Негорящий. Судьба Пепла.

Джен
NC-17
В процессе
43
автор
Размер:
планируется Миди, написана 91 страница, 22 части
Описание:
Мир сдвинулся с места. Мир гибнет. Первое Пламя гаснет и звонит колокол, пробуждая Повелителей Пепла. Но вместе с ними из своих могил встают и негорящие - безымянная нежить, недостойная стать пеплом Первого Пламени. Но они всегда идут вперед, ибо они всегда ищут пламя. Ищут угли...
Примечания автора:
В списке персонажей указаны только основные, на которых и держится все повествование. Так как история в какой-то мере повторяет серию игр, то перечислять всех персонажей не вижу смысла.
Автор по мере сил и возможностей попытается передать свои теории и видение истории мира Dark Souls, обходя стороной вторую часть игры.
P.S. своими кривыми руками я все-таки сделал это...
Обложка: https://pp.userapi.com/c851136/v851136476/165aa8/AO134GHolV8.jpg
P.P.S. обложка приобрела доведенный до ума вид. Спасибо хорошему человеку с прямыми руками.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
43 Нравится 187 Отзывы 10 В сборник Скачать

Глава 9: Нарисованный мир.

Настройки текста
1       Он медленно открыл глаза и первое, что он увидел, лицо Хранительницы Огня склонившееся над ним. Ее пепельные волосы, заплетенные в неряшливую косу, ниспадали с плеч и касались его лица. - Добро пожаловать домой, Пепельный, - проговорила Хранительница. - Да, - прохрипел он и медленно сел. Хранительница встала и отряхнула от пепла свое одеяния. Бросив на него «взгляд» отошла к ступеням. Он поднялся на ноги. Потрескивающее пламя костра согревало своим теплом. Поведя затекшими плечами, запрокинул голову и посмотрел наверх.       Ты! Ты! Дай мне! Дай тепла! Опустив глаза, он направился к одному из выходов из Храма. Хранительница Огня проводила его «взглядом».       Покинув храм, он тут зажмурился. Тусклый серый свет после полумрака Храма казался ужасно ярким. Постояв так немного, он медленно открыл глаза и несколько раз моргнул, привыкая к свету. Он осмотрелся. Вздыбленная, поднятая массивными корнями земля. Вылезшие из нее покосившееся древние каменные надгробия. Выглядывающие наружу белесые кости. Несколько надгробий практически съехали в бездонную пропасть. Он медленно перевел взгляд на полуразрушенную пристройку храма, которую практически полностью оплело корнями огромное дерево, что раскинув свои голые узловатые ветви, возвышалось над Храмом Огня. Запрокинув голову. Крыша погребенной под деревом пристройки доставала аккурат до небольшого оконца расположенного практически под самой покатой крышей Храма. Поведя руками разминая затекшие плечи, он подошел к дереву и, ухватившись за толстый сухой корень, начал свое восхождение.       Порывы ветра холодили разгоряченную кожу. Пот заливал глаза, но он продолжал взбираться вверх по корням. Почему он продолжал подъем? Вероятно, он и сам бы не смог ответить на этот вопрос. Но было что-то такое… Какое-то смутное чувство. Быть может он что-то вспоминал? В конце концов все в этом месте казалось ему смутно знакомым. Потрескивание костра и тепло его пламени. Старушка, что предлагала в обмен за души различные вещи. И звук, с которым кузнец непрерывно опускал свой молот на наковальню. Поэтому, влекомый этим смутным чувством он продолжал лезть вверх. Пару раз прочные на первый взгляд корни с громким треском обламывались у него под рукой. Несколько раз он едва не сорвался в бездонную пропасть, раскинувшуюся под ним. Еще немного. Последний рывок и вот он, тяжело дыша, распластался на крошеве из черепицы. Грудь судорожно вздымалась. Воздух с хрипом вырывался из легких. Казалось бы, такой простой подъем отнял у него слишком много сил.       Переведя дыхание, он встал на четвереньки и медленно пополз к небольшому оконцу. Осторожно заглянул в него. Оконце располагалось практически под самым сводчатым потолком Храма. На перекрестии массивных каменных балок, что поддерживали сводчатый потолок, в тусклом свете костра, что потрескивал внизу, он разглядел нечто похожее на птичье гнездо.       Дай мне тепла! Дай мне! Он глянул вниз. Под оконцем удобно расположилась одна из балок. Сделав глубокий вдох, он просунул ногу в оконце.       Мучительно долгий переход по балке отнял не меньше сил, чем восхождение по древнему дереву. И вот, наконец, он добрался до гнезда. В куче полусгнившей травы, пуха и перьев отдаленно напоминавшей гнездо что-то поблескивало, ловя лучи тусклого света, пробивающиеся сквозь прорехи в крыше.       Эй! Ты! Дай! Тепла! Мягкости! Осторожно усевшись на каменную балку, он принялся рыться в гнезде. Под кучей пуха и перьев он нашел кольцо. Небольшое. Серебряное. По форме оно напоминало кошку в прыжке. В глазах поблескивали два синих камешка. Недолго думая, он одел кольцо на палец. Медленно поднялся на ноги и глянул вниз. Тут же представив, как кости его ломаются от удара о каменный пол устланный толстым слоем пепла. Нет, он уже достаточно умирал.       …и с каждой смертью нежить теряет рассудок, постепенно становясь обезумевшими Полыми. Покачав головой, он принялся оглядываться по сторонам, ища другой путь вниз. И тут заметил небольшой карниз, располагавшийся прямо над самым массивным каменным троном. Одна из балок, которые сходились под куполом, вела прямиком к карнизу. За несколько мучительно долгих мгновений он добрался до обломанного края балки, что нависал над карнизом. Осторожно подойдя к краю, глянул вниз. Высота была приличная. Он медленно обернулся и глянул на небольшое оконце, сквозь которое недавно пролез. Путь назад будет нелегким. Снова глянув вниз, на карниз, он не раздумывая прыгнул. Приземление на удивление не было жестким. Он мягко, словно кошка, опустился на каменные плиты. Мельком заметив, как синие камни в кошачьих глазах кольца вспыхнули и тут же вновь потускнели.       Оглядевшись, он увидел ржавую железную лестницу, ведущую вниз. И старый деревянный сундук. Подойдя к нему, он машинально пнул сундук ногой и замер в ожидании. Ничего не произошло. Присев, он заглянул в него. Внутри сундука обнаружились старые доспехи. Хауберк, лежавший поверх прочных кожаных штанов с железными набойками на бедрах. Пара сапог с начищенными до блеска железными наголенниками и пара таких же блестящих солеретов. Но внимание его привлекло на удивление чистое белоснежное сюрко с вышитым на нем странным символом солнца.       - Какое интересное у тебя колечко, - скрипуче усмехнулся Серокрыс, едва он подошел к нему. – Я сразу его заприметил. - Это? – он глянул на серебряное кольцо на своем пальце. Глаза кошки были тусклыми. - Поговаривают что в век Богов… - Серокрыс почесал голову под своим мешком. – А может и после него была мифическая кошка. Которая говорила на человеческом языке голосом старухи, - вор усмехнулся.       Ох…Нежить, не так ли? Вот и еще одному совсем немного осталось. Я бы сказала вот-вот развалится…       Ну в самом деле ты странный… Но я чувствую какую-то симпатию к тебе… - Оно ценное? – поинтересовался он. - Кто знает, - Серокрыс скрипуче усмехнулся. – Говорят, что подобные кольца позволяют своим владельцам падать с высоты. Но это всего лишь слухи… Ничего не ответив, он развернулся и направился было к выходу. - Этот пилигрим, - окликнул его Серокрыс. – Недавно пришел в храм. Бормотал что-то про избранного.       Пилигрим, которого он встретил на мосту, устроился в небольшом закутке под массивной каменной лестницей, ведущей в главный зал с костром. Он примостился среди корней, пробивающихся сквозь каменные стены Храма. Откуда-то сверху капала вода и шум разбивающихся о каменный пол капель эхом разлетался по небольшому тупичку. Но пилигрим, казалось, не обращал на это внимания. Так он и стоял среди корней опершись на свой посох. Словно каменное изваяние. - О, Чемпион Пепла, добро пожаловать домой, - проговорил пилигрим, едва завидев его. - Сей пилигрим , которому суждено было умереть, едва ли заслуживает того, чтобы увидеть благословенное Пламя, - голова Йоэля качнулась. С лохмотьев, в которые он был укутан, взметнулось облачко пыли. - Я бы никогда и не увидел, если бы не поступил бы к тебе в услужение. Моей благодарности нет предела... Клянусь, я буду служить тебе верой и правдой. - Не нужно мне служить, - сухо проговорил он, покачав головой. – Я… - он на мгновенье замялся. – Я всего лишь негорящий. - О… - прокряхтел Йоэль в ответ. – Мы, пилигримы из Лондора, знаем… Знаем, что те, кто носит Знак Тьмы, обладают кое-чем особенным… - Знак Тьмы… - медленно проговорил он. Расстегнув пояс, он положил его на сырой каменный пол и медленно стянул хауберк. Развязал шнуровку своего потертого изодранного дублета и распахнул его. На груди его прямо над сердцем, словно зияющая дыра, красовался черный круг. Во все стороны от него словно ветвящиеся корни дерева расходились вздувшиеся вены. Они покрывали почти всю его грудь и, закручиваясь спиралью, сходились к черной отметке. - Ты об этом, - проговорил он. Руки пилигрима дрожали. Небольшая лампадка, висевшая на его посохе, тихонько позвякивала. - Те, кто заклеймен Знаком Тьмы, возродятся после смерти… - завороженно проговорил пилигрим.       Но, в конце концов, они утратят разум, став опустошенными… - Говорят, что Знак Тьмы – печать, которой Боги клеймили человечество в незапамятные времена… - проговорил Йоэль. Он уже завязал шнуровку дублета и натянул хауберк. - Как я и говорил прежде, - прокряхтел пилигрим, - я был чародеем. Увы, магия Лондора не сравнится с чудесами из Винхейма… - Йоэль закашлялся. – Но я могу передать тебе свои знания. 2       Приятное тепло костра и какие-то смутно знакомые запахи, витавшие в Храме Огня, сменились сладковатым гнилостным запахом и холодом. Он медленно открыл глаза. Небольшая пещера, каменные стены которой пороли красноватыми наростами, источающими запах гнили и разложения. Труп непонятной твари в дальнем конце пещеры, из кожистого клюва которой все еще вытекала зловонная слизь. И слабо потрескивающий посреди пещеры костерок, дрожащее пламя которого едва освещало пещеру. Поднявшись с холодной промерзшей земли, он повел плечами, расправляя хауберк, и направился к выходу.       Метель чуть улеглась, но порывы ледяного ветра все еще пронизывали его насквозь и буквально холодили изнутри. Вытащив меч из ножен и положив руку на обломок копья, он побрел вдоль горной гряды, в которой и располагалась пещерка с костром.       На этот раз никто не спешил пронзить его копьем. Никто не выскакивал из белой пелены снега, кружащегося в порывах ледяного ветра. Не расслабляясь и ожидая нападения в любую минуту, он продолжал брести вперед. Ноги тонули в снегу. Крупные хлопья снега так и норовили залепить глаза. Прищурившись, он продолжал идти. Где-то вдалеке раздался протяжный волчий вой. Он прибавил шагу.       Вскоре он вышел в небольшое ущелье. Ветер стих и идти стало гораздо легче. Чуть погодя ущелье вывело его на небольшую полянку, обрамленную со всех сторон горными кряжами. Несколько чахлых деревьев неровным кругом росли посреди полянки. А по горным склонам буквально сползали красноватые наросты гнили. Словно грибы они выползали из земли между деревцами. Крепче сжав рукоять меча, он, не сводя напряженного взгляда с деревьев, побрел к проходу, видневшемуся меж горных кряжей. Постепенно ускоряя шаг, он приближался к нему. И тут одно из деревьев зашевелилось. Издало протяжный стон и попыталось дотянуться до него своими скрюченными ветвями. Он побежал. Бежал вперед не оборачиваясь. Влетел в узкий проход. Железные кольца кольчуги заскрежетали по камням. Чувствуя, что вот-вот застрянет, он рванулся вперед, продирая свое тесло сквозь узкий проход. Вырываясь из каменных тисков. И едва успел остановиться: проход заканчивался обрывом в пропасть. Чудом устояв на ногах, он перевел дыхание. Осмотрелся. Чуть поодаль через ущелье был перекинут подвесной мост. 3       Старый промерзший мост привел его к окруженной крутыми горными вершинами часовне. Сразу у моста начиналась вырезанная в скале лестница. На широких ступенях которой на коленях стояли странные существа, похожие на то, что он выдел в пещере с костром. Их большие белесые глаза были устремлены на часовню. Существа вздымали руки к свинцовому небу и раскрывая свои кожистые клювы что-то тихо бормотали. Они не казались враждебными и не обращали на него внимания. Все еще не выпуская меча из рук, он поднимался по лестнице, ведущей к часовне.       Возвращайся обратно... - Ну… Похоже ты из негорящих, - окликнули его, едва он миновал старые ворота. Кованая решетка покосилась. Одна из створок едва держалась на скрипящих петлях. - Колокол не звонил, но ты все же в картине… - он поднял глаза на голос. Перед массивной деревянной дверью часовни скрестив руки на груди стоял рыцарь. Его черные доспехи поблескивали в тусклых лучах солнца, с трудом пробивающихся сквозь завесу тяжелых туч. Лицо рыцаря скрывало опущенное забрало шлема, отчего голос его звучал приглушенно. - Картине? – сухо переспросил он. - Это не важно, - рыцарь покачал головой. – Если ты не знаешь куда идти, то слова госпожи Фриде укажут тебе путь, - рыцарь кивнул на двери часовни. – Давай, заходи внутрь. Кивнув, он подошел к двери и взялся за ручку. - И помни, - рыцарь положил руку ему на плечо, - веди себя уважительно и слушай внимательно. Ничего не ответив, он медленно открыл дверь и перешагнул порог часовни.       Это мирная земля, ее жители добры, но тебе здесь не место. Прошу тебя, ныряй обратно и поспеши домой...
Примечания:
Ну вот как-то так...
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты