Место встречи не изменить 71

Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 89 страниц, 21 часть
Статус:
в процессе
Метки: Ангст Беременность Драма Курение Любовь/Ненависть Нецензурная лексика Повествование от первого лица Повседневность Преступный мир Романтика Смерть второстепенных персонажей Стёб Учебные заведения Экшн Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
В один день я лишилась семьи: папа умер, а мама уехала по делам и больше не возвращалась.Но однажды мой дом превратился в поле боя двух группировок, вооружённых до зубов.Ко мне в комнату ворвался один из них и объявил себя маминым помощником.С этого момента моя жизнь превратилась в калейдоскоп событий: побег, срочный переезд, смена фамилии, переход в новую школу.Дальше хуже: я буду притворяться сводной сестрой самоуверенного кретина и дружить с первой красавицей школы.Короче, я по уши в дерьме!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Хочу написать хорошую работу, но для этого мне очень нужно, чтобы её читали и писали комментарии. К критике готова, только, пожалуйста, будьте вежливыми)

Работа написана по заявке:

The fourth favorite

18 апреля 2020, 14:04
      В саду я сидела долго. Чувствовала себя разбитой в прямом смысле. Глаза куда-то смотрели, но ничего не видели. Босые ноги заледенели, но даже холода я не чувствовала. Впервые я вообще ничего не чувствовала. Словно пылесосом внутри прошлись. Было так пустынно. Солёные слёзы оставили на щеках дорожки, которые высохли, затвердели, доставляя неприятные ощущения.       Когда уже начало светать, я всё-таки поднялась с пола и, опираясь на всё подряд, поплелась в свою комнату. Мне сказали, что как только я восстановлюсь, смогу полететь домой. Отлично, я полностью здорова и буду сегодня же требовать билетов. У Грома. Он меня отравил, пусть теперь помогает. Но сначала надо привести себя в порядок.       Я залезаю в душ под холодную воду. Глаза наверняка покраснели, а лицо распухло. Если этого не исправить, то обязательно начнётся допрос. Этого я не вынесу. После холодного душа немного полегчало. К счастью, чувство опустошённости меня не покидало, что позволило быстро накраситься, собрать все вещи и спуститься вниз. Там я и встретилась с Громом. Не успела я и слова сказать, как он протянул мне билет на самолёт, предупредив, что до аэропорта подбросит через час. Я согласно киваю и ухожу наверх. Не хочу напороться на кого-нибудь.       Гром, как и обещал, отвёз в аэропорт, там я с облегчением села в самолёт и тут же уснула. Видеть никого не хотелось, поэтому я вызвала такси и спокойно смогла добраться до дома. А затем расклеилась. Сама не заметила, как так вышло. Просто обессиленно упала на кровать, и так сильно захотелось плакать. Стыдиться некого было, поэтому я не сдерживала ни рыданий, ни всхлипываний, ни воя.       Пустота вмиг куда-то исчезла. Снова стало до невыносимости больно. Сознание услужливо подсовывает сказанные им в конце слова: «Прости. Мне показалось…». Ему показалось! Ему, чёрт возьми, показалось! Я такая дура! Сколько же всего мне показалось. Только сейчас я понимаю, что не было никогда у него чувств ко мне. Никогда он за меня не волновался, это моё сознание в минуты боли помогало мне бороться, мне лишь показалось, что он обеспокоенно шепчет мне: «Саша, потерпи. Мы уже едем в больницу». И тёплых чувств он ко мне никогда не испытывал. И ревность его только показалась. И нежности во взгляде никогда не было. И поцеловала его я первая. Я! А не он!       Мне показалось! Я была такой дурой и мне всё показалось. Ненавижу! Ненавижу его! Себя ненавижу! Конечно же, он не любит меня. И никогда не полюбит! Как меня можно любить? Я даже близко с Софой не стою! Я уродка! И даже другой цвет волос ничего не исправит. Я толстая! Софа по сравнению со мной просто Дюймовочка. Маленькая, хрупкая, нежная. А я со своим жиром могу рассчитывать только на Мишу из нашего класса, самого полного и неуклюжего. Софа умная и женственная. А я не смогла даже после полного преображения сдержать рвоту! Боже, я, наверное, так противна Кириллу! С Софой бы такого никогда не случилось! Она идеальна всегда! А я, как крестьянка, из деревни выбралась и никогда даже под ногами у неё стоять не смогу! Я ничтожна! Никчёмна! Отвратительна! Я себе противна!       Окончательно разозлившись, я просто кричала на весь дом. Кричала, топала, била руками о пол и стены. Мне так хотелось избавиться от этой оболочки. Мне так хотелось стать другой! — За что?! За что?! — кричу я изо всех сил. — Почему я не так красива, как она?! — срывая голос спрашиваю, — ПОЧЕМУ Я НЕ ОНА?!       И обессилено упала на пол. Я лежала и всё никак не могла понять: «Почему Софа, а не я?»       Уже вечером, стоя перед зеркалом полностью раздетой, я с ненавистью оглядывала себя. Живот торчит, словно я беременна. Попа жирная и плоская, как блин. Бока свисают так, что хотелось взять нож и отрезать лишнее. Ляшки такие огромные, что я не могу обхватить их даже двумя руками. А грудь… надеюсь, можно сделать пластическую операцию и уменьшить их. У Софы она красивая маленькая и аккуратная. А у меня висит, как у коровы какой-то.       Нет! Хватит с меня! Пора худеть! Я беру телефон и забиваю в гугл: «Как похудеть на 10 кг за неделю». Не найдя ни одного нормального сайта, я чуть не взвыла. Изменила неделю на две. Наконец-то, нашлось. Я зашла на первый попавшийся сайт, пролистала. Зашла на другой, пролистала. Не то, всё не то! Отстаньте со своей водой! Мне нужен чёткий список, а не абстрактные советы. Бросив эту затею, я решила, что похудею сама. Без всяких горе-советчиков. Буду есть по одному яблоку пять раз в день и кофе, чтобы поддерживать организм. От голода не умру. Может, хоть через две недели, наконец, смогу посмотреть на себя в зеркало. Кивнув себе, я пошла в душ. Перед сном съела яблоко и с чистой совестью легла в кровать. Завтра надо в школу.       Моя диета началась. На следующий день я, действительно, съела всего пять яблок и выпила три чашки кофе. Но на тренажёре занималась не меньше трёх часов. Пришлось избегать весь день Диму, а потом несколько раз извиниться, потому что весь день буду очень занята. На самом деле мне было так паршиво, что не хотелось ни с кем видеться. Вот похудею, и настроение сразу поднимется.       На второй день было тяжело: тело ныло после тренировки и настроение вновь отвратительное. Но я не отступила. Снова тренажёрная, снова пять яблок, и снова три чашки кофе. Весы, на которые я начала вставать каждое утро показывали неплохой результат. Минус полтора килограмма! Такими темпами я точно похудею на десять кило уже к концу недели. Воодушевившись результатами, я отправилась под холодный душ, разгонять кровь. Я разделась и снова крутилась перед зеркалом, пытаясь понять, заметны ли эти отрицательные килограммы или ещё нет.       Через Ленку узнала, что они с Кириллом приедут только на выходных. Отлично! Никто мне не помешает. Дима, правда, устроил в школе не очень приятную беседу. Всё расспрашивал, что со мной. Считал, что я бледная. Пф. Подумаешь, переборщила с пудрой. Тренажёрный зал я не отменяла, хоть и было с каждым днём всё тяжелее и тяжелее. И тогда я решила заменить яблоки бананами. Вдруг мне не хватает витаминов? А я организм растущий, так что без них совсем нельзя. Теперь в день я ела по пять бананов.       На третий день еле встала с кровати. Наверное, тело так реагирует на спортзал. Ничего осталось совсем недолго. Я худела, и меня это радовало, и плевать на всё остальное. К обеду вдруг разболелся живот. Но ничего, я смогла всё стерпеть. Купила в аптеке какие-то таблетки, проглотила сразу две, и мне полегчало. Дима в школе снова меня осадил. Начал что-то говорить по поводу секретов, самочувствия и чего-то ещё. Не сдержавшись, я накричала на него и «вежливо» попросила не лезть в мои дела.       На четвёртый день было проще убиться головой об стенку, чем встать с кровати. Я доползла до весов и с удовольствием отметила, что похудела в целом на пять килограмм. Хороший результат, но всё равно чувствую, что организм сопротивляется. Ну, ничего, немного повоюем, и сдастся, наконец.       Дима целый день меня избегал, похоже, обиделся. Ну и ладно! Главное сейчас, это похудеть. А остальное наладится. Софа, кстати, со мной тоже не общалась. Похоже, даже ей неприятен мой внешний вид. К сожалению, несмотря на замену яблок бананами, мне стало только хуже. В тренажёрном зале я половину времени просто сидела на полу, пытаясь отдышаться и собраться с силами.       На пятый день произошло неожиданное. Я наклонилась, чтобы переобуться в сапоги, как вдруг в глазах потемнело. Я потеряла равновесие и хорошенько приложилась головой об стенку. Всё вокруг пошло рябью. Я прижалась к стене всем телом, боясь упасть в обморок, а вместе с тем и на пол.       Дима возник рядом буквально из ниоткуда. Что-то взволнованно говорил мне, тряс за плечи. Я честно пыталась сконцентрировать на нём всё своё внимание, но ничего не получалось. В конце концов, он поднимает меня на руки. Я замечаю завуча школы, которая крутится возле нас. От этой суета голова кружится ещё сильнее. Из последних сил я отворачиваюсь к Диме и утыкаюсь ему в грудь, закрывая глаза.       Снова очнулась, лёжа на плече Димы, кажется, в такси. — В больницу!       «Только не туда!» — мысленно стону я. Вслух сказать ничего не получается. Я начинаю слабо мотать головой. Дима, почувствовав движения, тут же склоняется надо мой: — Саша, что такое? Тебе больно? Что случилось? Потерпи, пожалуйста, мы уже едем в больницу, — крепче обнимая меня и поглаживая по голове, шепчет он. — Нет, — хриплю я, продолжая слабо мотать головой. — Не надо… Пожалуйста…       Я пристально смотрю на него. В глазах щиплет, и вот я уже смотрю сквозь мутную пелену. В больницу нельзя. Я не та за кого себя выдаю. Без Кирилла может случиться что-то непоправимое. Я и так его подвела. И мне безумно стыдно, что я набросилась в саду на него с поцелуем. Я не хочу ещё больше вреда причинить ему и его репутации. Не хочу, чтобы он отвернулся от меня ещё больше. Мне больно, что ему всего лишь показалось, но будет ещё больнее услышать от него обвинения.       По щеке катится одинокая слеза, Дима поджимает губы, смотрит на меня с болезненной нежностью, не может отказать. Он называет мой адрес. Я чувствую, как его ладонь скользит по щеке, осушая её. И я снова проваливаюсь в темноту.       Когда открываю глаза, вижу давно знакомую гостиную в белых тонах, плазму на другой стене и Диму, который ходит туда-сюда, туча тучей. Я переворачиваюсь набок лицом к нему, слежу стеклянным взглядом за его суетой и не понимаю, зачем это. Снова всё становится каким-то серым и неинтересным. Снова на душе пусто. Мне уже не хочется худеть, не хочется выглядеть, как Софа, не хочется кото-то видеть. Я бы душу продала, чтобы просто лежать вот так и ничего не чувствовать. Это успокаивает.       Дима, наконец, обращает на меня внимание. Он подбегает, садится на корточки возле меня. Наши лица так близки, на одном уровне. Он беспокоится, очень сильно. Я это вижу по его сумасшедшему взгляду, его плотно сомкнутым губам и взъерошенным волосам. И впервые меня это никак не трогает. — Саша, ты меня так напугала. Что с тобой? — хрипло шепчет он. Я равнодушно смотрю на него. Будь я сейчас вменяема, наверное, ничего бы не рассказывала. Но я так от всего этого устала, что тихо во всём признаюсь: «Я хотела похудеть. Хотела быть похожей на Софу. Поэтому уже пятый день не ем ничего, кроме фруктов».       Дима широко распахивает глаза. Он открывает рот и тут же его закрывает. Его лицо ожесточается. Вижу, как он еле сдерживается, чтобы не накричать на меня или не придушить сразу. А жаль. Умереть сейчас я готова.       Он резко встаёт и уходит на второй этаж. Я равнодушно вздыхаю и отворачиваюсь к стене. Устало прикрываю глаза. Через некоторое время мне под голову подкладывают подушку и накрывают пледом.       Меньше, чем через час, чужие прикосновения заставляют проснуться. Я с какой-то безысходностью открываю глаза и снова вижу Диму. У него в руках тарелка с супом. Внутри плавают далеко не идеально нарезанные морковка, картошка, капуста и лук. Я вздыхаю. — После твоей неразумной голодовки только такое и можно есть, — хмуро отвечает Дима в ответ, неправильно растолковав мой вздох.       Я согласно киваю и принимаюсь за безвкусный суп: Дима не добавлял ни соли, ни перца, ни других специй. Так себе, конечно, удовольствие, но желудок всё равно благодарно отзывается. Съев всю тарелку, я снова ложусь, зарываясь в одеяло. Тепло так стало. — Как же ты так? — со смешанными чувствами спрашивает он. Впервые нет никакого желания разбираться во всех этих тонкостях. Мне снова хочется отвернуться и просто заснуть. — С чего, вообще, ты решила худеть? Зачем ты, блять, подстраиваешься под Софью? Да ты в тысячу раз красивее её! Саш, ты только покажи на того уёбка, который посмел назвать тебя толстой, я так вмажу, что он даже смотреть в твою сторону не будет!       Под конец его голос полон негодования и слепой ярости. Я продолжаю молчать. Только махнула головой из стороны в сторону раз. — Это твой брат? Это он виноват? Где он, вообще, шляется? Почему не заботится о тебе?!       Его последние слова так резанули душу, разбили зеркало, что защищало всё это время, отражая все ненужные эмоции и мысли и защищая внутреннюю пустоту. Действительно, почему не заботится? Я кусаю губу, чувствуя, как слёзы снова собираются внутри. «Потому что я ему не нравлюсь. Потому что ему просто показалось».       Я шмыгаю носом, вытираю уже мокрые глаза руками, пытаясь избавиться от слёз. — Это всё-таки он, да? — с какой-то злостью спрашивает он. Я спешу возразить. Мотаю головой из стороны в сторону. — Это не он, — снова всхлипываю. — Это я виновата. Правда, я. Потому что всего лишь хотела ему понравиться. Понимаешь? — робко спрашиваю у него, пряча глаза. — Что? — Дима резко отшатывается от меня. В его карих глазах читается непонимание и неподдельный страх. — Нет. Этого не может быть, — он поднимается и начинает снова ходить туда-сюда, взъерошивает свои тёмные волосы. — Вы же сестра и брат! — тут он снова ко мне подходит, опускается на корточки и мягко и вкрадчиво начинает мне что-то втолковывать. — Саша, послушай. Тебе кажется, слышишь? Кажется, что ты что-то к нему испытываешь. И это правда. Он же твой брат. Я верю, что ты любишь его всем сердцем, — он берёт меня за руку и крепко сжимает. — Но это не та любовь, которую испытывают к своей половинке, понимаешь? Вы долго не виделись, и вот, наконец, вместе. Разумеется, ты не хочешь никуда отпускать своего брата и ни с кем делить его, ведь боишься снова потерять его. Понимаешь, Саш? Но это не та любовь! Ты запуталась, ты просто запуталась. Я тебя не виню, потому что ты скорее всего раньше к нему такого не чувствовала только потому, что вы были разлучены. И я помогу тебе разобраться! Вместе мы… — Нет, — твёрдо перебиваю я. — Это тебя я люблю, как брата, понимаешь? С тобой мне уютно и спокойно. С тобой я готова делиться всеми секретами и довериться тебе в любой момент. С ним всё не так. С ним мне горячо, его мне хочется спрятать от всех, его хочется обнимать ночью и никогда не отпускать… — Вы брат и сестра! Вы не можете быть вместе! — из последних сил пытается меня вразумить Дима. И тогда я решаю, что пора ему признаться. — Мы не брат и сестра. Я не знала его раньше. Моя мама попросила его приглядеть за мной, и мне пришлось притвориться его сестрой, потому что так было безопасней. — Что за нах… — Дима снова подрывается с места. Мне так жаль его. — Вы сумасшедшие! Все! — бросает Дима и уходит на кухню. Скорее всего, уже через пять минут он уйдёт. Так даже лучше. Хочу побыть одна.       Но мои ожидания не оправдались. Он остался. Не выходил больше ко мне, я не заходила на кухню. Но точно знаю, Дима там. Уже под вечер он снова принёс мне суп. Мы не встречались глазами и не разговаривали.       Ночью мне приснилось страшное. Я снова была в том саду. Мы снова целовались. Он снова сказал: «Прости. Мне показалось». Но не это самое ужасное. Кирилл не просто встал и ушёл. Он поднялся, посмотрел на меня с наглой ухмылкой и рассмеялся. Так громко, что у меня в ушах начало звенеть. Я пыталась не показывать своей слабости, пыталась не всхлипывать. Но слёзы сдержать не смогла. — Маленькая дурочка. Думала, я люблю тебя? Ты всего лишь одна из многих. Бросилась в мои объятия, стоило мне раз всего лишь привезти тебя в больницу. Я люблю Софью! Она идеальна! А кто ты?       Из последних сил я крикнула ему в ответ. Крикнула, оглушая себя. Но Кирилл меня не услышал. Он просто вдруг растаял. И в этот момент внутри что-то взорвалось.       Я резко распахиваю глаза и сажусь в постели. Рядом спит Дима, который подскакивает вместе со мной. — Что случилось? — взволнованно спрашивает он. Я широко распахнутыми глазами смотрю на него. Дима правильно понимает моё изумление и тут же отвечает на немой вопрос. — Ты плакала ночью. Я не мог тебя оставить, вот и лёг с тобой. — Я… Я плакала? — робко спрашиваю, закусывая губу и вытирая уже сухие щёки.
Примечания:
Мои дорогие читатели! Наконец-то, в моей работе начались по-настоящему интересные главы! А вы никак на них не реагируете. Такими темпами и мне этот фик быстро наскучит. Я же ради вас стараюсь. А если вам не нравится, значит, нечего и стараться.
У меня к вам просьба. Напишите, пожалуйста, комментарий, обращённый к Саше. Представьте, что она сможет это прочесть. Напишите ей. Пожалуйста. Я не требую никаких поэм или баллад. Не важно, умеете вы писать отзывы или нет. Просто напишите, что чувствуете.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: