Forever 258

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Пратчетт Терри, Гейман Нил «Добрые предзнаменования» (Благие знамения), Благие знамения (Добрые предзнаменования) (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Кроули/Азирафаэль, Кроули/Азирафаэль, Лили Поттер/Джеймс Поттер, Гавриил, Джеймс Поттер, Сириус Блэк III, Ремус Люпин, Питер Петтигрю, Лили Поттер, Северус Снейп
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 147 страниц, 35 частей
Статус:
в процессе
Метки: 1970-е годы AU Алкоголь Дружба Кроссовер Курение Нецензурная лексика ОЖП ОМП ООС Первый раз Романтика Слоуберн Учебные заведения Фэнтези Элементы гета Юмор

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Азирафель - из семьи религиозных маглов, готовится к поступлению в школу юных любителей Иисуса. Кроули - чистокровный волшебник потомственных когтевранцев.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Часть 7

9 июля 2019, 22:41
Азирафель мельком увидел чету Кроули на платформе девять и три четверти – его друг оказался очень похож на мать. К его же счастью. Так как в отличие от красивой статной жены, муж был абсолютно невзрачного вида невысоким мужчиной, одетым хоть и явно дорого, но казалось, что любая одежда на нем будет смотреться нелепо. Как, впрочем, и было. Миссис Кроули, почти на голову выше суженного, тихо разговаривала с сыном, явно давая какие-то строгие указания. Тот почти ее не слушал, и, завидев взгляд знакомых голубых глаз на себе, перестал в принципе воспринимать исходящую от женщины информацию. Азирафель попытался жестом показать, что займет им место в купе, пока людей собралось не очень много. Получилось нечто невразумительное, но Энтони понял. - Видел, что Блэк с младшим братом? Вместо приветствия сказал слизеринец, едва закрыв дверь в купе. - Нет. И что, как он? - Не знаю. Имя странное какое-то, там эта миссис Блэк его называла в разговоре, но я не слышал. - У всех Блэков имена странные. - Ага, не семья, а галактика какая-то. Регулус Арктурус Блэк оказался распределен Шляпой на Слизерин. Худой юноша с холодным взглядом явно уступал по внешним данным старшему брату, но все же был не дурен собой. Он сел рядом со Снейпом, который всегда старался находиться на окраине общего стола. - Эй, Тони, а ты этим летом куда ездил? Я вот с родителями… Его передернуло даже не столько от противного голоса однокурсницы, имени которой он даже не помнил, сколько от этого идиотского обращения. Ему казалось, что еще в самом начале обучения доходчиво всем объяснил – называть его по фамилии. Никак иначе. - …и потом, в самом центре Парижа… Она все не умолкала. Почему-то окружающие его парни слушали этот неинтересный рассказ о какой-то скучной ерунде, произошедшей с ней во Франции. Возможно, это странное явление происходило из-за уже начавших проклевываться под верхней частью мантии признаков женской половой принадлежности – явно более значимых, чем у других однокурсниц. Кроули это не особо интересовало – он предпочел принимать в этом диалоге минимальное участие, несколько раз стараясь переключить ее внимание на своего соседа по комнате, дабы спокойно поесть, но безуспешно. Азирафель же с удовольствием болтал с Лили и Кортни Мейси о последнем номере «Космополитана», стараясь не обращать внимания на громкие и весьма неприличные звуки, издаваемые рядом сидящим Питером, наконец-то встретившимся с праздничным ужином Хогвартса. Чуть дальше Сириус, Джеймс и Римус обменивались впечатлениями о прошедшем лете и строили грандиозные планы на грядущий учебный год. Боже, опять привыкать к этим подвалам! Кроули только к середине ноября прошлого года более-менее свыкся с участью мерзнуть все время обучения – да и то по возможности старался проводить в гостиной Слизерина и, тем более, спальне, как можно меньше времени. Жаль, что Азирафель не понимал его мучений и не всегда соглашался коротать вечера в библиотеке или еще где-нибудь выше первого этажа. Другого кого-то звать с собой смысла особо и нет – все равно не так интересно, как с этим гриффиндорцем. - Немецкий? Серьезно? - Ага. Дала мне учебники и сказала, что когда вернусь летом – будет проверять, как я их усвоил. - И как успехи? - Eins, zwei, drei… дальше не помню. - Это один, два, три? - Ага. - Обширные познания, ничего не скажешь. - Ой, да иди ты! Они шли в сторону теплиц на травологию, когда услышали громкий смех позади себя. - …да он вообще отродясь не знает, что такое шампунь. - Не, он перестал мыть голову, с тех пор как его волос коснулась рука Эванс. Правда, Нюниус? - Заткнись, Поттер! Гневно закричал Снейп. Ребята наверняка специально подошли к нему как можно ближе, дабы он услышал их насмешки. А Кроули и Азирафель в унисон подумали, что сейчас начнется очередное грандиозное шоу, и негласно приняли решение замедлить темп, дабы ничего не пропустить. - Что, я угадал, раз тебя это так задело? Слизнеринец выхватил палочку и прокричал заклинание, однако Джеймс среагировал быстро, и благодаря нехитрым чарам Протего спустя секунду не он, а Снейп оказался на земле, тело которого стремительно начали покрывать гнойники. - О боже, что здесь творится? МакГонагалл оказалась как нельзя кстати рядом. Она разговаривала с мадам Стебель недалеко от теплиц, когда услышала звуки-предвестники штрафных очков и наказаний. Сейчас должны было начаться занятие по травологии у второго курса, и она уже знала, кого увидит среди главных виновников. - Что с мистером Снейпом? - Это он сам, я лишь отбивался. Попытался оправдаться Джеймс. - Поттер, не прошло и двух месяцев с начала учебного года! После занятий – в мой кабинет. Мистер Кроули, сопроводите мистера Снейпа в больничное крыло. Тот кивнул и помог встать красному как от огромного количества гнойников, так и от стыда, сокурснику. Он всю дорогу шел молча, но от него так и веяло ненавистью и жаждой мести. Энтони не любил ходить в тишине, но нарушать ее ему казалось будет опасно если не для жизни, так для здоровья точно. - Его скоро выпишут? - Мадам Помфри сказала, что заклинание оказалось сильнее, чем она думала, и лечение затянется на пару дней. А у нас завтра зельеварение! Черт, и надо было Поттеру применять эти сраные защитные чары – мог бы и потерпеть пару волдырей. - Да ладно, делай просто как в книжке сказано, и все. Необязательно сидеть рядом со Снейпом и повторять за ним. - Ага, сказал мне тот, что удачно пристроился к Эванс и отлично сдирает под копирку ее зелья. Прекрасно знаешь, что мне завтра кранты у Слизнорта. Он и так с тех пор, как я забил на этот его клуб, меня не очень жалует. - Не драматизируй. Кроули не драматизировал. Без Нюниуса он совершенно не понимал инструкции, написанные в учебнике. И зачем писать такими витиеватыми терминами? Неужели нельзя просто написать, например - «возьмите большую красную штуку и нарежьте ее мелкими кусочками». Пока поймешь, что за ингредиенты перед тобой, пока расшифруешь, что в каких пропорциях и формах должно быть – занятие закончится. Поэтому Кроули решил действовать интуитивно, в итоге получив мутноватую густую жижу со странным запахом, хотя должен был светло-зеленую с еле слышным ароматом молодых листьев. Слизнорт разочаровано помотал головой. Ази на этот рассказ лишь слегка высокомерно предложил лучше учить материал, за что получил словариком со старательно выписанными немецкими словами по голове. Месть Снейпа не заставила себя долго ждать – одним вечером после тренировки по квиддичу Поттер вернулся, словно изжаленный роем пчел и гневно, во всех красках рассказал Лили, какая гадкая сволочь ее дружок со Слизерина. Она не менее эмоционально описала глупость Поттера и полную заслуженность данного исхода конфликта. - Вот идиот, а! – Продолжила возмущаться девушка. – Невыносимый идиот! Сам нарывается и потом жалуется, что ему дали отпор! Еще и эти его россказни, что он на следующей неделе поймает снитч на первых минутах матча – ну, конечно! Заносчивый, высокомерный… И так далее по нелестным прилагательным. Впрочем, вопреки ожиданиям Лили, которая шла на матч лишь в надежде посмотреть на то, как Поттер опозорится, он действительно поймал снитч, подарив Гриффиндору победу над Пуффендуем с разгромным счетом 180-20. Не на первых минутах матча, но все же. Сириус, Римус и Питер кричали громче всех на трибуне, поддерживая юного ловца. Он оказался действительно хорош в квиддиче – с этим нельзя было поспорить. - Ази, смотри, у меня, кажется, получилось! Полушепотом сказал Кроули, гордо показывая на чуть увеличившийся в размере камешек. - Ммм… да, хорошо… Гриффиндорец даже не оторвался от книги, дабы посмотреть на труды своего друга. Того это крайне возмутило. - Эй, что ты там читаешь такое интересное? – Раздраженно спросил он. - «Справочник чистокровных волшебников». Здесь история всех древних родов, не смешивавших свою кровь с магловской. Тут о Блэках, Малфоях, о твоей семье… - И зачем тебе это? - Интересно. У тебя, оказывается, такой древний род… - Да-да, я это прекрасно знаю. Как тебя заставляли читать Библию, так и меня эту книжку. - Здорово, наверное, быть частью элиты волшебного мира. - Не очень. Ладно, отложи эту (по смыслу сказанное им слово приближенно к «нехорошая») книгу и пошли отсюда. Мне надоело тут сидеть. Азирафель лишь пожал плечами и послушно пошел к выходу из библиотеки вслед за другом. Они не спеша прогуливались по коридорам. Гриффиндорец любил эти прогулки, и даже если хотел уже лечь спать в свою мягкую кровать, не спешил возвращаться. Он прекрасно знал, как Кроули неохота идти в холодные подвалы, так что любезно составлял тому компанию, пока не станет совсем пора расходиться в соответствии со школьными правилами.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.