Ждет критики!

На защиту Короля 13

dmfananddu автор
Alien61236 бета
Willy Slater бета
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 88 страниц, 11 частей
Статус:
в процессе
Метки: Драма Приключения Романтика Смерть второстепенных персонажей Смерть основных персонажей Фэнтези Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Прожорливый до знаний мальчик родился в семье магов, но несмотря на полученные с этим таланты и права, его жизнь вовсе не стала беззаботной - на плечи юного волшебника ложится тяжелый груз, который в силах вынести далеко не все его коллеги.
Смогут ли он и его близкие пережить то множество трагедий, что уготовили им Боги? Сможет ли он стать достойным наследником своей семьи и найти собственное счастье?

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Неторопливая история Пролога, погружающая в мир героев, в 1-й части становится динамичнее и глубже, взрослеет вместе с ними.
Всем приятного чтения :З
...
P.s. Если Вы впервые читаете этот оридж, можете начать читать его с первой части, а потом разрешить с помощью Пролога некоторые недопонимания по миру и судьбам героев.
...
P.p.s. Если Вам интересно, как выглядят герои в представлении Автора (пока лишь меня), переходите по ссылкам (моя группа VK):
Софья Поэстофос: https://vk.com/dmfananddu?w=wall-177593179_23
Психемекес: https://vk.com/dmfananddu?w=wall-177593179_22

Пролог. Первое воспоминание.

5 июля 2019, 12:24
*** Глоссарий данной части: «Пролог. Благословение». Полную версию смотрите в части «Глоссарий. Все имена и названия». А Азеллио Поэстофос — главный герой, волшебник; Алара — планета, где происходит действие; Алиферий — король Диоскуриады времен Азеллио; Аметрис — лес на востоке Лютеции, вместе с этим земля Клана Зелёных драконов, не принимающих людей на ПМЖ в свои земли; Арриан — отец Азеллио, жена может звать его Ари; Д Диоскуриада — Королевство-родина Азеллио, располагается на северо-западе континента Лерина; З Зибери — городок-родина Азеллио, находится в 10-15 километрах южнее столицы Диоскуриады, Лютеции; располагается на зиберийских холмах, ограниченных с запада горами Тохайо, а с востока река Эурис; Л Лерина — континент, где располагается Диоскуриада, где происходит основное действие; М Медея Поэстофос — мать Азеллио, муж может звать её Мида или Мира; С Софья Поэстофос — младшая сестра Азеллио; Э Эурис — крупная река в Диоскуриаде, берёт начало в Тохайо, сильно южнее Зибери, протекает с востока от зиберийских холмов вдоль западной границы Аметриса и рассекает Лютецию на Старый и Новый город; ***       301-й год. Королевство Диоскуриада.       Весна. Май.       В Диоскуриаде лето неспешно, но упрямо перехватывало власть из рук весны — ночи становились тёплыми, благодаря мягким южным ветрам. Только у моря ещё оставалось место апрельской прохладе. Это время цветения и праздников, символизирующих приход яркой летней поры. К тому же 20-го числа — День Рождения Короля Алиферия, уважаемого и ценимого народом. В эти дни по всей стране устраивали ярмарки, поэтому май можно было уверенно назвать любимым месяцем диоскуриан.       8-е число. Зибери.       Утро пришло ясное — солнце, позволяя видеть на многие километры вокруг, поднималось всё выше. Оно старательно отогревало, заливало светом и жаром одноименную с городком холмистую долину, усыпанную множеством зелёных рощиц. К западу от Зибери красовались горы Тохайо, уходящие бесконечной цепью куда-то на юг, а на востоке благодаря слепящим бликам можно было разглядеть неспешный поток Эурис — крупнейшей реки страны.       На вершине одного из южных холмов, самого высокого из обжитых в Зибери, посреди ухоженного двора стоял видный кирпичный дом, принадлежащий семье Поэстофосов уже на протяжении трёх поколений. Роща спускалась по южному склону холма, а немного севернее, через дорогу, уже расположились соседи. Дом молодой семьи волшебников казался весьма похожим на остальные, не выглядел крупнее или мельче, однако, благодаря выгодному положению будто смотрел поверх соседских черепиц.       Больницы в городке не было, а ехать в столицу, как и четыре года назад, Медея отказалась. Ещё вчера, когда лекарь поняла, что подошёл срок вторых для неё родов, то лишь попросила мужа позвать двух её коллег, также проживающих в Зибери. Поэтому ещё с вечера 7-го мая Арриан занимался сыном, а жену оставил на попечении добрых женщин.       Схватки у Медеи начались рано утром, когда солнце только-только начало подниматься над долиной. Отец Азеллио наложил на стены его комнаты специфичные чары, поэтому мальчик проспал в тишине ещё около трёх часов. Только после этого Арриану всё же пришлось выйти с сыном во двор — не сдюжил он под уговорами трёх женщин.       Оба бродили босиком по зелёному газону парадного двора и молчали. Чтобы не позволить сыну потеряться где-нибудь, волнующийся Арриан непрестанно держал его за руку. Мальчик же и не думал сбегать от отца — ведь мама сильно занята и правильным будет не беспокоить её и вести себя смирно. Хотя он и не понимал, почему же им нужно было уходить из дома.       Постоянно находясь в поисках какого-нибудь занятия, неразговорчивый Азеллио принялся считать доски высокого штакетника, окружавшего дом, к сожалению, иногда сбиваясь.       — Почему ты такой серьёзный? — спросил Арриан, наконец, отвлёкшись от переживаний, когда мальчик особенно разочарованно выдохнул.       — А я не могу сосчитать доски, — указав пальчиком на забор, ответил Азеллио и, подпрыгнув, сел на скамейку под клёном — единственным диким деревом, которое росло во дворе дома.       — Почему же? — усевшись рядом, переспросил отец.       — Теряю доску. Она убегает, и приходится начинать сначала.       — Чего только не начнёшь делать от скуки, верно?       — Ага. Не люблю ждать, — кивнул тот и затих, разглядывая ставни дома.       Они замолчали. Каждый размышлял о своём, но, возможно, чем-то схожим.       Пышная листва клёна, широко и высоко распустившего вытянутые ветви, надежно защищала их от палящего солнца, что вкупе с легким ветром ненавязчиво успокаивало.       Парадная территория двора была свободна. Поэстофосы огородничеством не занимались, зато Медея с большим удовольствием выращивала цветы и черешню в небольшом саду позади дома. В этом укромном месте, скрытом с одной стороны домом, а с другой — рощей, много времени мог проводить и Азеллио, особенно, если в это время там отдыхала или работала Медея.       Посидев немного под клёном, Азеллио и направившийся за ним Арриан обошли дом и целых три часа провели рядом с молодыми деревьями и цветами. Сад источал приятное смешение мягких и нежных ароматов и надолго задержал внимание обоих Поэстофосов — благо занавески в спальне были предусмотрительно задёрнуты. «Похоже, они тоже какую-то шумоизоляцию наколдовали», — подумал Арриан, понимая, что из дома не доносится ни звука.       Высаженная десятком разносортных кустов сирень начала распускаться только вчера — раскрыться успели бутончики только у оснований кистей. Но и этого было достаточно, чтобы Арриан и Азеллио долгое время посвятили попыткам найти отличия в тонких запахах цветков каждого куста.       Мимо часто пролетали ненавязчивые насекомые-опылители, среди которых оказывались пчёлы соседа-пасечника. Когда Азеллио был младше, родители опасались, что эти насекомые невзлюбят мальчика. Однако ему повезло, и те игнорировали его, даже если Азеллио осмеливался случайно тряхнуть цветок c жёлто-чёрной пчёлкой. Да и самому мальчику нравилось их жужжание.       Одним из самых удобных мест отдыха на заднем дворе были большие качели — гордость Арриана, смастерившего их несколько лет назад. Они стояли поперёк ряда кустов сирени, скрывавших дом от рощи. С них открывался просторный вид на Эурис и великий, гористый лес Аметрис — земли спокойного клана древесных драконов, не обращавших никакого внимания на человеческое государство Диоскуриада под боком.       Различив около восьми ароматов сирени, Азеллио и Арриан, уже покачиваясь на качелях, любовались садом: лилиями, розами и прочими цветами, названия которых мальчик не знал. А через некоторое время старший Поэстофос уснул незаметно для себя самого, слишком удобно уложив голову на спинку качелей. Захотев о чём-то спросить отца, Азеллио заметил, что он спокойно сопит, и тут же обрадовался долгожданной свободе.       Мальчик понял, что у него осталось совсем немного времени, чтобы провернуть дело, которое он замышлял уже пару месяцев: разглядеть столицу прямо с крыши дома, ведь она самая высокая точка Зибери, на которую можно забраться. К счастью для него, он уже знал, как легче всего подняться на крышу. По углу дома, как раз у стены его комнаты на прочной широкой сетке до самой крыши взвился виноград. За его листьями и ветвями без проблем можно было нащупать устойчивый каркас. Эта конструкция с запасом кончалась немного выше горячего ската крыши, так что можно было подняться по ней, не касаясь его руками. Азеллио начал карабкаться, часто оглядываясь на отца и молясь Богам, чтобы тот не проснулся раньше времени.       Мальчик не понимал всего, что происходит с его телом. Особенно того, откуда в нём столько энергии, как подскочил уровень адреналина в крови, позволившего на всю жизнь запомнить не только эту мелкую проказу, но и первые взгляды на сестру.       Через пару минут подъёма взмокший Азеллио с удовольствием распрямил спину и увидел перед собой то, что желал: вдалеке, едва различимо на фоне горизонта, блестели башни и крыши Королевского дворца, которое зоркие глаза Поэстофоса позволили отделить от остальных сверкающих на солнце зданий.       — Лепота, — выдохнул Азеллио старым заморским словечком, часто употребляемым отцом.       До столицы было около трёх десятков километров, и Азеллио, взрослея, всё больше ждал того дня, когда впервые окажется там.       К счастью, его никто не поймал за руку даже тогда, когда он спускался. Через пару минут, остыв в тени дома, мальчик как ни в чём не бывало плюхнулся рядом с отцом и принял такой вид, словно ничего и не делал всё это время.       — Почему мама думает, что мы там лишние? — обиженно спросил Азеллио.       — Ох… Потому что мы там лишние. Ээх… Всё же просто, — зевая, потягиваясь и потирая глаза, ответил Арриан.       — Это потому что мы ничем не можем сейчас помочь?       — Верно, — потрепав Азеллио по макушке, ответил Арриан. — Мы помогали маме с начала зимы, теперь она может требовать от нас того, чтобы мы отдыхали тут. А даже если что-то от нас понадобится — нас обязательно позовут.       — Понял, — заключил мальчик.       Отец с сыном оперлись на твёрдое сиденье руками и снова замолчали, болтая ногами. Из дома всё ещё не было слышно ни звука, однако волнение Арриана постепенно уходило благодаря короткому сну и разговорам.       — Я думаю, будет девочка, — предположил Азеллио после полуминутной паузы.       — Почему же ты так думаешь? — удивился отец серьёзному тону мальчика.       — Потому что мама хотела дочку.       — Посмотрим, — улыбнулся Арриан, пытаясь вспомнить, когда же Азеллио мог услышать подобные слова Медеи. — Главное, чтобы с ними все было хорошо.       — Не волнуйся, пап. Со мной же всё хорошо было, значит и сейчас тоже будет! — улыбнулся Азеллио.       — Мне бы твою уверенность, — вздохнул Арриан.       — Ну… — протянул Азеллио, не понимая сомнений родителя. — Раз мама нас выгнала, значит она уверена, что всё будет хорошо. Значит и ты тоже будь уверен.       Арриан просто похлопал Азеллио по плечу и кивнул, не переставая улыбаться.       Солнце перевалило за зенит, отец отвёл Азеллио обратно под клён, надеясь, что их вот-вот позовут в дом, а мальчик не нашёл ничего лучше, как снова попытаться сосчитать доски ограды. В этот раз они почему-то не убегали от взгляда, словно ему удалось преодолеть их сопротивление. Азеллио несказанно обрадовался своему успеху. А когда мальчик посмотрел на последнюю дощечку, словно в один миг с окончанием счёта открылась входная дверь дома: одна из гостей-лекарей позволила мужчинам зайти, обрадовав хорошими новостями.       — Поздравляю! Здоровая и красивая дочь! Вся в маму! — искренне улыбаясь, воскликнула эта полная коренастая женщина.       — Я так и знал! — воскликнул оживившийся Азеллио и забежал в дом.       Перед входом в спальню, обоих мужчин остановила вторая женщина-доктор, менее крупная, но более старшего возраста. Строгим жестом она заставила Азеллио немного успокоиться и перейти с бега на шаг.       В комнате было чисто: акушерки аккуратно убрались ещё до того, как позвать Арриана и Азеллио. Младенца умыли и запеленали — сейчас ребёнок спал в объятиях у вымотанной, но счастливой Медеи. Она разглядывала личико дочери, не в состоянии думать о чём-либо ещё, кроме новой жизни в своих руках, и далеко не сразу заметила мужа и сына.       — Ох, это вы, — тихо выдохнула она. — Наконец-то пустили.       — Как ты? — мгновенно присев на кровать рядом с женой, спросил Арриан и мягко поцеловал её.       — Мы обе в порядке… Простите, пожалуйста, — извинилась Медея, и обратилась к подругам. — Спасибо за помощь вам… большое… Теперь они справятся вдвоём.       — Отдыхай. Мы завтра заглянем ещё. И не мучайте их расспросами. Пусть поспят, — напоследок обратились они к мужчинам.       — Спасибо, — кивнул Арриан, и обе женщины ушли, почему-то спеша.       Азеллио встал с другой стороны кровати и оказался почти так же близко к матери и сестре, как отец.       — Ты устала? — спросил Азеллио, легко ухватив маму за локоть. Из-за высокой кровати и ещё маленького роста, сбоку он мог видеть лишь кончик носика сестры.       — Немного. Не волнуйтесь, правда. Всё прошло даже легче, чем я ожидала… Посмотрите на неё, а я отдохну, — перейдя на шёпот, сказала Медея, передав дочь мужу, и прикрыла глаза.       — Красавица, — уверенно резюмировал Арриан, поцеловав жену.       Азеллио пришлось вновь обойти кровать, чтобы разглядеть лицо малышки полностью.       — Да, — кивнул мальчик, начав пристально сравнивать черты сестры и родителей, быстро сделав вывод, что новорождённая однозначно сильно похожа на маму. — Как мама. А какое имя у неё будет?       — Софья, — мгновенно ответила Медея, улыбаясь.       Арриан довольно кивнул — это красивое древнее имя, символизирующее доброту и мудрость. Как нельзя хорошо оно подходило дочери волшебников, библиотекаря и целителя.       — А Соней её можно звать? — спросил Азеллио.       — Конечно, вполне подходящее сокращеньице, — улыбнулся Арриан.       Ещё около минуты мужчины глядели на Софью, пока оба не заметили, что и её мама тоже уснула. Арриан встал и, уложив дочь в колыбельную, отправился с Азеллио готовиться к обеду.       — А почему они так быстро ушли? — спросил мальчик, войдя за отцом на кухню.       — Да они на меня обижены до сих пор. Однажды с одной из них мы здорово поругались. С той, что постарше.       — Понятно, — засмеялся Азеллио.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
Реклама: