Его не звали, но он приперся

Джен
NC-21
Завершён
6743
автор
Размер:
441 страница, 35 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6743 Нравится 8162 Отзывы 2317 В сборник Скачать

Глава двадцать шестая

Настройки текста
       Есть множество способов проснуться утром - хороших, плохих и ужасных. Отчаянно орущий будильник, лучик солнца, падающий прямо на глаза, вежливое касание соседа по комнате, смеющиеся дети под окном - вариантов не счесть и у каждого из нас они будут своими. Так уж устроена эта жизнь, что за каждым сном следует пробуждение, если мы, конечно, не говорим о том самом последнем сне, которым придется уснуть каждому разумному и мыслящему существу во вселенной.        Отдельной шкалой можно выделить качество пробуждения. То, насколько тебе будет приятно проснуться, вернуться в реальность из страны грез и начать что-то делать. Важное. Очень.        Пробуждение в компании двух очаровательных девиц, полностью выспавшимся и очень-очень довольным - это отлично. Проснуться самому, без желания спать дальше и назойливой побудки - это хорошо. Просто разлепить глаза и пойти на работу, как делаешь это всегда и будешь делать еще долго, - это нормально. Едва раскрыть слезящиеся глазные щели, выключить впивающийся в мозг телефон, на который тебе звонит разъяренный твоим опозданием шеф, после чего тащиться в ненавистный тебе офис - это плохой способ проснуться.        Но вот если тебя разбудила прикоснувшаяся к горлу холодная полоска стали, то это уже не плохо, а просто-таки ужасно. А уж в том случае, если ты носишь гордое звание одного из ночных королей крупного средневекового города, на тебя регулярно совершаются покушения, а спать ты лег в надежно запертой комнате, что находится под непрерывной охраной верных людей, то такая пробудка уже даже не ужасна. Это - просто пи*дец!        Ралий "Седой" Шолин, будучи главой сильнейшей в Крае гильдии убийц, воров и медвежатников (совместное предприятие), прекрасно знал об опасностях своего ремесла. Как-никак, довольно часто ему самому приходилось организовывать всяким умникам подобные пробудки. Или их отсутствие - тут все зависит исключительно от намерений носителя той самой полоски стали, что сейчас его и разбудила.        У этих ребят не было неприкосновенности, гарантированной покровительством сразу бургомистра, главы гильдии алхимиков, и начальника стражи Края вместе взятых, а потому спать всегда приходилось вполуха. Особенно в последнее время, когда незнамо откуда появившаяся организация, молодая да дерзкая, почти подмяла под себя весь криминал города и нехорошо облизывалась даже на контрабандистов с их защитой. При подобном раскладе его гильдии, которую в свое время удалось преизрядно расширить за счет вступления в нее всех тех, кто оных "молодых да дерзких" опасался, приходилось жить едва ли не на военном положении. И войну эту они бездарно проигрывали, хотя и не должны были.        Идиотами убийцы не были, а потому догадывались о наличии у противника отряда по-настоящему элитных специалистов по решению проблем кардинальными средствами. Просто эмпирически вычислили, по хлебным крошкам из уничтоженных и пропавших бесследно бойцов. Все же убийцы слишком привыкли считать себя самыми кусачими ублюдками в этом помойнике, банально не ожидая внезапной ответки по всем фронтам.        Их не перебили всех скопом только потому, что не желали начинать натуральную войну на территории города, вынуждая власти (прекрасно обо всем знающие) держать марку и проводить реакционные операции. Сами душегубы это понимали, отчего еще сильнее бесились от собственного бессилия. Они до сих пор не дезертировали только потому, что надеялись на мирное урегулирование конфликта (не очень сильная надежда), боялись показать спину (довольно весомый фактор), не желали бросать все нажитое непосильным трудом (очень весомый фактор), и надеялись урвать в общем хаосе кусок, достаточный, чтобы устроиться на новом месте, после чего и сбежать (крайне весомый фактор).        Большая часть источников дохода уже была ими потеряна, включая крышевание львиной доли торговцев и лавочников. Да-да! Оказывается, я все это время платил денежки людям (обычным людям), работающим на культ! Но, несмотря на потери, у Седого оставалось самое главное - люди, включая и верную лично ему гвардию. Пусть платить приходилось из общака, который стремительно пустел, но на одну отчаянную попытку вернуть все как было раньше их еще хватит. Как уже говорилось, убийцы всегда собирали самых высокоуровневых ублюдков со всего городского дна. И просто так отметать их в сторону не стоило.        Естественно, культ об этом знал и готовил собственный ответ, даже превентивный - ясновидение совершенно точно говорило, что в течение недели большая часть уродов из этой братии перестанет быть живыми. Причина смерти не указывается, но само отсутствие оной причины говорит обо всем, что нужно знать. Вовремя я начал действовать, ничего не скажешь! Промедли еще полгодика и город мог бы стать целиком их, или хотя бы ночная его сторона.        Мне не жалко ублюдков, но если уж им предстоит сдохнуть, то лучше бы это сделать с максимальной пользой и пафосом. А не быть перебитыми, что твои куропатки, послужив опытом для бойцов культа. Впрочем, что-то мне подсказывает, что убивать ребят Седого будут исключительно обычные бандиты. Измененных наверняка будут держать как резерв, стараясь использовать только для точечных атак.        В любом случае, мне крайне сильно хотелось побеседовать с уважаемым мэтром Ралием.        - Добрый вечер, Седой. Как делишки?        Ну разве я не сама галантность?        Стоит отдать ему должное - он не обосрался и даже сознание не потерял. Хотя когда с тобой заговаривает висящая посреди темноты белоснежная рожа с кровавой улыбкой на лице, то сохранять спокойствие крайне сложно. Старый и умудренный годами ублюдок держал себя в руках, только легкая дрожь в голосе и тремор в руках выдавала его переживания.        - Хреновы делишки, раз уж ты тут. - Разводить вежливость он не собирался, как и впадать в отчаяние. Раз уж его не прирезали спящим, то будет разговор и торг - такая уж у местных авторитетов "этика". Не стоит, однако, забывать о высокой вероятности того, что ночному визитеру банально нужны адреса его тайников с золотишком, после чего все пойдет по стандартной схеме.        - Но я тем не менее тут. - Тут же подтверждаю, не прекращая дразнить горло собеседника сталью, постоянно меняя угол, силу давления, а чаще всего и вовсе убирая лезвие от кожи, оставляя его в жалком миллиметре от цели.        - Так и говори, чего хочешь, не томи. - Срывается на грубость воровской старшина.        А сдают нервишки, сдают! Слишком уж выводящей из равновесия оказалась ситуация, да и внешний мой вид совсем не успокаивает. Плюс, обязательная для людей его профессии, чуйка сейчас наверняка указывает убийце двадцать седьмого уровня, что к нему в гости зашел песец. Белый и нихрена не пушистый, да. Прошлый глава был аж тридцать четвертого уровня, что ставило его в пятерку сильнейших людей Края, но он куда-то загадочно исчез. Учитывая пустоту в предвидении, связанную с этим человеком, то я даже знаю, куда. Хотя исключать того, что он просто ушел из города, тоже не стану - обладатель эпического класса мог иметь какие-то способы сокрыть себя от ясновидения. Особенно, если учесть, что я его даже глазами не видел.        - Ваши люди. - Несмотря на утекающие куда-то не туда мысли, я не теряю нить разговора. - Кабанище и Цирюльник. Что вы о них скажете?        - Толстого козо*ба могу отдать прямо сейчас. - Немного подумав, ответил Седой, явно не собираясь соблюдать мифическое "воровское братство" до последней капли крови. - А вот Цирюльник мне и самому нужен. Он один из тех, с кем я в Край пришел.        Ага! Значит, меня приняли за представителя культа, тут же принявшись договариваться. Опытная помойная крыса совсем не против была сесть на уже отплывший корабль, даже ценою сдачи большей части оставшихся бойцов. Естественно, он собирался убедиться в том, что живым его действительно оставят, как и подстраховаться на тот случай, если оставлять не станут.        - Боюсь, вы немного ошибаетесь, мэтр. - Прерываю тут же напрягшегося бандита. - Я представляю совсем не ваших нынешних оппонентов. Можно даже сказать, что я на противоположной стороне.        Вот тут ему стало намного интереснее. Действительно намного, ибо сейчас любая помощь ему пригодится. Особенно, если среди помощников будет пара-тройка ребят вроде пришедшего к нему в гости субъекта.        - Ты не из жополизов Однорукого. - Седой отметает в сторону мою причастность к контрабандистам. - У старого ***** ***** просто нет людей твоего калибра. Ты не из авантюристов - они никогда не лезли в наши дела. Не знаю, кто ты, но если твои хозяева не дружат с б**дскими сучарами из шальных, то мы подружимся.        Да-да, видел я уже, как ты мне собирался одного из своих "друзей" сдать с потрохами. Но если уж приняли за эмиссара неизвестной силы, то будем играть роль до конца.        - Двое названных мною. Присмотритесь к ним. Задайте им вопросы. А еще лучше надрежьте им кожу, да хотя бы на руке. - Говорю то, ради чего и пришел сюда. - Сделайте это в присутствии максимального числа верных вам людей, запасшись кислотными бомбами и хорошим магом, умеющим создавать барьеры. Сделайте это внезапно и быстро, чтобы пережить открывшуюся правду. Изучите их тела, не забыв надеть хорошие перчатки. Только после этого с вами свяжутся вновь.        Он не идиот и не глупец. Пусть назвать Седого образованным человеком не выйдет даже в кошмарном сне, но он был, несомненно, очень умным. Так что подтекст моих слов понял сразу. Да и особых сомнений не испытывал - устраивать подобный цирк ради того, чтобы просто получить шанс поссорить его с парой бригадиров... Это стрельба из пушки по воробьям. Он скорее подумает на очевидную ловушку, в которой его людей попытаются прихлопнуть всех скопом.        Ну, пусть перестраховывается, ибо главную мысль я до него донес.        - Ты хочешь сказать, что вместо моих людей я увижу каких-то тварей? - Мужик тут же последовал извечной людской привычке переспрашивать очевидное. - Я бы заметил хоть что-то! Они ни в чем не поменялись в последнее время. С чего бы мне тебе верить?        Ты уже веришь, дядя. Видимо, подозрения уже были, пусть и не оформившиеся до конца. Просто сейчас ты пытаешься раскрутить меня на хоть какую-то информацию по теме. Что же, позволю тебе почувствовать успех.        - Чуден этот мир, прозванный Алуреем. Чудны дела, что на нем творятся. А уж какие чудеса, бывает, приносят из глубины дремучих лесов... Такие чудеса имеют неприятное свойство врастать в ту землю, куда их привезли. Врастать, подобно сорной траве, вцепляться, подобно плесени. И куда сложнее будет унести эти чудеса обратно, проще уж сжечь.        Странный стиль изложения использую намеренно. Во-первых, так я отвожу от себя подозрения - моя-то речь куда как проще и понятнее. А во-вторых, моя любимая Душа Насмешника подсказывает, что именно любителей говорить подобным высоким штилем, мой клиент ненавидит до глубины души. И столь же сильно боится. А значит, и слова мои воспримет всерьез. А то те двое могут реально перебить всю их компанию.        Теперь же он точно последует моему совету. И кислоты накупит, и мага сыщет, и людей подгонит. Есть в рядах банды и другие пораженные, но никого из полноценных мутантов. Да и те, что есть, поголовно состоят в бригадах главных искаженных - так им легче было прикрывать отлучки и ошибки рядового состава. Не самое умное решение, но с точки зрения скорейшего выпила оставшегося неподконтрольным криминала - самое оно.        Более чем уверен, что культ действительно пошел бы "на мировую" с убийцами. Только предварительно проредив их и посадив на место пахана того же Цирюльника. Полностью задавленные конкуренты могли бы и вызвать неприятие у кого-то из больших шишек. А так все будет на мази. Спорю на то, что они еще и планировали развести тех же контрабандистов на материальную помощь угнетаемых "шальными" (как зовут подконтрольные культу силы) душегубов.        Неплохой план.        Который я преизрядно поломал.        Ибо стоит мне только уйти, как Седой тут же начнет сзывать ребят. Сразу после того, как убедится в отсутствии засады. Даже ясновидения не нужно, чтобы понять одну простую истину - вопрос с двумя высокопоставленными культистами решится уже этой ночью.        Естественно, я не собираюсь снова приходить в гости к Седому, как и помогать ему пережить грядущие события. Только дал им шанс на последний бой вместо бесславной гибели. Они, конечно, такой "подарок" не оценят, но мнение законченных урок - это последнее, что меня волнует.        Ответа от Седого я ждать не стал, мгновенно переместившись на самый край дистанции телепорта. Легкое головокружение, пополам с чуть уменьшившимся резервом, стало платой за применение шагов. Мог бы уйти более экономно, но просто никак не могу нарадоваться на свою "убегайку", как я окрестил появившийся у меня под-навык.        Да и самого резерва еще много, а по карманам разбросано достаточно зелий, которые позволят мне продержаться достаточно долго, даже если запас сил станет показывать дно.        Следующая остановка, пожалуйста.        Небольшую лавочку охраняли так, словно там не краденное скупали, а городскую казну хранили. Пусть охрана старалась не отсвечивать, но сфера теней отлично засекала всех праздношатающихся, а Взор помогал определить тех, кто оказался поражен чернотою. Не пораженных тут, кстати, не было - только мутанты и получившие свою порцию дряни, но еще не начавшие мутировать в незнамо что.        Восемь здоровых амбалов с перекрученными мышцами (самая распространенная мутация, между прочим), трое худых и тощих, из которых, казалось, все внутренности вытащили, еще два с половиной десятка простых пока-что-людей и сам хозяин магазинчика с помощником. Судя по тыкающим в тело иголкам чувства опасности, работающим, несмотря на заглушку, этого отряда хватит для успешной попытки штурма кабинета бургомистра.        Тут не было никакого ясновидения, только простая логика, долгое наблюдение Взором и несколько подслушанных разговоров, но я понял, чем именно так ценно это место. Все эти потоки черноты (наверное, самое большое пятно в городе, если не считать закрытого клуба) принадлежали хозяину лавки, который никогда ее не покидал и не мог покинуть. Проявляющаяся даже в реальности (только внутри ломбарда) дрянь целиком принадлежала барыге и составляла собою основу для накрывающих весь город чар.        Отсюда они управляли наложенной на освоенные ими здания защитой и отсюда производили наблюдение за городом. Своеобразная радиовышка и радар в одном флаконе. И, возможно, что-то еще. Потому и собирают здесь огромные силы, а рядом находятся еще несколько групп, могущих быстро прийти на помощь атакованным - одних перекрученных там полтора десятка.        Вчера было куда как меньше, но мое выступление против роковой вдовы заставило их немного занервничать. Это место было одним из тех немногих, которое таки закрыли дополнительной охраной. Неприятная неожиданность, но от уничтожения этой точки зависело слишком многое, без чего я не желал начинать следующую фазу операции.        Рисковать или не рисковать?        Хотя чего я вообще спрашиваю?        Конечно же, рисковать!        К первой группе простых людишек я прокрался банальным скрытом, хотя было желание пафосно войти прямо в центр их компании (они за столом в карты рубились) и покрошить их нах*й. Увы, но силы не бесконечны, а у меня еще куча планов на эту ночь, так что пришлось сэкономить там, где экономия оказалась уместной.        Резко втыкаю двоим ближайшим ко мне ребятам ножи в затылки, еще троим ломают шеи их же тени. Зрелище теневых силуэтов, вставших за спиной хозяев и сворачивающих им позвонки - это то еще топливо ночного кошмара. Даже поневоле задумаешься над тем, кто из нас чудовище более страшное. Тоже мне, вопрос Вселенной, Жизни и Всего Такого!        Я, разумеется!        Ворую тень самого подходящего по комплекции мужика и задумчиво на нее смотрю. Вроде бы черноты не вижу, да и не должна она приставать к теням, но даже не знаю, стоит ли так извращаться. Пару секунд тупил, но все же использовал маскировку - к теням оно действительно не пристает, а лишняя секунда на реакцию может выиграть очень многое.        Спускаюсь вниз ко второй пятерке, последней в этом доме. Тех как раз сейчас отчитывает один из полноценных мутантов, пусть и находящийся в самом начале "карьеры". Судя по матам, игры в карты ребятам не положены. Протираю лицо пойлом, взятым из прихваченной в комнате сверху бутылью с вином (не запятнанной, естественно), делаю походку более пьяной и рожу подебильнее, чтобы соответствовала. Последнее тяжелее всего - ибо нельзя сделать тупее то, что и так выражает крайнюю степень тупости. Как он вообще попал в компанию культистов? Они же, вроде, приближают к себе только действительно крутых ребят.        О, ясновидение сработало! Это что, надетая и украденная тень повышала "пробитие" моей экстрасенсорики во всех сферах, связанных с носителем оной тени? Забавный факт, и главное как вовремя! Зато теперь я знаю, что забулдыга был прирожденным топтуном, могущим ненавязчиво проследить за нужной целью. Вопрос в том, нахрена его сюда поставили?        - Сапог, б**дь! Ты, сучий потрох, опять бухаешь! - Мутант продемонстрировал свою бесчеловечность, неестественно кривой походкой сблизившись со мною и явно с трудом удерживаясь от того, чтобы схватить меня за грудки. - Я тебе, **** **** ты ***** и маму ****** твою, что говорил про выпивку? А? Я, сука, не слышу!        Вместо перепалки, которая гарантированно меня выдаст, я решаю заканчивать одностороннюю беседу самым кардинальным образом - устранением нежеланного собеседника.        - Брати-и-и-и-и-шка-а-а-а! - И морду, морду максимально тупой сделать. - А я тибе пакушать принес!        Явно заподозрил что-то! Это я как очевидец говорю. То ли нестандартное поведение того, чью внешность я принял, то ли хруст позвонков наблюдающих за разносом идиота быков, то ли такая маловажная деталь, как воткнувшаяся в рот по самую глотку бутыль с вином, наглухо разворотившая всмятку всю челюсть и гортань мутанта.        Его, кстати, даже не убило, а только заставило отступить назад, и рефлекторно попытаться вытащить посторонний объект, с которого уже капала красно-черная смесь крови и мерзости. Удивительно, но у молодого измененного еще была кровь в венах!        Действительно была, должен сказать! Вот смотрю на суповой набор, из которого она течет, и прекрасно вижу ее наличие. Когда и как порезал? Так просто удлинил на несколько мгновений кинжалы, после чего отсек голову и конечности теневыми лезвиями. Вышло достаточно эффективно, даже слишком эффективно. Перебор, как говорят в подобных ситуациях, но лучше потратить лишнюю каплю резерва, чем потерять голову из жадности да экономности.        Окидываю взглядом получившуюся палитру и прислушиваюсь к сфере. Несмотря на смерть собрата, никто из мутантов даже не дернулся лишний раз, не говоря уж о поднятии тревоги. Значит, единого разума у них нет, что уже хорошо.        Они тут, между прочим, переговариваются с помощью каких-то амулетов. Вернее не переговариваются, а просто отправляют сигналы в стиле "да-нет", но и это неплохо. Помогает им поддерживать маскировку, не привлекая излишнего внимания окружающих. Стража, как я уже говорил, в последнее время очень нервная.        Мне, ясное дело, хватило ума начать смертоубийство сразу после очередного сеанса "перестукивания", так что время есть, причем не так уж и мало. Главное, не просрать оное время впустую.        В параллельном здании, находящемся прямо напротив уже зачищенного, народу было побольше, благо здание (очередной гостевой дом со съемными комнатами), похоже, было выкуплено культом полностью. Здесь сидели трое худых мутантов-пугал и полтора десятка простых бойцов. Рядовой состав особого впечатления не производил. Да, уровни не ниже десятки, собственные классы и неплохая выучка, или скорее дрессура, делала их весьма опасными противниками... Для рядового стражника. Мне же они были опасны только толпой, да и то не сильно.        Основное скопление простого люда сидело и ждало своего часа в отдельной гостиной, где у них, похоже, была бытовка - чай, еда и курево в ассортименте. Курево, замечу, не наркотическое, а самое простое. Даже захотелось прихватить с собой табачку, если бы он только не был весь перепачкан чертовой мерзостью!        Лезть на одиннадцать вооруженных морд, пусть и не сильно опасных, я не стал, как не стал и тратить на них отнюдь не бесконечный резерв. Пусть параметр Тени, как и высокие статы, помноженные на классовые усиления, позволяли почти не тратить сил на убийство обычного человека, но незаметно умертвить десяток целей сразу будет не просто. Особенно, если делать это рядом с непонятными мутантами, о чьих способностях я не ведаю от слова совсем.        В приоткрытый дверной проем полетела пробирка с одним из самых смертоносных составов мною созданных. Контактный яд нервнопаралитического действия, принимающий газообразную форму при реакции с кислородом - это совсем не шутка. Единственное, что мне все же пришлось сделать, так это тенью остановить руку лидера (уже начавшего процесс мутации), которая потянулась к тревожному амулету.        Спустя минуту газ распался на составляющие, а я спокойно вошел и повесил на спину понравившийся мне комплект метательных кинжалов. С такой жизнью одних гребней не напасешься. Украв очередную тень, все так же проверив ее на черноту, я отправляюсь наверх. Прежде чем разбираться с искаженными, нужно прибить троицу обычных дозорных. А вы как думали? Эти ребята тут просто так сидят, что ли? Нет, они регулярно сменяют наблюдателей, чтобы не терять бдительность и не замыливать взгляд. Вот как раз мутанты и стараются не вылезать из своих каморок лишний раз.        Первый встреченный мною дяденька, напоминающий скорее примерного семьянина, чем злого бандита, даже успел сказать что-то вроде "еще же не твоя смена", но быстро хрустнул шеей. Даже клинки доставать не пришлось. Второй, услышавший нашу возню, тоже среагировать не успел, поймав горлом лезвие метательного клинка. Целился, правда, в сердце, но оно и не сильно важно, раз уж попал.        И вообще! У меня просто рука дрогнула!        Последний из троицы дежурных даже успел достать короткий гладиус, приготовившись заорать во всю глотку. Даже воздуха в грудь набрать успел. Ему бы действительно закричать сразу, не тратя времени на вооружение, но, видимо, сработал рефлекс. В любом случае, в его подбородок я ему тот гладиус и воткнул.        Теперь осталась только троица на крыше.        Снова сменив облик, выбрав хозяина гладиуса, я поднялся на чердак. Здесь чернота встречалась не отдельными пятнами, а полноценными лужами, что вызывало закономерные опасения. Куда больше, однако, я опасался тройки, ждущей меня наверху. Есть у меня подозрение, что они доставят сюрпризов. Хоть бы не удивили меня до смерти!        - Черного неба, брат. - Проскрипел самый ближний ко мне монстр, едва-едва наметив поворот головы. - Зачем ты здесь?        Вблизи они производили еще более отвратное впечатление, чем издали. Кроме худобы, они отличались нездравым цветом кожи - словно у переболевшего оспой. Причем недавно переболевшего, отчего всю рожу покрывают зарубцевавшиеся струпья. Да и сам голос производил впечатление - пронзительный, словно и вправду скрипит плохо смазанная дверь, он был слишком звучным, раздаваясь изо всех сторон одновременно. Я не я буду, если у них нет встроенного акустического оружия. Возможно, массового.        - В белое перекрасить. - Хохмлю в ответ, накладывая на весь чердак Тишину в Зале, заодно вливая в нее четверть резерва сходу.        С наложением навыка моя маскировка стекла с меня подобно падающей с плеч ткани, а твари сразу же попытались снести мою скрытую маской голову. Почти успешно: их скорость уступала моей совсем ненамного, а расстояние было незначительным, не позволяя нормально сманеврировать. Я мог бы попытаться уклониться и так, даже шансы на успех имел, но решил не экономить.        Шаг в Тень, после чего сразу последовала атака призрачными кинжалами. Сработало плохо, куда хуже, чем хотелось бы - нематериальные лезвия впились в тело атакующего, но просто не смогли его осушить. Словно черная мерзость выталкивала поражающую энергию теней. Тень, в свою очередь, старалась нанести максимальный урон, но ее было слишком мало для полноценной атаки. Максимум неприятные раны, что для живучего мутанта не так уж и опасно.        Тем временем твари синхронно раскрыли пасти. Знаете, как павлиньи хвосты раскрываются, так и рты распахнулись, словно огромные веера, после чего почти всю вложенную мною в технику силу мигом сожрало, едва не разорвав тишину на клочки. Не будь моя концентрация столь высокой, а энергия столь плотной, вышло бы глупо и печально. А еще, оказывается, заранее наложенная тишина действует даже при моем нахождении в Тени, пусть я и не могу контролировать ее после наложения.        Ладно.        Ладненько.        Пойдем другим путем, раз уж козырь с нематериальными ударами не сработал. Левитирую вверх, зависая над троицей, которую, похоже, очень обескуражило несрабатывание козырного навыка. Который они, суки, готовились скастовать еще раз! Вот же наглые сволочи, не желают тупо лечь и помереть, пока я их убиваю! Бесстыжие! Никакого уважения к попаданцам!        Их раскрываемые рупоры вместо рта были отличной задумкой, но слишком уж хрупкой. Разогнавшись до максимума, я выпал обратно в реальность, уже кидая напитанные тенью до предела стальные ножи прямиком в их хавальники. Сложно выполнить такой трюк даже с максимальной прокачкой шагов, но я справился. И не промахнулся ни разу, замечу!        Все три твари своим криком подавились, а одна и вовсе неловко завалилась на спину. Пусть ее тело и подергивается, но я уверен в том, что это агония. И уж точно он(о) не поучаствует в предстоящей схватке.        Обе оставшиеся боеспособными твари вырвали из тел шипящие кинжалы, попытавшись выхаркнуть и выблевать стекшую с них тень, но не получалось. Им бы дать пару минуточек на отдых. Или хотя бы секунд двадцать, но я в поддавки не играл.        Шаг, выход за спиною и удар максимально напитанными клинками, продолжив их лезвия до длины полноценного клинка. Повторить еще раз и добить подранка. Еще три суповых набора юного инквизитора готовы. Вот из них, кстати, не вытекло ни капли крови. Только черная жижа, разъедающая покрывающие меня теневые одеяния (я ж не дурак, чтобы лезть к ним без защиты).        Тишина провисит еще минуту-другую, хотя без их крика провисела бы пару деньков точно. Удачно я угадал с количеством вкладываемой в тишину энергии. Как есть удачно. А еще, замечу, Взор показывал тишину как тоненькую светло-серую паутинку, охватывающую весь чердак незримой сетью. В монохромном восприятии Взора она оставалась почти невидимой. Чего я вообще не разглядывал это чудо раньше?        Встряхиваю головой, возвращаясь в боевой режим. Искаженные громилы, сидящие в небольшой закрытой лавке, буквально в двух шагах от злополучного ломбарда, все еще не выказывают признаков беспокойства. Смутно просматриваемые сферой силуэты скупщика и помощника тоже не дергаются. Резерва где-то две трети, может, даже чуть больше.        Нормально, вроде бы.        Пляшем дальше.        Перед новой дракой закидываюсь тонизирующим составом. Он почти безвреден, но ускоряет реакцию, снимает усталость и повышает восстановление магии. Для действительно серьезного допинга время еще не пришло, но подстелить соломки нужно уже сейчас. Восемь полноценных мутантов, при учете всех тех проблем, что доставили мне всего три противника аналогичного ранга... это может быть очень опасным занятием.        В этот раз натягивать на себя чужие облики не стал, просто шагнув внутрь помещения с наглухо задраенными окнами. Вы не поверите, но эти тоже играли в азартные игры, только в кости, а не в карты! Им что, заняться больше нечем? Хотя да, наверное, таки нечем...        Зависнув на секундочку над головой их лидера, едва ли не купающегося в натекшей под ним луже нефтяной черноты, я только и делаю, что убеждаюсь в наличии сигнального амулета именно у него. А потом выпадаю в реальность с уже напитанными тенью кинжалами, протыкая невероятно крепкий череп искаженного, словно гнилую бумагу.        Первый минус.        Дальше все слилось в череду мелькающих кадров.        Вот я снова гашу звуки в помещении, что дается мне несколько легче - само помещение ничуть не больше злосчастного чердака, а звукового оружия у противника нет. Зал накрывает удушающая пленка безмолвия, превращающая мир в какое-то сюрреалистичное немое кино в жанре ужасов, где одно чудовище убивает других.        Меняю состояние между реальностью и Тенью по три раза за секунду, используя шаги так, как не использовал их еще никогда. Эмоции и чувства выцветают, оставляя только холодную злобу и омерзение. Желание сделать так, чтобы этих тварей больше никогда и нигде не было. Их тела очень крепкие и живучие, отчего ударов наносить приходится много, очень много.        А уж искажения! Лишние глаза и рты на всех возможных и не очень участках тела, перевернутые кости и органы, торчащие наружу, вторые лица на спинах, животах и задницах, отсутствующая кожа и кожа надетая наизнанку - если бы не снизошедшее на меня спокойствие, то я мог бы и кукушкой сдвинуться. Такое количество мерзости редко увидишь даже на /b/, а это о многом говорит, ребята.        Когда все закончилось, то я едва стоял на ногах. Дело даже не в резерве, которого оставалось по меньшей мере треть, а в дезориентации после шагов. Я сначала даже не был уверен, в каком мире я нахожусь на этот момент, но потом отпустило. Тишина, между прочим, так и не упала, хотя я ожидал иного. Да и вообще эти ребята оказались не столь опасными, как я думал изначально - несмотря на огромную силу (против трудноуловимого меня бесполезную) и чудовищную живучесть (нивелируемую тенями), они были слишком медленными и не очень умными. Бежать, например, даже не попробовали, хотя шансы имели. Видимо, сначала не разобрались, потом посчитали одиночку легкой добычей, потом действовали на рефлексах, а под конец уже поздно было.        Пришел в себя, когда покрывающая меня мантия из тени начала распадаться под воздействием черной крови погибших искаженных, которой тут было заляпано абсолютно все. Длинным прыжком ухожу на один из немногих чистых участков и заставляю свой костюм химической защиты пойти волной, стряхнув попавшее на меня. Несколько минут просто туплю, заново привыкая к реальности, а потом отдыхаю, восполняя силы перед финальным рывком. Я сюда пришел убивать конкретного лавочника, а не гасить рядовых и не очень сектантов.        С тяжелым вздохом заливаю себе в глотку довольно мерзкий на вкус комплекс препаратов, усиливающих восполнение энергии и повышающий защиту от проклятий. Результат работы с кровью йети, один из самых удачных. Последствия не особо сильные, но они будут. Завтра, наверное, проваляюсь в постели весь день.        Вовнутрь вхожу в скрыте, но не надевая на себя чужой облик. Куда больше сил трачу на то, чтобы не задеть ни одну из непонятных мне структур из черных пузырьков. Все же не зря этот дом стал центром их сигнальной системы, совсем не зря. Защита тут такая накручена, что аж оторопь берет. Пришлось пару раз использовать шаги теней, стараясь не убиться в процессе.        Внутри было довольно крупное помещение, напоминающее одновременно лавку старьевщика, склад музейных экспонатов и батин гараж. Последнее больше всего, пожалуй. А еще меня ждали, причем заметили еще загодя, до того, как я прошел сквозь коридорчик. То ли я все же задел одну из нитей, то ли еще что-то.        - Кто это у меня такой гость ночной? - Елейным тоном осведомился продаван. - Может, покажетесь на глаза.        Не то чтобы я был против такой недооценки (недооценки же?), но какой-то он слишком спокойный. Я тут играю в героя-одиночку, выпиливая всех и вся в округе, а ему хоть бы хны. Хотя стоп, он же просто не знает о смерти всей его группы поддержки, потому и не воспринимает меня всерьез.        Молча выхожу и становлюсь посреди магазинчика. Покрытые тенью сапоги шипят и пускают проявляющуюся в реальности черную пену - я же не дурак в этой мерзости плавать. А ее тут столько, что местами достает до колен!        - Какая, однако, красивая маска. - Все так же добродушно протягивает старичок. - Что же под нею?        - Под ней ничего. - Отвечаю, во всю сканируя окружение сферой и Взором (в последнем случае нужно еще и головой не крутить).        Слишком он спокоен, слишком самоуверен. Ну не может он ожидать полной победы, сколько бы раз эта территория ни была подготовленной к противостоянию. Есть, конечно, вероятность того, что он просто самоуверенный мудак, но я в это не верю. Нельзя недооценивать противника! Нельзя надеяться на его глупость и строить планы, базируясь только на подобных предположениях, ничем, кроме догадок, не подтвержденных.        Но и атаковать нельзя, ведь можно легко нарваться на внезапную ответку. Интуиция так и вопит о том, что простая атака не поможет, но я не могу вычислить их слабые точки без ясновидения. А время утекает, так как они, в отличие от меня, от промедления только выигрывают.        - А мы, вот, с Агтугчиком сидим, чай пьем, а тут мой дорогой малыш так и говорит: "Дяденька Шальц, дяденька Шальц! А к нам гость добрый идет!". - От его попыток "имитировать" детский голосок аж выворачивает.        Молчу, только лужа под ногами бурлит все сильнее. Он явно готовит атаку, стягивая в эту точку больше сил. Значит, нужно будет тут же выпрыгнуть отсюда, сразу по началу поединка.        Заодно и увидел его помощничка вблизи - обычный с виду девятилетний пацан в тонкой пижаме (знать не хочу об их взаимоотношениях!). Был бы обычным, если бы не человеческие глаза, покрывающие каждый бл*дский сантиметр кожи мелкого уродца, если не считать лица. Да и не только человеческими они были: звериных и монстрячих тоже хватало. Если каждый глазик дает хотя бы один пункт в восприятие, то я не удивлен тому, что он меня таки заметил - показатель характеристики должен все разумные пределы зашкаливать.        А еще меня вымораживает его равнодушный взгляд и тихие щелчки, будто кто-то суставами щелкает, с которыми этот засранец двигает каждым своим глазом, кроме двух родных.        Не дожидаюсь очередного подъ*ба, атакуя ублюдков. Зелье уже восстановило силы, а общий боевой настрой не разрушить их мерзостным видом, на что они, похоже, рассчитывали. Резко шагаю, левитируя вверх, одновременно пытаясь накрыть противника тенями со всех сторон.        И у меня не получается, мать его так!        Бл*дская чернота взмыла вверх вместе со мною и превратила всю комнату в огромную помесь клетки и паутины. Каким-то образом меня даже вырвало из тени, замотав в эти нити, как чертову муху! И мой рефлекторно созданный доспех из тени долго не продержится под таким давлением! Да что там долго, он и минуты не продержится!        - Ты смотри, Агтугчик, какое удивительное насекомое к нам пожаловало! Давненько, ох давненько Хозяин наш не встречал Ходящих в Тенях! - Казалось, что этот боров сейчас кончит от счастья. - Какая славная жертва! Какая славная история! О, Агтугчик, не сомневайся, Хозяин будет очень, очень доволен!        Ни одна тень в этом месте не может прийти мне на помощь.        Я не могу вырваться из пленивших меня нитей.        Резерв стремительно опустошается.        Дерьмовая ситуация, не правда ли? Я чувствую и вижу, как быстро-быстро рассыпаются в чернильно-черную, маркую и мерзкую, пыль множество разных предметов, которые изначально казались просто очередной безделушкой, заляпанной черной гадостью. Долго этот купол не простоит, но мне и этого хватит.        - Подай через амулетик сигнал мальчикам наверху, пусть заберут нашего поросеночка. - Отдает команду эта сука. - А я пока спою ему колыбельную, пока Клеть еще работает.        Внешне я все так же молча смотрю на эту рожу, хотя готов обосраться от страха. Сука! Ну как же так, бл*дь, на ровном месте же! Как вообще оно все могло так быстро пойти по пи*де? Последние слова искаженный уже пробулькал, а сам медленно и не спеша пошел в мою сторону. Пока эта жирная туша трясла салом, я все же взял себя в руки и попробовал активировать побег.        Чтобы тут же выпасть из перемещения в шестистах метрах от ломбарда.        Идиот ты, Костик.        Сразу надо было это сделать, а не молча висеть там почти до конца.        Резерв - опять треть. Работает тоник, ускоряя восстановление, но и противостояние ловушке изрядно высушило меня. Сейчас бы на часок уйти отдохнуть, что, вообще-то неплохая идея. Пока в том месте висит сраная Клеть, я туда ни ногой не сунусь. Я же не диб...        Стоп!        А ведь клеть распалась! Я же сферой это чую! И не просто распалась, но еще и ощутимо подсократила количество черной жижи, да и кучу заготовленных ловушек привела в негодность. Это же просто подарок для моего уязвленного самолюбия!        Прислушиваюсь к сфере, и вижу, что дальние группы поддержки даже не пошевелились. Естественно, ведь сладенькая парочка культистов вызывает не их, а ближние группы, которые я уже перебил. Встаю на ноги, чтобы медленно и с наслаждением расправить плечи - сейчас моя попаболь будет отомщена.        Шаг в Тень.        Вываливаюсь на том же месте, с которого убежал, и вижу несколько нервничающего дяденьку, которому его личный глазастик вот прямо сейчас сообщает занимательнейшую новость.        - Все три группы охраны мертвы.        Его голос напоминает монотонное зудение плохого динамика, а все глаза на его теле сосредоточены на местах базирования их союзников. Видимо, смотреть вблизи и вдаль одновременно он не умеет, что его и сгубило.        Теневая лента разрезает его вдоль на две части, даже не задержавшись в теле - заточенный на восприятие искаженный не мог составить конкуренцию боевым мутантам культа. Да и не в том было его предназначение.        Уже успевший потерять самообладание лавочник среагировал мгновенно. Разворот, почти балетный пируэт, после которого две детские ручонки выскользнули из жировых складок и указали перстами на меня. Во Взоре это выглядело мгновенно активировавшейся структурой проклятия, которое должно было что-то со мною сделать. На таком близком расстоянии заглушка ясновиденья уже не работала и я знал, что эта дрянь должна будет сгноить мои кости в несколько секунд.        Дождавшись момента, когда червеподобные нити проклятия станут прогрызать себе путь через мой доспех из теней, я завертелся юлой, стряхивая верхний слой защиты вместе с вцепившейся в него структурой, одновременно с этим шагая в Тень.        Мгновенно оказываюсь за спиной противника, успевая нанести ему сразу два удара клинками. Даже раню, но его жир оказался тоже необычным, легко останавливая разрушающую силу теней. Он снова разворачивается, причем только верхней частью туловища, будто у него позвоночника нет, а все четыре его руки сжимают огромный черный мяч из до предела сконцентрированной дряни.        От такого я не уклонюсь, ибо слишком мало места, да и защититься от собранного по всему зданию черного ихора не сумею. Сражение на своей территории действительно дает огромные преимущества, с этим спорить будет глупо.        Не играю с ним по его правилам, снова используя побег за пределы ломбарда. В этот раз всего на сто метров, чтобы сразу же вернуться обратно, не дав противнику восстановить силы.        Хм.        А пробивший стену поток черной и быстро засыхающей паутины выглядит достаточно эпично. Видимо, дяденька запаниковал, ибо за подобное палево его по головке не погладили бы, даже если бы он сумел меня уделать. Или это он обиделся за убитого мною мальчика? Даже думать не желаю на эту тему.        Снова оказываюсь внутри, где затравленно озирающийся дяденька, словно сбросивший килограмм так тридцать, держал в каждой руке по комку черной слизи. Если я не ошибаюсь, а я не ошибаюсь, то это комки его собственного жира. Хорошая идея - носить зачарованные припасы прямо на себе!        Дожидаюсь нужного момента, и шагаю к нему, огибая немногочисленные оставшиеся ловушки. Судя по сфере, сюда уже несутся на всех парах, и лучше бы мне заканчивать побыстрее. Бью сильно и без попыток сдерживаться, сразу с нескольких направлений. Три теневых плети, два теневых клинка, продолжающих мои кинжалы - все попадают, разваливая старика на части.        Он хрипит.        Он цепляется за жизнь.        Он тянет силы из самого здания, места, в котором сосредоточено столько мерзости, что она не дает ему умереть даже превратившемуся в десяток отдельных кусков. Он пытается собраться в кучу, пытается зацепиться хоть за что-то, только бы дождаться прихода подмоги.        Поток теней, почти на весь оставшийся резерв, буквально разъедает эти останки и вместе с ними что-то еще. Я просто физически ощущаю, как сложнейшая система, центром которой был старик и его лавка, распадается на осколки. И вместе с этим пропадает что-то еще. Что-то неощутимое, но довлеющее надо мною едва ли не с первых дней пребывания в этом городе.        Этот ритуал должен был не просто усилить тварь, создавшую культ, но и помочь ей затуманить будущее, сокрыть настоящее, спрятать прошлое. А теперь же... ясновидение страшно сбоило, работало через раз, но оно, мать вашу, таки работало. Словно порог цифрового значения навыка, необходимого для пробития барьера, разом упал на десяток-другой пунктов.        А ведь удачно зашел, однако!        На последние крохи резерва прыгаю на максимальную дальность (сейчас - километр), не желая встречаться с соратниками покойной парочки. Все равно я уже сделал здесь все, что только мог сделать.        Сил было очень немного, усталость накатывала волнами, но я еще не закончил с планами на ночь. Пришлось браться за флаконы в третий раз, обеспечив себе целую плеяду свиданий с сортиром на следующие сутки. Будет бо-бо, но несколько очень мощных тоников довели-таки значение резерва до трети (опять) и временно подняли концентрацию на двадцать три пункта.        Ой, как же завтра будет плохо!        Как же плохо будет завтра...        Но сегодня мне просто ох*енно!        Ночь бурлила, причем не только из-за спешащих куда-то культистов. Судя по всему, Седой все же выполнил мою просьбу-требование, махом вычистив свою кодлу от противников. А заодно и начав всячески страдать от обрушившегося на него карающей десницей культа.        Все по моему плану.        Я знал, что квалификации Седого и его утырков хватит на относительно бескровную (для него) ликвидацию двух бригадиров. А вот часть их бригад успела сбежать, доложив своим хозяевам. Те, не будь дураками, сопоставили произошедшее с очень важной для них личностью, и логично предположили, что именно Седой устроил, или хотя бы поспособствовал, нападению на старого скупщика.        Верхушка, конечно, быстро поймет, что это слишком круто для отчаявшегося пахана, но все равно одобрит приказ на его уничтожение. Как и уничтожение всех, кто узнал о тайне их существования. Просто потому, что эта ночь будет последним шансом зачистить всех свидетелей, заткнуть золотом и ядом тех, кого не заткнуть сталью, подготовиться к противостоянию с неизвестным, но хорошо информированным противником. Они ведь не дураки там, они понимают, что вся чехарда была заварена какой-то внешней силой. Но сейчас им важнее будет сдержать удар, прежде чем начинать искать виноватых и казнить непричастных.        Всего одну ночь выстоять, всего одну ночь.        Как и мне самому.        Хороший дом в богатом районе. Простой, неприметный и не бросающийся в глаза - он был достаточно шикарен, чтобы в нем жить, но не вызывал зависти у окружающих своей кричащей дороговизной. Именно в таком здании предпочитал обитать один из ближайших помощников Казимуса "Однорукого" Бейла, первого контрабандиста Края и, вроде как, троюродного брата бургомистра. Семейный подряд, можно сказать.        Без шуток! У главы этой криминальной организации даже право на родовой герб было, пусть и только на перстень и личный штандарт, без владения наделом. Но это дело десятое, ведь говорим мы не о Бейле с его родичами, а о Никтимусе Бариосте, его левой руке. Левой, ибо правая у Бейла была своя, еще не оторванная.        Так вот.        Бедняга Никтимус уже довольно давно успел подхватить где-то искажение, являясь полноценным мутантом. Даже в баню ходить перестал из-за этого. Отдельно стоит заметить, что он своей деятельностью ничуть не мешал контрабандистам, даже помогал иногда, используя ресурсы культа. Все для того, чтобы подобраться поближе к Бейлу. Убивать того никак нельзя было - на нем держался договор с толстячком-бургомистром и его покровителями из столицы. Полагаю, культисты хотели "завербовать" как самого Бейла, так и бургомистра, а при удаче еще и его покровителей, хоть последнее и было перспективой совсем дальней.        Важнее другое.        Однорукий понятия не имел о культе и о том, насколько глубоко эта зараза въелась в его семейный бизнес. И новости даже о банальном наличии такого дерьма в городе ему совсем не понравятся - в Крае очень строго относились ко всякой потусторонней мерзости. Опыт, что еще сказать. А уж как этот дон Корлеоне забегает, если узнает о том, насколько близко оная потусторонщина оказалась от его глотки! Любо-дорого посмотреть будет. Именно поэтому я пришел к своей последней на сегодня цели - нужно было воспользоваться моментом и неразберихой, пока еще мог стоять на ногах и сражаться.        Стучать не стал, да и не впустили бы, супостаты. Вместо этого просто шагнул внутрь без приглашения, по-свойски. Разумеется, сначала я немного понаблюдал за обитателями через сферу, да и о Взоре не забыл, но тут против меня играло время. С рассветом я перестану представлять из себя боевую единицу, как та карета, что превратилась обратно в тыкву. А значит, конкретно сейчас нельзя тратить время на нерешительность и анализ. Только прямая атака нахрапом, стараясь вытащить за счет скилла и высоких характеристик.        Типичный я, только теперь даже отговорок по поводу своего безрассудства не нужно придумывать!        Внутри дома было людно (мутантно?), хотя обычно Никтимус предпочитал спать под охраной простых бойцов, подчиненных даже не культу, а своему боссу. Да и тех было не так чтобы много, а скорее минимальное количество, дабы соблюсти приличия и показать наличие оной охраны. Логично, ибо искаженный не желал светить мутациями, а личностей борзых настолько, чтобы бузить на его шефа и, соответственно, на него самого, в Крае уже давно повывели.        Но сегодня тут народу довольно много - почти два десятка рядовых культистов, включая нескольких почти не затронутых чернотой. Три боевых мутанта-бугая, причем не выделяющихся из толпы (в сравнении с уже убитыми мною) да и сам Никтимус, сжимающий в руках мощный атакующий амулет. Достаточно, чтобы отбить, или хотя бы задержать, даже элитную группу авантюристов, не говоря уж о рядовых бойцах. Совсем не достаточно против Героя.        Бой с обычными людьми был быстрым и кровавым, больше напоминая бойню. Три ампулы с ядовитым газом и добивающие атаки по самым умным и живучим, сумевшим не попасть под его действие. Шум, конечно, подняли, но не особо сильный, а сам мой клиент не решился отступать через тайный ход. Наверное, из-за того, что я там распылил облако концентрированной кислоты. Просто так, на всякий случай.        Широкая и со вкусом обставленная гостиная.        Обнаженные по пояс искаженные, стоящие треугольником вокруг своего подопечного.        Непонятная хрень, висящая в воздухе. Внешне это была черного цвета свеча, горящая черным же огоньком, словно поедающим весь окружающий свет. Но вот во Взоре огонь от этой свечи чадил и плевался, заставляя пространство вокруг этой четверки странным образом искажаться. Повредить мне это не могло. Выкинуть из Тени тоже. А вот подсветить мое присутствие, словно маркером указывая цель для атаки – это завсегда пожалуйста. Неприятная ситуация, скажем прямо, ведь тревожный амулет они уже активировали, и сейчас намерены просто ждать подмоги, даже не пытаясь победить меня в бою.        День простоять, да ночь продержаться?        Ну-ну.        Вхожу не скрываясь, аккуратно открывая покрытую мозаикой дверь и становясь метрах так в пяти от тут же перестроившихся противников. На мне все та же маска, тот же плащ, разрезанный в нескольких местах. На ткани видны прожженные и проплавленные участки - места, в которых на меня все же попала чернота, которую пришлось буквально выжигать тенью, что плохо сказалось на материале.        Весь мой вид говорит о том, что я уже побывал в передрягах, а изображенная на маске улыбка, я уверен, заставила бы просраться кирпичами даже очень смелых ребят. В глазах культистов я не вижу страха, не вижу рассеянности, ничего не вижу, окроме дикой ненависти, бесконечной решимости и полной уверенности в правоте своего пути.        Слова тут не нужны.        Слова тут будут лишними.        Но я все же размыкаю уста, подталкиваемый одновременно ясновидением и Душой Насмешника. С падением одной из ключевых точек накрывающего город купола моего мастерства в навыке предвидения уже хватает, чтобы частично продавливать наложенный полог, а Душа позволяет словам моим ранить в самое больное место. Говорить то, что гарантированно пронзит само сердце, вскроет самые потаенные страхи и позабытые раны. В этот момент я самого себя боюсь куда больше, чем стоящих предо мною искаженных.        Мой голос доносится из каждого угла, словно все тени скопом решили заговорить вместе со мною. Тихий шелест, отдающийся прикосновением холодных когтей к сердцу и ледяным дыханием в затылок.        - Он не придет. - Говорит кто-то чужой, другой, тот, кто не я. - Я закончу раньше.        Броня из веры и фанатизма, способная защитить от пыток и молитв светлым богам, от отчаяния и неверия, под которой они все могли бы умирать смеясь, смеясь в лицо палачам и убийцам, забирая их с собой туда, где заканчиваются все истории... треснула. На один короткий миг я увидел в глазах Бариоста страх. Тот, что он давно позабыл, от которого отрекся под гнетом навязанной ему службы, под тяжестью неподъемной ноши, исказившей саму его душу. Страх снова пришел, посеяв росток сомнения, жаждая смутить, сломить, замедлить и обмануть.        - В руках моих Поцелуй Маара. В сердце моем кровь Его. На устах моих слово Его. Я позову Его, и Он придет за нами. Придет за тобой, кем бы ты ни был. Сколь бы долгим ни был день, но рано или поздно даже небеса чернеют.        Его голос впивается в мои уши, залезая в них склизкими щупальцами овеществленного омерзения, ожившей гнилью и плесенью, растворяющей в себе все то, что осталось во мне людского. Даже во мне...        Мой ответ не задерживается ни на миг, слетая с уст шелестом тысяч голосов. Голосов не мертвых, но никогда и не живших. Я не предполагаю и не обещаю, не угрожаю и не устрашаю. Я просто знаю, просто превращаю сказанное в истину.        - Ты не успеешь.        Они уже готовы к битве, к сражению, в котором не имеют права проигрывать, ибо на кону далеко не только их жизни, но и воля того, что пожрало и изменило суть их. Они не могут сомневаться, просто не способны на сомнение в воле своего повелителя, не в силах предположить саму возможность нарушить его приказ.        И тем не менее голос культиста, вместо того, чтобы облить меня фунтом презрения, показать мне мою ничтожность и вдохновить соратников на бой, дает предательскую слабину.        - Иди сюда и проверь!        Я проверил.        Он не успел.        Если ночной город буйствовал, стоя на ушах, то после восхода солнца город на ушах больше не стоял. Он на них чечетку отплясывал, распевая при этом неприличные частушки. Даже если не учитывать ту неприятную деталь, что все рты культу заткнуть так и не удалось, отчего пара свидетелей уже успела поделиться увиденным с ненужными личностями... Едва ли можно представить ситуацию, в которой удалось бы замять смерть левой руки влиятельнейшего бандита Края.        Особенно если эту самую левую руку каким-то образом протащили в гостевой зал тщательно защищаемого дома, так и не потревожив охрану и сигнальные чары высшей пробы. Да еще и повесили прямо над родовым гербом, изображающим парящую чайку.        И вдвойне особенно, если посреди груди оной левой руки обнаружится огромное нечеловеческое лицо, растущее прямиком из тела убитого, а в венах его будет течь одна только черная жижа, от запаха которой блевать потянуло даже закаленных рубак.        Под таким соусом сбивчивые и противоречивые рассказы немногочисленных выживших свидетелей раскрытия двух криминальных боссов, принадлежащих к уничтоженной этой ночью гильдии убийц, выслушали со всем возможным вниманием. После чего секретности окутавшего Край культа пришел безальтернативный пи*дец.        Есть повод гордиться тому, кто оный пи*дец на головы культистов и обрушил, особенно если он это сделал в гордом одиночестве. Сей человек наверняка бы прокомментировал это достижение, ввернув остроумную фразочку, но, увы, он был слишком занят. Одинокий детектив вовсю заблевывал собственный туалет, проклиная тот день, когда решился осесть в кажущемся таким спокойным городе.        На готовящиеся военные операции, призванные стереть культистов с лица земли, и бродящие среди расследующих это дело стражников и авантюристов слухи о непонятных ребятах, ударивших по культу первыми, ему было абсолютно наплевать.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.