднялась. Мысли о том, что завтра наконец-то возобновятся и дежурства и тренировки ее очень радовали. Ривая она все это время почти не видела. Зато очень много времени проводила с Ником и Метом, что почти не отходить от нее. На Нике и правда была лишь пару царапин, так как его при падении все же удержали, но вот саму Валькори подхватить тому парню, что был с ними, не удалось, и тело девушки ничком полетело вниз, словно тряпичная кукла. Полет был, правда, недолгим, так как Нора довольно быстро встретилась головой и ребрами с парочкой деревьев. Из-за всего этого Каррингтон-младший чувствовал себя очень виноватым, извиняясь, каждый день раз по сто, чем невероятно раздражал. Но Нора постоянно ловила себя на мысли, что пусть лучше живой и раздражающий, чем никакой.       Сказать, что она выспалась или отдохнула, означало соврать. Ривая рядом не было, а потому Лженора в ее снах отрывалась по полной, показывая картины одну краше другой. Зато Мелисса больше не приходила, точнее, не приходила та Мелисса, которая пыталась ей что-то сказать. Словно в ее снах могла присутствовать только одна из них. Были другие Брадберри, те, которых показывала ей самозванка. Как правило, в конце они обязательно умирали тем или иным образом. У этой Норы явно были садистские наклонности. Теперь тот сон, что снился Валькори раньше казался чем-то совсем безобидным, на фоне того что она видела сейчас.       Капрала определенно не хватало. Не только из-за снов. Но еще и просто потому, что его ворчание перед сном и утренние упрекающие взгляды, это, оказывается, очень важно. Насколько именно это важно Валькори еще понять не могла, но чувствовала, что где-то на девять из десяти по шкале «заноза в заднице, без которой почему-то плохо». Хотя было не честно называть эту шкалу так, ведь «занозой в заднице» всегда была именно она для него, а вовсе не наоборот. Думая об этом, ей вдруг стало интересно, где бы была у капрала она на этой шкале, и дотянула ли бы она хотя бы до пятерки. Измерить свою важности в его жизни для Норы было еще тяжелее, чем его в своей, хотя она и прекрасно помнила свое обещание не впускать никого в свою жизнь, кроме Ника и Мета. Но Ривай, видимо, забыл спросить разрешения. И вот он результат, в котором Нора сама к нему пришла. И готова была прийти еще миллион раз, если быть очень откровенной с собой.

***

— Может быть, зайдем на почту? — аккуратно спросил Мет, немного отводя взгляд в сторону. — Да ну тебя, ты только позавчера отправил ей письмо, она еще не успела написать ответа. — Нора тут же догадалась, зачем непутевый друг так хочет пойти на почту. Их переписка с Грейс, кажется, начинала переходить во что-то серьезное и Валькори это радовало. Если ее друзья найдут свое счастье, то она будет спокойна. Даже если этим счастьем окажется девушка, что пыталась ее убить.       Подобные мысли казались Норе чересчур обычными, а потому очень нравились ей. Она действительно устала думать о военной тактике или о том, как правильно убивать титанов. Все это уже сидело в печенках. Хотелось больше обыденности и спокойствия. Хотя бы ненадолго. Ведь как бы Валькори не рвалась к солдатской жизни, она рвалась туда вовсе не потому, что ей сильно хотелось, а потому что она чувствовала это своим долгом. Нора дала клятву и хотела выполнять свои обязательства перед человечеством на все сто процентов. Но еще большую роль играло ее личное обязательство перед Мелиссой, Норой же и придуманное.       Думая обо всем этом Нора шла молча, иногда посмеиваясь над препирающимися между собой Каррингтонами. Но смех ее прекратился, когда перед ними, метрах в трех, внезапно возник капрал. Девушка сразу прочитала по его лицу, что ничего хорошего он ей не скажет. Мет сообразил первым, что им с Ником стоит отойти. Когда он, дернув недовольного младшего брата, увел его за собой, Валькори наконец произнесла: — Что-то случилось, капрал? — на людях он всегда был «капралом», и никак иначе. — Я ухожу завтра. — коротко осведомил он. — За стену? — вопрос был глупым, но Нора все равно хотела уточнить. Если он уходил на миссии внутри стен, то он делал это молча. Все это время он и мотался из города в город, потому они и не виделись. Форма на нем была немного затасканной и Нора поняла, что скорее всего, вернувшись с последнего задания и узнав, что его отправляют за стену, он тут же пошел к ней. Но и это не единственная причина, Валькори чувствовала какое-то волнение, исходящее от Ривая. — Да. — Ривай был явно напряжен. А сам вид его выражал еще большую усталость, чем обычно. — Ясно. Что-то еще? — Тебя завтра тоже добавили в отряд, который выйдет за Розу, для поисков парочки сбежавших идиотов. Просто хотел предупредить. — причина волнения сразу стала понятна. Наверняка он снова был очень недоволен, когда узнал о том, что ее отправляют на сложное задание сразу после выхода с больничного, но ничего не смог противопоставить решению Смита. — Понятно. Хорошо. — на губах Валькори скользнула легкая улыбка, направив взгляд в сторону стены, она проговорила, — Интересно выглядит, верно? — Капрал сначала не совсем понял, о чем именно говорит девушка, но посмотрел туда же куда и она, — Линия стены словно разделяет два абсолютно разных мира. Наш маленький, спокойный и размеренный мир… и тот бескрайний, нам совсем незнакомый, но бесконечно манящий. Тебе когда-нибудь было интересно, что там есть еще? То чего мы еще возможно не видели?       Капрал не ответил. Сейчас их разделяло около пятнадцати шагов, и Нора говорила что-то, о чем наверняка сама совершенно не думала, говорила просто для того, чтобы заполнить тишину. Главное не молчать. Потому что ни один из них не сократит этих пятнадцати шагов, потому что еще через секунду, кто-то из них развернется и пойдет в другую сторону. Ривай начинал читать Нору. И это чертовски пугало.

***

      Сбежавшими идиотами, упомянутыми Риваем, оказалась влюбленная пара. Сын богатого торговца, живущий в Митре, и девушка-служанка из его дома. Союз этот, разумеется, не имел никакого будущего останься они там. Нора, услышав их «душераздирающую» историю, могла лишь закатить глаза. Около двадцатилетние люди вряд ли вообще задумывались о последствиях своих действий. Так думал почти каждый из разведчиков группы. Разве что Хасела подумала о том, что это очень романтично. Интересно, что вообще может быть романтичного в том, чтобы сбежать за стену и закончить жизни в пасти титанов. Вот уж где им точно будет не до друг друга, и не до романтики тем более. — Как думаешь, они там в своей Митре вообще в курсе, что происходит во «внешнем мире»? — Боулс разделял мнение Норы, и большинства их отряда в принципе, при том, что имел интрижку с той же самой Хаселой. Но все же он был настоящим реалистом в отличие от своей подруги.       Валькори подняв на него взгляд улыбнулась. — Думаю, для них «внешний мир» это все то, что не Митра. — после Каранеса Нора здорово сблизилась с этим парнем. Общество его иногда было раздражающим, но в целом Нора ему доверяла, да и его присутствие рядом обнадеживало, так как солдатом он был отменным.       Боулс засмеялся. — Знаешь, я вообще не удивлюсь если это реально так. — затянув потуже ремни, он вновь заговорил. — Ты как себя чувствуешь? — Ноющая боль в ребрах все еще держится. В остальном отлично. Не думаю, что это может стать проблемой. — Норе не хотелось врать, но она и не была до конца честной, прекрасно понимая, что все-таки это может стать еще какой проблемой. — Ладно. Если что, ты всегда можешь рассчитывать на мою помощь, ты же в курсе? — подмигнув напарнице, а именно так они друг друга и называли, он легонько похлопал Валькори по плечу. — Знаю. — по-доброму ответила Нора и правда уверенная в его словах.       Мет и Ник тоже рассчитывали на Боулса. Новость о том, что Валькори сразу с «выходом» отправляют за стену, их совсем не обрадовала. Тем более зная, что там с ней не будет сильнейшего война человечества. Поэтому Боулс был единственным, на кого они могли оставить Нору, не забыв сказать ему об этом раз сто, когда провожали. — Ладно, действуем по плану! — от разговора их отвлек голос майора Ханджи, что отправилась в этот раз вместе с ними. В качестве командира она была на удивление строгой и требовательной. — Ваша безопасность превыше всего: далеко не расходимся, подводим титанов как можно ближе к деревьям, либо осторожно подрезаем сухожилия и валим, валим, валим их! — повторила она вовсе не в первый раз.       Операция была, по мнению большинства, более чем глупой. Почти никто не верил, что кто-то из сбежавшей пары вообще еще мог быть жив. Но торговец наверняка отвалил кучу денег королю для того чтобы тот выдал подобное указание. Отправить силы разведчиков на самый север, когда у них полно другой работы, помимо того, чтобы выискивать глупого, наверняка уже мертвого, наследника торговой компании и его неудавшуюся невесту.       Валькори была мрачнее тучи. Настроение итак было не к черту, а подобные мысли ситуацию вовсе не выравнивали, делая еще хуже. При каждом подскоке на лошади ей здорово отдавало в ребра. Если бы кто-то мог разглядеть ее лицо, то сразу бы понял, насколько мучительно для нее было просто сидеть на лошади.       Спросить у майора Ханджи насколько далеко за стену им необходимо выйти, и как долго они собираются искать этих людей никто так и не решился. Ответ наверняка был бы лаконичным. Что-то вроде: «не ваше дело» или «вам сказали сделать, вы закрываете рты и делаете». Хотя вообще-то так бы ответил скорее капрал, будь он здесь. Ханджи Зоэ может быть и дала бы, более развернутый ответ. Проверять, однако, никто не стал.

***

      Один час. Два. Три.       Три чертовых часа езды на лошади. Три часа болевого ада для Норы. Больно было настолько, что Валькори точно решила, больше никаких неуместных геройств с ее стороны не будет. Если больно — значит сидишь на жопе ровно и ждешь, когда больно быть перестанет. Наверное, первая здравая мысль, появившаяся в голове девушки за последнее время. Капрал бы похвалил, может даже по голове бы погладил. Мет и Ник, наверное, не поверили бы. «Пф, да ладно, прекращай этот вздор. Мы не верим, что у тебя наконец-то появились мозги» — Нора прямо услышала это в голове со всеми тональностями голоса Мета.       Но тут речь не столько о появившихся мозгах, сколько о граблях, на которые Валькори так любила наступать.       Когда Ханджи Зоэ взвела в воздух руку, приказывая этим жестом остановиться, Норе захотелось просто взвыть. Но она пока держалась. Набрала в легкие побольше воздуха, и задержала дыхание, чтобы не заорать, разумеется. «Раз, два, три. Ладно. Терпим дальше» — мысленно успокоила Валькори сама себя.       Выпустив воздух из легких, Нора осмотрелась вокруг. Было как-то подозрительно тихо. И, кстати, почему-то, внезапно туманно. Из-за того, что Нора с завидным упорством боролось со своей болью, она совсем не заметила, как они забрели в какое-то мутное болото, обросшее туманом и находящееся в таком состоянии, кажется, все свои двадцать четыре на семь.       Было тихо. Настолько тихо, что жутко.       Грубое мычание, послышавшееся позади Валькори, заставило ее сначала замереть, а потом медленно и осторожно обернуться. Из раскрытой прямо перед ней пасти титана тошнотворно смердело.       «Блять».       Просто: «Блять».       Боль пронзила ребро словно копьем. Боулс не иначе как влетел в Нору, в прямом смысле вышибая ее из седла, и, параллельно еще и из пасти титана, что тут же захлопнулась, захватывая лишь пустоту, на месте которой секунду назад была Валькори. Удивительно, но верная подруга Норы, что возила ее на себе все это время, при этом не пострадала, отделавшись лишь испугом, и ускакав куда-то в туман.       Прокатившись пару оборотов по влажной болотной земле, Нора остановилась, как назло, в самой луже, сантиметров тридцати глубиной. Вымазанная в грязи с ног до головы Валькори резко вскочила. Шоковое состояние не позволяло лежать, не смотря на стреляющую боль. Увидев рядом стоящего Боулса, ей тут же стало спокойнее. К счастью, он не пострадал.       Вокруг творился не иначе, что ад. Густота тумана резко уменьшилась и тут же показалась пара тройка морд уродливых тварей, чье желание съесть здесь все, что движется, читалось уже по взгляду.

***

      Когда все закончилось, осталось меньше половины от двадцати человек, что пришли сюда просто потому, что им приказали отдать свои жизни за, по сути, глупых и наивных людей, поддавшихся своим желаниям.       Удивительно, но своими жизнями поплатились не только солдаты разведкорпуса. Туман, что рассеялся сразу после окончания битвы, словно бы он был всего лишь декорацией к ней, открыл силуэт парня, сидящего над пятнами крови уже впитавшимися в сырую землю. Остатки выживших, включая Нору, прекрасно поняли, что нашли того за кем пришли. Ханджи осторожно подошла к нему, положив руку на плечо и присев рядом. Пустой взгляд его был направлен вдаль, туда, где туман еще не рассеялся до конца. — Пойдем домой, ладно? — вполголоса сказала Ханджи.       Сын торговца повернул голову на голос, а затем встал. Но осмысленности во взгляде так и не появилось.       Перед тем как уйти Нора оглядела все вокруг. Красные пятна смешались с влажной зеленью болота. Они не стали забирать ни трупов, ни того, что от них осталось. Могли прийти еще титаны, здесь нельзя было оставаться. Валькори нигде не видела Хаселы, зато видела не менее пустой, чем у сына торговца взгляд Боулса, говорящий о том, что то, что между ними было, не было просто интрижкой. Хлопнув его по плечу Валькори ничего не сказала. Вторая рука потянулась ко все еще ноющим ребрам. На обратной дороге никто не разговаривал, а о том, чтобы считать миссию успешной и речи не было.       Нора снова подумала о капрале. По шкале «заноза в заднице, без которой почему-то плохо» с девяти из десяти он внезапно поднялся на десять из десяти. Глядя на немного сгорбленную спину сына торговца и одинокий профиль Боулса, Нора осознала: ей очень хотелось увидеть Ривая. Надавив на ребра посильнее, она сжала зубы от боли.

***

      Когда добрались до так называемого дома, Валькори все еще размышляла обо всем случившемся с ней за последнюю пару часов. Хотя думать о том, что к тому, где она сейчас находится и кто она, привели лишь последние часы очень глупо. Разумеется стоит учитывать вообще все, что с ней происходило в ее все еще короткой жизни. Об этом она думала и когда шла за Ханджи по коридорам в кабинет Эрвина. Миссия была тяжелой, но доклады никто не отменял. Да и надо получить отвратительную отметку о том, что ты вернулся с очередного задания живым. Чертова статистика, что делает больно. Особенно тем, кто вернулся сам, но при этом потерял кого-то близкого. Нора снова посмотрела в сторону Боулса, что так ничего ни разу все еще не произнес. Отведя свой взгляд от друга, Валькори наблюдала за уже выходящими от Смита людьми со скучающим видом. Однако от этого ее состояния не осталось и следа, когда она увидела последнего вышедшего человека. Ривай выглядел как обычно: недовольный взгляд и сжатые кулаки. Разговор ему явно не понравился. Проносясь рядом с Норой, капрал оставил за собой только легкий ветер, почти неощутимо скользнувший по лицу девушки. В этот момент Валькори почувствовала, как камень с ее души упал. И она не могла сдержать улыбки, провожая Ривая взглядом.

***

      Теперь, когда Нора знала, что Ривай вернулся, целый и невредимый, первым, что она хотела сделать — это увидеть его. Не успела она стукнуть костяшками пальцев второй раз по дереву, как дверь тут же открылась. Взгляды столкнулись, и было ощущение, что ни один из них не хотел прерывать этой тишины. Нора почувствовала необъяснимо сильное желание обнять его, и одновременно ей просто хотелось убежать. Молча пройдя в комнату и заперев дверь, Валькори почти не дышала. Кончики пальцев сами тянуться к нему, касаясь, проводя по груди, вверх, ладонь на его щеке. Первое желание явно пересилило. Этот взгляд. Кажется, будто насколько безумно она скучала, настолько же безумно он переживал, что с ней что-нибудь случится. Они никогда не озвучат это вслух. Ладони Ривая мягко опускаются на талию Норы, ползут по спине, прижимая к себе. Слишком нежно. Слишком ласково. Слишком не их история, показывать друг другу так много. Слишком.

***

— Здравствуй, — обернувшись на голос, Нора слегка отшатнулась. Перед ней вновь стояла она сама же, с отвратительной улыбкой на лице, — Чудесный вид, не правда ли, — она повела рукой в сторону, указывая на ту самую улицу, где титан сожрал Мелиссу, не смотря на то, что секунду назад там было пусто, теперь улица кишела титанами, не было ни одного квадратного метра, не занятого этими тварями. Десятки титанов стояли внизу и тянули свои длинные руки к крыше, открывая рты. — И что же в нем чудесного… — прошептала Нора, и, услышав свой голос, удивилась еще сильнее, раскрывая глаза шире. Обычно голоса у нее не было, и то, что он появился, было очень странно. — Показать тебе твое будущее, Нора? — обратилась к ней отвратительная версия ее самой же. — Ты не можешь его знать. — Валькори совсем не хотелось продолжать этот разговор, потому, сделав резкий выпад вперед, она схватила другую Нору за рубашку и за пару шагов оказалась вместе с ней у края крыши, все еще держа девушку на вытянутой руке, выставляя руку еще дальше, показывая свою готовность в любую минуту скинуть ее прямиком в пасть титанов. — Так мне нравится эта наша черта. — оскал с лица поддельной Валькори тем не менее не спадал. — Не наша. Моя. — Нора знала, что если даст волю чувствам сейчас, то пожалеет. Что-то подсказывало ей, что надо избавиться от этого существа. Отпустив руку, она с силой толкнула все еще улыбающуюся себя и не без удовольствия смотрела, как та падает в пасть к титанам. Однако у клона Норы были свои планы. И свои правила в этих снах. Раздался громкий щелчок ее пальцев, и она снова оказалась прямо перед Норой, целая и невредимая, все такая же по мразотному довольная. Второй щелчок, и Валькори, что видела сейчас этот сон, онемела, больше не имея возможности двигаться. Третий щелчок и прямо перед ней появились самые близкие ее люди. Стоя в одном ряду, почти все улыбались: отец и мать Норы, Мелисса, Ник, Мет и Ривай. — А ну прекрати это… — возможность говорить все еще была, но ком подступающей паники накатывал очень быстро. — Я не боюсь твоего гнева… Нора… Я и есть твой гнев, если ты еще не поняла… Я — это все то, гнилое, — особенно выделила Лженора это слово, — Что зрело в тебе все это время… — оказавшись возле родителей, поддельная Нора вдруг стала детской версией себя, хватая их за руки и ведя к краю крыши. Они с улыбкой следовали за ней и покорно остались стоять там. На глазах Валькори выступили слезы. Тем временем Лженора стала старше, девушкой 15 лет, и взяв за руку подругу, кружась с ней и весело смеясь, так же, подвела к краю крыши, оставляя там. Нора не могла на это смотреть, но отвернуться или даже зажмурить глаза не представлялось возможным. Слезы лились потоком, хотя бы немного размывая сцену, происходящую прямо перед ее глазами. Валькори уже знала, что будет происходить дальше. Вернувшись к прежнему возрасту, Лженора повела Ника и Мета туда же, куда и остальных. Закончив в конце на капрале, при этом легко поцеловав его в щеку, смотря прямо на рыдающую Нору. — Понимаешь, что сейчас будет, Нора? — игриво спросила она у настоящей себя. — Перестань, прошу… Не делай этого… — А вот этого не надо. Я лишь показываю тебе будущее, к которому ты сама придешь. Ты сама во все-е-ем этом… Виновата! — на лице ее красовался озлобленный оскал. Раздался еще один щелчок пальцев. И за каждым близким Валькори человеком появилось по одной копии Норы. Ухмыльнувшись, каждая из них скинула вниз стоящего перед ними человека, удовлетворенно наблюдая за тем, как те падали прямо в руки титанов, тут же разрываемые на куски. — Хватит! Перестань! — еще находясь в промежуточном между сном и пробуждением состоянии, Нора почувствовала крепкие руки на своем теле, прижимающие ее к себе. — Все в порядке… Успокойся, Нора. — тихий голос капрала возле уха и правда успокаивал. Его руки, обхватившие ее заставляли чувствовать себя в безопасности. Слезы на глазах еще не высохли. Но это был всего лишь сон… Всего лишь… Очередной сон…

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Shingeki no Kyojin"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты