Недополовинки 174

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 142 страницы, 17 частей
Статус:
закончен
Метки: Hurt/Comfort Ангст Драма Мужская беременность Нездоровые отношения Омегаверс Психологические травмы Психология Романтика Слоуберн Смерть второстепенных персонажей Современность Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
«Это прекрасно! » от Jitsugetsu
Описание:
Харви никогда не думал, что его жизнь сложится так плачевно, тем более свадьба со своим Истинным, как казалось, совершенно этого не подразумевала. Прайс обожал своего омегу, лелеял и оберегал, сделав центром жизни, однако радость от пребывания рядом оказалась совсем недолгой.
Теперь у них нет не только "половинок", но и существенной части самих себя. Той, что вырвали покинувшие их возлюбленные.

Посвящение:
Публичной Бете и всем её последователям...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Работа написана по заявке:

Эпилог.

26 апреля 2019, 11:00
Доктор Стоукс за последние пятнадцать лет никогда не встречался с людьми дважды. Его клиенты, покинувшие список «активных», неизменно либо отправлялись в мир иной, либо — выздоравливали до «стабильно нормального состояния». И потому, увидев в списке смутно знакомую фамилию, он несколько секунд бесшумно шевелил губами в попытке вспомнить, кто и когда ему встречался. -Посмотри в базе, возможно — родственник ушедшего клиента или его однофамилец, — просит он у вездесущей Риты, успевшей порядком постареть за прошедшие годы, — Тейт. -Прайс Тейт? — тут же поднимает глаза женщина, — Он был клиентом, но потом ушёл. Вы тогда ещё занимались им парно, пытались обкатать новую методику. Методика — слабое место доктора, предмет его особой гордости и причина, по которой он решился переквалифицироваться из обычного психолога в семейного. «Проблемных» пациентов он до сих берёт, но всё же основной контингент составляют семейные пары, прожившие в браке от десяти лет и не способные нормально сосуществовать. И потому когда рот Риты произносит «методика», мужчина выпячивает грудь и интересуется: -Когда это было? -Десять лет назад. -Что ж… Посмотрим. Случай в высшей степени уникален и не рассмотреть его было бы откровенной глупостью. Так что когда в приёмной раздаются голоса, и довольно глубокий тембр однозначно указывает на появление альфы, мужчина поправляет табличку на столе, в очередной раз любуясь изящным «Морган Стоукс, семейный психолог». Однако в кабинет заходит пара: невысокий худенький омега, уверенно стоящий на тонких каблуках и его муж — немного массивный высокий альфа с болезненным взглядом. -Садитесь, — старательно скрывая своё удивление, предлагает доктор, — Это ваш не первый сеанс ко мне, не так ли? Вопрос задан чисто из любопытства насчёт возможной реакции: альфа, несмотря на прошедшие с момента последней встречи годы, вполне узнаваем. Прайс Тейт молча ждёт своей очереди на ответ, то и дело сжимая кулаки на мягкой обивке кресла и принимаясь постукивать носком ботинка по стоящей рядом табуретке. Они опускаются в разные кресла, намеренно избегая стоящей тут же большой кушетки, что однозначно говорит о проблемах внутри пары. -Да, мы оба проходили у Вас реабилитацию после потери Истинного, — извещает омега и мило улыбается, отчего его лицо, и так крайне молодое, кажется совсем юным, — Неужели Вы меня не помните, доктор? Мужчина щурится. И правда: что-то в чертах гостя смутно напоминает кого-то очень знакомого. Но прошло десять лет и память сильно поистёрлась, сходу невозможно личность гостя невозможно. Однако тут на помощь приходит альфа: он вздрагивает и почти обиженно заявляет: -Что, меня изводить тебе уже не так интересно, на других людей переключился? -Что ж, в любом случае я уже вижу характер вашей проблемы. Вы… -У нас нет проблемы, мне просто захотелось снова Вас увидеть, доктор, — прерывает его омега и как-то немного странно косится на супруга. Тот сразу сникает, — В конце концов, именно Вы стали причиной образования нашей с Прайсом пары. -Неужели… Харви? — поднимает брови доктор, — Я… я даже не думал. Вы так внезапно пропали, перестав выходить на связь, что я уж подумал самое ужасное. Но… как вижу, всё сложилось крайне удачно, Вы… Вы выглядите превосходно. -Благодарю, — холодно кивает омега и вдруг улыбается, — Вы готовы выслушать о наших проблемах, правда? -Это моя работа, так что да. -Что ж… -Давай, расскажи ему что ты сделал, — вдруг взрывает альфа, на что супруг отвечает ему лишь недовольной миной и передразниванием, — Расскажи, или это сделаю я! Омега молчит, скрещивает руки на груди и упрямо смотрит в сторону. Дело пахнет серьёзным скандалом и доктор невольно сочувствует обоим, вспоминая детали прошлой терапии: ещё в те времена ни один из них не отличался лёгким характером, а годы наверняка лишь сделали каждого ещё более неуступчивым. Но ведь если они всё же смогли сойтись, значит — уже были в курсе возможных проблем и смогли переступить через грозу потенциальных последствий. Заключение столь спорного союза вообще изначально представлялось делом крайне опасным. Однако они сделали это и даже продержались десять лет. Так что же стало причиной разлада? -Хорошо, раз ты предпочитаешь хранить молчание, я начну, — рычит альфа, — Доктор, вчера во время секса мой муж внезапно начал истекать кровью. И, когда я вызвал скорую, вдруг заявил, что всё в порядке. -Я же не думал, что всё так получится. -Возможно, тогда стоило предупредить меня ДО того, как я сдал тебя в больницу, вереща про «внутреннее кровотечение»! -Ну, я же не знал… -В общем, доктор, он решил «почувствовать себя снова девственником» и использовал… я даже не знаю, как это называется, мать твою! Как вообще можно было додуматься до подобного, а? -Это «кровавые капсулы»! Всего лишь маленькая штучка… -Эта «маленькая штучка» чуть не оставила меня седым! Я три часа думал, будто убил тебя во время секса, при этом так повредив мозг, что ты даже не в состоянии здраво оценить ситуацию! -Я не виноват! -А кто, кто тогда виноват? Ты не виноват, я не виноват, а больше там никого и не было. Или я опять чего-то не знаю? -Мой муж излишне остро реагирует, — вдруг успокаивается омега и как-то почти равнодушно бросает, — Он у нас вечно изображает Королеву Драмы. -Это я ещё «остро реагирую»?! Ты чуть с меня кожу не спустил за то, что я только предложил поехать за город со старыми друзьями. -"Старые друзья»?! Теперь это так называется? Это чёртов Тьерри и — слава богу — теперь у меня есть универсальный оберег, позволяющий приказать тебе отказаться от любой идеи, которая кажется хоть немного подозрительной, — перегнувшись через подлокотник своего кресла, омега демонстрирует обручальное кольцо, — Видишь? Это был твой выбор, твоё решение, я тебя об этом не просил! -Ах так! — внезапно альфа становится спокойным и выдаёт, — Доктор, скажите, а это нормально, когда над человеком сознательно издевается другой человек? -Нет, но… — успевает вставить доктор, но его тут же прерывают. -И когда это я над тобой «издевался»?! -Каждый день последних десяти лет. Каждый. День. Омега на секунду замирает, хлопая глазами и беззвучно открывая и закрывая рот. На его лице отражается высшая степень недоумения. И, наконец, он скороговоркой выдаёт: -Доктор, у моего мужа встаёт на вишнёво-шоколадный пирог. -Доктор, мой муж заказал партию духов с ароматом вишнёво-шоколадного пирога и душит ими мои офисные рубашки… *** Они ушли через час, вяло переругиваясь и по-прежнему злясь друг на друга, однако в дверях уже соприкасались руками и весело переглядывались. Доктор Стоукс, удостоверившись, что клиенты покинули зону слышимости, выскочил в приёмную и оперся на стойку Риты. -Запиши их на следующую неделю. -Но они сами не сказали… -Запиши заранее. -С чего Вы вообще взяли, что они вернутся? -Вернутся. Явно ещё не до конца проорались. -Хорошо. После, закрывшись в кабинете, Морган Стоукс впервые не знал, что написать в личном деле пары. Он задумчиво крутил в руках ручку и перебирал все известные ему термины из обширнейшего курса психологии. Наконец, мужчина сдался и, быстро заполнив бумаги, поставил их на полку. Его тяжёлый вздох стал подтверждением грядущей катастрофы. Если всё действительно так, то самой Судьбе будет не под силу что-либо изменить. Так что может он, лишь слабая букашка на теле времени? «Язва» значилось на бумагах напротив имени Харви Тейта. «Стервец» значилось на бумагах напротив имени Прайса Тейта. И внизу, карандашиком, было приписано аккуратное «Идеальная совместимость»…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.