Хранитель Хроноса по имени...

Гет
NC-17
В процессе
4787
автор
Arobarosa бета
VaryaBletfer бета
Размер:
планируется Макси, написано 322 страницы, 34 части
Описание:
Попаданец с системой Игрока, обладающий уникальной стартовой способностью Управлять Временем. Правда, учитывая даже эту, казалось бы, читерскую способность, вселенная DC всё равно будет преподносить герою непростые испытания.

https://photos.app.goo.gl/jf1UJwdoMYdvHADB7 - альбом с картинками, который будет постепенно обновляться с выходом глав.

qiwi.com/p/79176031388 - для тех, кому хочется поддержать автора.
Примечания автора:
Сразу сделаю несколько предупреждений:
1) Я решил начать все заново с чистого листа и пока не хочу возвращаться к предыдущим работам из-за того что потерял к ним интерес.
2) Куда ж без всеми нелюбимого/любимого гарема.
3) Главный Герой будет представлять собой "Неизвестную Переменную" которая не будет являться ни как героем, ни как злодеем. Таким образом я хочу создать нечто новое и интересное.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4787 Нравится 1222 Отзывы 1412 В сборник Скачать

Глава 27 Незабываемая Ночь и Пустой Меч

Настройки текста
В прошлый раз я как-то не задумывался об этом, но разве не выходит так, что собственный отец Рейвен — Тригон может наблюдать за нами? — Я могу закрывать от него ненадолго его взор и мысли. Можешь об этом не беспокоиться. Тогда отлично. Я хочу, чтобы мы более не сдерживали себя. Открылись полностью и без остатка. Тренировка — это всего лишь отговорка и не более, чем простое слово для нас. Она уверена в себе, и в прошлый раз это я был тем, кто не был уверен в себе. Я готов признаться в том, что мне было просто страшно по-настоящему влюбиться в кого-то и сделать частью своей жизни. Ведь до этого момента я всегда двигался вперед и не оглядывался назад. Все мои отношения с противоположным полом были несерьезными и мимолетными. — Рейвен, я… — Я тоже тебя люблю. Ургх! Не честно обрывать на полуслове на таком ответственном моменте, между прочим! — Прости, не могла сдержаться. Просто ты всегда открыт со мной. Ах, так это я виноват, значит! Ну, спасибо! Утешила! Я обязательно найду способ с помощью системы скрывать свои мысли от тебя, чтобы оставлять хоть какую-то интригу. Наступило неловкое молчание и в какой-то момент я даже как-то планировал отменить всё это, но у одной особы были другие планы. — Нет. — ее руки скрестились на груди, а лицо стало хмурым. Дай угадаю. Тебе неприятно осознавать тот факт, что ты не имеешь со мной полного «опыта» в отличии..? — Я не злюсь. Все начинают свой путь с чего-то, и я вполне могу хорошо ощущать и понимать эмоции людей, и в особенности в каком направлении они направлены. Было любопытно узнать у нее, какие именно эмоции я испытываю в сторону тех или иных представительниц женского пола, но, думаю, сейчас не время и не место для этого. От автора: Предупреждение для тех, кому не интересные и не нравятся эротические вставки. Можете смело пропускать до знака ***. Писать об этом в отзывах не обязательно. Спасибо за понимание. Сначала была игра. Прошлая «тренировка» была немного неловкая и быстрая, но сейчас Рейвен будто стала более смелой, а вместе с ней и я, открывая более… скажем… «интересные» интимные моменты. Легкая улыбка никак не сходила с ее лица, и это невольно наводило на мысли о том, что она что-то задумала. — Попозируешь мне? Моя неуверенная и кривая усмешка, а в вопросе был вызов. Развеивает и убирает в фиолетовом сиянии свой плащ с капюшоном, изменяет свое фиолетовое боди на корсет и, приподняв свои руки, скрестила их за головой, открывая эротичный вид на ее грудь, шею и подмышки. Она чуть закусывает нижнюю губу и отводит взгляд. Наслаждается своей эмпатией, ощущая с моей стороны исходящую «похоть». Я решил, что не только я должен наслаждаться видом ее тела. Быть может, ей также будет приятно посмотреть и на меня? Вплоть до пояса избавился от одежды, оставив лишь темные брюки. Обхожу с боку и захожу за спину. Одна рука обхватила грудь, а другой чуть поворачиваю ее к себе для медленного поцелуя. Моя ладонь, что все это время чуть массировала грудь спокойным легким движением, опускает ее корсет, выпуская в легком покачивании ее прекрасную грудь. Обе ладони спокойно заняли места поверх них. Было прекрасно и приятно ощущать их упругость, мягкость и идеальный, по моему мнению, размер. Я не был специалистом по размерам груди, но где-то между «двойкой» и «тройкой», это точно. Меня не смущал ее необычный серый цвет кожи, а лишь еще больше побуждал интерес. Думаю, если бы это действительно меня беспокоило или не нравилось, то она бы точно поменяла цвет кожи для того, чтобы больше походить на людей. Мы прерываем поцелуй, и ее ладонь обхватила мою промежность. На ее устах все еще блуждает пошлая улыбка. В какой-то момент ей надоели эти игры с прелюдиями. Ладонь покрытая пленкой темно-фиолетовой энергии насильно отправил меня на ее кровать. Она расположилась у моих ног и в предвкушении чуть приспустила мои штаны, где мой друг уже больно выпирал в трусах. Кончиками пальцем она аккуратно и медленно снимала их, пока он резко не выскочил из них в легком покачивании и чуть не ударил ее по лбу. Она выпустила шумный выдох и легкий смешок. Рейвен явно забавляло и радовало мое либидо. Ее ладони обхватывают ствол, медленно и не спеша проводят поступательные движения. Чуть целует кончик и смакует, поигрывает языком и почти не моргая смотрит на меня. Я едва смог удержать легкий стон. Это было слишком эротично. Откуда у тебя такой опыт?! Всего на секунду появился образ того, как Рейвен получает урок от Старфаер, и для примера они использовали самый обычный банан. Даже не могу с уверенностью сказать могу ли злится на Стар или похвалить ее за то, что испортила разум столь юной дев… Чуть ощутимо и больно щипает бедро. «Девушки». Ты опытная, красивая и вполне зрелая девушка! — Умг-мм. Знаешь говорить «Угу» когда ты одновременно занята таким ответственным занятием крайне странно. — Не ворчи. Раздражаешь. Раскрыв рот с протяжным звуком: — «А-а-а…» — она медленно погрузила мой инструмент себе в рот и, не останавливаясь на достигнутом, решила впечатлить меня, погружая его практически до самого упора. — Ч-черт…! Никогда я не испытывал ничего подобного и сейчас просто находился на седьмом небе от счастья. Чисто на каких-то неизвестных мне животных инстинктах мои ладони обхватили макушку ее головы и выполняли поступательные движения и не желали отпускать. Очнулся я лишь тогда, когда затуманенным взором смог увидеть на ее лице выступившие слезы и услышать ее громкий кашель, отчего я мгновенно дал ей возможность перевести дыхание. Поток слюны у ее губ в небольшим количестве пусть и выглядело крайне грязно, но, как по мне, добавляло эротики. — Прости, просто это было слишком хорошо. Не знаю, что на меня нашло… — виновато почесал затылок, а Рейвен сердито хмурится, хмыкает и тяжело вздыхает. Фух, похоже меня простили. — Теперь твоя очередь впечатлять. Не ты ли так нагло хвастался наличием опыта? Во взгляде и в голосе насмешка и издевка. Я же пожимаю плечами и легко усмехаюсь в ответ мысленно передавая: «Ну, почему бы и нет». Она специально не развеивает свою одежду. Оставляет место интриге в нашей совместной интимной игре. Занимаю идентичную позицию у ее ног, кончики пальцев обхватывают край ее темных колготок у правой ноги, и я медленно снимаю их, а после тоже самое провожу и с другой. По какой-то странной причине начал ощущать сексуальное желание к ее красивым ножкам. А может… — «Так! У меня и так фетишей хватает! Не нужно заводить новых!» Стойко поборол скрытое желание и приступил к главному… кхм… «блюду». Она помогла мне избавится от ее черных стринг, открыв вид на ее милую и невинную киску без намека на пучок волос. Хм, интересно, а их нет по причине ее возраста, природы или вмешательства магии…? Ладно, это явно сейчас неважно. Поудобнее лег на кровать, забросил ее ноги на свои плечи и прильнул губами к ее бутону, периодически поигрывая немного языком. — М-х-м! Она также зарывается ладонями в мои волосы и инстинктивно чуть приподнимает ко мне нижнюю часть тела. В этот момент для удобности и контроля кладу ладони под ее ягодицы. Будучи удовлетворенным в ее выражении лица и в том, что у меня неплохие результаты в предоставления ей наслаждения, я стараюсь полностью посвятить себя своему занятию. Закрывая глаза и изучаю языком каждую стенку ее влажной плоти. Посасываю, причмокиваю и иногда даже позволяю себе чуть мягко укусить для более приятных ощущений. Играючи чуть приоткрываю один глаз для того, чтобы только убедиться в правильных направлениях моих действий. Стоит услышать ее блаженный стон и почувствовать легкое вздрагивание? Это означает, что я на правильном пути. В какой-то момент ее взяла мелкая дрожь, ее голова резко откинулась назад, ладони схватились за край простыни, а мне пришлось принять на лицо немного ее влажный сок. — «Уф! Немного перестарался, по всей видимости.» — беспечно подумал я про себя, молча с насмешкой наблюдая за блаженным выражением Рейвен. Мне даже кажется, что она не в курсе того, что ее глаза чуть закатились к верху, а язык глупо вывалился из ее рта. Что-то мне это напоминает... — Может, сделаем небольшой перерыв…? — Н-нет! — резко встает, а во взгляде чистое беспокойство. Похоже, кто-то боится, что мы опять можем прерваться на самом интересном, да? Ладно, не нужно, так не нужно. Теперь мы подошли к самой ответственной части. Все же, мне было немного лестно и приятно знать, что я ее первый почти во всем. Даже… сейчас. Ведь, Роуз или Старфаер определенно имели какой-никакой, но сексуальный опыт, а тут прям какой-то приятный «подарок». Заняв миссионерскую позу, я уже без свойственной мне насмешки, кладу ладонь на ее щеку. — Если будет больно, обязательно скажи. Я не хочу, чтобы этот акт был приятен только для меня, понимаешь? — она с небольшим страхом чуть заторможено кивает, не отводя взгляд от того факта, что ствол касался и доходил до ее живота. Сначала медленно и не спеша вошел кончиком, а после также медленно продвинулся чуть вперед. — Алекс… — она мягко произносит мое имя, чуть дрожит, а после все же выдает из себя слабую улыбку. Будто давая мне немое разрешение. Еще небольшое усилие, и я уже наполовину внутри. Остановился и даю ей привыкнуть к ощущениям. Боюсь просто ненароком напортачить и вызвать негативную реакцию. Она, по всей видимости, почувствовала мою неуверенность и скованность и приложила ладонь к моей щеке. — Алекс, все в порядке. Делай так, как тебе хочется. Я готов был умереть от умиления в этот момент, но все же ответил ей на это коротким поцелуем и постепенно начал двигаться в ней, совершая поступательные движения. В какой-то момент движения становились более свободными и уверенными. Рейвен обхватила ладонями мою задницу и подхватывала мой темп. Ее приятные и полные наслаждения стоны были словно музыкой для моих ушей. Наши обнаженные тела чуть вспотели, и при слабом освещении фиолетовых факелов ее комнаты я едва мог увидеть несколько капелек пота, медленно спадающих с ее лица, проходящих дорожку до шеи и заканчивая у ее груди. Мы питаемся эмоциями друг друга, что делает этот секс просто невероятным экспериментом. Мы раскрылись друг другу не только телами, но и душами. Нам не нужны были слова, чтобы понимать друг друга. Нам не нужно было даже читать мысли друг друга. По одному лишь языку наших тел мы могли спокойно принимать и понимать от друг друга желаемое. Левая рука заключила в замок ее правую, моя вторая ладонь обхватила грудь, а я сам прильнул губами к свободной груди, словно жадный младенец, жаждущий материнского молока. В следующий момент я осознаю, что уже готов к своему первому залпу, и Рейвен это почувствовала. Взгляд ее фиолетовых глаз с вызовом и желанием неотрывно смотрят на меня, ее ноги за моей спиной скрещиваются и подхватывают мой ритм. В голове проходят мысли о необходимости остановится и не дать похоти взять над собой вверх. Только вот в следующие секунды в голове проходят мысли о будущих приятных последствиях, о которых я никогда не задумывался, будучи подростком. О семье, об ответственности, о моем… ребенке? В такой момент меня даже не останавливало какое-то неизвестное ужасное будущее. Мои ладони обхватили ее и удерживали на кровати, будто я не хотел, чтобы она убежала от меня. Вхожу до самого упора и извергаюсь внутрь, заполняя каждую стенку ее плоти внутри. Она томно вздыхает, будто в такт моей пульсации, и блаженно закрывает глаза. Ко мне вернулся рассудок и здравомыслие, отчего я мгновенно вышел из нее и схватился ладонью за волосы. Вот я… — Хах, я всего лишь хотела почувствовать, каково это ощущать, когда твое нутро наполняет любимый человек. Ты был так серьезен, Алекс. — легко усмехается, указательным пальцем указывает на живот и создает фиолетово-светлый шарик, что вошел внутрь нее. Стоп, так ты специально меня не предупредила о том, что у тебя есть «страховка»?! — Так просто не интересно. Мне хотелось узнать твои истинные намерения и чувства. Ты искренне желал этого и не ощущал страха за последствия. Даже после того, как похоть прошла, ты лишь боялся за мои чувства и желания. Это… лестно, Алекс. Мне приятно знать, что ты готов пожертвовать своей свободой ради меня. Не волнуйся, я не хочу забирать ее и поступать эгоистично. У нас еще есть время все вместе обдумать и решить. — Иногда мне кажется, что ты старше меня. Ах, и все-таки ты ужасна. — Стараюсь. И мне хочется, чтобы ты все же запомнил нашу первую ночь. Почему бы мне не сделать все в несколько раз лучше…? Что же она подразумевала под этими словами? Ну, начнем, пожалуй, с того, что она с помощью магии смогла разделить себя на еще три дополнительные «Рейвен». Никогда бы не подумал, что у меня может произойти групповой секс с одной девушкой. Основная Рейвен занимает позицию на четвереньках. «Вторая» помогает мне войти в нее, а после чуть покусывает и облизывает мое ухо. «Третья» обхватывает ее аппетитные ягодицы и располагает голову над тазом. «Четвертая» же нагло наслаждалась шоу и поигрывала пальцами в своей киске. Не трудно догадаться, что вторая разрядка подступила от этого довольно быстро. Еще у меня отложился в памяти тройной минет в исполнении трех одинаковых Рейвен. В очередной раз оригинал посередине старательно качает головой, вызывая хлюпающие и извращенные звуки в процессе, а по левую и правую стороны проводят губами и облизывают еще двое. Рядом последняя, как ужасная ведьма, нашептывает, о том какой же я хороший мальчик и что я отлично справляюсь. Мне кажется, я действительно уже никогда не смогу забыть эту ночь, и ей определенно нравится этот факт…

***

Сколько времени прошло с тех самых пор, как Роуз Уилсон покинула Юных Титанов и ушла в поисках… силы? Около года, это точно. Причина в ее жажде силы была довольно проста. Она чувствовала, что тот, кто указал ей путь и дал смысл в жизни, начал слишком сильно отдаляться от нее. Прямо как тогда, когда он ушел в свое путешествие, а она не смела коснутся его или что-то сказать, ибо знала, что станет просто ненужной обузой. Ей нужна была эта сила, чтобы почувствовать себя снова нужной. Завершенной… Где-то на территории Мексики. Руины Цивилизации Ацтеков. Сила может принимать разные формы. Ей нужно было оружие, что способно было предоставлять ей шанс на победу против тех врагов, против которых она ранее, возможно, не имела бы шансов на победу. Ей пришла информация о мифе или легенде, о каком-то Безымянном Легендарном Клинке, что запечатан где-то в этих местах, но любой, кто уходил на его поиски, бесследно исчезал. Лига Теней ее предупредила об этом, но ей было все равно. Она расспрашивала местных жителей. Собирала слухи и сплетни, которые и привели ее к небольшому деревянному домику, в котором жил мужчина средних лет. Местные жители звали его Каас и сторонились его из-за слухов о том, что именно он и является причиной исчезновения искателей приключений, но доказательств этому никто найти не мог. Он был отшельником и проводил свою жизнь как самый обычный отшельник: охотился на местную живность, брал воду из общего источника и использовал шкуры животных для продажи или собственной одежды. Первое впечатление Роуз о нем сложилось не особо приятное из-за того, что Каас категорически отказывался принимать ее и что-то рассказывать о «Безымянном Мече». По его мнению, слишком много людей пали от его руки, чтобы еще одна душа приходила за ним, но Роуз Уилсон отказалась принимать отказ. Она просто стояла, словно пугало у его дома и смотрела в одну точку. Прошел ровно один день… Каас хмуро прошел мимо нее, но не проронил и слова, зашел внутрь своего дома. На вторые сутки пошел сильный дождь, но она все равно стояла на месте. На третьи сутки ее взгляд приобрел пугающий мертвый оттенок, а некоторые птицы-падальщики даже посчитали ее приятной закуской, нагло приземляясь у ее плеча или ног. Каас не выдержал ее глупой наглости, упорства и такой безответственности к собственной жизни и вышел из своего дома. Стоило ему только коснутся ее за плечо, как она плашмя упала на землю. Ему пришлось потратить сутки на ее восстановление. Предоставить воду и еду для того, чтобы вернуть ей силы. — …Для чего ты это делаешь? — Я просто должна стать сильнее. Расскажите мне о мече. Он внимательно посмотрел в ее глаза. Чуть нахмурился и сложил руки на груди. — Нет. — Н-но Вы…? — Если я помог тебе, это еще не значит, что я расскажу тебе о нем. Слухи обо мне преувеличены, но в них есть часть правды. Да, я знаю где находится Безымянный Клинок, но я не расскажу тебе о нем, пока не буду уверен, что ты действительно готова его принять. — Что я должна сделать? — Ты будешь тренироваться под моим началом, а также немного помогать мне. Тренировки больше подразумевали под собой долгие походы в поисках того или иного цветка/фрукта/листа в этих джунглях или каменистой местности. Обычно в такие моменты им встречались разного рода препятствия в виде опасных хищников или непривычного климата, в виде дождя на несколько суток или безжалостно палящего солнца. Как бы то ни было, она спокойно с этим справлялась благодаря сыворотке супер-солдата Слейда Уилсона. Могла адаптироваться под жестокие условия. Каас был невероятно мудрым человеком и делился своим опытом и знаниями с ней. Так прошел целый год, и она стойко и терпимо ожидала, когда наступит тот самый день, когда Каас раскроет свой секрет, и он так или иначе наступил. Она проснулась утром и не особо удивилась отсутствием своего учителя Кааса, ибо по утрам он иногда уходил на охоту или для пополнения воды, но в этот раз на столе была записка, что указывала ей местоположение с единственными строками: — «Если ты все еще желаешь получить Безымянный Клинок, то направляйся к руинам к Юго-Западу к Кругу Солнца.» Из одежды на ней была серая футболка, поверх которой была шкура самого настоящего черного медведя, что неудачно пересек ей дорогу. Голубые джинсы давно выцвели и покрылись в некоторых местах царапинами и порезами, а на ногах давно не было привычной обуви. Из оружия она всегда предпочитала свой обоюдоострый меч в кожаных ножнах за спиной, за поясом небольшой ряд метательных ножей. Она поправила черную повязку у левого глаза, будто для того, чтобы убедится, что с ней все в порядке, и чуть поправила свой небольшой рюкзак, в котором было немного воды, еды, паспорт с деньгами и пистолет на случай экстренных ситуаций. Руины цивилизации ацтеков имели внушительный вид даже после своего таинственного уничтожения. Круг Солнца — это место, у которого обычно этот народ производил жертвоприношения. У этого круглого каменного стола с рисунком солнца стоял Каас. Из привычной одежды из шкуры животного, его лицо закрывала маска из настоящего человеческого черепа, покрытая листьями так, что она создавала образ лучей солнца. Он уважительно поклонился ей, прежде чем заговорить. — Ты доказала, что достойна испытания. Я дам тебе последнее наставление. Тебе придется встретиться со своими собственными демонами, а также точно знать причину своих действий. Если ты проиграешь своим демонам или не сможешь точно ответить на то, ради чего тебе необходима эта сила, то тебя будет ждать только Смерть. Из-за пояса он достал самодельный костяной клык-кинжал, которым он ранил свою тыльную сторону кулака и пролил достаточно крови, чтобы заполнить небольшие углубления на круге солнца. Платформа круга провалилась и создала лестницу в подземный секретный проход. Стоило ей ступить на него, как факелы с каждым ее последующем шагом неизвестным образом загорались и будто подсказывали, куда ей идти. Лестница привела ее в длинный коридор, на стенах которого рассказывали немую историю, как какой-то мужчина владел белым мечом, что помогал своему народу в вершении судеб своих врагов. Людей, зверей и даже какого-то гигантского ужасного демона, напоминающего осьминога с множествами глаз, но все изменилось, когда кто-то из народа главного героя этой истории умер, и этот самый герой спрятал этот меч здесь. Этот коридор, по мнению Роуз, был странный. В нем не были толщи пыли, грязи или странного запаха, которым обычно покрывается любое древнее сооружение. По всей видимости, Каас заботится о нем по своим собственным причинам, либо тут дело было в чем-то другом. Вскоре длинный коридор привел ее к стене со знаком солнца, внутри которого была лишь рукоять. Стена разделилась надвое и пропустила ее дальше. Это место отличалось от всех мест, в которых она была. Это был пустующий, темный и пугающий зал, заполненный каким-то серо-голубым туманом. Даже то, что из ее рта выходил белый пар, уверяло ее в ненормальности этого места. Для того, чтобы не затеряться в нем, она все же решила взять факел у стены. Внезапно она услышала громкие, раздающиеся эхом, шаги и голос. — Давно не виделись, Роуз. Из черноты пространства вышел никто иной как Слейд Уилсон, «Дефстроук», ее Отец. Он выглядел в точности так, как обычно был одет на свои заданиях. Черно-оранжевая броня, военные сапоги, пистолет в кобуре за поясом с множествами карманами и двумя мечами за спиной. Она сняла рюкзак со спины и схватилась свободной рукой за рукоять своего меча. — Ты мертв. — спокойно и безразлично отозвалась Роуз. То, что она вела отшельнический образ жизни, не означало, что она не поддерживала контакт с организацией и внешним миром. Лига Теней лишилась своего лидера Ра’с Аль Гула, и как выяснилось, именно Дефстроук был тем, кто убил его. Спустя же некоторое время информация обновилась и подтвердилось, что Дефстроук был убит сыном Бэтмена, Дэмианом Уэйном. Организация не могла точно предсказать ее реакцию на такую новость, но их текущий лидер Талия знала, что она по крайней мере заслуживает узнать правду. Эта новость была для нее шоком, и по какой-то странной причине она не могла понять, почему же после этой новости она не испытывала ровным счетом… ничего. — Ты права. Ты вполне можешь распознать иллюзию, созданную твоим поврежденным разумом, но это не означает, что она не может тебя убить. Дефстроук достал из кобуры пистолет и выстрелил ей в плечо. Она намеренно не попыталась увернутся или заблокировать выстрел лезвием меча, чтобы проверить на практике его слова, и как оказалось, эта иллюзия действительно могла причинить ей вред. Рана на плече тому подтверждение. Не теряя больше времени, она обнажила свой меч и скрестила с ним оружие. Роуз молча спокойно проводила взмахи, выпады и уколы, но все они натыкались на блокирование или уклонение, отчего складывалось впечатление, что он играл с ней. — В чем дело, Роуз? Сомневаешься в себе? Боишься, что проиграешь мне снова, как в тот раз? Роуз не была глупой девушкой. Ведь если этот образ иллюзия, то это означает, что сколько бы она с ней не сражалась, то рано или поздно она просто измотает себя и так или иначе проиграет ей. Учитель ей дал подсказку о том, что это и есть ее внутренний демон, что ее беспокоит и ей нужно просто обуздать его. Она остановилась и опустила свой меч. — Я много думала о том, почему же я не горевала о твоей смерти. Быть может, это потому, что я стала бесчувственной убийцей? Быть может, я просто стала такой, как ты? Нет. Это не так. Мне просто было жаль тебя, отец. Я испытывала жалость и сожаление о том, кем ты на самом деле стал, и кем ты хотел меня сделать. Ведь это вполне ожидаемый конец для такого, как ты. Сначала я считала тебя символом силы, но если взглянуть на тебя под другим углом, то можно понять, что ты был всего лишь простым наемником, убивающим за деньги обычных людей. Ты никогда не пытался стать лучше. Никогда не сражался за что-то, за что стоит умереть. Ты всегда просто убивал белых овец, будучи серым волком. Какое удовольствие может приносить твой спорт, если ты всегда в нем выходишь победителем? Я отрицала этот факт и никогда не думала об этом. Убегала от реальности. Как ты убегал от своей. Деньги? Твой Спорт? Твое Эго? Все это неважно, если ты растрачиваешь свой потенциал на такие мелочи. Я приняла факт того, что я могу более не быть твоей тенью или копией. Я могу быть значительно лучше. Он медленно подошел к ней, и в резком выпаде остановил лезвия своих мечей у ее шеи в позиции «ножниц». Она удивилась, увидев его мягкую улыбку на его устах. Эта улыбка была такой странной и чуждой из-за того, что она уже давно забыла, когда видела ее у него в последний раз. — Шаг Первый: Принять Прошлое. Мы не можем забыть его. Мы не можем от него убежать. Мы можем сделать свое прошлое только частью себя и принять. Не позволить ему контролировать нас и задавать направление. Образ Слейда Уилсона постепенно начал растворятся в призрачном тумане, медленно прошел сквозь нее и полностью развеялся. Ее пример для подражания теперь же был не более, чем ее собственной тенью. Туман развеялся и факелы в круглом зале осветили пространство, открывая вид на настоящий вид этого зала. Бесчисленное количество скелетов в разной одежде, что лежали на полу в каких-то неестественных позах. При детальном анализе Роуз поняла, что их смерть была по их собственной инициативе из-за того, что один из скелетов держал свои руки у шеи, как и все остальные. Самое странное было лишь только в том, что это место не источало запах мертвечины, и то, что у скелетов нет ни намека на остатков плоти или гниения. Тут явно было что-то не так… — Хотя, в подобных местах сложно найти что-то объяснимое. Тот же туман явно не создан учеными, а каким-то магом или существом из потустороннего мира. Роуз не была скептиком или человеком, что не верит в сверхъестественное. Все же, в этом мире достаточно необъяснимого и не верить в призраков, богов или магов просто глупо. Она прошла еще немного вперед, чтобы уже впереди увидеть странную картину. Рукоять меча была до самого конца воткнута в черный булыжник с красными прожилками. С одной стороны она догадывалась, что это то, ради чего она здесь, а с другой явно понимала о наличии очередного испытания или ловушки. И вот она перед ним. Рукоять меча была абсолютно белого цвета, без гарды и больше напоминала по своему стилю и внешности катану. На рукояти были какие-то странные древние письмена, значения которых она не могла знать. — Напоминает сказку про Короля Артура, хах. Ладонь касается рукояти и мир вокруг мгновенно исчезает во тьме. Древние письмена кровавого оттенка проходят то тут, то там. Они быстро меняются и спрашивают ее на понятном ей языке: — «Кто ты…?» Она отвечает чистой правдой. Называет свое имя, но пространство покрывается огнем, сжигает ее тело в пламени без какой либо жалости. Но она все еще была жива… Это иллюзия…? — «Кто ты…?!» Кровавые письмена в очередной раз спрашивают и уже будто дрожат от гнева и ярости. Роуз Уилсон колеблется ответить, но в очередной раз отвечает правдой. Она Убийца. Она Наемник. Она… Холодная стужа содрогает пространство, покрывает с невероятной скоростью все ее тело и превращает в ледяную статую. Казалось, что каждая клетка в ее теле остановила свой ход. Но она все еще была жива… Нет, боль настоящая, ужасная и всепоглощающая. — «Кто. Ты. Такая?!» В этот раз иероглифы раздаются черным цветом. Жесткими ударами барабанов по пространству. Если она в этот раз снова ответит неправильно, то, она была уверена в этом, это будет последнее, что она сделает в своей жизни. Она не спешила отвечать. Анализировала свое прошлое. Свои решения. И то, к чему это привело и кем она стала в итоге. — Я… Никто. Ей тяжело было это признать, но это была правда. С самого своего раннего детства она никогда не могла чем-то отличится. Стать чем-то. Пока в ее мир не вошел Дефстроук. Слейд Уилсон. Ее Отец. Ее свет во тьме. Ее великая печаль и разочарование. Она брала с него пример. Хотела Стать Им. А когда она встретила Алекса? Она посчитала, что благодаря ему создала и нашла свой путь. Стала свободной. Стала чем-то новым и другим, но… — Это была ложь. Она просто взяла с него пример. Будто безликая кукла сняла одну маску и сменила на другую. Просто сняла оковы своего отца и создала новые. На этот раз наказания за неправильный ответ не было, и это означало, что ее ответ удовлетворило разум Безымянного Меча. — «Зачем. Ты. Сражаешься?» Черные иероглифы раздаются громким угрожающим эхом будто предупреждая о том, что неправильный ответ повлечет за собой ее смерть. — Я сражаюсь для него. Даже если я никто. Даже если у меня нет ни прошлого, ни будущего, мой меч всегда будет для него. Я верю в него и в его желания. Я лишь хочу быть для него опорой и силой. Прошу, пожалуйста, помоги мне. Ответом ей была тишина, пространство внезапно вернулось на свой обычный лад, а ее ладонь, охватившая рукоять меча, рефлекторно вытащила его из камня. Лезвия у рукояти не было и в нем не нуждалось, ибо вся суть Безымянного Меча заключалось в его особой пугающей силе. Эта рукоять в буквальном смысле имела воображаемое «Пустое» лезвие. Это открывало куда больше возможностей, чем любое другое оружие. Необходимо было лишь в своем разуме представить и сформировать форму, а после нанести удар. Будто для проверки способностей ее нового носителя темный зал заполнили темные фигуры из тумана. Роуз с мимолетной улыбкой на устах легким движением руки с рукоятью создавала невидимый кнут, что разрубал их на части и оставлял глубокие углубления у стен зала. Кнут трансформировался в ее разуме в прямое лезвие, что одним широким взмахом перед собой горизонтально разрубило надвое еще кучу теней. Когда же практическая часть закончилась, к ней пришло короткое воспоминание о последнем носителе этой рукояти. Это был такой же безымянный парень, что сражался лишь для своей второй половинки, но стоило ей умереть, как его причина сражаться исчезла, а потому он скрыл этот артефакт от других людей и решил сделать так, чтобы им мог владеть только тот, кто имеет две вещи. Тот, кто так же не имеет личности, прошлого и будущего, а также готов сражаться за достойного. — Теперь, я понимаю почему тут так много трупов. Ведь, все они считали себя кем-то и никогда не приняли бы факт своей пустоты, а также мало кто решился бы сражаться за кого-то. Ведь многие приходят за силой только ради себя. Ты действительно заслуживаешь своего имени — «Безымянный Меч». Будто в ответ на ее похвалу меч отозвался клятвой верности. Пять красных линий, идущие от кончиков пальцев до локтя, создали татуировку. Доказательство их связи. Любой, кто возьмет рукоять помимо нее будет иметь у себя бесполезную и сомнительную вещь в плане оружия, так как у них не будет доступа к настоящей силе этой рукояти. — Теперь я могу вернутся к нему. У выхода из этого скрытого помещения ее ожидал уже Каас. Только в этот раз Каас сидел у алтаря Солнца и спокойно смотрел на уходящий закат. Бледная кожа, засохшие губы и выступающие на лице морщины не были хорошим знаком. Он явно слабел и старел буквально на глазах. Роуз подбежала к нему с немым беспокойным вопросом и протянула руку, которую он быстро принял к себе. — Понимаешь, меч рассказал лишь поверхностную историю, ибо оружие никогда не сможет понять людей. Последним носителем меча был я, Роуз… — Но как вы так долго… — «Прожил»? Проклятье или благословение меча. Считай, как хочешь. В то время я помогал ей, пытался сделать все в своих силах, но этого оказалось недостаточно, и я опоздал в самый ответственный момент. Я ненавидел себя и хотел умереть, ибо не имел цели в своей жизни без нее, но меч отказался даровать мне смерть до тех пор, пока я не найду ему достойную замену. Сначала я искал добровольцев отчаянно и открыто, но, как оказалось, меч не будет подвластен случайному человеку и убивал недостойных. Забирал их жизненную силу в свою Пустоту без остатка, превращая их в обычный скелет. В какой-то момент я просто сдался и пытался жить, но меч всегда напоминал мне о моем величайшем разочаровании и ошибке. Требовал, чтоб я нашел нового владельца. Именно благодаря мне и зародились слухи, и именно я стал причиной смерти этих людей. По крайне мере, они умерли частично не по моей вине. Все же, им двигала жажда силы в угоду собственных эгоистичных целей. Первое испытание было создано мною, а второе мечом. Таковы условия. Роуз невольно почувствовала, как ее сердце прониклось жалостью и грустью к своему учителю. Этот человек никогда не относился к ней несправедливо или жестоко. Всего за какой-то год он стал для нее чем-то большим и значимым. А тут он уже добровольно принимает свою смерть и был определенно рад этому. Каас заметил ее подступившие слезы и с легкой улыбкой слабо протянул к ней свою ладонь. — Не нужно. Поверь мне. Нет ничего хуже жить только с мыслю о собственных ошибках. У меня есть для тебя лишь последнее наставление. Не оставляй дорогого тебе человека в трудную минуту, иначе ты до самой смерти будешь жалеть об этом моменте. — Я обещаю. — Спасибо, Роуз. Постарайся никогда не жалеть о своих решениях. Даже пустая личность имеет возможность выбирать и принимать решения, и эти решения… делают нас теми… кто мы… есть. На последних словах исхудавшие тело выпустило последний хриплый вздох и резко обратился в прах. Даже его скелет с грохотом разломался в прах и был подхвачен ветром по направлению уходящего солнца в закат. Ее ладонь чуть коснулась крупицы праха, а грустный взгляд в последний раз взглянул на закат. В следующий момент ее ладонь обращается в кулак, а во взгляде появляется ранее неизвестная решимость. — Я обещаю. — повторяет она в пустоту, одновременно поправляя свой рюкзак и направляясь в ближайший пункт цивилизации. Вскоре в этот мир вмешается один самодовольный и наглый Бог, и она будет тем, кто встанет у него на пути…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты