Стимпанк и Кошкодевочки 10

Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 218 страниц, 85 частей
Статус:
закончен
Метки: Антиутопия Исторические эпохи Мистика Мэри Сью (Марти Стью) Насилие Нецензурная лексика Психология Смерть второстепенных персонажей Фантастика Экшн Элементы фемслэша Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Российская Империя - очень необычная страна. Управляется она не Царем , а Сенатом ,
полностью аналогичным древнеримскому. Крепостное право процветает и стало залогом успехов экономики . Тут сохранились запорожские казаки и даже самые настоящие мамонты , но настоящее веселье начинается ,когда появляются Кошкодевочки !







Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Это напряженный политико - мистический триллер , где читателей порадуют шедевры шизомилитаризма , грандиозные сражения на суше в море и воздухе , трогательные любовные истории

Но самое главное - рассказ о расе Кошкодевочек и глубокое исследование их психики

Пролог

21 июня 2019, 21:12
Зима в этом году была суровой как никогда. Уже в конце сентября пруды и тихие заводи стали покрыватся тонким ледком по утрам, в середине октября выпал первый снег, а уже к кануну Рождества Христова жители Ярославской Губернии столь натерпелись от холодов, яростных вьюг и огромных сугробов, что и описать невозможно. Волки выходили из дремучих лесов, нападали на деревни, убивая скот и зазевавшихся поселян. Собак они убивали с особой яростью, даже когда были сыты… А в довершении всего яркая, красная звезда на небосводе — появившаяся с начала декабря и первую неделю видная даже днем… Впрочем, Его Сиятельство князь Эдуард Мещерский, в молодости учившийся в Университете Срасбура, не показывал никаких признаков тревоги и уныния. Более того, он стал притцей во языцех для всей губернии, смело преодолевая сугробы на своём закупленном в Северо -Американских Соединенных Штатах внедорожном паровом локомотиве мощностью в пятьдесят лошадиных сил. Настоящий паровоз на гусеницах, разве что несколько меньше размером, да ещё с массивным стальным ножом впереди, расчищающим дорогу от заносов Крестьяне из принадлежащих ему деревень рубили дрова и скаладывали поленницы вдоль дороги, по которой проезжал Его Сиятельство, навещая жену в своём провинциальном имении. Паровой локомотив был весьма прожорлив… Ему так же требовалось много воды, но зимой можно было обойтись снегом, а уж в этом даре природном в хранимой Богом России никогда недостатка не было, по крайней мере зимой. И вот, кочегар Прошка остановил локомотив посреди глухой лесной поляны, принявшись поспешно закидывать лопатой груды снега в раструб, соединённый с водным танком — Эх, прорва ненасытная! — тяжело вздыхал Прошка — Барин, а я вот слышал, что на кораблях теперь новые котлы появились, где пар не прямо в небеса идет из цилиндров, а в особых сосудах снова в воду превращается и опять в топку идет… — На корабль хочешь? Я легко устрою! Рекомендую тебя адмиралу Попову как гениального кочегара! — смеялся Его Сиятельство, высунувшись из кабины управления — Чур меня! Спаси Пресвятая Богородица и Пресвятые Угодники! Барин, я в матросы не хочу, желаю вам служить до доски гробовой! — едва не потерял рассудок от ужаса Прошка Наконец циферблат водомера показал полную заправку котельной водой, Князь Эдуард свистнул кочегара и дергнул дроссель, направляя воду в множесто патрубков, прихотливым образом изгибавшимся в адском пламени топки Прошка открыл тяжелые чугунные дверцы и подбросил охапку дров на колосниковую решетку. Локомотив вновь тронулся, огласив безлюдные, дикие леса залихватским, разбойничьим свистом свежего пара Уже через десяток вёрст дорогу Его Сиятельству преградила телега, запряженная парой тощих кляч. В телеге сидело существо, по комплекции напоминающее мешок с навозом. Выряженное в черную ризу с массивным медным, с облезшей позолотой крестом на пузе. Отец Онуфрий походил на умалишенного. Простоволосый — и это в такую стужу! С сбившимся в дикие колтуны клочьями рыжей бороды, обычно тщательно ухоженной — Ваше Сиятельство! Мужайтесь! Антихрист пришел в сию юдоль скорби! — завопил Отец Онуфрий, осенил князя крестным знамением и, щелкнув кнутом, скрылся в ельнике — Батюшка то наш опять переусердствовал с дегустацией горячительных напитков! — рассмеялся князь Эдуард Прошка подкинул очередную вязанку дров в ненасытную топку, как-то тоскливо взглянул на барина и задумчиво изрёк: — Батюшку моего, покойного Гаврилу Петровича, никто в округе не любил. Не щадила его плетка задниц холопских, когда он это подлое племя на барщину гнал… Говорили, что для батюшки моего люди не лучше скотов бессловесных, а вот что мне он сказал, когда преставится собрался: " Прошка — говорил он — запомни хорошенько — люди, они хуже скотов бессловесных! Скотина, хоть там коровка, хоть свинушка, хоть кошечка или собачонка, на ласку отзывается, за доброе слово и кусок вкусный тебя любит и ластится! А вот все эти землепашцы трисвятые, матушку их через семь гробов… О, стоит чуть поддатся жалости, так тебя живьем загрызут! Запомни мол, Прошка! Русь, она всегда держалась на кнуте, дыбе и каторге, и иного никогда не будет! Не давай спуску черному люду, а то и тебя, и жену твою, и детишек, и матушку изведут вкорень! Прошка преданно взглянул на Барина — Ваше Сиятельство! Извольте, как вернёмся, мне розг с сотню прописать! — Почему, Прошка? — едва сдерживал смех Князь Эдуард — А я… намедни из винного погреба бутыль самогона басурманского украл и злодейским образом выпил! Князь нахмурился — Постой, не ту ли бутыль коньяка двадцатилетнего? Мне в большую конфузию впасть пришлось перед графом Румянцевым! Эдуард схватился было за ремень, не собираясь откладывать экзекуцию, но в запотевших окнах кабины управления уже появилась усадьба У главного входа, украшенного пафосными псевдодорическими колоннами и статуями полуголых Венер, толпилась большая толпа мужичья с вилами и топорами Псарь Владислав, дворецкий Ксавье с прочими слугами и даже горничными, вооружившись дробовиками и старинными мушкетами, снятыми с ковров в прихожей, держали землепашцев на расстоянии, время от времени стреляя поверх голов Князь, не помня себя от гнева, выскочил из кабины локомотива, даже не сбросив кожаный фартух и берет — Батюшка! Помилуй нас, грешных! Помилуй окаянных! Близлежащая старушенция, державшая в руках икону, бухнулась на колени — Барин! Убей отродье диавольское, избавь мир православный от Антихриста! — заблажил какой-то мужик в рваном армяке Эдуард выхватил револьвер из кармана и прострелил голову бунтовщику Толпа заголосила и отхлынула Ничего более не видя, князь рванулся в гостиную, затем побежал на второй этаж, в покои драгоценнейшей женушки Екатерины Врач Рейнике с каким-то полным ужаса лицом взгялнул на Мещёрского. Эдуард оттолкнул его и ворвался в горницу. Екатерина была в полном здравии и весьма бодра. Она полулежала на постели, прижав к своей несравненной груди младенца Кэт смущенно улыбнулась мужу — Эдуард! Посмотри, какая милая у нас дочь! Князь подошел ближе и буквально онемел. Новорожденная, с заметным хвостиком, ростущим из копчика, большими, совершенно кошачьими ушками, увлеченно сосала молоко из материнской груди. Она на секунду отвлеклась и бросила на папашу взгляд своих больших наивных глазёнок, с ярко красными зрачками Молодая мама покраснела — Эд… возможно… нам следует избавится от этих ушей и хвоста? — Это уже ничего не изменит — сокрушенно покачал головой князь  — Настоящая нека! Ты же был в Токкайдо во время военной службы… — с нескрываемой ревностью уставилась на суженого Екатерина Эдуард только молча кивнул… Потом от нежно поцеловал жену в губы и потрепал по макушке дочку. Та расплакалась — Давай назовём её Алиса! — не сдержала слез Кэтти — Прекрасное имя… Князь вышел из покоев жены, препоручив её заботам доктора Рейнике, и напился до потери сознания…
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама: