Стимпанк и Кошкодевочки 10

Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 218 страниц, 85 частей
Статус:
закончен
Метки: Антиутопия Исторические эпохи Мистика Мэри Сью (Марти Стью) Насилие Нецензурная лексика Психология Смерть второстепенных персонажей Фантастика Экшн Элементы фемслэша Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Российская Империя - очень необычная страна. Управляется она не Царем , а Сенатом ,
полностью аналогичным древнеримскому. Крепостное право процветает и стало залогом успехов экономики . Тут сохранились запорожские казаки и даже самые настоящие мамонты , но настоящее веселье начинается ,когда появляются Кошкодевочки !







Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Это напряженный политико - мистический триллер , где читателей порадуют шедевры шизомилитаризма , грандиозные сражения на суше в море и воздухе , трогательные любовные истории

Но самое главное - рассказ о расе Кошкодевочек и глубокое исследование их психики

Глава 1. Среди Мамонтовых Степей

22 июня 2019, 00:55
Мамонты были просто огромными! Настоящая живая гора в пять сажен, покрытая густой коричневой шерстью, с могучим крепким черепом, из которого торчал длинный хобот и чудовищные бивни. Исполинские твари вели себя прилично, разве что время от времени издавали трубный глас и качали головами. На спинах мамонтов громоздились тюки, мешки и целые семейсва самоедов — в основном детишки в коричневых кофтах и штанах, а их отцы и матери толпились у перрона, занимаясь торговлей. Пряжа из шерсти мамонта, куски сухого сыра из молока мамонтов, и конечно великое множество копченого тайменя — его и привозили торговцы за сотню верст от Байкала, к линии Великого Сибирского Тракта Небо было ясное, мороз беспощадным, а окружающий пейзаж — сопки, покрытые сухой травой, с изредка встречающимися рощами лиственниц — донельзя унылым. Хотя, после многих дней путешествия сквозь необозримые пространства Сибири любой пейзаж надоест… Великий Сибирский Тракт был самой протяженной железной дорогой в мире, всего за десять лет проложившей свои рельсы от Екатеринбурга до портов на Тихом Океане. Уникальная ширина колеи, большая чем стандартная российская и западная, самые передовые технологии, вроде бродившего в отдалении самоходного рельсоукладчика, созданного на Демидовских заводах — напоминающего огромного стального паука с десятком движимых гидравликой стальных лап, пышущего клубами пара из выхлопных труб — все это великолепие не могло помочь несчастным пассажирам, ждущих по сутки и более своей очереди проскочить туннель под Волчьими Горами. Могучие паровозы буквально пожирали кислород в узкой каменной кишке туннеля, и требовалось пара часов, пока принудительная вентиляция не сменит воздух… Молодой человек в чёрной флотской шинели с золотыми пуговицами, напяливший на голову папаху, уже второй час торчал в здании телеграфа, с нетерпением ожидая, пока типографская машина не соизволит закончить с печатанием свежего номера «Московских Ведомостей» Заплатив приказчику два рубля с полтиной — даже небольшая плата за столь сложную процедуру передачи информации, Андрей Румянцев закурил папироску и нетерпеливо развернул газету, не обращая внимания на то что свежая краска пачкала его рукавицы — Глава Сенатской Комиссии по иностранным делам Остерман подал в остставку! — прочитал вслух молодой человек — Это значит война неизбежна, и дело только в сроках! — воскликнул Андрей Что бы успокоить нервы, Румянцев принялся бродить по перрону, меланхолично разглядывая торгующих всякой всячиной самоедов. Дядюшка уже был тут как тут. Он тащил под руку какую-то дамочку в шубе из белого медведя и шляпке с плотной вуалью — Андрюша! Вот ты где! Познакомся, это Хитоюки —сан, из Токкайдо! — Дядюшка, вы не забыли о своём духовном сане? — поинтересовался Румянцев — Племяш, а ты что, успел в Дисциплинарную Комиссию Святого Синода вступить? — усмехнулся архимадрит Самсон, поглаживая свою окладистую бороду Высокий и кряжистый, с лукавым татарским лицом, на котором красовался старый шрам от сабли кавказского абрека, Самсон скорее походил на разбойника, который стянул монашескую рясу и массивный золотой крест с одной из своих жертв. — Эти нехристи едва не убили несчастную Хитоюки сан, но Господь не дал свершится злодейству — я вовремя подоспел! — далеко по перрону раздавался звучный бас архимадрита — Самоеды? Да они вроде и мухи не обидят… — удивился Андрей — Эх, Андрюша, сколько денег на свои университеты французские да на книжонки извёл, а ума — разума так и не набрался! Хитоюки —сан просила продать ей мяса мамонта… — Я не знала, что это священные животные, прошу меня простить! Мне так неловко! — на неплохом английском добавила токайдийка — Вы правы, дорогуша. Самоед, он мамонтов в степи пасёт, и вся его жизнь от этого зверя завистит. Молоком питается, из шерсти одежу делает, на мамонтах грузы возит, тем самым на жизнь зарабатывая. Говорят, что в давние времена, один китайский император возжелал себе мяса мамонта. Охотники выследили мамонта и убили его… Но тут же все мамонты, что в степях Сибирских обитали, собрались в одну стаю, побежали в Китай и множество городов и деревень потоптали, поля рисовые изгадили, так что голод великий в Китае был… Самоеды говорят, что мамонт — он ничуть нас с вами не глупее… — Какая интересная история! — усмехнулась Хитоюки сан На станции появились конные казаки, с карабинами наизготовку. Грязно ругаясь и щелкая нагайками, они гнали к строящемуся Второму Тоннелю толпу каторжан в рваных ватных бушлатах, с пришитыми на спинах номерами — Это и есть «крепостные»? — наивно вопрошала токайдийка Румянцев в этот момент готов был провалится под землю от жгучего стыда за свою несчастную Родину — Нет, милочка! Крепостной, он денег стоит немалых, да и стоящего человека ни один помещик не продаст! Вот уголовных преступников и направляют на самые тяжелые работы — пояснял архимадрит — А мне можно купить крепостного? Иностранка развернула коммерческие приложения к «Московским Ведомостям» — Баронесса Лившиц продает горничных от пятнадцати лет, милы собою и хорошо обучены. Цена от пяти тысяч рублей — прочитала иностранка Семейство Лившиц было знаменито тем что первыми в свое время додумались создать пансион для воспитания и обучения прислуги, и теперь были главным игроком на этом рынке. Родители девочек, обычно из самых бедных крестьян, получали часть от вырученных за продажу выпускниц денег, что с лихвой окупалось старательностью и усердием служанок. — Нет Хитоюки сан! Согласно закону, владеть крепостными может лишь подданный России, православный, дворянин — сын либо дщерь дворянина — пояснил архимадрит — Вы боитесь что случайные люди не умеют ими пользоватся? Справедливый закон… — согласилась токкайдийка — А со мной в Париже кое-кто не желал разговаривать. Так мол и говорили " я никогда не пожму руки рабовладельцу» — вставил Румянцев — Пес с ними, содомитами! Русь — она крепостью держится и иного не будет! — разьярился дядя Раздался пронзительный гудок, и пассажиры поспешили к своим вагонам — Андрюшка, а ты что был через полчаса в вагоне ресторане, да в полной форме! — схватил за рукав шинели родственика батюшка Самсон — И зачем? Смотреть как вы, дядюшка, будете Хитоюки сан… направлять на путь истинный? — криво улыбнулся молодой человек — А ты что у нас, девками не интересуешся? Западным содомитам подражать решил? Дядюшка, казалось, начал искать глазами розги… — Я, святой отец, вовсе не за амурными приключениями в Владикитай еду! — закусил удила Румянцев — Тогда тем более должен быть! Скоро сам поймешь! Дядюшка направился в своё купе, дав понять что далее спорить бесполезно… Локомотив ревел и испускал клубы пара, набирая ход. Последние лучи блеклого зимнего Солнца отразились на мраморном челе Последней Императрицы, двадцатиметровая статуя которой украшала вход в тоннель…
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама: