Лишь один чертов раз...

Гет
R
В процессе
9
Размер:
131 страница, 12 частей
Описание:
Большинство людей живут рутиной, но у этих двух девушек что не день, то приключение на одно место.

И всё, казалось бы, складывается как нельзя лучше до тех пор, пока в Сеуле не начинаю происходить странные вещи: одна за другой некогда известные фэшн-компании становятся банкротами. Под удар попадает также холдинг одного из влиятельных бизнесменов страны – Мин Юн Ги.

Нарастающее напряжение не позволяет настроиться на рабочий лад, посему единственное решение – поимка виновного в происходящем.
Посвящение:
Арми-и-и-и-и-и!
Примечания автора:
Надеемся, вам будет интересно, приятного чтения)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
9 Нравится 3 Отзывы 2 В сборник Скачать

2. Случайные встречи бывают самыми не случайными

Настройки текста
Два года спустя… — Тупицы! Придурки! Чёртовы идиоты! Как такое вообще можно печатать?! — в сотый раз уже пролистывая новый выпуск журнала, как не в себя кричит Сон Чэ Бин — наш директор и по совместительству генеральный редактор еженедельника «Day». Из-за личных обстоятельств, которые мы скоро узнаем от главной сплетницы отдела, он не смог присутствовать на собрании, где обговаривались окончательные решения по поводу сегодняшнего выпуска. — Вы без меня совершенно ни на что не способны? Что это вообще за фигня?! — не прекращая верещать, продолжает размахивать давно помятым скопищем бумаг перед нами. Картина, конечно, ещё та: несмотря на свои приличные габариты, директор Сон без проблем передвигается по офису, маневрируя между рабочими столами, дабы поменять уже скомканный от злости и влажный от пота и слюней старый экземпляр на более новый и чистый. — Да вам… Да вам, бестолковым, даже выговор выписать мало! — не контролируя себя, мужчина замахивается и бьёт ладонью по рядом находящейся стене, заглушая свои вопли громкими хлопками. Не сводя глаз с нашего директора, моя коллега медленным шагом двигается ближе ко мне, стараясь не привлекать внимание Чэ Бина. Злить его сейчас ещё больше означает то же самое, что и подписать себе смертный приговор. Не знаю, как остальные, но вот я помирать пока не готова. — Айрин, я надеюсь, ты убрала со стола канцелярский нож? — шепчет на ухо, прикрываясь ладонью. — Бо Хо, обижаешь, я даже чашку под стол спрятала, так, чтобы наверняка. Одновременно переведя взгляд в сторону моего рабочего места, мы замечаем ту самую кружку с изображённым на ней зевающим котом. Отличная возможно в очередной раз вспомнить о том, что сегодня я опять опоздала и выслушивала нотации от старших. Ну что же поделать, если не получается приходить вовремя? Не могу я просто взять и расстаться со своей тёпленькой кроваткой, это же предательство чистой воды, она мне этого просто не простит. Всё ещё пялясь на чашку под столом, еле сдерживаемся, чтобы не заржать, рассматривая сначала нарисованного пушистого сонного зверька, а после и нашего хмурого босса. И как только я раньше не находила между ними схожести? — У вас ещё хватает совести забавляться?! — всё орёт, начиная подпрыгивать на месте, чем окончательно доводит нас до истерического смеха. Мужчина продолжает прожигать нас своим убийственным взглядом, готовясь к наступлению. Сгорбившись, словно тролль из детских мультфильмов, тем самым делая свой и так невысокий рост ещё ниже, он сжимает короткие пухлые пальцы правой руки в кулачок и угрожающе помахивает им перед нами. — Простите! — одновременно извиняемся перед ним всем отделом и максимально низко кланяемся. Лёгкое дуновение нагретого под палящим солнцем ветерка проникает сквозь настежь распахнутое окно в помещение и слегка треплет уже немного выбившиеся из элегантной прически пряди директора Сона, от чего тот слегка ёжится. Сколько себя помню, мужчина ни разу не позволял себе появление в офисе в неподобающем виде. Всегда опрятно одетый, выстиранный, выглаженный, он производит впечатление уверенного в себе человека. И пусть наряды его не были куплены в дорогих бутиках и не всегда подходили под понятие «рабочий дресс-код», ему не мешало выглядеть в них более чем хорошо. Наблюдая за ним, понемногу начинаешь не доверять слухам о его гордом одиночестве и тяжёлой холостяцкой жизни. Ну честно, мне и правда не верится, что он встаёт в семь утра, подключает к розетке утюг и, пока закипает чайник, гладит себе его сегодняшнее серое поло. Даже мы с Лией с трудом делаем это. Я даже как-то решила не смывать вечером макияж, потому тратить на него время с утра — это не то, чем бы мне хотелось заниматься в такую рань. Хотя ещё один слух о его пивном животике, которого он безумно стесняется, опровергнуть уж точно нельзя. Широкие футболки, безразмерные свитера и несколько больше, чем оно того следует, куртки являются тому подтверждением. Эх, не будь он старше моего папы, я бы даже задумалась о таком самце. И почему только у него нет девушки? — Ах вы, мелкие засранцы, продолжаете глумиться надо мной?! А нет, кажется, я знаю почему. И всё же, каким бы ворчуном и грубияном наш старик — дедовские шуточки и отвратительный вкус в музыке выдавали его «немного за пятьдесят» сполна — не был, нашему уважению к нему не было придела. Все те, кто сейчас являются работниками журнала «Day», когда-то давно, в прошлом, не могли найти своего места в этом странном, прогнившем мире. Не понимали, для чего они живут, существуют. Яркий, до сего момента красочный мир в одно мгновение приобрел тусклый серый цвет. Всё однообразно, всё скучно, всё как всегда. Понимание того, что срочно необходимо что-то менять не покидало, но вот возможностей, сил, времени для поисков — ничего этого не было. Мне и самой тогда хотелось сбежать и спрятаться от всех. Руки опускались, утягивая с собой все мои давно построенные планы на счастливое будущее, а глаза, некогда горящие ярким пламенем, угасали, оставляя после себя лишь затхлый, испорченный воздух и почерневшую от сажи землю. Казалось, что всё уже потеряно. Именно в тот момент я и попала в эту контору. И именно тогда мне вновь захотелось жить. — Давайте глянем, — на секунду успокоившись и остановив свой взор на цветной и пёстрой обложке нового, только сегодня вышедшего еженедельника, он открывает первую страницу, что даёт нам с ребятами возможность переглядеться, а после, зажмурив глаза, приготовиться к худшему. — Как приготовить диетический кекс, — секундная пауза. — Кекс? Какой к черту кекс?! — снова вопит он, аж подпрыгнув, смотря на бедного нашего Пак Со Джуна. В какой-то момент мне даже показалось, что ранее бледное лицо друга стало ещё белее прежнего. А ведь я говорила ему, что пить просроченное молоко на голодный желудок вредно, никогда не слушает. Да и рецепт кекса и правда был неплох, повар вышел бы из него куда лучший, нежели журналист. Хотя к нему в ресторан я бы точно не пошла, умереть от его рук — последнее, о чём я мечтаю. Новая волна криков не проходит бесследно. Громкие возгласы Сон Чэ Бина настолько быстро разносятся по округе, призывая наблюдать за происходящим представлением не только работников других отделов нашей конторы, но и обычных прохожих, что от любопытства толпятся у окон первого этажа, пытаясь разглядеть виновников, нарушивших их покой. О тех любознательных, что врываются в само здание и рвутся к нам наверх с камерами, даже говорить не стоит. — Ладно, идем дальше, — не обращая на весь этот балаган внимания, Сон Чэ Бин переворачивает страницу и нервно смеётся. — Внебрачный сын директора галереи Бан Мин Хо хочет сменить пол, — переводит тот взгляд на блондинку Лин Со Хи, что уже и так держится из последних сил. — Издеваетесь? Смена пола? Почему сразу не пересадка мозга? В сложившейся ситуации она была бы очень полезна! — сменив интонацию от недовопля до злобного рыка, директор проговаривает последние два слова чуть ли не по слогам, завершая предложение ударом об стол, доведя бедную Со Хи до слёз. — А тут у нас что? — снова смотрит в сторону журнала. — Мешок картошки вместо дорогого платья? На что готовы идти девушки ради популярности? — намного тише, нежели раньше, продолжает, промолвив на одном дыхании. — Ну какой, скажите мне, какой, мать вашу, мешок картошки, — уже скуля от досады и одновременно разочарования, глядит на нас. — У меня просто нет слов, — произносит он и тяжело выдыхает. Вся эта сцена довольно сильно пугает большинство все ещё находившихся за дверями сотрудников и поглядывающих в окна местных жителей, итак давно наслышанных о нелюдимом характере нашего директора в те моменты, когда дело касается работы. Сложившаяся ситуация и перекошенные от страха лица моих коллег не позволяют нормально сосредоточиться на всех замечаниях главного, отчего я непроизвольно начинаю улыбаться, что окончательно выводит мужчину из себя. Поздравлю, Айрин, ты доигралась. — Кроссман, по-твоему, я сказал что-то смешное? Теперь его грозный взгляд прикован ко мне. Без преувеличений могу сказать, что это очень, просто безумно плохой знак особенно, когда угрожающе-убийственного тона реплики директора подкрепляются нашими фамилиями. Мне конец. — Никак нет. — Эти обалдуи хотя бы что-то сделали, а твоя статья где? Я ее уже вторую неделю не вижу. Как была пустая колонка, так она и осталась. — Ну, я же не виновата, что мне не у кого брать интервью, — стала оправдываться, надеясь на пощаду. Но в этом ведь и правда нет ни грамма моей вины. Ну, почти. Кто же виноват, что почти все звёзды шоу-бизнеса решили в самый разгар лета устроить себе внеплановый отпуск и разъехаться по курортам? Негодяи, оставили меня без ошеломляющей статьи, после которой, я уверена, Сон Чэ Бин просто упал бы к моим ногам и сразу выписал бы премию, о которой, кстати, я мечтаю уже почти четыре месяца. Есть постоянно одну лапшу, знаете ли, вредно для кожи. — Меня это совершенно не волнует, важен лишь результат, которого нет. — Я работаю над этим, честно. — Даю тебе неделю, не больше. Если до конца срока ничего не сделаешь, твое место перейдет тому, кто действительно готов проявить себя и показать, что журналистика — это его, — говорит директор и, выкинув еще одну уже негоднуй копию в урну, удаляется из офиса. Грубое замечание начальника заметно испортило мне настроение. Желания что-либо делать совершенно нет, да и рабочий день вот-вот должен закончиться, в связи с чем я сразу же предупреждаю коллег об уходе и направляюсь по направлению к своему дому. Непрекращающаяся вибрация телефона значительно замедляет мой шаг, давая шанс звонящему, так что, вдохнув побольше воздуха, я подняла трубку. — Со Хи, я же уже сказала, что не вернусь сегодня в офис, — бурчу на одном дыхании, готовясь слушать очередные поучения от старшей. — У кого-то тоже был сегодня веселый день, — слышится смешок на другом конце провода. — Боже, Лиа, это ты, — облегченно вздыхаю, — почему тоже? Эта грымза снова лезла к тебе? — Не то слово.

***

Уже который день шумиха в нашем офисе не прекращается ни на секунду. Кругом все суетятся, поглощенные работой, совсем позабыв даже о приготовленном кофе, уже давно остывшем и потерявшем свой ядреный вкус. Непрерывная беготня и вечное «Чёрт!», доносящееся ото всех углов, только и делает, что еще больше накаляет обстановку. — Секретарь Чхве, вы меня слышите?! — никак не унимается глава отдела разработок Чон Юн Сок, продолжая мельтешить перед глазами. — Могу ли я, наконец-то, забрать этот долбаный отчет? — Мистер Чон, в сотый раз вам уже говорю, что он будет готов к обеду, — не скрывая своего раздражения, отвечает девушка, грозно смотря в монитор компьютера. — У вас что, больше нет никаких дел? — Да, господин Юн Сок, вы лучше скажите, где договор на поставку новых тканей? Без него я не смогу презентовать доклад, — усердно печатая что-то на клавиатуре, встаёт на защиту госпожи Чхве её помощник. — Вашу мать, ткани! — размахивая руками в разные стороны, ругается себе под нос. — Лиа, ты нашла то, что я тебя просил? — Еще вчера кинула на почту все фотографии, а образцы через пару часов будут у вас на столе. — Отлично, зайди ко мне на страницу и заканчивай с презентацией, — переведя взгляд на помощника, тараторит главный. — Точно, пароль… — Не нужно, я все знаю, — чётко отвечает парень, без проблем вводя всем и так известные восемь цифр. Мистер Чон только собирается возразить, но после, передумав, направляется к выходу. Завтра, по словам моих коллег, должен прилететь директор нашей компании. Он и ещё несколько сотрудников из главного отдела улетели в Японию для подписания важного для процветания компании договора с одной иностранной фирмой. Поскольку я в этой сфере ещё новичок, всех формальной и тонкостей пока не знаю, лишь то, что сделка действительно выгодна как для нас, так и для, надеюсь, будущих наших партнёров, усвоила назубок. Если говорить о непонятной спешке и волнении всех остальных, то это лишь желание сотрудников поскорее закончить все дела, дабы успеть подготовиться к приезду главного. Ну, или почти всех. — Ох, я та-а-ак устала, — вдруг слышится протяжный стон за столом недалеко от меня. Сильно броский макияж блондинки, болтавшей со своей подругой по телефону вместо того, чтобы заниматься чем-то полезным, добавляет ей не меньше пяти лет, чему она верить, конечно же, не хочет. В компании эта мадам состоит в нашем отделе, отвечает за дизайн женской одежды и, к сожалению, является моим боссом на время стажировки. — Представляешь, он так и сказал! Мы слишком разные с ним, — каждую секунду поправляя свою прическу, не собирается заканчивать болтовню мой «начальник». Как она вообще тут до сих пор работает? За все то время, что мне довелось здесь находиться, она то и дело, что целыми днями сидела и ничего не делала, зато успела уже всем похвастаться своими накаченными губами и грудью. — Ужасно устала, эта работа очень выматывает, — конечно, трындеть весь день и глазки строить каждому встречному так тяжело. — Ох, и не говори. Подожди секунду, — запнувшись, барышня переводит взгляд на меня. — Эй, стажер, подойти. За то время моего здесь нахождения, а это, на минуточку, целых две недели, я успела со многими познакомиться и даже с кем-то подружиться, но эта девушка, конечно, просто что-то. Видимо, у нас с ней взаимная неприязнь, что зародилась ещё на подсознательном уровне, как только мы с ней встретились. Она для меня бездельница, а я для неё лишь обуза. И всё же, как бы хорошо я здесь не освоилась, первой на контакт всё равно стараюсь не идти, чтобы не особо афишироваться. Большинство из сотрудников, узнав о моём возрасте и навыках работы, сразу смотрят косо и как-то даже враждебно. В какой-то мере я их даже понимаю, ведь работать в такой успешной фирме повезёт не каждому. А тут пришла девчушка с нулевым опытом и лишь теоретическими, и то неполными, знаниями и тут же отхватила себе лакомый кусочек — место в отделе разработок. Все вокруг твердят, что, мол, у неё есть связи, богатый папочка, кучу денег, но никому не интересно, сколько было проведено бессонных ночей, сколько было потрачено для этого сил, времени, нервов. Закончив на отлично второй курс сеульского гуманитарного университета на факультете финансов, получила от моего куратора предложение пройти стажировку здесь, в крупной и известной компании «BrandBand». Он сказал, что поможет с подачей документов и замолвит словечко за меня, но вот дальнейшая моя судьба здесь полностью будет зависеть только от меня. И я сделаю всё, чтобы не подвести его. — Чёрт, — тяжело вздыхаю, мысленно желая придушить блондинку, и, пересилив себя, подхожу к девушке. — Да? — Принеси мне кофе, — властно отвечает та, разглядывая свой новый маникюр. — Хорошо. — Без сахара. — Да. — И без молока. — Да. — И не сильно крепкий. — Да, — сквозь зубы шиплю, еле держа себя в руках. Как же я её ненавижу. Кто же мог знать, что это будет так тяжело? А ведь первые дни всё шло так хорошо и даже весело. Хоть куратор и предупредил приёмную комиссию о моём приходе, волнение всё равно не покидало меня ни на секунду. Господин Чон, господин Ли, господин Со — все они не сводили с меня глаз, пока я быстро и чётко отвечала на их вопросы. Пусть я и знала исход всего этого мероприятия, окончательным ответом для меня стала лишь лучезарная улыбка заместителя директора и его короткое: «Господин Чон, передаю её под вашу ответственность». Мою радость в тот момент невозможно было передать словами. И раз уж выпала такая возможность, мне ни в коем случае нельзя облажаться. Необходимо выкладываться на все сто, а то и двести процентов, давая понять начальству, что они во мне уж точно не ошиблись.

***

— В общем, чего звоню, когда придешь домой, начинай собираться, в клуб пойдем. — В какой клуб, сейчас только понедельник. — Не только, а уже понедельник, и он скоро закончится, — стараюсь переубедить Айрин, приводя не очень-то и убедительные аргументы. — По какому это поводу мы идем туда? — Как по какому? Сегодня последний день моей стажировки, я больше не раб этой грымзы. Добби свободен! — визжу от счастья, сразу представляя перекошенное от гнева лицо моей уже бывшей начальница в тот момент, когда я пошлю её куда подальше вместе с тем некрепким кофе, который она никогда не допивает до конца. — Ну, раз так, тогда ладно, — без сомнений соглашается та, вероятнее всего уже представляя наряд, что она наденет вечером. — Отлично, набирай своих подруг, встретимся с ними на месте.

***

Из огромного здания уже раздаётся громкая музыка, а пьяный смех посетителей слышен даже за пределами клуба. Зайдя вовнутрь, сразу чувствуешь запах крепкого спиртного, доносящего ото всех сторон; хорошо уловимые нотки табака, дым от которого молодежь даже не собиралась скрывать, считая это чем-то крутым и даже взрослым; и, конечно же, шлейф сильно приторных духов. Обрызгавшись ими, барышни норовили привлечь к себе как можно больше внимания со стороны мужского пола. Атмосфера просто потрясающая: посетители танцуют в такт музыке, не стесняясь прижиматься друг к другу, бармен разливает различные напитки, умудряясь устраивать захватывающие шоу, мастерски подбрасывая и ловя бутылки из-под алкоголя, а молоденькие девчонки, придя сюда с мыслью неплохо подзаработать, танцевали для гостей VIP-зоны. — Бармен, четыре секса на пляже, пожалуйста, — не теряя ни секунды, Айрин сразу же переходит к самому главному. Забрав первую партию наших напитков, мы спешим занять места у столика, который ещё давно себе заприметили, откуда открывается прекрасный вид на танцпол. — Бо Хо, следующая за напитками идёшь ты, — напоминаю ей, немного прикрикивая из-за оглушающей музыки, и допиваю первый бокал. — Я иду с ней, захватим сразу двойную порцию, — заявляет Бо Ра, залпом выпив свой напиток. С каждым последующим бокалом, прикончить который не составляет особого труда, я сначала чувствую легкую давящую пульсацию в висках, а после необычайно ощутимый прилив энергии. Раньше такого точно не было. Мне даже нравится. И, видимо, не одну меня так зацепили эти жгучие напитки: Айрин не без восхищения наблюдает за ловкими движениями диджея, двигаясь в такт музыке, в то время как две другие её подруги уже вовсю отжигают на танцполе. Своими подругами я бы девчонок точно не назвала, так, скорее знакомые, ведь встречались мы с ними обычно где-то раз в два месяца, когда наступал тот самый день «перезарядки», день отдыха от всего. С Ин Бо Хо мы знакомы не так давно, кажется, немного меньше года, с тех самых пор, как моя соседка устроилась работать в журнал. В тот же вечер они всем коллективом решили закатить бурную тусовку в честь нового работника, а спустя еще пару часов там присутствовала уже и я, поскольку сама домой подруга дойти явно была не в состоянии. Помогала мне её усадить в такси та самая Бо Хо — миловидная девчушка со жгуче рыжей шевелюрой, обычно не свойственной для кореянок, и ростом немного выше Айрин, но эти метр семьдесят совершенно её не портят, наоборот, длинные модельного сложения ноги, лебединая шея и волосы по пояс, что может быть лучше? Ким Бо Ра же была полной противоположностью рыженькой. С ней я познакомилась уже на первом нашем совместном походе в клуб, когда они всем потоком в университете сдали свою первую сессию. С моим русым чудовищем они учатся в одной группе. Недавно мы даже поздравляли друг друга с удачным окончанием второго курса. Но, несмотря на свои уже добротные двадцать лет, девушка все ещё продолжала вести себя, как ребёнок. Пухлые щечки и буквально недавно обстриженное каре так и твердили о её милашестве, а невысокий рост, примерно мои метр шестьдесят, полностью дополняли вырисовывающуюся картину. — Лиа-а-а, пошли еще возьмем, — ныла Айрин, продолжая висеть на мне. Сколько уже повторяю, чтобы она много алкоголя не заказывала, ведь пить эта девчонка совершенно не умеет, но все бестолку. Сейчас где-нибудь потеряется, а ты потом ищи её по всей стране. — А может, тебе достаточно? — Ну, Лили, у нас выдался трудный де-е-ень, — не прекращает подруга, начиная загибать пальцы: — Мой начальник козел, а та швабра с сиськами снова командует тобой. И вообще, вон девочки уже с какими-то парнями зажигают. Я тоже хочу веселиться. Идем тусить, идем пи-и-ить! — Айрин, я тебя в последний раз предупреждаю насчет Лили, — строго смотрю на нее, напоминая, что это глупое детское прозвище меня до безумия раздражает, и она это прекрасно знает. — Ну пошли, прошу, прошу, — прижимаясь ко мне все сильнее, не давая вдохнуть полной грудью, соседка все-таки заставляет меня с ней согласиться. — Все, хватит ныть, пошли давай за твоим успокоительным, — отвечаю ей, на что она безумно радуется и, стараясь побыстрее отыскать деньги в сумочке, направляется к бармену, который явно уже нас запомнил. Бедный. Тем временем, не отводя взгляда от моих знакомых, давно поплывших от четвертого стакана спиртного и уже явно забивших на нас, так как нашли себе другие объекты обожания, я успеваю потерять из виду Айрин. Растолкав толпу танцующих людей, успокаиваю себя, заметив чью-то знакомую макушку, и сразу же направляюсь к бару. В этот момент к подруге начинает лезть какой-то парень, на целую голову выше неё, и это при том, что стоит та сейчас на высокой шпильке. Хоть она сейчас и не трезвее, но даже в таком состоянии умудряется кричать на него и старается хоть как-то оттолкнуть подальше. — Ну, ты чего? Пошли повеселимся, — никак не унимается шатен, скользя взглядом по стройному телу подруги. — Да отвали от меня! — Чего ты ведешь себя, как недотрога? — Не слышал, что она сказала? — ввязываюсь в разговор, успевая вовремя добраться до парочки. — Ещё раз повторить? — А это кто тут у нас? А-а-а, твоя подружка, — улыбнувшись, этот хмырь вновь обращается к Айрин. — Так даже веселее. — У тебя со слухом проблемы? Говорю, отпусти её, — подойдя к нему вплотную, собираюсь ударить, замахнувшись небольшим клатчем, как вдруг мою руку перехватывают. — Тише, тише, не пристало таким милым девушкам драться, — обвив мою талию, сказал брюнет, все так же держа меня за запястье. — Теперь нам точно никто не помешает, — прижав Айрин к себе, шатен попытался ее поцеловать, на что получил звонкую пощечину и был сбит с ног. К счастью, а может и нет, он смог удержаться на ногах благодаря парню, что еще секунду назад прижимался ко мне и флиртовал. — Все, Ын Хо, успокойся, видишь, девушка не настроена сейчас общаться. — Ну, Чи Мин, посмотри, какой прелестный цветок, я почти её склеил, — еле держась на ногах, произносит парень, подмигивая Айрин. — Тебе бы протрезветь не помешало, перегаром за километр несёт, — не могу удержаться, чтобы не сделать колкое замечание высокому, а после перевожу взгляд на более низкого и накаченного. — Ты, вроде как, его друг, так будь добр, следи за ним. Попробует еще раз сунуться к нам, лично что-нибудь ему оторву, — не прекращая смотреть на, как там его, Чи Мина, грозно командую я. — Хм-м-м, а роза-то с колючками, — усмехается тот. — Какая есть, — дернув на себя подругу, последний раз смотрю на ребят и, развернувшись, направляюсь обратно к столику.
Примечания:
Небольшой перезалив, сразу извиняемся >_<
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты