Место встречи не изменить 71

Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 89 страниц, 21 часть
Статус:
в процессе
Метки: Ангст Беременность Драма Курение Любовь/Ненависть Нецензурная лексика Повествование от первого лица Повседневность Преступный мир Романтика Смерть второстепенных персонажей Стёб Учебные заведения Экшн Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
В один день я лишилась семьи: папа умер, а мама уехала по делам и больше не возвращалась.Но однажды мой дом превратился в поле боя двух группировок, вооружённых до зубов.Ко мне в комнату ворвался один из них и объявил себя маминым помощником.С этого момента моя жизнь превратилась в калейдоскоп событий: побег, срочный переезд, смена фамилии, переход в новую школу.Дальше хуже: я буду притворяться сводной сестрой самоуверенного кретина и дружить с первой красавицей школы.Короче, я по уши в дерьме!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Хочу написать хорошую работу, но для этого мне очень нужно, чтобы её читали и писали комментарии. К критике готова, только, пожалуйста, будьте вежливыми)

Работа написана по заявке:

The first favorite

4 января 2020, 23:24
      Просыпаюсь я из-за урчащего желудка. И вспоминаю, что не ужина вчера. Мне было так хорошо, что совсем забыла о том, что я до сих пор человек, а значит, надо питаться.       Тянусь к телефону и сморю на время. Хм, десять часов, а меня до сих пор никто не пытается разбудить. Ленка вчера, между прочим, говорила, что придётся рано вставать.       Я встаю с кровати и оглядываюсь. Вчера была такой уставшей, что заметила только, как красиво вокруг, но не разглядела деталей. Меня поселили в комнату с нежно-голубыми обоями, расписанными белыми завитушками и линиями. Потрясающе сочетаются с белыми потолком и шторами. Огромные окна выходят на террасу и огромный сад, по-настоящему осенний. Особенно внимание привлекает огромный клён, листья которого пожелтели так ярко, что, кажется, слепят ярче солнца.       Охнув от такой красоты, я зачарованно подхожу к окну. На небе ни облачка, по улице гуляет сильный ветер, то и дело намереваясь оставить клён голым. Я вздрагиваю, выходить туда совсем не хочется.       Умывшись и переодевшись в джинсы и мешковатый серый свитер, спускаюсь вниз. По дороге никого не встречаю. Более того тишина стоит, гробовая. Странно, конечно, но я только пожимаю плечами. Нахожу под лестницей кухню, а там огромный холодильник.       Осмотрев все полки, нахожу большой аппетитный кусок торта. Желудок в знак согласия учит ещё громче. Глотая свои слюнки, завариваю чай и сажусь за стол. Отправляю первый кусочек в рот и морщусь. Блин, надо было сначала торт съесть, а потом уже зубу чистить. Всё же осилив торт с чаем, я споласкиваю посуду и снова хочу вернуться в выделенную мне комнату, чтобы дождаться хоть кого-нибудь. Они же всё-таки меня не бросят, правда, ведь?       Не успела я и первую ступеньку пройти, как в дом залетает Ленка. Я в ужасе смотрю на неё. Сердце заколотило, как бешеное. Что происходит? Кто-то на нас напал? На улице опять перестрелка? — Что случилось?! — в панике хватаю Ленку за плечи. — Осталось шесть часов до встречи! — кричит она, — Мы ничего не успеем! Чёртовы Московские пробки! — Ленка тащит меня в мою же комнату, — придётся ускориться!       Девушка цыкнула языком, а меня пробрал мороз. Слова её как-то уж слишком угрожающе прозвучали. — Ленка, расслабься. Ещё целых шесть часов! За это время можно успеть невесте на свадьбу собраться! — пытаюсь успокоить её. А она всё равно, как бульдозер, на прицепе меня тащит. И при том успевает закатить глаза. — Тебе-то не на свадьбу! А на очень важную встречу! Тебе суток не хватит собраться даже с моей помощью! — Девушка морщится и уже себе добавляет, — придётся мастера вызвать. Маникюр я тебе сама уже не успею сделать.       Она посадила меня на высокий стул, похожий на барный, спиной к огромному зеркалу, освещающемуся по границам лампочки. По её словам, надо начать с депиляции. Она обклеила мне руки и ноги какими-то полосками. Хоть я и уговаривала себя, что ничего страшного не происходит, и, вообще, Ленка мне больно не сделает, но паника всё-таки меня настигла.       Когда девушка схватилась за край одной из них, я зажмурилась. А потом меня волной накрыла адская боль. Я старалась не подавать виду, но слёзы всё равно хлынули, так и не спросив разрешения. Желудок застонал вместе со мной. Наверное, надо было всё-таки нормально его накормить. Тем временем оторвали вторую полоску. По инерции я прикусываю губу, чтобы сдержать хотя бы вопль. — Не трогай губы! Они мне целыми нужны! Я такую помаду купила, — Ленка кивает на большие пакеты, которые принёс Влад, — они оценят, — лукаво улыбаясь, девушка подмигивает мне. А потом сдирает ещё одну полоску.       После депиляции Ленка отправляет меня в ванну, надев перед этим маску на лицо. И, вот честное слово, я бы оттуда не вылезла (вся кожа будто горела, и только вода была способна хоть немножко смягчить эту боль), но подруга как заколотила по двери со словами, если я не выйду через пять минут, то спалю себе лицо этой маской.       Нет бы мне подумать хорошенько, снять самостоятельно маску, забить на попытки Ленки вломиться в ванную и спокойно посидеть дальше. Я же как запаниковала и вылетела из комнаты уже через три минуты. — Отлично, — девушка удовлетворённо кивнула и сняла с меня маску. Вытерла остатки и заставила меня умываться. — Мастер уже приехала, пока она будет делать тебе маникюр, я займусь твоими волосами.       Через два часа молоденькая блондинка привела мои ногти в порядок, нарастила их и покрыла красивым телесным цветом. Ленка же как раз закончила с волосами. Она их выпрямила! После этого блондинка ушла, а Ленка начала меня красить. Надо признаться, это моя любимая часть.       Неожиданно мой живот как будто перевернулся. Чёрт. Кажется, я всё-таки волнуюсь. Хоть эта встреча важна только для Кирилла и его команды, я ощущаю её приближение. — Лен, что мне делать, если вдруг спросят о компании и её делах? — спрашиваю я, потому что, действительно, боюсь подвести моего «брата».       Ленка чуть не выронила кисточку из рук, которой растушёвывала тон на лице. Замерла. — Скажи, что ты не знаешь, — взяв себя в руки, спокойно отвечает она, — на все вопросы, связанные с компанией и всем прочим, ссылайся на больницу. — Хорошо, — со вздохом отвечаю я. Желудок вновь сводит. — Лен, расскажи мне, пожалуйста, об этих иностранцах.       Я приоткрываю глаз, чтобы увидеть реакцию подруги. Мне вдруг кажется, что она не очень рада таким вопросом и отвечает так же с неохотой. Но брюнетка отходит за спину, делая вид, что пытается что-то достать в тех пакетах. В итоге я не могу взглянуть на её лицо даже через зеркало. — Лен… — Чёрт, Саша! Кирилл… — она осеклась и, наконец, вылезла из пакета. Медленно подошла ко мне, отложив недавно приобретённую косметику на столик возле зеркала. — В общем, тебе не положено знать вообще-то, но я тебе чуть-чуть всё же расскажу. Самое основное.       Я закивала. Этой малости мне хватит, я же всего лишь хочу разобраться в чём дело. — Но ты пообещаешь, что, во-первых, никому не расскажешь о том, что узнала, а во-вторых, никому не расскажешь от кого ты это узнала.       Я снова закивала, выпрямилась, приготовившись слушать. — В общем, в прошлом веке у одного богатого человека было шесть компаний, связанных друг с другом, но находящихся в разных странах. Родственников у него не было, поэтому после смерти завещал их своим друзьям. Самая большая компания в России досталась Романовым.       Я открываю рот от изумления. Кириллу, учащемуся одиннадцатого класса досталась самая большая компания, самая большая ответственность. А как же его родители? Где они? Почему взвалили все дела на сына?       Ленка берёт в руки палетку теней и кисточку, и я поневоле закрываю глаза. Она продолжает рассказывать: — Вторая, в США — семье Браунов. Третья находится во Франции, — тут она оставляет моё лицо в покое, а я не упускаю шанса взглянуть на неё, — её получил Ребер. Четвёртая компания в Таиланде. Её получили Вонграты. Пятая в Швеции. Эриксоны. Ну, а самая маленькая досталась его второму русскому другу, Пономаренко, они переехали из-за этого в Японию, чтобы тщательно вести дела. — Никита Пономаренко? — спрашиваю я, догадываясь, что он причастен к шестой семье, правящей компанией. — Да, именно, — отвечает она. Первый глаз, как я понимаю, готов, потому что она занялась вторым. — А как же тогда он здесь оказался? И почему входит в команду Кирилла? Разве у него нет своей собственной? — я бы ужасно хотела смотреть ей в глаза, чтобы между нами была связь, которая позволит понимать её слова с другой стороны, но боюсь шелохнуться, иначе Ленке придётся начинать заново. А я этого не выдержу. — Понимаешь, с тех пор столько лет прошло, что их дружба раскололась в буквальном смысле. Россия и Япония союзники на век. Но с другими странами этот самый союз держится на соплях. И то только благодаря бумажке. А Некита отправили в Россию, чтобы тот помог Кириллу, ну, и сам поучился. Он же тоже будущий владелец. — Ясно.       Некоторое время мы молчим. Ленка, закончив с глазами, принялась за скульптор и хайлайтер. А у меня всё равно остались вопросы. Да так много, что я даже не могу их чётко сформулировать. В голове лишь обрывки беспорядочно витали: почему поссорились, как Кирилл справляется, где моя мама, а на встречу приедут все семьи, моя мама в другой стране? — Лен, а как мне узнать, кто из какой страны? И моя мама. Она тоже владелец компании? — спрашиваю я, задав все самые интересные вопросы, потому что Ленка взялась за карандаш для губ. Я так подозреваю, она больше не разрешит мне рот открыть. — Поймёшь, когда войдёшь в главный зал, — с лукавой улыбкой отвечает она. — А мама твоя… — она осекается. Я с нетерпением смотрю на девушку. Ленка же притворяется, что старательно выводит контур губ. Молчит.       Мой желудок вновь мучительно даёт о себе знать. Я ужасно волнуюсь. Чувствую не только приближение важного события, но и долгожданную встречу с мамой. — На счёт своей матери много не любопытствуй, — с серьёзным лицом говорит она, прожигая меня взглядом. Потом вздыхает, — сегодня с ней встретишься и сама всё узнаешь.       Мой желудок вновь делает кульбит. Я уже начинаю переживать, что слишком сильно волнуюсь.       Наконец, я слышу «Готово» от Ленки. Она поднимает меня со стула, так и не дав посмотреться в зеркало, ведёт в гардеробную. Там уже висит чёрное платье. Ленка помогает мне надеть его, заставляя снять бюстгальтер тоже. Я сначала хотела начать возмущаться, но потом, увидев, что платье всё сокровенное скрывает, неохотно согласилась.       Девушка уже подсовывает мне туфли. Причём не такие, как в прошлый раз. У этих каблук тоньше, а платформа выше. Надеюсь, на несколько часов моих ног хватит. — Лен, а ты поедешь с нами? — обернувшись, спрашиваю я.       Ленка мотает головой.       Наконец, я смотрю в зеркало. Не узнаю в нём себя. Передо мной совершенно незнакомая девушка в длинном платье с разрезом слева и отрытыми плечами, ключицами, лопатками. Бледная кожа резко контрастирует с чёрным цветом. По спине волосы стекают сладким вишнёвым соком. Такие длинные, блестящие, идеально прямые, словно шёлковый платок. Чёрные туфли на платформе и высоком каблуке добавляют мне роста, а отсутствие объёма на голове вытягивает лицо. Та девушка в зеркале намного стройнее меня, она с идеальными пропорциями, длинными ногами и скуластым лицом. Она желаннее меня, сексуальнее, просто красивее.       На веках кораллово-красные тени и толстые идеально нарисованные стрелки. Такие, каких у меня не было бы никогда. Мои настоящие глаза теряются в этом пёстром макияже и цветных линзах. Из серо-голубых они превратились в медовые, как у Кирилла. Это самый красивый цвет, который я только видела, о котором только могла мечтать. Их обрамляют густые длинные ресницы чернее всяких чернил. Губам уделили особое внимание. Уголки угольно-чёрные, середина кроваво-красная, а между красивый градиент. У меня вдруг появились чёткие скулы, узкий нос и острый подбородок, как у Кирилла.       Я не могу быть этой девушкой в зеркале. Она никогда не будет мной. Я настоящая никогда в жизни не стала бы такой хищной, но до боли изящной. Не стала бы коброй, ядовитой, жестокой и удивительно грациозной, утончённой. Она выставляет напоказ свои женственные формы: очертания грудей, подчёркнутая талия, обнажённые ноги, — чтобы приманить жертву. А потом поглотить её, сломать, оставив лишь бездыханное тело. Её длинные серьги и цепочка с кроваво-красными камнями свидетельствуют об этом. А градиент иллюстрирует всю жизнь: в начале встречи с ней ты полон жизненной энергии, но с каждым мигом вместе твоя жизнь увядает, как роза в зимний день, на глазах у всех. Если Александра Романова была такой красивой, то я не согласна. Не согласна быть ею, не согласна быть такой красивой.       «Я Александра Прайм» — повторяю себе, как мантру.       Под властью той кобры я не могу даже улыбнуться. По крайней мере, до тех пор, пока вижу её. Меня начинает трясти. Мной завладевает страх: я не смогу вести себя так, как выгляжу. Голова вдруг начинает раскалываться, а всё моё тело пылает вместе с лицом. Но в зеркале всё ещё стоит та бледнолицая и светлокожая девушка. И свысока смотрит на меня. Я вдруг ужасаюсь своим собственным мыслям: моё отражение отделилось от меня. — Открой окно, — холодно говорю я девушке. Порывы ветра пробегаются по моей разгорячённой коже, угрожающе колышут пряди волос.       В этот момент входит Кирилл. Я замираю, не в силах отвести взгляд от него. Смотрю через зеркало. Он в костюме, который просто восхитетльно сидит на нем. Чёрт, кажется, теперь я без ума от него. Внутри меня словно поселилось маленькое солнце, пытающееся спалить всё вокруг. Проходит всего мгновение и я вдруг решаю уступить место Александре Романовой, этой хищной и опасной кобре, этой сексуальной и смелой женщине.       Я поворачиваю к нему голову и лёгким движением руки расчёсываю прядь, обнажая шею и ключицы и показывая угрожающе поблёскивающие камни в серьгах и цепочке. А Кирилл неумолимо приближается ко мне. Не сводит с меня глаз. Тогда я решаюсь на следующий шаг: выставляю ногу по направлению к парню, высвобождая из ткани длинного платья и обнажая её до середины бедра. — Ты готова? — задаёт он риторический вопрос. Я улыбаюсь, загадочно и кокетливо одновременно. — Потрясающе выглядишь. Нам как раз уже пора ехать.       Он тоже улыбается мне и кладёт руку на талию. Александра Прайм покраснела бы, но Александра Романова позволяет не только вести её, но и бросать мимолётные взгляды на грудь.       Мы садимся в чёрную дорогую машину и едем на встречу. Меня вновь бросает в жар. Хорошо, что Ленка чуть ли не окунула меня в пудру.
Примечания:
Эта часть - моя первая любимая глава. Можно сказать, я писала все прошлые 15 глав ради этой и следующей. Надеюсь, вам также понравилось. Напишите в комментариях.
PS всё ещё нуждаюсь в услугах беты.

https://pin.it/tozhe7uuxp2weg платье
https://pin.it/sit33uu43pvcl3 туфли
https://pin.it/nsyrph323oq6di цепочка
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: