Если друг оказался вдруг +660

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
the GazettE

Основные персонажи:
Акира Сузуки (Рейта), Таканори Мацумото (Руки)
Пэйринг:
Рейта/Руки
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор, POV
Размер:
Макси, 87 страниц, 22 части
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Божественно!» от Assassin_love_Jin
Описание:
Если друг пристает со странными намерениями, то какой он мне друг? Правильный ответ – необычный. Не все люди идеальны. Некоторые рождаются глуповатыми, некоторые становятся геями.

Посвящение:
Ты знааааешь...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Часть 1

2 ноября 2011, 20:57
От автора. Вместо предисловия.
Я шел по улице и слушал старую музыку с мобильника, потому что плеер приказал долго жить.
И тут заиграло оно, а я остановился и пришла идея. Гаденько похихикав, я пошел дальше.
Это никак не относится к сюжету, это не сопровождающая фик музыка, это всего лишь то, что натолкнуло каким-то странным образом на рождение сюжета.
Вот оно
P.T.S. — Мужчина сзади


Часть 1
Когда он меня поцеловал, я сначала не понял, потом испугался за его здоровье, а затем вконец озверел и решил оставить от него мокрое место.
Но здравый смысл победил, подсказав, что, скорее всего, это была очередная шутка нашего звездного величества.
А убивать вокалиста — себе дороже: он хоть и гад, но гад певучий и востребованный.
Поэтому я двинул ему слегка по макушке и обозвал козлом.
— Ты просто не представляешь, как тебе повезло, — возмущенно сказал Руки, уселся на диван и похлопал по обивке: мол, присаживайся рядом.
Я отрицательно покачал головой и решил постоять: от двинутых на своем величии персон можно ожидать чего угодно.
Вдруг ему вздумается вгрызться мне в шею зубами?
— И в чем же мне повезло? – опасливо спрашиваю я и сажусь в кресло рядом.
— В том, что я тебя хочу.
Опа! Наверное, у меня вытянулось лицо, а челюсть громко стукнулась об пол.
— Ты что, гей?
Сейчас Така должен рассмеяться, смахнуть с глаз слезы и обозвать меня дебилом.
— А ты нет? Если нет, это поправимо.
Если друг оказался вдруг… и не друг, и не враг, а пидорас — ваши действия…
Пока Така ждал ответа на вопрос, я быстренько достал мобильник и решил поискать в интернете какие-нибудь советы по решению этой проблемы.
Но советы оказались весьма странные. В первую очередь предлагалось помолиться об этом человеке. Я взял со стола ручку и нарисовал на запястье крестик: как закончим - схожу в храм.
Может быть, боги смилостивятся и вправят нашей пташке мозги на место. Или подарят, если они отсутствуют.
Смотрим дальше. Оказать помощь и поддержку. О, и как я не подумал… Така, наверное, так страдает. А я, скотина бесчувственная, – сразу бить.
Я так расчувствовался, что присел с ним рядом, взял его за руку и стал пристально смотреть в глаза.
В них должно быть отчаяние и жгучее желание кому-нибудь высказаться. Ему страшно. И он выбрал меня.
Ну я и мудак.
— Така, ребята поймут, и я пойму, — говорю так искренне, как только могу.
Ну, нравится Руки, когда его… его…
Не будем о плохом, в общем, это его дело, а так он остается таким же замечательным, ранимым и творческим человеком.
Ладно, загнул, но последнее — точно правда. Пока я думал, что лучше сделать: погладить его по щеке в знак поддержки или прижать к себе и позволить всплакнуть на моем плече о своей нелегкой гейской судьбе, — Така заулыбался.
Бинго! Я очень хороший друг!
— Значит, да?
Ну конечно да, приму его таким, какой он есть.
— Конечно, Така! – радостно воскликнул я, а он пересел ко мне на колени.
Минуточку, сейчас дружеская помощь оказывается именно так?
— Отлично, — радостно промурлыкал Така и снова поцеловал.
В этот раз я двинул ему сильнее и со скоростью тигра оказался у дверей.
— Ты неправильный гей! – сообщил я и вылетел за дверь.

***
— Тебе никуда не деться…
Я закатил глаза и сразу понял, о чем лепечет не в меру умный гитарист за моей спиной. Конечно, Уруха хотел создать эффект неожиданности, но зайти в курилку, как бесплотный дух, ему не удалось. Все дело в том, что он слишком громкий. А я сделал вид, что не заметил и продолжил ждать, уставившись в окно.
— Не деться от чего?
Если скосить под дурака, с вероятностью от двух до трех процентов Кою отстанет и отправится донимать Аоя.
Между ними — очень трепетные отношения. Кто кого быстрее доведет до инфаркта. Пока Уруха лидирует: Юу всегда уходит, подняв белый флаг и что-то бормоча о том, что лучше бы он работал в морге, — там хотя бы тихо и нет всяких Урух.
А если есть, то молчаливые и послушные.
— Руки всегда получает то, что хочет.
— А еще он может получить по голове, — поворачиваюсь я и вижу хитро сощуренные глаза.
— Нет-нет, тебя он точно получит.
— Так, Кою, тебе Така уже поведал трагическую историю о своей нетрадиционности?
— Э… да?
Уруха всегда был тормозом, поэтому не успел сразу спрятать испуг и страх разоблачения.
Опасливо надвигаюсь, Уруха отступает на шаг.
— Ты подслушивал, скотина.
— Нет, Акира, я всего лишь оказался в нужном месте в нужное время… — отмахивается он, нервно посмеиваясь.
— И подглядывал…
— Это не болезнь… — Уруха решает увести меня от темы, хватает за локти и крепко держит.
Просто-таки стальная хватка.
— Болезнь? – Из присутствующих здесь болен только Уруха, и, скорее всего, это врожденное и не лечится. Хотя тот факт, что его случайно уронили в детстве, отрицать не стану.
— Я про Руки, идиот!
— Болезнь… — тяну я, а шестеренки в голове начинают усиленно работать, — Уруха, ты гений!
От избытка эмоций обнимаю этого придурка и вылетаю из помещения быстрее пули.
Конечно же! Болезнь! Бедный Така! Жизнь звезды настолько тяжела, что он заработал себе помутнение рассудка.
Ну ничего, мы его вылечим. Друзья в беде не бросают!
Така сидит на том же месте, очень грустный и подавленный, у меня внутри так все и сжимается. Какая же я сволочь… Главное в этой проблеме — понимание и поддержка.
С трудностями мы будем справляться вместе — так я ему и сказал, потом схватил за локоть и поволок по коридору.
Руки не вырывался, только спотыкался и пару раз пытался встретиться своим лицом с полом, от чего я его спасал, поднимая за шкирку.

***
Действовать надо срочно! Нельзя терять ни минуты. Гомосексуализм — как вирус гриппа: сначала первые признаки, и вроде пустяк, но!..
Такое запускать нельзя. А то наш Руки станет голубее некуда, таким голубым, что все от него отвернутся.
От таких своих мыслей я расстроился и, задумавшись, чуть не пропустил нужный поворот.
— Не переживай ты так, привыкнешь, — говорит Руки с соседнего сиденья и закуривает. Обычно я против курения в салоне, но Така… и такое горе! Как я ему откажу? А ведь он вон как говорит, уже сдался, бедняга, пидорасьей болезни.
Киваю, чтоб не вызвать у него приступ неконтролируемой истерики.
Еще чуть-чуть — и мы на месте, вместе мы — сила! Мы справимся! А потом я найду ему телку, и этот день забудется как страшный кошмар.
Когда я торможу, Руки быстро окидывает взглядом здание и поворачивается ко мне.
— Что это значит?
— Это частная клиника, Така, здесь работает мой очень хороший друг, он тебе поможет.
— Ты что, совсем мудак?
Выскакивает из машины и идет по тротуару. Я вздыхаю и завожу машину. Терпение и любовь нам помогут.
Еду рядом с ним очень медленно и опускаю стекла.
— Така, я буду с тобой…
Что там еще говорят больным?
— Мы справимся.
После моих слов он замедляется и направляется ко мне. Слава богам, одумался!
Только я собираюсь тормозить, как Руки со всей силой ударяет ногой по дверце.
Внутри меня словно все обрывается. Моя детка! Моя машина!
Трагические картинки будущего прерывает жуткий звук, и — о боги! Как бы я хотел не знать, что они означают…
Нажимаю на тормоза, но уже поздно. Хана моему бамперу и задней части припаркованной впереди машины…
— Бля… — вылетаю из машины, нарезаю круги, хватаясь за голову, и осматриваю повреждения, — детка… бедная. Как же тебе больно!
— Это тебе за то, что своего счастья не понял сразу.
Руки злорадствует еще пару секунд и затем, поняв, что его может постигнуть та же участь, что и бампер, резко разворачивается и чешет прочь.
Глубоко вздыхаю, приказываю себе успокоиться и смотрю в небо. Сегодня оно голубое, почти как Така…

***
Когда я вернулся домой, меня настигло озарение, которое обещало сделать мою жизнь весьма и весьма поганой.
Руки опасен в своем стремлении. И даже такая, казалось бы, указывающая нужное направление фраза, как «пошел на хуй», может — нет, даже будет! — воспринята как прямое приглашение.
На следующий день я сделал морду кирпичом — быть может, прокатит. Вдруг Така найдет себе для эксперимента по превращению натурала в ненатурала кого-нибудь другого.
Пусть измывается над Аоем: после Урухи у него все равно психика покалеченная и, как следствие, нестабильная. Лишнего психа он не заметит.
— Я же лучше любой девушки…
А голос-то какой обиженный, отчаянный, словно я его последний шанс на голубую счастливую жизнь.
— Така, радость моя! – оборачиваюсь и кладу руки на плечи, а он в глаза заглядывает так трогательно, боже мой, — у тебя кое-что кое-где не выделяется — это первое, что отличает тебя от девушки. Формы, друг! Формы решают все… И второе…
— Ты просто не пробовал…
— И не хочу…
Маленькие ручки пробираются под мою кофту. По позвоночнику вверх ползет волна страха за свою натуральность.
Тут же расцепляю его пальцы.
— Тебе не видать моего члена как своих ушей…
В ответ Руки тянет меня за воротник, и я, зная его следующие действия, чуть уворачиваюсь.
— Раз так, то мы можем попробовать в темноте.
— Да иди ты на х… — чуть не произношу до конца ту самую фразу, которая может быть ой какой компрометирующей. А эта скотина уже поняла, разулыбалась и рот открыла, чтоб очередной шедевр выдать.
— Даже не думай, — я закрываю его рот рукой и жду, когда он поймет. Молчание – жизнь. И тут же чувствую его язык на своей ладони, — бля…
Вытираю руку об джинсы и позорно дезертирую.