Перевод

Lost in the fire 16

-Haruka- переводчик
Фемслэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между женщинами
Описание:
Аватар Джинсоль должна работать под прикрытием у Народа Огня, чтобы убить их Хозяйку.

Посвящение:
Посвящаю, как ни странно, себе и своему ментальному состоянию. Этот фик заставляет меня чувствовать себя немного счастливее и отвлекает от ужасных мыслей. Поэтому я ещё сильнее его люблю.
А ещё большое спасибо Нари, которая остается со мной не смотря ни на что и постоянно поддерживает. Люблю тебя.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Разрешение на перевод получено!

Я увидела этот фик и бесповоротно влюбилась!! Это лучшее. Надеюсь, вам он понравится так же, как и мне.

Да, это Аватар!ау. Я решила не ставить кроссовер, так как от канона тут только сама вселенная. В оригинале также фэндом Аватара не отмечен.

ВНИМАНИЕ: В предупреждениях стоит "Насилие", потому что в фике встречается неоднократное описание драк. Нет абсолютно ничего жестокого, никакой крови, поэтому можете спокойно читать. Но все же, если это может вас сильно задеть — пройдите мимо. Я не уверена, но, может быть, это предупреждение тут даже вообще не нужно.

Название переводится как "Потерянные в огне". Авторка взяла его из песни Bastille — Things we lost in the fire. Советую послушать, песня сама по себе классная! Я подумала, что название имеет куда больший смысл, чем кажется, поэтому оставила его на английском.

Буду очень благодарна, если вы поможете мне в ПБ или с жанрами/предупреждениями/метками ❤️

Часть 2

20 мая 2019, 16:02
Примечания:
Агни Кай — дуэль, в которой сражаются два мага огня. Как правило, проводится на всеобщем обозрении и для разрешения какого-либо спора. Цель — вывести из равновесия противника и нанести окончательный удар. Агни Кай может закончиться тяжёлым увечьем или даже гибелью одного из дуэлянтов. Участвовать может маг огня любого пола, в том числе и привилегированная особа и даже кто-то из императорской семьи, что случается очень редко, так как все члены правящей династии - очень сильные маги. Вызов может быть также брошен члену своей семьи. Например, в сериале нам показали дуэль между Зуко и Азулой.

Подписывайтесь на мой пабличек по лунам в вк хаха: https://vk.com/myguidingstars

Приятного чтения ❤️
Когда позже этой же ночью Джинсоль стучится в дверь дома, её встречает хмурый взгляд Хасыль. — Опять ты… — вздыхает она, шире открывая дверь. — Суен упоминала, что ты вернешься. Джинсоль неловко кашляет, входя внутрь. — Да… Она вроде как бросила меня во дворце. Суен высовывает голову в коридор. — Но теперь я здесь, — усмехается она, выходя к ним. — Так как все прошло с Хозяйкой Огня? — Я получила работу? — Правда? Это замечательно! Хасыль прищуривается: — Какую работу? — Это… борьба, — говорит Джинсоль. — Она собирается платить мне за то, что я буду с ней сражаться. — Да ладно! — Суен не сдерживает громкого смеха. — Я знала, что Чонын сходит с ума, но не знала, что вот так, — бормочет Хасыль, уходя на кухню и оставляя девушек наедине. Джинсоль кашляет. — Хозяйки Огня обычно платят людям, чтобы они сражались с ними? — спрашивает она у Суен, которая сразу же качает головой. — Нет, я в первый раз слышу о плате бойцам-подружкам, — хихикает она. — На самом деле, она хотела, чтобы я переночевала во дворце, но я отказалась, — признается девушка. — Я не понимаю, что происходит, честно говоря. — Ты ей нравишься! — Это хорошо, да? — Более-менее. Джинсоль хмурится. Это не очень помогает.

***

Когда на следующий день Джинсоль приходит во дворец, её тут же впускают внутрь и проводят до дворика, где Чонын уже избивает бедных людей. — Соль Ли здесь, — объявляет один из слуг. Мужчины моментально уходят, облегчение заливает их лица. Чонын поворачивается к Джинсоль. Аватар пытается отойти: — Вау, подожди минутку… Но Чонын не даёт ей ни минуты. Она даже не даёт секунды, пуская в её сторону целый шквал огненных шаров, от которых едва удаётся вовремя увернуться. Весь бой с ней — это «едва увернулась» для Джинсоль. Страшно видеть, как кто-то настолько маленький наполнен такой яростью. Аватар решает придерживаться оборонительной, а не наступательной тактики, позволяя Хозяйке Огня просто выплескивать свой гнев. Это делать легко, когда атаки идут издалека. Но не легко, когда из близи. — Ты опоздала, — ворчит Чонын, отталкивая Джинсоль. — Я заблудилась, — отвечает девушка, отклоняясь от удара и выпуская крошечную искру пламени в чужой живот. Чонын шипит из-за небольшого ожога. Глаза Джинсоль тут же расширяются: — Прости, это больно… Младшая быстро бьёт её, нанося один удар по плечу, чтобы сбить с ног, а другой в середину груди. У Аватара перехватывает дыхание, и она отшатывается назад, хватая ртом воздух. Чонын стреляет в место около её ног. — Никогда не извиняйся перед своим противником, — говорит она, делая короткий вдох. — Никакой пощады. — Никакой пощады… — повторяет Джинсоль, все ещё пытаясь восстановить дыхание. — Это путь народа Огня, — проговаривает Чонын, и если Аватар не ошибается, в её тоне чувствуется горечь. Пламя в руках младшей тускнеет, когда она отступает. — Мой слуга поможет тебе умыться и покажет комнату. — Подожди, я действительно теперь здесь живу? — недоверчиво смотрит на неё девушка. — Ты работаешь на меня — ты живёшь у меня, — прямо отвечает Хозяйка Огня и уходит. Джинсоль провожает взглядом её удаляющуюся фигуру. Какого черта…

***

Следующие несколько дней Джинсоль сражается приблизительно два раза в день. Три, если младшая в действительно плохом настроении. Это очень странное расписание. Может быть потому, что нет никакого установленного расписания. Чонын просто вызывает её в любое (буквально в любое) время и они сражаются до тех пор, пока она не удовлетворяется боем. Кроме незначительных ожогов, синяков и порезов они не нанесли друг другу никаких поверждений. (Но Джинсоль не уверена, потому ли это, что они не могут, или потому что обе сдерживаются). Чонын очень, очень хороший боец, и девушка ожидала этого от Хозяйки Огня. Но не того, что она окажется меньше её и по возрасту, и по росту. Ночью восьмого дня Джинсоль лежит в постели и думает, как дела у Иды. Она надеется, что её зверь-хранитель в порядке без неё, и размышляет, нашла ли змея друзей в океане. Она скучает по Иде. И по острову. И, если честно, по незнанию о ситуации в мире. Счастье в неведении. Как Аватар, она обязана помогать миру — сохранять равновесие и спокойствие — но ей ничего не хочется так, как исследовать океан вместе с Идой. «Какой же я Аватар» — с горечью думает девушка. Внезапный шорох за пределами спальни заставляет её сесть. Дверь открывается и заходит Хозяйка Огня. — Мне нужно сразиться, — заявляет она. — Пошли. — Прямо сейчас? — спрашивает Джинсоль, вставая с кровати. — Разве ты не должна спать? — Не говори мне, что я должна делать, — огрызается Чонын и уходит, когда понимает, что старшая последует за ней. Вскоре они уже во дворе. — Ваше Величество, уже поздно, — тихо говорит Джинсоль. — Почему ты хочешь сражаться именно сейчас? — Не задавай мне тупых вопросов, Соль Ли, — отвечает младшая, предупредительно в нее стреляя. — Я плачу тебе за то, чтобы ты боролась со мной, а не разговаривала. — А я не могу делать и то, и другое? — спрашивает девушка, уворачиваясь от удара и тыкая Хозяйку Огня в ребра. — Нет, — выдыхает Чонын свой ответ. Она делает несколько шагов назад и держит пламя в ладони, освещая пространство. — Почему? — подталкивает к ответу Джинсоль. Сейчас с Чонын определённо что-то не так. — Потому что я так сказала, — с нажимом произносит младшая, не удерживая небольшого оха, когда Соль не успевает увернуться от огня, потому что не ожидала его. Он обжигает её предплечье и заставляет вскрикнуть, но она быстро перенаправляет огонь, спасая себя от ещё большей боли. Пламя в руках Хозяйки Огня тухнет так же быстро, как и было создано. — Черт, — шепчет она, наблюдая, как девушка держит левую руку правой. — Я не ожидала, что ты позволишь огню себя задеть. — Ну, а я не ожидала, что ты позволишь огню задеть меня, — процеживает сквозь зубы Аватар. Чонын делает маленький шагок к ней. (Джинсоль сопротивляется желанию сделать шаг назад). — Тогда мы обе глупые, — говорит она себе под нос, протягивая руку. — Дай мне посмотреть. Джинсоль скептически на неё смотрит, но все же поднимает рукав, чтобы Чонын увидела ожог. Девушка держит маленький огонёк, используя его как факел, а другой рукой касается неповрежденной кожи. (И Джинсоль не может не заметить, какие у неё нежные руки, несмотря на то, что используются для самой жестокой стихии). — Это не очень сильный ожог, — утверждает Чонын, но старшая знает, что он хуже, чем она говорит. — Холодная вода должна немного помочь. Спустя несколько секунд она уже тащит её во дворец и ведёт в ту же ванную, где они в первый раз поговорили. Джинсоль едва понимает, что происходит, но потом чувствует, как на ожог льётся холодная вода и возвращается к реальности, шипя от боли. — Прости, — бормочет Хозяйка Огня. — Я правда не хотела тебя так сильно обжечь. Аватар удивлённо на неё смотрит. — А как же «никакой пощады»? Чонын усмехается, качая головой: — Это был глупый образ мышления. Глупый образ мышления? Ещё день назад она говорила ей, что это «путь народа Огня», а сейчас это глупо? … — О чем бы ты не хотела спросить — сделай мне одолжение и… не надо, — младшая лезет под стойку и открывает один из ящиков, доставая бинты. — Мой рот на замке, — говорит Джинсоль, делая вид, что застегивает молнию и запирает её невидимым ключем. Чонын останавливается, смотрит на неё несколько секунд, а потом улыбается. Это едва заметно, всего лишь лёгкое движение губ, но, тем не менее, это улыбка. Это первый раз, когда Джинсоль видит, как младшая искренне улыбается, без сарказма и ядовитых слов. И она не может удержать ответную улыбку. Взгляд Чонын снова опускается на раненную руку, и она начинает её бинтовать. Даже в темноте можно заметить, как её щеки покраснели. И это сбивает с толку Аватара. Она не ожидала, что у Хозяйки Огня будут чувства и эмоции. (Было бы намного проще убить её, если бы она не улыбалась ей так, как только что). — Ты не такая, как я думала, — вслух признается Джинсоль. Чонын вздыхает. — Что я говорила про молчание? — Ты сказала мне не задавать вопросов, а это утверждение, — рассуждает старшая, чувствуя на себе неодобрительный взгляд. Но она не отступает, глядя девушке прямо в глаза. — Хорошо, — фыркает Хозяйка Огня, снова обращая внимание на ожог и осторожно касаясь его пальцами. — Я поддамся тебе. Так какой ты меня представляла? … — Такой же, какой все люди представляют Хозяйку Огня, думаю, — поживает плечами Джинсоль. Чонын дёргает её за запястье, отрезая края бинтов быстрым, острым пламенем. А затем завязывает их, поднимает голову и смотрит прямо в чужие глаза. — Дай-ка угадаю: ты думала, что я буду холодным тираном, ни к кому не испытывающим симпатии? — В основном да, — кивает старшая. — А ещё я ожидала увидеть человека, который годится мне в дедушки. С такой длинной заостренной бородой и так далее. Может быть, прихрамывающего. Возможно, даже с тростью. Эти представления вызывают у Чонын небольшой смешок. Она бросает бинты обратно в ящик и качает головой. — Прости, что разочаровала. Джинсоль почти говорит: «Нет, я не разочарована!», но понимает, что это будет звучать странно и поэтому молчит. … Чонын прочищает горло. — Ты можешь вернуться в свою комнату. — Ты уверена? — спрашивает Джинсоль. — Ты не хочешь ещё посражаться? Младшая отворачивается. — Это был приказ, Соль Ли, а не предложение, — ворчит она. — Верно, — кивает Аватар, и, заметив, насколько девушка напряжена, отступает. — Хорошо. Увидимся завтра.

***

В следующий раз Джинсоль видит Хозяйку Огня не во время сражения. Чонын снова стучится в её дверь, заглядывая внутрь, и девушка встаёт с самой мягкой кровати в своей жизни. — Привет. — Привет, — отвечает младшая, шире раскрывая дверь и входя в комнату. — Как твоя… — Она замолкает, указывая на её руку. Джинсоль смотрит вниз на бинты. Она не говорит Чонын, что исцелила себя сразу же, как пришла в комнату. Ей нельзя знать, что она использовала магию воды, потому что, ну, она не должна этого уметь. — Ох, все… в порядке, — пожимает она плечами. — Почему ты спрашиваешь? Хочешь сразиться? Чонын трясёт головой. — Нет. Не сегодня. — Не сегодня? — Джинсоль удивлённо поднимает бровь, потому что девушка всегда хочет сражаться. Заметив подозрение, отобразившееся на её лице, младшая просто кидает ей: «Не испытывай моё терпение» и уходит, прикрывая за собой дверь. Чонын только что действительно пришла её проведать? … Джинсоль… Не знает, что ей делать. Может быть, выполнять миссию, идиотка! «Ох, да», — кивая, шепчет она себе и убирает спутанные волосы в высокий хвост. После событий прошлой ночи (или раннего утра?) она много думала. Под «много думала» имеется в виду вывод, что информация противоречит себе. Совершенно точно и бесповоротно. Потому что Хозяйка Огня не может быть такой ужасно красивой и определённо не должна проявлять к ней ни унцию человечности. Черт, учитывая то, как о ней говорили в Царстве Земли, можно было подумать, что Чонын способна убить целую стаю котят и даже не моргнуть. Но проведя с ней меньше двух недель, Джинсоль знает, что это абсолютно не так. Младшая скорее оставит этих котят у себя и начнёт их воспитывать. Несмотря на то, что Чонын принимает опрометчивые решения и борется с гневом, струящимся по её венам, в душе она очень добрая. Джинсоль видела, как девушка помогает слугам во дворце, намеренно упускает шансы в неё выстрелить, когда может без проблем попасть, и чувствовала её заботу прошлой ночью. Она не злой властелин, как представляла себе Аватар. Внезапно становится трудно даже думать о том, чтобы убить её. Так как именно ей выполнить свою миссию?

***

Поняв, что Чонын в хорошем настроении и не хочет выпускать пар, Джинсоль предоставляет себя сама себе. Она бродит по коридорам, о существовании которых ранее и не подозревала, и заглядывает в комнаты, в которые не уверена, что можно сувать нос. Наконец она натыкается на тронный зал и отодвигает тяжёлую занавеску, осматривая темную комнату, освещаемую лишь камином. — Что ты делаешь? Джинсоль ахает, делает шаг назад и лицом к лицу сталкивается с Хозяйкой Огня. Её бровь изогнута. — Я… исследую замок, — честно отвечает девушка. — А что делаешь ты? — Ты выглядишь глупо, когда из-за занавеса торчит только голова, — игнорирует её вопрос Чонын. — Тебе настолько интересен трон? Джинсоль слабо пожимает плечами, чувствуя, как шея стыдливо горит. — Я никогда раньше его не видела. Младшая хватается за занавес и отодвигает его, заталкивая Аватара в зал. — Тогда иди и посмотри. В нем нет ничего особенного. Ну вот, опять. Она так презрительно относится к своему статусу Хозяйки Огня. Джинсоль идет и слышит, как Чонын следует за ней. Они подходят все ближе и ближе к трону, возвышающимся над ними. — В общей сложности я сидела на нем… один раз, — безэмоционально говорит девушка. В её голосе нет ничего, что может помочь Джинсоль понять, что она на самом деле чувствует. И это немного раздражает. Как она должна убить Хозяйку Огня, если Хозяйка Огня даже не хочет быть Хозяйкой Огня? — Почему ты так это ненавидишь? — вопрос слетает с её губ раньше, чем разумная часть нее успевает его остановить. Если Чонын и удивлена, она не показывает этого. — Смотря что ты имеешь в виду под «этим», — медленно произносит она. — Быть Хозяйкой Огня, частью Народа Огня, все это, — повторяет Джинсоль. Даже при тусклом освещении она замечает, как челюсти Чонын сжимаются, когда она стискивает зубы. В золотых глазах отражается оранжевое пламя. — Ты должна сражаться со мной, а не… — Тогда давай сразимся, — хмурится старшая, раздражаясь, что девушка избегает этой темы. — И если я выиграю, ты ответишь на мои вопросы. — А если я? — Тогда я перестану болтать. Глаза Чонын темнеют: — Принято. Она не медлит больше ни секунды, пуская в сторону девушки стремительные огненные шары. Джинсоль отправляет некоторые из них обратно, а от других просто уворачивается. На самом деле, их сражения — это почти танцы. Обе гибки в своих движениях и всегда ожидают следующих действий друг друга, стараясь быть на шаг впереди, но в конечном итоге становясь абсолютно синхронными. И это бесит Хозяйку Огня. Она отпрыгивает на несколько шагов назад и готовит свой приём, ничуть не удивляясь, когда Джинсоль ахает. — Молнии, — шепчет себе девушка. Чонын никогда их не использовала, предпочитая лишь пламя. Они смотрят друг другу в глаза. Брови Аватара сдвинуты. — Почему ты не хочешь отвечать на мой вопрос? — тихо спрашивает она, не пытаясь как-то угрозить или унизить, и это все ещё заставляет кровь Чонын закипать. — Это тоже вопрос, — заявляет она, стреляя прямо в голову Джинсоль. Девушка пригибается как раз вовремя, а затем бросается вперёд, замахиваясь огненным кнутом. — Ты ненавидишь быть Хозяйкой Огня, — констатирует факт. — Ты не хотела этого, верно? Чонын стискивает зубы, отправляя в нее ещё один разряд молнии. Старшая откатывается и делает шаг вперёд. — Но ты была единственным ребёнком в семье… — говорит Джинсоль, пытаясь собрать кусочки паззла воедино, поскольку ответа нет. Она помнит, что ей сказала Суен. — Заткнись, — шипит Чонын, создавая в ладони пламя. — Разве я не права? Ещё один шаг вперёд. Младшая встаёт перед колонной, огонь в её руке растёт и растёт, пока не покрывает кулак полностью. Когда она стреляет в Джинсоль, девушка быстро отклоняется и толкает её на колонну, крепко хватая за запястья и всем своим весом удерживая в ловушке. — Тогда это правда? Чонын извивается, но Джинсоль сильнее нее. Через несколько секунд бесполезной борьбы младшая сдаётся. Она сдувает с лица пряди волос и поднимает подбородок, кидая взгляд на Аватара. Несколько мгновений они смотрят друг на друга, голубые глаза заглядывают в золотые. И Джинсоль видит, как напрягаются мышцы на шее девушки, когда она сглатывает. … — Ну? — подталкивает Джинсоль. … Чонын выпускает побежденный вдох. — У меня был брат, — выдавливает она. — Был? — недоуменно повторяет Джинсоль. — Что с ним случилось? — Я убила его, — почти как робот произносит Хозяйка. — На Агни Кае. Он бросил мне вызов. — Что? — старшая шокированно отпускает её запястье. Рука бессильно падает вниз. — Там были мои родители. Они видели, как мой младший брат пытался убить меня. Он хотел трон, а я стояла на его пути, — Чонын издаёт горький смешок, когда Джинсоль делает шаг назад. — Мне стоило отдать его… — Он пытался тебя убить? — Как видишь, у него не вышло, — ворчит девушка. — Я не хочу умирать. Я даже не хочу об этом думать, но… Он всегда приносил нам только вред. Мои родители… Они любили его. И прощали все злые выходки. Я знаю, что они хотели, чтобы он стал наследником, а не я — слышала их разговор однажды ночью. Джинсоль должна сделать это прямо сейчас. Она должна убить Чонын, пока та уязвима. Рука дёргается, пламя грозит вот-вот вырваться наружу. — Но я убила его, чтобы спасти свою жизнь, — практически шепчет Чонын. — А теперь посмотри, к чему это привело. Сделай это, Джинсоль. Рука уже двигается к девушке, но внезапно замирает, когда она опускает голову. Через несколько секунд Джинсоль чувствует, как по щекам младшей текут слезы. … Она не этого ожидала. Её рука слова двигается, но на этот раз чтобы смахнуть слезу с щеки Чонын. «Я могу убить её в следующий раз» — думает Джинсоль, подходя ближе. Не получив никакого ответа, она осторожно обхватывает талию Хозяйки Огня. Руки Чонын продолжают висеть вдоль тела. Она не отвечает на объятия, но и не игнорирует девушку, упираясь лбом в её плечо. — Ты сделала то, что должна была, — бормочет Джинсоль, чувствуя, как дрожит тело младшей. От её слов внутри что-то щёлкает и девушка всхлипывает, качая головой. С её губ не срывается ни слова. «Утешение Хозяйки Огня и выслушивание её трагической истории не входило в план», — думает Аватар. И снова все идёт не по плану. По крайней мере, не так, как она хотела. … Джинсоль чувствует, как поведение Хозяйки Огня изменяется: плечи напрягаются и слышится резкий вдох, прежде чем она яростно отталкивает её. … Они стоят в напряжённой тишине. Джинсоль отступает ещё на шаг, чтобы Чонын не чувствовала себя как в ловушке. Хозяйка Огня сердито вытирает слезы с щёк, печаль в её взгляде сменяется обычной хмуростью. Быть такой злой все время — явно нездорово. — Этого не было, — почти угрожает она сквозь зубы. — А теперь убирайся отсюда. — Подожди, я не собираюсь… — Убирайся. Отсюда. Джинсоль фыркает и направляется к занавесу. Она слышит, как Чонын кричит в ярости, огонь охватывает все помещение, развевается из стороны в сторону. Аватар морщится и пытается набраться смелости, чтобы обернуться и попытаться её остановить, прежде чем она случайно ранит себя. Вот и все хорошее настроение. Девушка трясёт головой. Она здесь не для того, чтобы нянчить Хозяйку Огня. Она здесь чтобы убить её.

***

Пока Чонын сражается сама с собой, Джинсоль решает навестить Суен и Хасыль. К сожалению, последняя оказывается дома одна. — Я могу подождать на тротуаре… — прочищает горло Джинсоль. — Не глупи, — закатывает глаза Хасыль, открывая дверь. — Входи. — Спасибо, — говорит девушка и заходит внутрь. — Разве у тебя сейчас нет работы? — спрашивает учительница. — Что ты здесь делаешь? — Чонын закатила истерику после того, как рассказала мне о своём брате, — говорит Джинсоль. — Поэтому… У меня перерыв. Хасыль с ахом кивает. Они вместе идут на кухню, где хозяйка дома накладывает еду для Джинсоль, которая с благодарностью её забирает. А затем они сидят за столом в неожиданно уютной тишине. — Эй, Хасыль? — зовёт Аватар. Девушка открывает взгляд от тарелки. — Чонын неплохой человек, да? Хасыль коротко и невесело фыркает. — Почему ты меня об этом спрашиваешь? — Ну, — пожимает плечами Джинсоль. — Потому что я так думаю. Учительница какое-то время молчит, катая овощи по тарелке, а затем вздыхает. — Она неплохая, — говорит она наконец. — Наверное, Чонын самая хорошая из нас троих. По крайней мере, была до того, как стала Хозяйкой Огня. — О чем ты? Хасыль бросает на неё предупреждающий взгляд, безмолвно прося не давить, но Джинсоль не отступает: — Она изменилась? — Ты такая надоедливая, — бормочет Хасыль себе под нос. — Да, она изменилась, но этого следовало ожидать. Её родители умерли и она неожиданно… стала вынуждена править целой нацией. — Поэтому она тебе больше не нравится? Из-за того, что изменилась? — Кто сказал, что она мне больше не нравится, — прищуривает глаза девушка. — Я только предположила… В смысле… Ты очень сдержана, когда кто-то упоминает её, — объясняет Джинсоль. — Как будто она… что-то тебе сделала, как-то причинила боль. — Это не так… Не совсем, — качает головой Хасыль, сжимая в руках палочки для еды. — Я просто разочаровалась в ней. Когда мы повзрослели, она начала становиться такой, какой люди ожидают видеть Хозяйку Огня. Джинсоль молчит. Взгляд учительницы печально смягчается. — Она… Она стала такой раздражённой… Просто… Она всегда сердится. Общение с ней — это постоянное сражение. Все, что мы говорили, было ударом для неё, и это так утомительно. Такое чувство, как будто она просыпается и сразу же хочет сражаться со всеми вокруг себя. — Да, это так, — тихо бормочет Джинсоль. Глаза Хасыль блестят от подступающих слез. — Я перестала с ней общаться, потому что мне больно видеть её такой. — Ох. Пренебрежительный взмах руки. — Мы с Суен сильно поссорились из-за этого. Она постоянно говорила, что я должна быть рядом с Чонын и все такое, но… Не важно, — Она указывает на тарелку Джинсоль. — Просто… Просто ешь свою чёртову еду. На этот раз девушка слушается её.

***

Приходит Джинсоль поздно. Она не спешила возвращаться во дворец, шла очень медленно, пытаясь собраться с мыслями и понять, что делать дальше. После того, как Суен вернулась домой, они втроём провели остаток ночи, слушая рассказы Джинсоль о жизни во дворце. Суен, кажется, вообще не удивилась, когда девушка упомянула эмоциональный всплеск Чонын. («Однажды она должна была сорваться», — пожимает она плечами). Стоит ли говорить, что Аватар чувствует себя как в ловушке? Она не уверена, что сможет убить Чонын. Не после того, как подружилась с Суен (и Хасыль вроде как тоже) и определённо не когда узнала о её прошлом. Исходя из рассказов Царя Земли о Народе Огня, она ожидала увидеть на каждом углу злодеев и мошенников. Конечно, иногда и они встречались, но были и уличные торговцы, и старики, и малыши, и ещё много различных людей. Народ Огня не злой. На самом деле, он слишком сломлен, чтобы быть злым. Всех тех перечисленных проблем (бедность, экономический дисбаланс и партизаны) просто не может быть из-за неогранизованности нации. И все же она Аватар. Она обязана что-то сделать. … Просто не знает, что именно.

***

Джинсоль заходит в свою комнату во дворце, облегчённая, что наконец-то вернулась, и тут же ахает, замечая фигуру на краю кровати. — Чоны… Ваше Величество? — зовёт она в темноту и зажигает в руке небольшое пламя. Волосы Чонын, обычно собранные в аккуратный пучок, теперь каскадом спускаются на плечи, завиваясь у кончиков. Джинсоль замечает, что это делает её ауру мягче. Она подходит ближе и начинает замечать её красные глаза и усталое поведение. — Что-то не так? — спрашивает девушка. Чонын встаёт и делает к ней шаг. — Ты была права, — говорит она. — Что? — хмурит брови Аватар и пятится к стене, потому что к ней продолжают подходить. Она чувствует, как сердце быстро бьется, а лицо заливается краской. Пламя в ладони немного тускнеет. — Я ненавижу это, — бормочет Чонын. — Ненавижу быть Хозяйкой Огня. — Ну да, — сглатывает Джинсоль. — Ты даже не пытаешься скрыть свое отвращение. … — Меня даже никто так не называл, — Чонын игнорирует её утверждение и наклоняет голову, словно изучая Аватара. — Никто, кроме тебя. — А меня никто не нанимал на работу для сражений, — отвечает девушка. — Думаю, мы квиты. Она задерживает дыхание, когда младшая оказывается ещё ближе. Я могу убить её сейчас, пока она отвлеклась. Она слишком занята разглядыванием моего лица, чтобы понять, где находятся мои руки. Пламя в ладони Джинсоль чуть-чуть разжигается. Подождите… Она разглядывает моё… Огонь меркнет. Чонын хмурится, поднимает руку и кладёт её поверх чужой, тем самым гася пламя. — Ч-что ты делаешь? — шепчет старшая. — Я не знаю, — качает головой Хозяйка Огня и наклоняет её подбородок. Джинсоль понимает, насколько близко их лица только тогда, когда чувствует, как нос Чонын касается её собственного. А потом она внезапно осознает, что ощущает дыхание девушки на своих губах. — Соль Ли, — тихо выдыхает Чонын, сильнее сжимая её руку. Это… Не входит в план. Совсем. Но… Почти все, что случалось с Джинсоль последние пару недель не входило в план. Её глаза закрываются, когда младшая прижимается к ней, не оставляя места между их телами. Рука, ранее державшая ладонь, скользит вверх и ложится на шею. Джинсоль чувствует, как короткие ногти царапают место, где соединяются её челюсть и шея, и низко мычит. Открыв глаза, она видит, как Чонын облизывает губы, смотря на её губы. Глаза Хозяйки Огня мерцают. — Могу я? — спрашивает она. Желудок Джинсоль сжимается, а глаза расширяются. — Подожди, подожди… Она наконец-то передвигает руку, несильно сжимая ею плечо Чонын. Девушка сразу отшатывается назад, скидывая руку так, как будто прикосновение её обожгло. — Мы… Мы не можем… — хмурится Джинсоль. — В смысле… Мы можем? Эмоции на лице Чонын трудно прочитать. — А почему нет? — Чт… — замолкает Аватар. — Почему? — Что почему? — спрашивает Хозяйка Огня. — Почему я? Чонын обдумывает следующие слова, переводя взгляд на вещи вокруг. Джинсоль чувствует, как она наклоняется ближе. И ловит себя на том, что тоже наклоняется. … — А кто ещё? Джинсоль делает резкий вдох. … К черту планы. Она притягивает к себе Чонын, цепляясь за переднюю часть её халата. Одна рука младшей снова скользит к её затылку, а другая ложится на бедро, когда их губы наконец-то встречаются. Джинсоль может быть банальной и описать их первый поцелуй как страстный и пылкий, но это не так. Движения Чонын, казалось бы, неожиданные и смелые, но на самом деле очень неуверенные и нерешительные. Она с бесстрастной маской на лице изображает уверенность, но старшая знает, что для неё эти чувства такие же новые. Аватар понимает, что младшая волнуется по тому, как у неё перехватывает дыхание, а пальцы сжимают талию, как будто ей нужно что-то, чтобы не упасть. Она может почувствовать её учащенное биение сердца и дрожь, когда их губы снова касаются друг друга. Их поцелуй отчаянный, но в то же время медленный и печальный. Чонын цепляется за Джинсоль, но отступает, когда все становится слишком горячим, сразу натыкаюсь на успокаивающий и совершенно не осуждающий взгляд. Джинсоль вздыхает, когда девушка прикусывает её нижнюю губу и стонет, когда она касается её языка своим. Поцелуи, которыми они обмениваются, ускоряются, а затем снова замедляются. Видя, что старшая все ещё стоит, прислонившись спиной к стене, Чонын прижимается к ней так близко, как только может. Они тяжело дышат каждый раз, когда отрываются друг от друга, чтобы снова слиться в поцелуе и продолжить с того места, на котором остановились. Это не похоже ни на что, что Джинсоль когда-либо чувствовала, и Чонын тоже незнакома с этим чувством, но оно очень опьяняет. Очень захватывающе ощущать на своих губах чужие, чувствовать ногти, впивающиеся в кожу и большой палец, поглаживающий бедро. — Соль Ли, — выдыхает Чонын, когда руки Аватара поднимаются вверх по её талии. Она отстраняется, прижимается лбом к ней и не открывает глаз. Её брови сошлись на переносице, а руки девушки все продолжают двигаться по её телу. — Ваше Величество, — шепчет в ответ Джинсоль, касаясь груди младшей. Её широко открытые глаза внимательно следят за реакцией. — Чонын, — говорит Хозяйка Огня. — Просто… Называй меня Чонын. — Чонын, — повторяет девушка. — Так? — Да, — шепчет Чонын. — Если ты хочешь, мы можем продолжить целоваться, — предлагает Джинсоль, убирая руку с её груди, чтобы дотянуться до щеки. Глаза Чонын открываются шире и она смотрит на старшую, удивляясь, что видит в её голубых глазах беспокойство. — Я… — пытается выдавить Хозяйка Огня. Слова срываются с её губ, когда она прерывисто дышит. Джинсоль замечает её колебание (трудно не заметить) и понимает, что её сердце начинает биться чаще. — Или мы можем пойти спать, — мягко улыбается она. — Ты выглядишь уставшей. — Я всегда уставшая, — фыркает Чонын, ещё раз приникая к чужим губам. Джинсоль даёт ей несколько секунд, а затем отстраняется. — Ты сегодня изнурила себя, Чонын. Отдохни немного, — она толкает её в плечо, шагая к своей кровати. — Хорошо, — через несколько секунд говорит девушка. Джинсоль проскальзывает под одеяло и ожидает услышать стук двери, но удивляется, когда Чонын ложится рядом с ней. — Ох… Ты останешься здесь? — с широко открытыми глазами спрашивает она. — Моя комната слишком далеко, — заявляет младшая. — Как ты и сказала, я устала. — Я вижу, — шепчет Джинсоль, даря маленькую дразнящую улыбку. — Я уверена, что это так. — Это так, — усмехается девушка. — Угу, — мычит Аватар, закрывая глаза и переворачиваясь на спину. Чонын вертится на кровати, пытаясь найти удобное положение. У неё не выходит. Джинсоль открывает глаза и развеселенно на неё смотрит. — Все в порядке? — Кровать слишком жёсткая, — ворчит Чонын. Девушка мягко улыбается: — Это самая мягкая постель, на которой я когда-либо лежала. Младшая хмурится, переворачиваясь на спину и пялясь в потолок. — Я говорю как маленький избалованный ребёнок. — Это не так, — тихо говорит Джинсоль и протягивает руку. — Иди сюда. — Что? — мигает Чонын, пока старшая хватает её за руку и тянет ближе к себе. Она удивляется, когда девушка кладёт её голову себе на грудь, держа её как маленькую девочку. — Лучше? — спрашивает Джинсоль. Щеки Чонын горят огнём более горячим, чем любой, что она создавала. Аватар с улыбкой закрывает глаза, ощущая рядом тёплое тело. — Спокойной ночи, Чонын. — Спокойной, Соль Ли.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.