Сказочник

Джен
PG-13
В процессе
154
автор
naurtinniell бета
Размер:
планируется Макси, написано 414 страниц, 48 частей
Описание:
Это сугубое АU. Саурон победил в Войне Кольца и уцелевшим героям приходится жить и бороться в мире под Тенью, мире без Солнца. Но разве они сдадутся безропотно? И - неужели нет никакой надежды?
Примечания автора:
Планируется большое произведение.

Несмотря на наличие некоторого количества собственных персонажей, Мэри Сью не планируется :) Главными героями будут Гэндальф, молодой Сэм Гэмджи (внучатый племянник героя ВК), Эльдарион, сын Арагорна и Арвен, Элладан и Эльрохир, Глорфиндель, собственные персонажи из Рохана и Гондора.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
154 Нравится 458 Отзывы 55 В сборник Скачать

Глава 41. Фангорн. Середина весны. Как пробудить энтов?

Настройки текста
Прозвучало это довольно зловеще, и Сэм, с трудом переводя дух, тревожно оглядывался по сторонам, ожидая какой-нибудь неприятной неожиданности. Но вокруг было тихо. Только ветви поскрипывали на ветру, да негромко стонал один из раненых. И тут Гэндальф вытащил свою лампу. Она осветила жутковатую картину. Большая часть окружающих деревьев и земли была заляпана остатками Черного пламени, походя на безрадостное мертвое болото. Кое-где лежали неподвижные тела людей и эльфов, среди них Сэм различил и двух женщин Беруны. Раненых еще во время боя собрали посередине, под защиту воинов, где следов колдовства Черных почти не было, но выглядели они плохо. Черное пламя сжигало саму плоть и если бы не Кольцо Воздуха, они все бы уже умерли. Те, кто был относительно невредим и смог удержаться на ногах, выглядели донельзя усталыми и ошеломленными. Эльфы смотрелись получше, но и они сильно пострадали от последней колдовской атаки. Гэндальф и Саруман стояли рядом, опираясь на посохи, и было видно, что и им нелегко дался этот бой, однако они явно сохранили в себе бодрость и присутствие духа. Гэндальф сразу же подозвал Эльдариона и попросил его заняться ранеными, остальным же волшебник велел помогать ему и Беруне с Неллот по мере сил. Женщины неплохо справлялись с колдовскими ранами, хотя и не так хорошо, как Эльдарион с его кольцом. Все трое немедля принялись лечить всех, кого могли. Один из уцелевших хуорнов показал им небольшой ручеек, протекавший поблизости, и Сэм вместе с двумя молодыми дунэдайн немедля принялся таскать ведерками и котелками воду, которой требовалось немало. Они прошлись туда и обратно раз двадцать, заполнив водой все, что только могли, потом Сэм присел на валун, переводя дух. Почти рядом с ним вдруг раздался женский вскрик, и Сэм, вздрогнув, повернулся на него. Он увидел Неллот, побледневшую, как мел, которая смотрела на Динэллона, прижавшего руку к щеке. - Динэллон! – вскричала принцесса с тревогой. – Почему ты молчал? - Простите, моя госпожа. Я не заметил сразу… - ответил Страж и отнял руку от лица. На его щеке виднелось небольшое черное пятнышко, все больше увеличивающееся в размерах. Неллот принялась шептать свои заклятия, но голос ее запинался, она была на пределе своих сил. Ей удалось немного замедлить рост черного пятна, но исцелить его она не могла. - Эльдарион! – Неллот обернулась к Эльдариону, который заканчивал обрабатывать рану на ноге одного из дунэдайн. Он сосредоточенно работал, почти не обращая внимания на окружающее. - Скорее же, Эльдарион! – в голосе Неллот звучал неподдельный ужас. - Я иду! – Эльдарион убедился, что его пациенту ничего не угрожает, и поспешил на голос эльфийской принцессы. - Можно… не спешить… - Динэллон стоял пошатываясь, он все больше бледнел. – Я не хочу… - Ты же умрешь, если мы ничего не сделаем! – воскликнула Неллот. Динэллон кинул на нее странный взгляд, но ничего не ответил. Эльдарион приблизился к нему, но страж отступил на шаг. - Я не хочу… - снова проговорил он, и Неллот пристально на него посмотрела. - А я хочу, - сказала она негромко, но твердо. – Я хочу, чтобы ты жил. Эльдарион, пожалуйста! – она с мольбой посмотрела на юношу. - Меня незачем просить, я и так… - сказал тот удивленно и подошел ближе к Динэллону. Тот слабо улыбнулся. - Хорошо, - сказал он тихо, - если этого хочет моя госпожа. Неллот взяла его за руку и подвела к куче сухой травы, и Динэллон почти упал на нее. На щеке у него расползалось злое колдовство, плоть истончалась и сквозь нее проглядывали кости. Эльдарион, подняв правую руку, сосредоточенно шептал слова исцеляющих заклятий, и голубое пламя тихо обволакивало страшную рану, и медленно, но верно, одолевало черное зло. Лицо эльфа стало спокойным, он снова слабо улыбнулся. Щека его не осталась прежней, теперь поперек нее тянулся грубоватый шрам. Эльдарион со вздохом убрал руку, устало потер глаза. - Больше я ничего не могу сделать, - извиняющимся тоном сказал он. – Сила почти оставила меня. - Но он жив! Благодарю тебя, - Неллот тепло улыбнулась юноше, благодарно пожала его руку. Динэллон ничего не сказал. Он погрузился в целительный сон. *** Позаботившись о раненых, отряд поспешил покинуть место колдовской схватки, следы Черного пламени были небезопасны. Хуорны помогли им, оказывается, если они не хотели зла, то могли бережно переносить людей и эльфов в своих ветвях. Погибли десять людей и трое эльфов – один из Тэламара и двое из Фангорна, умерли и две женщины из друэдайн. Тела живые забрали с собой и похоронили на чистом месте, недалеко от бегущего ручья под двумя раскидистыми буками. Сверху положили камни, собрав небольшую пирамиду. Все были донельзя измотаны, и Гэндальф велел всем отдыхать. Сам же он исчез, в этот раз не взяв с собой верного Глорфинделя. Тот расположился рядом с Саруманом, и даже Сэм понял, что Гэндальф велел ему присматривать за новоявленным союзником. Что думал по этому поводу сам Саруман, осталось неизвестным. Он сел, привалившись к стволу, опустил на лицо капюшон и вскоре стал похож на большой белый камень, на котором иногда вспыхивали маленькие радуги. Сэм тоже не стал терять времени, наскоро устроил себе постель из сухой травы и, до смерти усталый, быстро заснул. Снились ему темные ямы и провалы, жутковатые и отвратительные, то есть, если совсем уж начистоту, ничего он во сне не видел, только неприятное ощущение открывшейся бездны тревожило его. Но после такого страшного колдовства Черных чего-то иного трудно было ожидать. Проснулся же Сэм хорошо отдохнувшим, но это было неудивительно – оказалось, что он проспал весь остаток вчерашнего дня и целую ночь. Есть после этого хотелось просто зверски, и Сэм притопал к костру с намерением съесть не меньше чем олифанта. Олифанта ему, конечно, не дали, но снабдили вкусной эльфийской лепешкой с травами, кусочком сыра и вяленым мясом. После завтрака Сэм снова натаскал воды, с облегчением узнал, что больше от него услуг не требуется, и вновь расположился отдохнуть. Когда он опять открыл глаза, оказалось, что Гэндальф уже вернулся. Он разговаривал негромко, но, вроде, особо не скрытничал, и Сэм подобрался поближе послушать. - Следы назгул я заметил, - говорил Гэндальф, - но их самих – нет. И следы эти довольно старые, как те, что мы находили до стычки. Либо назгул затаились и ждут, либо вообще убрались из леса. - Можно было бы и не ходить далеко, Гэндальф, - покровительственно произнес Саруман, - я бы тебе сказал то же самое, не двигаясь с места. Благодаря моему кольцу, я чувствую духов, так вот – теперь их вообще нет в Фангорне. Гэндальф мрачно взглянул на него из-под кустистых бровей. Сам привыкший подсмеиваться над окружающими, шутки над собой он не очень любил. Тем более Саруман пытался выставить себя более сильным и знающим, и кто ведает, как дела обстояли на самом деле. Пока что Саруман был им очень полезен и несколько раз выручил там, где дела обстояли весьма плохо. Нет, Гэндальф вполне мог смириться и признать кого-то сильнее себя, но цели Сарумана были слишком уж неясными. Что если он все-таки служит Саурону? А если и не служит, то не будет ли вредить окружающим из-за собственных амбиций? - Быстро же ты забыл, что когда-то попал в весьма большие неприятности из-за другого Кольца, - наконец ответил он. – И если бы судьба не занесла нас в Ортханк… - Знаю, Гэндальф, знаю, - с некоторой досадой произнес Саруман, напоминание о недавнем каменном плене явно не пришлось ему по вкусу. – Но и вы бы без меня не выбрались, - не преминул он уколоть давнего соперника. - Это еще неизвестно, - проворчал Гэндальф и сменил тему. – Как бы то ни было, наш путь, похоже, свободен. Хуорны благодарны нам и согласились отвести нас к энтам. На самом деле, они и сами хотели бы, чтобы энты пробудились. Они скучают по ним… может, это одна из причин их злобы на весь мир. - Это хорошо бы, - сказал Саруман, и в его глазах зажегся огонек. – Мне очень и очень нужны энты… - Саруман, - Гэндальф пристально посмотрел на второго волшебника, - если ты снова принялся за старое… - Со старым покончено! – Саруман выставил перед собой обе ладони. – Покончено, зарыто и забыто… Я не желаю больше стоять каменной статуей в подземелье, а еще меньше – скитаться бесплотным духом в глуши! Больше я этого не допущу! Гэндальф долго смотрел на былого сотоварища по Ордену, Сэм бы от такого взгляда бежал бы так далеко, как только мог. Но Саруман этот взгляд выдержал. Лицо его сейчас было спокойным, почти безмятежным. Всем своим видом он показывал, что больше неопасен, не причинит никому вреда… ну, может, кроме парочки Черных колдунов. И вот Сэм ему ни капли не верил. *** Они пробыли на месте еще несколько дней, пока раненые более или менее не оправились. Двое из них, правда, умерли, двое дунэдайн, один из которых лишился руки, а у другого было страшно обожжено лицо. Ни Эльдарион, ни Беруна, ни эльфы не смогли им помочь. На Эльдариона к концу первого дня было жалко смотреть. Сам еще недавно почти умирающий он потратил много сил на исцеление, кольцо помогало ему, но само исцелить не могло, черпая силу у своего владельца. Он стал бледным, как мел, и изрядно похудел. В конце концов Гэндальф приказал ему отдыхать, пригрозив, что если Эльдарион не согласится лечь, он усыпит его чарами. Эльдарион проспал почти сутки, после чего уже не выглядел свежевырытым покойником. Когда раненым перестала угрожать смертельная опасность, Гэндальф решил двигаться дальше. - Хуорны были столь любезны, - сказал он, - что согласились не просто отвести, а отнести нас к энтам. - Это как? – не преминул первым спросить Сэм. Гэндальф взглянул на него с усмешкой, но от обычной колкой шутки отказался. Вместо этого принялся объяснять: - Хуорны могут передвигаться очень быстро с помощью своего волшебства. Оно известно не только им, например, госпожа Галадриэль тоже владела такими чарами, что и спасло Тэламар. Мне они не известны. - А это не опасно? – задал второй обязательный вопрос хоббит. - Не так опасно, как передвигаться по Фангорну в одиночку, да еще с назгулами на хвосте, - ответил Гэндальф. – Но если вам это не нравится, мастер Гэмджи, вы можете оставаться здесь, - и он все же улыбнулся. - Ну нет уж! – сказал Сэм, не особо веря, конечно, что его оставят, но иногда шутки волшебников бывают не шутками. – Я с вами! - А коли с нами, так собирайся, - сказал Гэндальф. – Выходим через час. Сэм сначала думал, что, может, хуорны понесут их в своих ветвях, как, если верить рассказам Гэндальфа, они носили друзей Фродо во времена Войны Кольца. Но хуорны просто собрались вместе, а потом Гэндальф завел свой отряд в эту подвижную рощу. - Мастер Гэндальф, а садиться куда-нибудь можно? – спросил Сэм. - Думаю, это не имеет значения, - немного рассеянно ответил Гэндальф, его мысли явно были заняты другим. - Главное – не выходить наружу. То же он повторил всем своим товарищам, когда они наконец собрались. Люди и эльфы располагались, как им было удобно. Сэм, немного постояв, в конце концов присел на широкий выступающий корень, удобно пристроил свой мешок, чтобы можно было сразу подхватить, потрогал рукоять кинжала. Хотя он изрядно сомневался, что клинок поможет ему, если что-то пойдет не так в этом странном, полном чар и загадок месте, но прикосновение к оружию успокаивало. «Не помирай раньше смерти», - говорил ему отец, когда становилось слишком тяжело. Ну так, в этом путешествии смерть гонялась за ним не раз, а он счастливо уходил от нее. И на этот раз все будет хорошо! Он немного расслабился, глядя по сторонам. Среди корней и стволов начал виться черный туман, непроницаемый, как Тьма за пределами мира. Сэм не почувствовал ни малейшего движения, но догадался – началось! *** Как бы то ни было, а двигаться в волшебном черном тумане было не то чтобы безопасно, а прямо-таки скучно. Сэм глядел-глядел по сторонам, щупал корень, на котором сидел, сверлил взглядом Гэндальфа (который, впрочем, так погрузился в свои думы, что не обращал ни на кого внимания) и, в конце концов, просто заснул. Снилось ему, что он оказался на маленьком плотике посреди Водицы, который иногда вязали из небольших веток мальчишки, и его куда-то несет течением… Он проснулся от легкого толчка. Оказалось, его разбудил Гильторон. Лицо дунадана было немного встревоженным, впрочем, не настолько, чтобы вскакивать и бежать от очередной напасти. - Прибыли уже? – спросил Сэм, протирая глаза. - Кажется, да. Во всяком случае, мастер Гэндальф велел всем собираться и быть готовыми. Их маленький лагерь уже зашевелился, как муравейник. Женщины помогали раненым, воины оглядывались, готовые отразить любую опасность. Гэндальф стоял, опершись на посох, лампа без всякого покрытия была привязана у него к поясу. Рядом с ним, но не слишком близко, всем своим видом выражая независимость от всех окружающих, стоял Саруман. Он втягивал носом воздух, будто гончая, почуявшая добычу. Хотя черный туман еще вился вокруг, отчего-то становилось ясно, что они стоят на месте. Хуорны двигались мало, иногда слышно было, как они переговариваются на своем скрипучем языке. Они были спокойны, и Сэм тоже успокоился: похоже, очередная напасть им сейчас не грозит. Туман понемногу рассеивался, и тьма переходила в серую полутьму, что означало наступивший день. Сэм прислушался, ему показалось, что по листьям бьют тихие капли. И точно, вокруг слышался шелест тихого дождя. - Мы прибыли, - глубоким голосом сказал наконец Гэндальф. Один из хуорнов заскрипел громче других и Гэндальф немного склонил голову, прислушиваясь. - Он говорит, - сказал волшебник, - что мы должны выходить по одному, тихо и осторожно, не шуметь и не обнажать оружия. Я думаю, нет нужды призывать вас слушаться. Гнев хуорнов может быть ужасен, и мы уже видели это. Сэм поспешно сдернул руку с рукояти кинжала. Он бы не хотел снова видеть гнев лесных великанов. «Хотелось бы знать», - подумал он вдруг, - «не заманили ли нас сюда просто чтобы сожрать. А все эти рассказы про энтов – просто сказки…» Но он не стал говорить этого вслух, чтобы не выслушивать снова шуточки про трусливых хоббитов. Тем более, зайдя так далеко, что им еще оставалось, как не выйти и довериться хуорнам? Не поворачивать же обратно просто из-за одних подозрений! Гэндальф вышел первым, за ним шел неизменный Глорфиндель и Динэллон, который неплохо оправился от своей раны, разве что шрам его так и не разгладился до конца. Саруман отправился за ними, потом потянулись и остальные. Сэм, пару раз вздохнув, пристроился рядом с Гильтороном, который шел в середине отряда. Они вышли посреди густого леса, где росли не просто высокие деревья, но настоящие великаны. Стволы их надо было обхватывать вдвоем-втроем, чтобы увидеть крону, следовало изрядно задрать голову. На стволах нарос мох, у корней выросла высокая трава. Кое-где стояли густые кусты, даже на вид чрезвычайно колючие. Чуть поодаль деревья росли уже не просто густо, а рядом друг с другом, будто доски в заборе. Между их стволами не было ни малейшего просвета, а ветки переплетались наподобие изгороди. Кроны же, с густой темной листвой, на высоте не меньше трех десятков фатомов походили на зеленую крышу. - Лесная крепость, - задумчиво произнес Динэллон. – Так вот где спят энты… Сэм подобрался поближе к Гэндальфу. Как бы то ни было, его ужасно занимал один вопрос. - А интересно, - спросил он, - можно было сюда добраться самим, без этих всяких… чар и волшебств? Гэндальф с усмешкой посмотрел на него. - Кое-кто спал всю дорогу без задних ног, - с ехидцей сказал он, - а другие сквозь ветви и листья смотрели на дорогу. Так вот, там я видел такое, чего тебе лучше никогда не видеть и даже не слышать. Чтобы не сойти с ума. - К тому же, - продолжал он уже без улыбки, - как ты бы преодолел эти лесные стены? – он указал на сросшиеся стволы. – С топором и огнем сюда лучше не приходить. Один из хуорнов, стоявших рядом, проскрипел-прохрипел что-то довольно громко. Сэм вздрогнул, представляя, что будет, если дерево услышит о топоре и огне. - Да ладно, ладно, - сказал он, - я просто так спросил… - Ох, хоббиты, - рассмеялся Гэндальф, - как же я вас люблю… Вы «просто так» спрашиваете о том, о чем другие и подумать боятся. А если и подумают, то уж нипочем вслух не спросят. Даже интересно… о чем бы ты спросил в тронном зале Барад-Дура? Когда там подают завтрак? Он снова стал серьезным, когда один из ближайших хуорнов подвинулся ближе и что-то спросил. Гэндальф кивнул и ответил, указывая посохом на древесную стену. - Будьте готовы, - сказал он товарищам. – Хуорны собираются открыть убежище. Как Сэм ни вглядывался, никаких признаков ворот он не увидел. Несколько хуорнов подошли к сросшимся деревьям, ничем не отличающихся от остальных, и прикоснулись к ним ветками. Они заскрипели, слегка раскачиваясь, припадая к стене и удаляясь от нее. Наконец, через несколько минут таких движений, они резко подались назад, открывая лесные ворота. *** Сэм думал, что внутри лесной крепости будет стоять кромешная темень, ведь листья закрывали ее от тех крох света, что еще оставались на небе. Но нет, наоборот, снаружи было темнее. Внутри убежища разливался теплый желтоватый свет. Гэндальф зашел внутрь первым, освещая все вокруг своей лампой. Он был осторожен, явно собираясь в случае опасности быстро отступить обратно. Но если даже хуорны и замышляли предательство, они никак этого никак не обнаруживали. Никто не бросался на пришельцев, а ворота стояли открытыми, и хуорны немного отступили от них. - Подождите меня здесь, - обернулся волшебник. – Только ты, Глорфиндель, иди, пожалуйста, за мной. Глорфиндель кивнул и тоже ступил в лесной чертог. Неллот, ее лесной страж, Беруна и Эльдарион переглянулись, но не стали ничего говорить. Все, кроме раненых, стояли, готовые идти за Гэндальфом, драться или бежать. Сэм сначала стоял прямо, потом прислонился к стволу. Он хорошо выспался во время пути в черном тумане, теперь ему очень хотелось попасть внутрь убежища энтов, посмотреть там все. Спящие энты представлялись ему лежащими в ряд, точно бревна на лесоповале. Потом он представил себе громадную поленницу, только дрова были очень длинными и на них росли ветки. Хотя нет, так поленницу не сложишь, ветки мешать будут… Наверное, все-таки энты лежат в один ряд, вольготно раскинув ветви, как руки. Не успел он как следует вообразить себе эту картину, как Гэндальф и Глорфиндель появились в воротах. Гэндальф немного хмурился, но особой тревоги на лице его как будто не было заметно, Глорфиндель выглядел, как обычно, спокойным и собранным. Непохоже было, чтобы они обнаружили в сердце леса какую-то опасность. Гэндальф вновь заговорил с хуорнами, и разговор этот продолжался долго и не сказать, чтобы был совсем уж безмятежным. Хуорны порой скрипели очень громко и размахивали ветками. Но Гэндальф говорил с ними спокойно и в конце концов они, похоже, пришли к соглашению. Хуорны расступились и встали кольцом вокруг лесного чертога, замерев, как обычные деревья. Сэм понял, что, похоже, они доверяют пришельцам. Внутрь заходили по одному-двое, Сэм шел снова в середине отряда, с любопытством оглядываясь. Желтоватый свет, как оказалось, исходил от деревьев, растущих внутри, и Сэм сразу вспомнил светильники друэдайн. Похоже, энты использовали те же чары. Никаких поленниц и бревен в ряд внутри не оказалось. Сначала Сэму вообще почудилось, что он снова вошел в рощу хуорнов. Тут и там стояли деревья, не слишком близко, не слишком далеко, так чтобы и не мешать друг другу, и быть рядом. Под деревьями расстилалась трава, до того мягкая и нежная, что Сэму показалось, будто он идет по залежам пуха. Кое-где проглядывали цветы, белые и желтые, неяркие лесные цветы, непритязательные, но бесконечно милые. У древесных стен кое-где стояли большие каменные кувшины, заглянув в ближайший, Сэм увидел, что он полон какой-то жидкости, похожей на воду, но она слегка светилась и от нее шел нежный, едва уловимый аромат, похожий на запах ландышей. Задрав голову вверх, Сэм увидел высокий потолок из переплетенных ветвей, густо поросших листьями, но там и тут в нем вспыхивали крохотные белые звездочки. Не то это были вновь энтийские чары, не то простые светлячки, уже пробудившиеся после зимней спячки. Однако, подумал Сэм, может, здесь и вовсе зимы не бывает, и зелень, и цветы растут здесь круглый год? Размером лесное убежище оказалось немалым, другие стены терялись из виду где-то вдалеке. Сэм внимательно оглядывал все близкие к нему деревья, гадая, простое ли это дерево или энт. Он уже понял, что энты не лежат, как мертвые поленья, а стоят, уцепившись ногами-корнями за землю, и спят, как спит всякое дерево зимой – стоя. Он потрогал ближайший ствол. Дерево как дерево, вроде бы обычное. Оно не пыталось сдвинуться с места, как-то само потрогать двуногого пришельца, поговорить с ним хотя бы на своем языке. Сэм снова погладил ствол, осторожно прошелся пальцами по большому зеленому сверху и серебристо-серому снизу листу неизвестной ему древесной породы. Энт крепко спал, никак не отвечая ему. Они одолели все препятствия, прошли опасности Фангорна и изгнали чудовищных назгулов. Осталось решить один-единственный вопрос: как пробудить энтов?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты