Недополовинки 174

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 142 страницы, 17 частей
Статус:
закончен
Метки: Hurt/Comfort Ангст Драма Мужская беременность Нездоровые отношения Омегаверс Психологические травмы Психология Романтика Слоуберн Смерть второстепенных персонажей Современность Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
«Это прекрасно! » от Jitsugetsu
Описание:
Харви никогда не думал, что его жизнь сложится так плачевно, тем более свадьба со своим Истинным, как казалось, совершенно этого не подразумевала. Прайс обожал своего омегу, лелеял и оберегал, сделав центром жизни, однако радость от пребывания рядом оказалась совсем недолгой.
Теперь у них нет не только "половинок", но и существенной части самих себя. Той, что вырвали покинувшие их возлюбленные.

Посвящение:
Публичной Бете и всем её последователям...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Работа написана по заявке:

Глава 12.

16 апреля 2019, 08:00
-У Вас есть крестник? — словно невзначай спрашивает Саливан, когда они вчетвером усаживаются на раскладных стульчиках вокруг хлипкого на вид стола, легко выдерживающего вес огромной корзины с едой. Харви, как раз решивший хлебнуть немного кофе, умудряется поперхнуться и тем самым сконцентрировать на себе внимание, — Ох, мне так жаль. Это слишком личная информация, да? -Нет, Харви в последнее время сам не свой, постоянно давится и кашляет, а ещё его то и дело тошнит, — хлопает по спине любовника Прайс, — Знаете, такое бывает, когда нервничаешь перед свадьбой. -Вы собираетесь пожениться? — удивляется Тьерри, — Харви, ты не говорил… -Он не успел, решение было немного спонтанным. -Хм… Его тошнит и вы двое резко решили пожениться… Это… -Нет, — до того, как омега успевает озвучить свои предположения, успевает сказать Прайс, — Не поэтому. -То есть, он не ждёт ребёнка? -Нет. -Но вы всё равно женитесь? -Да. -Я слышал, что пары, которые спонтанно заключают брачные союзы, очень быстро распадаются, — качает головой Тьерри, отчего светлые прядки его волос взлетают на слабом ветру, — А вы вместе… меньше месяца? Стоит ли так спешить? -Мы обязательно поженимся в ближайшее время. -Хм… — омега кривит накрашенные губы, но больше в спор не вступает, боясь спровоцировать столь желанного партнёра на глазах у «законного» любовника, вместо этого он зачерпывает немного соуса голыми пальцами и с томительным стоном их облизывает, — М… Харви, ты потрясающе готовишь. Честно слово, сам бы на тебе женился. Брендон, ты вроде хотел, чтобы я тоже научился? Может, сейчас самое время? Саливан хмурится, но не протестует, когда Тьерри, вклинившись между Прайсом и Харви, начинает медленный и утомительный допрос, то и дело черпая соус своими длинными пальцами с невероятно изящными ногтями, больше напоминающими когти. Омеги скрещивают взгляды каждый раз, как Прайс совершает хоть какое-то движение, но Тьерри тут же отводит глаза. Они подведены и — как отмечает Харви — вполне искусно, даже с некоторым подворотом, этакие «кошачьи глазки», от которых мужчины сходят с ума вне зависимости от возраста. Омега морщится, противник подаётся вперёд и, словно в насмешку, демонстрирует изящную линию спины и подтянутые ягодицы. Явный переход, почти женский, округлый и нежный. Харви таким похвастаться не может. Не сказать, что Прайсу не нравится то, что иногда удаётся увидеть, но спина, несмотря на все ухищрения, по-прежнему остаётся костлявой, а бёдра — болезненно-худыми. Омега злится, оборачивается на любовника, но взгляд того устремлён куда-то в мечтательную даль озера, ровно как и глаза Саливана, для лучшего обзора даже повернувшегося спиной к их тройке. Альфа не реагируют на происходящее, предоставив паре омег разбираться со своими претензиями самостоятельно? Слабо верится, учитывая, что Брендон вряд ли хочет делиться партнёром, а Прайс — мало заинтересован в практически подставляющем ему задницу Тьерри. -Эм… возможно, тебе лучше будет просто присоединиться ко мне в следующий раз на кухне? — пробует оттеснить соперника Харви, но тот упирается, с силой напирает плечом и в итоге — опрокидывает более слабого омегу на мокрую траву спиной. -О, прости, мне так жаль! — тут же слышится над головой фальшивая жалость, — Я думал, ты хочешь потолкаться с целью игры и, видимо, плохо рассчитал силы! Харви смотрит в небо. Оно голубо-серое, прямо как глаза его любовника и будущего мужа. Проникновенное, как его уговоры и чистое, как его мысли. И весь Прайс в один миг видится ему чем-то светлым, добрым и постоянным. -В порядке? — объект размышлений тут же появляется в поле зрения, — Прости, я не думал, что так получится. Немного отвлёкся, задумался, а когда сообразил о проблеме, ты уже лежишь на траве. Харви смотрит на обеспокоенное лицо, на широкую линию плеч, на изящные, чисто мужские скулы. Прайс весь словно выточен из камня и, как бы он сам там не думал, навязчивый интерес других омег неоднозначно указывает на внешнюю привлекательность. Но он оставался один и, даже имея любовников, не спешил связать себя узами брака. Указывает ли это на крайнюю разборчивость, или просто говорит о нехватке душевного тепла? В обоих вариантах, Тьерри, несмотря на всю свою алчность и пожирающие глаза, представляет мало опасности, пока сам альфа не решил пойти ему навстречу. Потому что только Прайс тут может сделать окончательный выбор. Это пугает. Необходимость довериться чужому человеку — альфе, чужаку — вызывает ощутимую дрожь. Харви пугается собственных мыслей. Неужели, он боится? После всего, что было, он ещё в состоянии нерешительно топтаться, не в силах сделать шаг вперёд? Неужели, прежние ошибки не научили его радоваться мелочам и наслаждаться моментом, ведь всё может внезапно прекратиться? -Прайс… — шепчет он, прекрасно зная, что тот обязательно наклонится, не оставит, сможет найти способ услышать, — Прайс… -Что случилось? — мигом понимает намёк и оказывается ближе альфа, — Тебе плохо? Вызвать врача? -Давай уедем, — едва слышно выдыхает омега, — Пожалуйста, давай уедем отсюда. Прямо сейчас, даже вещи бросим. Я потом вернусь за ними сам, обещаю. Только прямо сейчас поедем. Пожалуйста, Прайс, пожалуйста. -Мы не можем, — упрямо отодвигает мужчина, — Прошу прощения, Брендон, наверно, мы будем вынуждены пораньше закончить эти посиделки. Харви не очень хорошо себя чувствует. -А что слу… — судя по голосу, мужчина продолжил своё любование природой, несмотря на общий уровень суматохи и обернулся только сейчас, оценив вид: упавший навзничь омега и склонившийся над ним жених, который теперь выглядел несколько виновато, скорее всего — из-за отказа уехать, — Ох, я и не заметил! Вы решили полетать? — он кашлянул, осознавая всю нелепость шутки, — Прошу простить, это так глупо! Я не думал, что… -Харви надо прилечь, — прекратил бессмысленный поток извинений альфа, — Я отнесу его в дом. -Да-да, конечно, — закивал Саливан, — Мы, наверно, останемся ещё на часок, не хотим мешать ему приходить в себя. А после закажем что-нибудь на обед. Дорогой, как насчёт итальянской кухни? -Я бы лучше просто поспал, — пробубнил где-то в отдалении обиженный отнятым вниманием Тьерри, — Прайс, Вы не против, если… -Рассчитываю на вашу порядочность, мистер Саливан, — деланно серьёзно обрезал соперника, желающего окончательно испортить Харви день альфа, — Ему нужен покой. И подхватил маленькое тело на руки, легко поднимаясь с колен. В первый момент омега вздрогнул, впиваясь ногтями в руки любовника и осматриваясь. Лицо Тьерри было почти белым от злости, он то и дело осматривал чужого альфу, сделавшего очевидный выбор. А Прайс, словно не замечая этого взгляда, осторожно переместил жениха, удобнее укладывая в руках, позволяя ладоням омеги сомкнуться на своей шее. Пользуясь случаем, Харви уткнулся носом в грудь любовника и глубоко вдохнул. Пахло печеньем и апельсинами: ядовито-сладкий цитрусовый запах почти полностью заслонил естественный аромат альфы и оттого тот, казалось, стал ещё прекраснее. -Как ты? Получше? Самым краем сознания Харви сообразил, что его опускают на кровать и возмутился тому, насколько быстро любовник преодолел расстояние до озера. Группой они шли почти десять минут, а тут… -Принести воды? Предложение было неплохим, во рту и правда пересохло, но желание обсудить произошедшее теплилось в груди с самого момента ухода. И омега решительно сел, отчего голова отозвалась мучительной болью. -Давай поговорим. Альфа вздрогнул. Честное слово, Харви заметил, как тяжеловатая точёная челюсть любовника слабо дёрнулась, словно тот собирался ответить отказом, а его руки на мгновение замерли, прежде чем зарыться глубоко в карманы штанов. Омега привстал, жестом приглашая жениха присесть рядом на кровати, но промолчал. -Я… — тихо начал мужчина, но тут же замолк, будто набираясь сил, — Что хочешь обсудить? -Тьерри. Одно слово. Не так много букв, чтобы допустить полторы минуты молчания, но достойная полноценного обсуждения проблема. -А что с ним? -Ты не видишь? -Ты сам хотел пригласить его с Брендоном сюда и… -Я не собирался играть в публичные игры, демонстрируя покорность и сдаваться заведомо слабому противнику, пока тот пытается забраться в штаны к принадлежащему мне мужчине на глазах у своего любовника. -А как ты думал это будет? -Ну… Не знаю… -Тьерри согласился приехать лишь потому, что ты дал ему надежду на короткий, но бурный роман, который мог бы спокойно произойти у всех на глазах и при этом не вызвать гневного осуждения. В ином случае он бы и не подумал с тобой общаться. -Он и не думал. Я пошёл в атаку сам. -И… зачем? -Потому что ты хотел подписать контракт и был просто очарователен в своих попытках заполучить полное внимание этого альфы. Ты восхищаешься его хваткой и умением вести дела. А, раз уж в зоне досягаемости есть такое удобное слабое место, то почему бы не попробовать подобраться через него? -Это некрасиво — использовать людей. -Мы все кого-то используем. Я — тебя, ты — меня, Тьерри — сходящего по нему с ума Саливана, готового сунуть голову в пасть льву ради поддельной улыбки. Сам Саливан наверняка тоже кого-то использует. Так что ничего страшного не происходит. Ты уже поговорил с ним о контракте? -Я? Нет, нам нужно ещё немного времени… -У вас есть время до вечера, потом — я вызываю такси и уезжаю. Вне зависимости от мнения наших «приглашённых гостей» и «дорогого жениха». -Харви… -Я устал делать вид, будто ничего не происходит. Вчера вечером Тьерри театрально устроился на диване в «полном доспехе», включающем вызывающий макияж. Потом он пытался привлечь твоё внимание «жуткой головной болью», а после — явился ночью под дверь нашей спальни в соблазнительном наряде в надежде выцепить тебя и опрокинуть прямо на диван. Утром он вышел к завтраку, обряженный в свои лучшие вещи и снова с укладкой, трогал тебя под столом и жеманно скалился. Но перед выходом снова «обиделся» и переоделся. Полчаса назад он влез между нами, не замечая Брендона и старательно оттесняя меня куда подальше. Это ужасно. -Харви… -До вечера. Обсуждай свои дела и уедем вместе, или — я сделаю это один. И уж поверь, номер службы такси я отлично помню, как и свою привычку выполнять обещания… *** Уехать вечером не вышло: разыгрался страшный ливень и, хотя Харви и собрал вещи, в службу такси он звонить не стал, вместо этого выскочив с чемоданами на небольшую террасу и усевшись на ступеньки. Штаны вымокли почти сразу, кроссовки — выдержали десять минут, прежде чем начать хлюпать. Омега содрал их с ног и выставил голые ступни под мокрые струи, слушая тихий шорох. Вдалеке, где-то на озере, остановилась компания студентов, насчитывающая несколько десятков шумных первокурсников, и сейчас их крики разносились по округе. Звуки дома были сильно приглушены и Харви отчего-то порадовался невозможности слышать истерично-высокий нотки голоса снова недовольного чем-то Тьерри. Этот омега, пожалуй, раздражал его даже сильнее погоды и собственной нерешимости вместе взятых. Почему бы ему просто не набрать короткий номер, не дождаться машины и не уехать обратно в город, слушая по дороге радио и ведя почти равнодушные разговоры с водителем? Почему бы ему не вернуться обратно в дом, не заняться ужином или настольными играми, так увлекающими Саливана? За спиной скрипнула дверь, омега еле слышно выругался: ему не хотелось снова обсуждать отъезд с Прайсом, тем более — когда тот так и не случился. Пожалуй, осуждение в глазах любовника было бы худшей на свете карой. -О, вот Вы где, — раздалось за спиной, и парень выдохнул, — А я всё думал: куда Вы спрятались? Брендон. Всего лишь умный, проницательный, но такой наивный в отношении любви Брендон, добившийся всего в бизнесе и не способный укоротить собственного любовника. На мгновение омеге стало жалко мужчину, ведь тот ещё совсем не стар и вполне мог бы составить счастье какому-нибудь доброму и не сильно привыкшему к нежностям партнёру. -Харви… Вы собираетесь уезжать? -Да, подумывал. -Но… Ваши чемоданы здесь и это значит… -Я собирался заказать такси, но в такой ливень за мной вряд ли кто приедет, — пожал плечами парень, — Так что я просто сижу и наслаждаюсь природой. -Эм… могу я присоединиться? -Разумеется, — Харви подвинулся, освобождая мужчине более-менее сухое место, — Только тут довольно сильно капает. -Ничего, я ненадолго, — бросил Брендон и вдруг как-то почти по-собачьи опустил голову, исследуя глазами что-то на первой ступеньке деревянной лестницы, — Я очень виноват перед Вами, Харви. Пожалуй, даже сильнее, чем Прайс, принимающий ухаживания и соблазнения чужого любовника. Он замолчал. Омега, совершенно выбитый из колеи этим правдивым, но таким отчаянным признанием, молчал тоже, не в силах подобрать правильных слов. Ему казалось странным говорить сейчас о происходящем за дверью, где-то возле весело щёлкающего камина и большого деревянного стола. Хотелось обхватить голову руками и рыдать, проклиная себя за глупую доверчивость. Даже Саливан заметил, а он-то думал, что всё в полном порядке и даже позволял себе поторапливать Прайса с его попытками уговорить потенциального делового партнёра. -Знаю, что совершил ужасную вещь, — принял молчание за согласие — или осуждение? — Брендон и, тоскливо вздохнув, продолжил свой монолог, — Но как иначе я мог оказаться к Вам настолько близко? -Брендон… -Не стоит бить меня наотмашь своей жалостью, я и сам отлично в состоянии рассказать, почему нельзя влезать в отношения между Истинными партнёрами. -Что? С чего Вы… -Харви, неужели непонятно, почему Прайс так отчаянно жаждет свадьбы? Он хочет обладать Вами всецело, неделимо и полно. Ох, из меня ужасный психолог, зато отличный поэт, в самом-то деле! — мужчина грустно усмехнулся, — Я знаю, что вы с Прайсом — истинные, иначе бы не смогли так быстро сойтись. И осознаю всю презренность моих попыток отвлечь его от Пары, подсунув на глаза отчаянно желающего заботы Тьерри. Но по-другому просто не получается. -Ох, мистер Саливан… — Харви на секунду даже попытался представить, как ситуация выглядела со стороны мужчины, но потом отбросил эту глупую затею, — Мы с Прайсом — не Истинные. Моя Пара бросила меня, выбрав другого омегу, а его — погибла в автокатастрофе. Мы сошлись только потому, что нуждались в понимании. -Значит… у меня есть шанс? -Шанс на что? -На взаимность. -Я… я не знаю… Прайс… Тьерри… Свадьба… — омега опустил взгляд на палец, кольцо с которого оставил на тумбочке в квартире жениха, — Нам было очень хорошо вместе и, честное слово, если бы не постоянные попытки Тьерри забраться в штаны к моему жениху, жизнь вообще была бы крайне прелестна. -Когда впервые увидел Вас, Вы были в странном, уже порядком устаревшем костюме, явно долгое время провисевшим в шкафу, — словно не слыша отговорок, проговорил мужчина, — Однако это совершенно не портило Ваши дивные черты. Вы понравились мне с первого же взгляда и даже то, что шли под руку с Прайсом Тейтом, известным своей привычкой спать со всеми подряд, никак не умоляло Вашей прелести. Тьерри уже успел порядком наскучить, его пресность и некоторая однобокость… Они приелись, однако никого достойного рядом всё равно не было. Стройные ряды одинаковых золотоискателей вокруг, а «настоящих» — ни одного. И тут я увидел Вас, в этом дурацком костюме, с выбившимися из общей укладки волосами и привычкой спорить. Прайс представил Вас как своего друга и что-то внутри всколыхнулось, я подумал: «а вдруг?», но Вы удалились и вот — спустя каких-то десять минут Тьерри заявил о приглашении сюда. Я не верил своему счастью. -То есть, ваши отношения с Тьерри… -На последнем издыхании. -Но ведь всё выглядит так отлично. -Не буду говорить, что всё всегда выглядит «отлично» именно в последние часы своего существования. Тьерри знает, что скоро окажется на улице и потому ведёт себя совершенно неадекватно. Мне жаль было подставлять Вас, но… -«Но»? -Но я бы не променял это время ни на что другое. Знаю, вы с Прайсом сильно ссоритесь в последнее время и даже — как мне показалось — умудрились подраться. Возможно, стоит обратить внимание на того, кто будет действительно Вами дорожить? -Простите, мистер Саливан, я не совсем понимаю, к чему Вы ведёте. -«Брендон», называйте меня так, пожалуйста. -Хорошо. Брендон, я Вас не понимаю. -Ох, как всё сложно, честное слово… — Саливан был очень осторожен и старался не давить, однако Харви всё равно почувствовал, насколько тот напряжён, — Я предлагаю Вам свою руку. Сердце, увы, пока предложить не могу, но в скором времени, возможно, Вы получите и это. Пока могу компенсировать это открытым ко всем тратам кошельком. -Брендон… -Неужели, нужно что-то ещё? Вам мало моей руки и моего кошелька? -Я не об этом. У Вас же есть Тьерри, способный, кажется, наизнанку вывернуться ради Ваших руки и кошелька. К тому же, Вы говорили, что хотите на нём жениться и… -Я врал. Как и много раз до этого. -Но… -Он ничего не значит. Не значил и никогда не будет. По крайней мере, если Вы ответите положительно, я в течении суток выгоню его из нашей квартиры и начну присматривать свадебные туры куда-нибудь в тропики. -Так просто… -Это проще, чем кажется. -Вы уже были женаты? -Да. Дважды. -И… почему развелись? -Ни разу не разводился. Как правило, партнёры умирали, тем самым делая выбор о нашем расставании без моего участия. -Как… как это случилось? -Моя первая жена, Берта, очень хотела ребёнка и, несмотря на все риски, решила рожать. В результате она умерла во время родов, так и не сумев явить на свет малыша. Мой муж, Альберт, был крайне умён и постоянно летал на всякие конференции и съезды. В одной из своих поездок он подхватил какую-то болезнь, по возвращению начал подкашливать, потом — слёг с температурой и в итоге сгорел меньше, чем за пару месяцев. -Вы так спокойны… -А с чего нервничать? -Никто из них не был Истинным, да? — догадался омега, — Вы никогда не любили по-настоящему? -Смотря, что Вы считаете «настоящим». Если так посудить, то и ваши с Прайсом отношения тоже «игрушечные». -Вообще они такие и есть. -Что? -Мы не собирались связывать свои жизни и не придавали слишком большого значения этой связи, просто наслаждались ею и пытались как-то прийти в норму. Он сам решил, что брак станет отличным решением, тогда как изначально мы договаривались просто «быть вместе, пока не найдём кого-нибудь получше». Это он меня уговорил на свадьбу. -Значит, дело не в беременности? -Что? Нет! -Тогда почему Вы согласились? -Я… Я не нашёл причин отказать. -Что ж… теперь они у Вас есть. Если моё предложение внезапно покажется Вам более привлекательным, то ничто не помешает разорвать связь с известным бабником, став мужем вполне уважаемого человека. -Знаете, я конечно всё понимаю, но… Почему я? -Вы отличаетесь от остальных. Я пока не решил, можно ли это использовать, однако уже понимаю, насколько мне нравится проводить с Вами время. Я уже не молод, Харви, мои дни подходят к своему концу, так почему бы Вам не скрасить последние годы старика? -Не придуряйтесь, Вы ещё совсем не старик. -Отлично, минус ещё одна причина мне отказать. -Брендон… Ох, Брендон… Я ведь действительно думал, будто Вы — просто наивный слепец, которого водит за нос шлюховатый любовник. А оказалось — всё наоборот, и это как раз Вы толкаете Тьерри в руки моего жениха, чтобы разорвать нашу пару. На самом деле эти сутки именно Вы сводили меня с ума, а не Прайс с его желанием всё же дождаться момента, когда можно будет обговорить дела. Вы ведь и не собирались говорить о работе на этих выходных, правда? -Честно говоря… Я уже сообщил своему секретарю, что в понедельник вечером состоится торжественный ужин, на который придут мои друзья, так что надо выставить на стол запечённого фазана и дорогое вино. Ведь не найди мы время для разговора на выходных, как честный человек я просто обязан был бы пригласить вас к себе для обсуждения. -А там, глядишь, за алкоголем дело бы снова не дошло бизнеса, — улыбнулся Харви, — Значит, я могу смело отправляться домой? -Вы отвергаете моё предложение? -Да, мистер Саливан, пока отвергаю. -«Пока»? -Мне надо подумать. Может — пару дней, а может — пару недель, пока до конца не уверен. В любом случае о решении Вы узнаете первым… *** -Саливан не найдёт времени на обсуждение дел, — холодно сообщил омега, залезая вечером в постель, плотное одеяло которой приятно остудило своей прохладой, — Так что можешь даже не подходить к нему с этим вопросом. Вода в ванной выключилась, постучала по краю раковины зубная щётка. Прайс не услышал, или просто сделал такой вид. Когда он через пару минут вышел в спальню, то выглядел не сильно довольным. -Откуда ты знаешь? -Он сам сказал. -Так вот, о чём вы двое беседовали, пока его бешеный любовник в буквальном смысле пытался меня оседлать. -О, Тьерри пошёл напролом? -Этот омега забрался ко мне на колени и принялся лизаться, обслюнявил всю шею и висок, ощупал… — альфа поморщился, — Бе… Откуда такие вообще берутся? -Ты ему понравился, — почти равнодушно ответил Харви, — Даже слишком сильно. Не думал о том, чтобы реально выбрать его вместо меня? -Не говори глупостей, — тепло улыбнулся Прайс и откинул угол одеяла со своей стороны, — Тебя невозможно заменить никем другим, знаешь ведь. Парень собирался улыбнуться в ответ, но вместо этого получился какой-то нелепый оскал. С самого момента разговора с Саливаном что-то внутри словно надломилось и теперь омега то и дело ловил себя на странном равнодушии и даже каком-то почти болезненном отчуждении в сторону жениха. «Известный бабник» — сказал Брендон. «У меня было много омег» — всплыла в голове сказанная в самом начале общения фраза Прайса. Харви прокручивал это в голове снова и снова, но никак не мог решить, почему конкретно он так сильно накручивает себя, заставляя вздрагивать каждый миг, будто ожидая удара. Неужели что-то изменилось за сегодняшний вечер? -Ты какой-то странный, — заметил альфа, — Что-то случилось? Надо было сказать, надо было начать разговор. В сотый раз Харви отругал себя за то, что всё-таки не уехал, что остался на ступеньках и начал тот злосчастный разговор с непонятно почему выбравшим именно его Саливаном. Ещё больше он, пожалуй, ругал только самого Брендона, словно намеренно употребивший исколовшие сердце слова. -Ты… у тебя было много партнёров, да? -Почему это вдруг начало тебя волновать? -Отвечай на вопрос. -Ладно… Да, у меня было много партнёров. -Почему? -Что? -Почему ты сразу не выбрал кого-то одного? -Потому что… потому что у меня было много партнёров ещё до встречи с Нэшем, а потом — как-то само получилось, да ещё алкоголь не делает меня более разборчивым… -А теперь? -Что «теперь»? -Теперь ты стал более разборчив? -Харви… -Не надо, — увернулся от горячих рук омега, — Я спрашиваю, потому что это действительно волнует прямо сейчас. Мне больно от вероятности, что ты сознательно можешь выбрать кого-то другого. -Мы же уже обсуждали это… Я женюсь на тебе совершенно добровольно, мне нравится то, что происходит между нами, я доволен всеми сторонами нашей совместной жизни. Чего ещё ты хочешь? Парень промолчал. Наверно, он выглядел совершенной истеричкой со своими бесконечными претензиями и скандалами, но… по-другому как-то не получалось и иногда, закрыв глаза, он отчаянно желал оказаться вдвоём на необитаемом острове. Чтобы никто не мог смотреть на Прайса своими красивыми глазами и подманивать упругой задницей. -Тьерри красивее, чем я, — упрямо буркнул омега, — Очень красивое тело, прекрасное лицо. И волосы. Как золотой водопад во время заката — розоватый отлив невероятен. -По мне, так он похож на одну их тех гарпий, что высекали на верхних частях больших соборов в Средние Века. -Ты говоришь это только потому, что хочешь меня успокоить? -Нет, я надеюсь на секс. Харви снова засмеялся. Наверно, он всё же сходит с ума: в последнее время совершенно не было желания сохранять спокойствие, а самообладание, видимо, пустилось в кругосветное путешествие и дай бог вернётся через пару лет. -Мне нравится, как ты смеёшься. -Почему ты отказал Тьерри? Сказанные одновременно фразы заставили обоих улыбнуться. И несмотря на то, что Прайс сделал комплимент, а Харви в очередной раз на него наехал, общий уровень напряжения отчего-то не сильно поднялся. Наоборот, омеге стало даже уютней, когда любовник, приподнявшись, подгрёб его к себе под руку. -Тьерри наверняка очень хороший любовник, но я совершенно не собираюсь ломать то, что у меня уже есть ради того, чего может и не быть. -В бизнесе это называется «риск». -Я предпочитаю называть это «глупость» и считать одним из самых ужасных недостатков для человека, который собирается прожить больше дня. -Прайс… — немного сонно прошептал парень, чувствуя, как пальцы жениха скользят куда-то вниз по тёплому боку, забираются под одеяло и подбираются к ягодице, — Прайс… -Да, дорогой? -Скажи, почему ты выбрал именно меня? -Хм… Возможно потому, что в приёмной Стоукса ты был один? — пошутил альфа и тут же скривился, когда острые ноготки любовника защекотали подбородок, — Ты же знаешь, я такого не люблю. -А я не люблю твои шуточки в ответ на серьёзные вопросы. Для меня важно знать, что ты во мне действительно ценишь. -Зачем? -Ну… чтобы знать. -Ладно… Мне понравилось, что с тобой очень легко общаться и при этом — не возникает желания постучаться головой о стену от невероятной глупости. Также ты отлично готовишь, убираешь и совершаешь прочие странные действия, смысла которых я совершенно не понимаю. -«Странные действия»? -Ага. В ванной, например. -Прайс, подобрать полотенца в один цвет — это не нашествие пришельцев. -Как знать, как знать. Сегодня зелёные полотенца, а завтра что — контакт с представителями дружественной цивилизации? -Ох… Ты как ребёнок, честное слово, — потянувшись, Харви касается губами его уже тронутой щетиной щеки и блаженно жмурится, когда его прижимают к себе, укладывая на широкую грудь, — Завтра домой? -Ага. Прости за Тьерри. Я и не думал, что придётся в реальном смысле отбиваться. Пару минут они молчат, потом Прайс приникает к губам любовника и словно между делом уточняет: -Так что там с Саливаном? -Брендон сделал мне предложение…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.