Интернет, влюбленность, встреча, тоска...

Фемслэш
NC-17
Закончен
243
Размер:
Драббл, 107 страниц, 35 частей
Описание:
Как можно описать сборник драблов?!
Просто две идиотки(шиппер и втюренная, не определившаяся в кого) нашли друг друга и вот... Читайте.
Примечания автора:
Отдельная работа - https://ficbook.net/readfic/9560474 (Юля и Марина)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
243 Нравится 40 Отзывы 27 В сборник Скачать

Мои чувства к тебе самые серьёзные. Часть 2. (NC-17). (Омегаверс)

Настройки текста
Примечания:
Альфа - шимейл. Я предупредила.
tab>Где-то между ночью и утром, когда город безмятежно спал, небо прекратило свой плач, постепенно проясняясь и, когда невысокая девушка с каштановыми волосами проснулась, по большей части от неудобной позы, чем от чувства восстановления сил, по тускловато-голубому небосводу проплывали огромные пушистые облака, лишь изредка темноватые и ничто больше не предвещало столь долгого дождя. Юля проснулась в гостиной, почти упав с дивана, на котором заснула, пока смотрела на телефоне сериал, пытаясь отвлечь себя от омеги за стеной и так и не перебравшись в спальню. Чудо техники лежало на полу, мигая несколькими пропущенными сообщениями, что не смогли разбудить свернувшуюся калачиком на непредназначенном для сна, неудобном диване, а лучи давно взошедшего солнца плясами по стенам и шкафам, проникая в комнату через не до конца закрытые шторы.       — Умгх, — простонала альфа, утыкаясь лицом в мягкую набивку дивана и на ощупь нашла телефон, игнорируя тексты пропущенных оповещений. — Десять.       Девушка поднялась и осмотрелась, вспоминая, что именно вчера произошло. Подойдя к зеркалу она увидела множество синяков на руках и, чувствуя боль в рёбрах и спине, поняла что под футболкой дела обстоят не лучше. Лицо девушки в драке не пострадало, а значит факт участи в ней юной альфы удастся скрыть за длинными рукавами даже от родителей, благо на улице было холодно, а отопление ещё не включили. Длинные каштановые волосы, так и не высушенные вечером, после душа, растрепались после сна, а лицо казалось ещё бледнее от усталости, не ушедшей за ночь.       — Мдя, — выдала девушка, откидывая растрёпанные волосы назад, — денёк.       До чуткого обоняния донёсся запах омеги и орган, чуть ниже пояса, не позволил альфе его игнорировать. В квартире было всё точно так же, как и вечером, когда Юля уходила на прогулку, только пул в прихожей был немного грязным, а на стиральной машинке лежали уже почти высохшие, грязные вещи. Проходя мимо своей комнаты Юля аккуратно дёрнула за ручку, подмечая, что та закрыта и, прислонившись ухом к двери, не услышала никакого шума — Диана ещё спала, поваленная вчера усталостью и стрессом. Из комнаты доносился запах течки и поморщившись, альфа поспешила в душ, по дороге заглядывая на кухню и ставя чайник.       Все крупы закончились на прошлой неделе, в холодильнике лежала лишь булка хлеба и начатая палка колбасы, в дверке альфа заметила сыр и коробку молока, отчего нахмурилась, ведь подобных богатств ей не хватит на оставшиеся до приезда родителей четыре дня. Поскребя ещё немного по сусекам девушка набросала в голове список покупок и заметила баночку от блокаторов на столе, оказавшуюся пустой.       — Булшар, — выругалась Юля, мельком глянув в сторону стены, отделяющей кухню и её комнату.       Диана неизвестно когда проснётся, но запах течной омеги уже даже не искажался и легко заполнял собой всю квартиру, да и препараты созданы не только для блокировки запаха, но и для облегчения цикла в целом, так что первым делом Юля решила зайти в аптеку. Замотав волосы в небрежный пучок и поблагодарив свою неаккуратность, ведь на кресле в гостиной лежала куча её вещей, альфа нацепила на голову кепку и, закинув за спину рюкзак, вышла из квартиры, на всякий случай написав Диане записку.       Когда Юля вернулась в квартиру, уже не было в ней места, где бы ей не окутал запах Дианы, что уже проснулась и открыла окна в комнате альфы и в гостиной, забравшись на диван с ногами и лениво листая давно забытую брошюру из пиццерии.       — Доброе утро, — улыбнулась Юля, стараясь вести себя как можно более непринуждённо и тут же протянула омеге лекарства и аскорбинку.       — Привет, — почувствовав запах альфы Диана напряглась, но тут же расслабилась при виде таблеток.       Юля поспешила скрыться на кухне, смешно морщась и прикрывая нос, что рассмешило омегу, решившую дождаться действия блокаторов.       Разблокировав телефон, Юля нашла несколько сообщений от подруги, взволнованной отсутствием ответа и, заметив, что она онлайн, поспешила её успокоить и всё рассказать позже. В ответ на это ей пришла куча заинтересованных смайликов и один облегчённый. На сковороде трещала колбаса, а яичный белок смешался с соком помидор, заполняя кухню запахом утренней яичницы и, когда Юля раскладывала завтрак по тарелкам, Диана появилась в дверном проёме, робко топчась на пороге. Её запах почти не ощущался, но воспоминания о нём на веки отложились в памяти альфы.       — Приятного аппетита, — кивнула Юля на тарелки и выдвинула омеге стул с противоположной, от её, стороны стола.       Завтрак проходил в тишине, девушки лишь изредка бросали друг на друга заинтересованные взгляды. Диана ёрзала на месте, но альфа старалась не обращать на это внимания, уткнувшись в свою тарелку и смущённо отводя взгляд, поймав саму себя на разглядывании такой домашней омеги. На Диане была её толстовка и широкие бриджи, что были на пару размеров больше положенного, Юля же, перед выходом, наспех нацепила на себя спортивку и сейчас сидела в обтягивающей футболке.       — Как ты? — робко спросила Юля после продолжительного молчания.       С завтраком уже было покончено, а тарелки лежали в раковине, альфа разлила по кружкам ароматный чай, но Диана всё молчала и неизвестно было, о чём же она думает.       — Нормально, — отвлечённо ответила русоволосая, любуясь умиротворением небес и только сейчас, бросив случайный взгляд на валяющийся у раковины пакет, Юля поняла, что она упустила кое-что важное.       — Подожди, — слишком громко сказала девушка, пугая омегу и обращая её внимание на себя, — а что ты вообще делала в том дворе?       — Я-я, — начала было Диана, но тут же смутилась и бросила косой взгляд в сторону холодильника, — ну, я йогурт захотела, а мой любимый только там продаётся. Я не думала, что кто-то выйдет в такой ливень, да и блокаторы оказались не очень…       Девушка сейчас выглядела настолько смущённой, что Юля, до которой смысл слов омеги дошёл не сразу, не смогла сдержать смех, почти сгибаясь пополам. Её смех был настолько заразителен, что отрешённая Диана тоже начала смеяться, только сейчас задумываясь над тем, что она, в течку, сидит на кухне, в доме самой надоедливой альфы школы и до сих пор не услышала ни одной пошлой шутки, ни одного подката и альфа всеми силами старалась делать вид, что нет никакой течки, создавая нейтральную обстановку. Впервые, со вчерашнего вечера, Диана почувствовала себя окончательно в безопасности.       Девушки смеялись от души. Юля быстро вошла в свою привычную колею и отпускала шутку за шуткой, не сразу решившись подкалывать омегу по поводу её любви к йогурту, но мысленно пообещала себе покупать его Диане, чтобы порадовать такую сосредоточенную, обычно, девушку.       Стрелка на часах совсем недавно переползла за полдень, а про обещание вызвать такси никто так и не вспомнил. По телевизору шла какая-то развлекательная программа, быстро надоевшая подросткам своей стереотипностью и, на почти минимальной громкости, служа фоном, а девушки в это время расположились на мягком ковре гостиной и, уже пол часа, пытаясь обыграть друг друга в карты. Пока проигрывала Юля, недовольно потирая лоб от четвёртого щелбана, спасибо хоть, что не подряд, Диана же выглядела настолько довольной, что альфа всё сильнее хотела стереть столь бесящую, самодовольную улыбку с её милого лица. Омега сидела, поджав под себя ноги, альфа обнимала мягкую подушку и никого ничего не смущало. Часом ранее, когда забытый и держащийся на честном слове, телефон русоволосой зарядился она связалась с родителями, сообщив им, что ночевала у подруги. Течка у неё началась только вчера днём, на неделю раньше срока, так что родители даже не волновались, в отличие от своей дочери, у которой эта самая, доставившая столько проблем, течка началась из-за одной конкретной альфы, что сейчас сидела напротив неё, с самым серьёзным выражением лица, на которое только была способна и выбирала, какой же картой отбить.       — Сдавайся, — усмехнулась Диана, привлекая внимание девушки к себе, на что Юля лишь высунула язык и уверенно отбила все карты, демонстрируя улыбку уверенного в своей победе человека.       — Не бывать пятому щелбану, — по злодейски захохотала альфа, сделав свой ход, но только после того, как Диана отбилась, она поняла, что у омеги не осталось карт, в то время как у неё их была целая коллекция. — Какого? Как? Почему?       Диана лишь засмеялась и протянула руку к лицу Юли, готовясь дать ей очередной, куда более чувствительный, чем предыдущие, щелбан, вот только у альфы были другие планы. Юля резко схватилась за руку омеги и потянула её на себя, не сдавливая тонкое запястье сильно, но и не давая ей шанса опомниться. По всей гостиной разнёсся громкий вскрик неожиданности и в следующую секунду Диана уже оказалась на теле довольно улыбающейся альфы.       — Сказала же, — улыбнулась Юля, чувствуя, как её окутывает запах булочек, который, как бы не старался, не мог сдержать блокатор.       Диана же почувствовала запах табака с волос Юли и вздрогнула от донёсшегося до обострённых чувств аромата виски. Палитры их запахов впервые смешались в подобной близости и даже блокаторы ничего не могли с этим сделать.       — Ой, — выдохнула Диана, поднимая голову и встретилась взглядом с Юлей, замечая её расширенные зрачки и чувствуя тяжёлое дыхание на лице.       Омега попыталась подняться, но в это время альфа, повинуясь своим инстинктам, положила руки ей на талию, чувствуя кончиками пальцев горячую кожу из-под слегка задравшейся толстовки. Данный контакт заставил девушек замереть, не смея отвести взгляд шокированный глаз друг от друга. Казалось бы, что само время замерло и неизвестно сколько бы девушки пробыли в такой позе, если бы первой не сдалась Юля, немного нерешительно, внимательно следя за реакцией омеги, потянулась вперёд. Диана не шевелилась, наблюдая за действиями альфы и, когда между их лицами почти не осталось расстояния, расслабленно прикрыла глаза, подаваясь вперёд, соединяя их губы в поцелуе.       Лёгкое, почти невесомое касание губ, вызванное обстоятельствами и не способностью сдержаться, желанием попробовать, желанием сдаться действительно остановило время. Юля тоже прикрыла глаза, мысленно молясь всем богам о том, чтобы омега сейчас не отстранилась, не отскочила от неё и её молитвы были услышаны, ведь Диана ответила на поцелуй, позволяя альфе узнать вкус её губ, разрешая изучить их очертания, расслабляясь и выдыхая в приоткрытые губы Юли, делая всё то же самое.       Гормоны ещё не взяли верх над телами подростков и поэтому в поцелуе не было ни страсти, ни голода, ни нетерпения, даже нежность прослеживалась в нём едва-едва. Эти невинным касание губ девушки изучали друг друга и то множество границ, которое им разрешено и запрещено пересечь. Юля нежно обнимала омегу, отдаваясь ощущениям близости с любимой, Диана изучала саму себя и свои желания, чувствуя, как здравый смысл, да и способность мыслить медленно предают её, подчиняясь желаниям не разума, а тела, что было разгорячено начавшимся циклом.       Прошла минута, прежде чем Юля почувствовала руки Дианы на своём теле и жар их тел усилился, накаляя воздух в комнате. Альфа не спешила, не давила, она помнила все те отказы, со стороны омеги, и позволяла вести ей, дала девушке время на то, чтобы разобраться в себе и, несмотря на своё возбуждение, которое омега не могла не почувствовать, ведь спасающая положение подушка слетела с её ног во время падения, Юля была готова, была способна остановиться в любой момент, вот только это чувство становилась всё слабее, как и выдержка омеги и вот уже Диана углубила поцелуй.       Юля разорвала на мгновение поцелуй и посмотрела в почерневшие, от возбуждения, глаза омеги, приподнимаясь на локтях и нежно касаясь лица девушки.       — Я люблю тебя, — не сдержала порыв альфа, выдыхая признание прямо в губы омеги и тут же почувствовала их на своих.       Языки девушек сплелись, пальцы омеги запутались в волосах альфы, а бёдра умостились на её бёдрах, едва касаясь выделяющегося, даже в столь широких шортах, возбуждения. Юля прижала Диану к себе, чувствуя жар её тела даже сквозь одежду, начинающую раздражать, с каждой секундой всё сильнее кажущуюся лишней. Омега обняла её за плечи и тут же почувствовала спиной мягкий ковёр и уже в руки альфы перешла инициатива в этом древнем танце, в руках альфы была омега и совершенно этому не противилась.       — Я люблю тебя, — вновь повторила Юля, выдыхая заветные слова и переходя поцелуями на скулы девушки, зацеловывая её лицо и повторяя, как мантру: — я люблю тебя… я люблю тебя… я люблю… я…       Этот нескончаемый порыв был прерван новым, ещё более страстным и немного грубым поцелуем. Девушки уже не могли сдерживаться. Они вжимались друг в друга, не оставляя между телами пространства даже для воздуха, царапали кожу через одежду, чувствуя страсть друг друга, но не оставляя её следы на теле, едва могли контролировать движения и, захватывая губы друг друга в плен, кусали нежную кожу, чувствуя от этого разряд по всему телу. Кусали. Юля ощущала просто животную необходимость кусать, ревностное желание помечать, чувствовала, как её сущность, поддаваясь страсти, выталкивает клыки на волю, но вместо этого, оттянув свободный ворот толстовки, альфа начала покрывать шею омеги поцелуями, лишь на мгновение прикусив мочку уха, вырывая с уст девушки стон неожиданности и ненадолго задерживаясь, оставляя таки на нежной коже отметины — созвездия маленьких красный пятнышек, за которые потом несомненно получит, но сейчас это было не важно, это нравилось обеим девушкам и только это имело значение во всём мире.       Альфа нависла над омегой, весом своего тела вжимая её в мягкую поверхность кровати и чувствуя жар её разгорячённого необузданным желанием тела благодаря отсутствию двух надоевших преград. Неизвестно, сколько они целовались в гостиной. Прошло пять минут или же пол часа, но обе девушки хотели большего, гораздо большего и, когда им в очередной раз, стало не хватать воздуха, Юля потянула Диану в сторону своей комнаты. По пути девушки сталкивались со стенами, не в силах прожить и несколько секунд без распаляющих страсть поцелуев, едва не повалили ни в чём не повинную тумбочку, пересчитали все косяки и потеряли толстовку Дианы где-то у входа в комнату, футболка распрощалась с телом Юли уже в спальне, прямо перед тем, как она повалила омегу на мягкую кровать, вновь припадая к её губам.       Действия блокаторов у обеих почти закончилось, да и никакие препараты не могли скрыть страсть, скрыть возбуждение, разгорающееся внизу живота с новой силой от каждого касания, без которых девушки уже не могли. Юля спустилась влажными поцелуями по уже изученной, помеченной краснеющими засосами дорожке, жалея, что не может поймать вздохи омеги своими губами и уже почти вновь припала к так давно манящим устам Дианы, но движения тела альфы вырвали из горла девушки особенно громкий стон, смешивая его более тихими, и, делая услышать нечто подобное вновь, Юля захватила в плен своих губ затвердевший сосок, слегка прикусывая его и наслаждаясь последующей реакцией. Горячие руки изучали тело омеги, что всегда было скрыто от альфы за не оставляющей места для фантазии одеждой, не оставляя без внимания и единого миллиметра нежной кожи, бесконечные поцелуи покрывали грудь русоволосой. Омега извивалась под ласками альфы, вздрагивая от каждого прикосновения и, сминая простынь, поскуливала, чувствуя, как бедро Юли, сначала случайно, а затем намеренно касалось центра её возбуждения.       Вдоволь удовлетворив свой взор и чувствуя, как рушится ещё одна преграда между ними, Юля начла медленно, не сводя взгляда с голубых, почти чёрных от желания, глаз, спускаться поцелуями по податливому телу, губами чувствуя, как напряглись мышцы живота Дианы и улыбаясь, слыша ещё один стон. Пальцы альфы пробрались под туговатую резинку бридж, а поцелуи остановились внизу живота омеги, чувствуя, как русоволосая, уже почти не контролируя себя от возбуждения, царапает кожу головы, запустив свои пальцы в слегка растрепавшиеся каштановые волосы альфы и подталкивая её ещё ниже.       Но вместо того, чтобы повиноваться желаниям своей омеги, Юля резко поднялась и припала к уже припухшим, от сладостных, страстных поцелуев, зубами захватывая нижнюю губу Дианы и слегка кусая, тут же ловя несдержанный стон. Руки же в это время неторопливо стягивали с омеги последнюю одежду.       Наконец тонкая струна, в образе которой сейчас представало терпение Юли, лопнула и девушка резко отстранилась от русоволосой, путаясь в собственных руках и наспех сдирая, по другому это назвать было нельзя, с себя одежду, отправляя её в путешествие по комнате, даже не смотря в какую именно сторону отправились ни в чём не провинившиеся, но разошедшиеся по швам брюки и с рыком припадая к, ставшим ещё более манящими, губам омеги. В процессе наполненного укусами и переполненного страстью поцелуя девушки переместились ближе к середине кровати, и без того смятое одеяло было затолкано куда-то в угол, а между телами практически е осталось пространство. Диана обняла альфу за плечи, прижимая её ближе к себе и уже спустя пару мгновений, стоило Юле коснуться пальцами центра желания омеги, она взвыла, чувствуя, как не сдержавшись, русоволосая провела ногтями по бледной спине, оставляя на ней красные полосы.       Юля почувствовала кончиками пяльцев сочащуюся влагу и на её губах, что были заняты тем, чтобы не упустить не единого стона омеги, поселился хищный оскал, оставшийся незамеченным в отличие от последующих действия. Альфа облизнулась, проникая своим языком между поджатых губ Дины и втянула её в ещё один головокружительный поцелуй, добавляя эмоций тем, что надавила на маленький, набухших от возбуждения, чувствительный бугорок, слыша и ловя своими губами громкий, слегка хрипловатый стон. Затем с, занятых окончательно лишающим рассудка поцелуем, уст омеги сорвался ещё один стон и третий, и каждый новый стон становился всё протяжнее, и громче, и сладостнее, делая улыбку альфы всё более широкой и дикой.       Так Юля издевалась над возлюбленной, что уже сама нетерпеливо начала тереться о руку альфы, не больше минуты, сама изнывая от желания и, собрав находящуюся в излишке влагу, продвинулась к входу, медленно надавливая и, кусая до крови собственную губу, наблюдая за реакцией девушки, что не заставила себя ждать. Омега сначала замерла, а после выдохнула протяжный, громкий стон, что надолго отложится в памяти альфы, впиваясь ногтями в уже многое перетерпевшие спину и плечи Юли. По лицу омеги расплылось блаженство и альфа начала медленно двигать рукой, покрывая поцелуями шею девушки и наслаждаясь её нарастающими с ускорением темпа стонами.       Удовлетворяя омегу, Юля сама изнывала от желания и к сладким стонам Дианы присоединилось её смешанное с рыком поскуливание, а вскоре оно сменилось вздохом неожиданности и учащённым дыханием, ведь длинные пальцы омеги обвили твёрдый и жаждущий внимания ствол, несильно сжимая его.       Долго терпеть подобное Юля не смогла, уже спустя несколько движений резко отпрянув от омеги, немного пугая её своей реакцией, и, не позволяя ей о чём-либо подумать или удивиться, вновь слила их уста в поцелуе, меняя положение. Немного грубо Юля развела ноги Дианы, пристраиваясь и теряя всякое сосредоточение на поцелуе от чувства влаги на головке.       Ждать не могли уже обе, желая друг друга полностью, без остатка. Стимуляция рукой подготовила омегу и Юля вошла в неё без предупреждения, замирая на несколько мгновений, чувствуя, как по телу проходит ток от столь интимного контакта двух тел и сливая свой стон со стоном омеги. Немного привыкнув к ощущениям и чувствуя движения бёдер омеги, Юля начала двигаться, умирая от тепла и переполняющих её ощущений и эмоций.       Альфа ускорилась и размеренные толчки сменились хаотичными, копирующими дыхание девушки, а стоны обратились в грозный рык. На её теле уже не было места, до которого бы не дотянулись незнающие себе места руки омеги, а сознание заполнили её стоны, то громкие, то хриплые, то протяжные, то ритмичные, превращаясь в самую прекрасную мелодию на свете. Но Юля была слишком сосредоточенна на ощущениях, чувствуя давление на талию, приятное жжение на спине и горячее дыхание омеги на лице и шее, совершенно теряя голову от её полностью свободного и наполненного рвущейся наружу страстью запаха, что слился с её собственным, создавая что-то совершенно новое, абсолютно невероятное. Но даже об этом альфа думать не могла, как и омега, сходящая с ума от наслаждения.       Чувствуя приближающийся конец, Юля всё же не сдержалась и слегка замедлившись, слыша стон разочарования, вырвавшийся из уст омеги, всадила слегка выпирающие клыки, что зудели ещё с пробуждения, желая пометить своё, в нежную кожу омеги, порождая в её груди вскрик боли и чувствуя металлический привкус крови на языке. Диана замерла, на мгновение её сознание прояснилось, отгоняя пелену страсти прочь, и она поняла, что именно сейчас произошло, но возражать было уже поздно и не было никакого желания. По телу пробежались искорки жгучей боли и на смену им тут же вернулось блаженство, ведь удовлетворив свою животную потребность и поставив на полностью подчинённом ей теле омеги метку собственности, альфа словно сорвалась с цепи, ускоряясь и находя самую чувствительную точку, сопровождая свои толчки диким рыком и выбивая ими все мысли из головы Дианы. Омега до боли в мышцах обняла Юлю за плечи, стоны превратились в крики и узел наслаждения, что накапливалось в теле омеги и скручивалось, наконец взорвался, оглушая обеих девушек. Юля поймала самый громкий стон русоволосой своими губами и поспешила выйти из девушки, тут же кончая следом за ней и обессиленно падая рядом, не смея отпустить омегу из своих объятий.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты