Аленький цветочек

Гет
NC-17
В процессе
18
автор
Размер:
34 страницы, 8 частей
Описание:
— Без револьвера русская рулетка – уже не та игра, так и в любви, дорогой, точно так же: без экстрима – совсем неинтересно, ведь правда?
Посвящение:
Посвящаю самому лучшему, по моему мнению, сериалу — Сверхъестественное, и своей любимой подруге — Насте.
Примечания автора:
Действия разворачиваются в 2016 году после победы Винчестеров над Тьмой.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
18 Нравится 6 Отзывы 12 В сборник Скачать

В объятьях отчаяния

Настройки текста
Примечания:
Боже мой, я не выкладывала главу почти год! Простите меня, у меня нету оправданий. Но я просто хочу сказать вам большое спасибо, что вы ждете и вам нравится то, что я делаю. Меня это безумно вдохновляет! Желаю вам приятного чтения. И буду рада вашим отзывам!
— Здравствуй, дорогая моя Хелен. — грубый и до боли знакомый мужской голос начал прояснять разум девушки. — Что… Какая Хелен…? — в голове была полная каша, которая не давала Эстер сосредоточиться, но как только охотница огляделась по сторонам, то её сердце бешено заколотилось. Перед её глазами возник её ночной кошмар. — Какого черта… Рей?! — Эстер… — в воздухе возникла пауза. — Как я по тебе скучал. — резким движением окровавленной руки Рей взял её за подбородок, заставляя девушку смотреть прямо в его бездушные чёрные глаза. — Сколько мы не виделись? Три года? Четыре? А ты так и не изменилась. — Убрал. Руку. — произнёс срывающийся в шёпот женский голос. — Тише, тише… Я не собираюсь причинять тебе вред. Во всяком случае, это сделаю не я. — ухмылка на лице Ливингстоуна насмехалась над беззащитной. Ему это нравилось. Его забавляла беспомощность хрупкой рыжей охотницы, которая пыталась сопротивляться своей судьбе.       Бывший охотник, хотя, его нельзя было так назвать, ведь он никогда им толком и не был, лишь притворялся, что хочет помочь, Рей был садистом, и он редко кому показывал свою истинную сущность. Но Эстер, будучи с ним в отношениях не один месяц, прекрасно видела его настоящие намерения.  — Ты тоже не изменился… Все такая же бесчувственная пешка в руках высших! Ты никто, Рей. Никто. — демон лишь глядел на свою бывшую пассию с яростной злобой. Он был готов напасть на неё прямо сейчас и до смерти заколотить её несчастным ангельским клинком, лежащим в его кулаке.       Он хотел ей что-то ответить, но только он открыл рот, как тяжёлая металлическая дверь распахнулась. В этот момент, девушка надеялась увидеть своего возлюбленного, она была уже уверена, что это он. Казалось, счастье совсем близко, и вот он отомстит её обидчику. Но лучик света резко исчез под гнетом сильного мужского голоса, похожего на грозовые разряды. — Рей! Ты как всегда отлично справляешься! Как думаешь, мне стоит тебя повысить? — высокая мужская фигура вышла из тени, оказавшись Люцифером. — Я бы не отказался, но куда уж выше. Рыцарем Ада быть не так просто. — самодовольная и издевательская улыбка украсила строгое лицо демона, отходящего от своей жертвы к ближайшей ледяной каменной стене.       На мгновенье сердце Эстер остановилась, в страхе от отдающегося эхом грубого голоса. Она ни разу в жизни не видела дьявола, только упоминала его в своих речах, как что-то незначительное, несуществующее. Как и все мы делаем в моменты гнева. Но встреча лицом к лицу с чудовищем такой важности выбила из калии побледневшую охотницу. Подвальный холод давал о себе знать, заставляя искалеченное тело дрожать. Её пугала неизвестность. Неизвестность её дальнейшей судьбы. Она нажила себе слишком серьезных врагов, от которых одними ссадинами не отделаешься. — Ох, как побледнела моя прелесть. Так ты ещё больше похоже на своего жалкого отца. — крепка рука цепко схватила рыжеватые, испачканные ярко-кровавыми пятнами волосы, оттягивая их вниз и заставляя девушку смотреть в бледно-голубые глаза падшего. — Что вам от меня нужно?! — Эстер резко дернула головой, освобождаясь от цепких лап похитителя. — Пока ничего. Нужно время, чтобы благодать внутри тебя снова восстановилась. — произнес далекий равнодушный голос, расходящийся от массивных стен. — Ты ждала, что Винчестер сейчас ворвётся в комнату с яростным воем и спасёт тебя? К твоему сожалению, мы в аду. Так что единственный, кто тебя может спасти это… Это я. — он улыбнулся. — Просто сотрудничай со мной и останешься живой и слегка не невредимой. — Даже не надейся. — Как скажешь. Но лучше подумай над своим решением ещё раз.       В ответ Эс лишь огрызнулась. Пресмыкаться перед тем, кто унижал её целыми годами, предавал при первой же возможности и ставил многие года палки в колеса? Ни за что. Да и было явно, что это простой блеф неумелого, продавшего душу ради вечности, демона. Ещё долго девушка молчала, угрюмо уставившись в мокрый грязный пол. Она пропускала мимо ушей все то, что наговорили ей до этого, но позже осознала в каком бедственном положении она находится. Какая к черту благодать? Эстер же не блаженная, этой ангельской жидкости просто не может существовать в ее крови. — О чем задумалась? — Люцифер глядел на озадаченное лицо девушки с нескрываемой усмешкой. Он знал то, что не знала она. Знал то, что не знал ни один из её близких. Дьявол даже не посвятил в это своего приближённого Рея. Тайна между двумя сущностями, которая вскоре будет раскрыта. — Что все это значит? Почему ты говорил о моем отце? Ты не можешь его знать! — металлические цепи зазвенели от непрекращающихся пылких движений охотницы. — Какая к черту благодать? Ты лжёшь! Ты всегда лжёшь!  — Ох, поверь, я знаю твоего отца лучше, чем ты сама. Хотя, правильнее сказать, ты вообще ничего о нем не знаешь. — Люцифер радостно улыбался, предвкушая, как жизнь этой с виду хрупкой девушки разрушиться словно песочный замок во время шторма. — Что вы имеете ввиду, повелитель? —воскликнул Рей. Его мускулистое лицо застыло в недоумении, так же, как и личико его бывшей возлюбленной. — Да был у меня один брат, любивший по развлекаться на Земле в ночи. О-о-о, он так любил беспорядочный секс с кем попало. Ну вот ему и попалась как-то серая мышка. До сих пор не понимаю, как он вообще её нашёл, она же такая… Примитивная… Ну ты знаешь. — Люцифер скривил гримасу, повернувшись к узнице. — Ночь прошла, и братец мой ушёл, оставив бедную Скарлет одну. — услышав имя своей матери, Эстер сразу же оживилась, но не стала перебивать падшего, ведь она и так знала к чему он ведёт этот разговор. — Да, моя ты душенька, твой отец архангел. Жалко, правда, что он тебя бросил, даже и не узнав о твоём существовании. О, отец, да ты вылитая его копия. Эти… рыжие кудрявые, вечно растрепанные волосы, веснушки везде и всюду. Как забавно, несколько лет назад я держал голову твоего отца перед его смертью, а теперь буду держать твою. И он, и ты, погибнут от моей руки. — Заткнись! Заткни свой рот! Что ты, черт тебя побери, такое несёшь?! Я… я не могу быть дочерью архангела! Это просто шутка. Просто шутка. Это невозможно. — Эстер не могла остановить хлынувший из карих глаз поток крокодильих слез, который она сдерживала на протяжении всего этого времени. В этот момент она сломалась. Можно было услышать, как её, окровавленное от ран прошлого сердце разбивается на ледяные осколки. Она не могла остановиться. — Мой повелитель, прошу простить, но вы хотите сказать, что её отец — это архангел Гавриил? Серьезно? — Рей громко рассмеялся, взъерошивая свои каштановые волосы. — Тогда мы почти родственники, я же трахал её миллиард раз! — после этих слов, его лицо встретилось с тяжёлым булыжником, летевшим со стороны рыжей бестии, после которого его нос жутко скривился. — Твою мать, да ты обдолбанная идиотка! Я убью тебя своими же руками! Убью и надругаюсь над твоим ничтожным телом, подлая ты сука! — рыцарь был просто не в себе от ярости, но пока Люциферу Айхенвальд нужна была живой, он отправил своего приспешника в другую комнату. — Так, все. Кружок поплачься о своей печальной судьбе закончился. Папочка за тобой больше не придёт. Как иронично, что ни тот, ни другой тебя не сможет спасти. — только ледяные цепи и сдерживали разъярённую Эстер от ее желания растерзать Люцифера на меленькие кусочки. — Скажи спасибо своему отцу, без благодати ты бы уже давно сгинула от обычной людской болезни. Хотя, тебя это ещё ждёт, когда я высосу из тебя последние ее остатки.        Несколько унизительных речей спустя она снова осталась одна. Наедине со своими демонами, которые постепенно вылезали наружу, заставляя девушку копаться в себе ещё глубже и находить объяснение тем вещам, которые раньше были ей непонятны. Тишина просто разрушала её сознание, сводя с ума охотницу. Но просто так сдаваться она не планировала. Кем бы не был ее настоящий отец, родным останется только тот, кто её воспитал. Хватит лить слёзы по тому, кто и знать о тебе не знает. В конце концов, эта архангельская жилка хоть как-то должна ей помочь. Эстер пыталась напрячь руки до такого состояния, что наручники бы просто лопнули, но ничего не получилось, разорвать металл ей тоже не удалось. Пока у неё ничего не получалось, беспокойство все нарастало и нарастало. Все сказанные слова переплетались в ее голове, Эс уже не ощущала себя в этом мире. — Твою мать, да где эта чертова дверь?! Послушай, Винчестер, если за этой металлической хренью не будет моей сестры, я тебя своими же…— Рихард не успел договорить, как перед ним, в самом конце комнаты, сидела его измученная младшая сестра. Что-то сжалось внутри него, на глазах подступили слёзы. Эстер почти не двигалась, можно было подумать, что её уже нет в этом мире, но Рич был не из тех, кто верит первому взгляду. Он вытер слёзы и подбежал к свету всей его жизни. — Эс, Эстер, очнись, прошу тебя. Это я, твой брат, я с тобой. Все хорошо. — девушка упала в крупные лапы своего спасителя, услышав родной голос она тут же открыла глаза. — Боже мой, ты жива! Ты так меня напугала, черт! — Она цела? — к ним подбежал длинноволосый охотник, который явно был обеспокоен не только состоянием Эстер, но и чем-то другим. — Да. Да, Сэм, она жива, но явно не цела. Нам срочно нужно отсюда сваливать. Зови этого своего дружка.       Девушка уже ничего не слышала, ничего не чувствовала. Перед ее глазами была лишь пелена, а в голове раздавались голоса, повторяющие одно и тоже несколько раз. Всю жизнь ей лгала её же мать. Эта ложь сжигала её сердце, из-за чего Эстер уже была готова потерять рассудок. Она пережила слишком много боли, она только начала жить, снова обретя смысл для этой жизни. Так просто перестать бороться, уйти в мир грез, оставив за собой близких, погрязнувших в глубокой тоске, но не просто взять себя в руки, чтобы вырваться из гнилых лап смерти. Эстер была уже на грани, но где-то вдали она снова услышала взволнованный родной голос, который дал ей толчок к борьбе со своими же демонами. — Я сделала все, что возможно, Рич. Она сейчас на границе, единственный кто может ей помочь — она сама. И ты это прекрасно понимаешь. — кудрявые черные пряди спадали на лицо говорящей, которая была не в силах взглянуть на двух взрослых мужчин, которые уже сгрызли ни одну пару ногтей. — Но ты же ведьма! Сделай хоть что-нибудь! Я знаю у вас есть целая стопка всяких заклинаний, поколдуй еще, подсунь ей мешочек с целебными травами, я не знаю. Ты просто сидишь и начитываешь какие-то бессмысленные молитвы! — Винчестер уже не выдержал. Он слишком долго ждет того, что его возлюбленная очнется, его надежда окончательно иссякла, когда эта незнакомка произнесла те слова. Дин был на взводе, он не хотел, чтобы еще одна любовь его жизни умерла на его глазах. Он слишком часто видел смерти дорогих ему людей.       Ведьма не успела ответить охотнику, её перебил тягостный вздох, которым рыжеволосая девушка пыталась жадно заглотить весь воздух в помещении. Каждый глоток воздуха давался Эстер все легче, она начинала приходить в себя, медленно оглядывая сидящих рядом. В глазах все рябило, свет был настолько ярким, что не давал охотнице разглядеть даже очертания лиц этих людей. Двое сидело с одной стороны, терпеливо выжидая хоть одно словечко от девушки, а с другой стороны сидел всего лишь один, чью руку она ощущала в своей. Вскоре туман в глазах исчез, а перед её глазами возник тот самый смысл жизни — Дин. — Боже мой, ты жива! Ты не представляешь, как я переживал за тебя. Ты была почти награни смерти, я думал, что потеряю тебя… — тут же Винчестер прервал свою речь, глядя на не менее взбудораженного одновременно и от счастья и от волнения Рихарда, который ни сводил глаз с горячо любимой сестры. — Мы боялись, что потеряем тебя. — изувеченное небольшими ранами и маленькими царапинками лицо его приобрело счастливый вид, а губы его скривились в добродушной, спокойной улыбке. — Я так рада вас видеть… Сколько я была в таком состоянии? — Почти неделю. Мы сейчас в бункере, свет мой, так что тебе ничего не грозит. Здесь все под защитой, Винчестеры и Доротея постарались, чтобы никто, кто хочет причинить тебе вред, не прошел в эти стены. — голос Рихарда был как никогда спокоен, его сердце наконец-то билось в размеренном ритме. Его мечущаяся из стороны в сторону душа наконец-то была спокойна. Он нежно обнял обессиленное женское тело, слегка целуя сестру в макушку. — Спасибо вам… Вы самое родное, что у меня есть. — тихий кашель вырвался из её губ. Все ушибы и ссадины зажили практически сразу же, как ангельская благодать вновь напитала тело Эстер. С каждым вздохом она чувствовала себя гораздо лучше, но предстоящий разговор с самым дорогим для нее человеком её пугал. — Доротея? Что ты здесь делаешь…? — Спасаю тебя, дорогуша. Когда-то ты спасла меня, теперь настала моя очередь. Правда, ты справилась и без моей помощи, я просто натолкнула тебя на правильный выбор. — ведьма хотела сказать что-то еще, но её заткнула рыжая копна волос, упавшая на ее лицо. Они не виделись очень давно, с тех пор, как Эстер переехала, но подруги продолжали держать связь, переписываясь старым добрым методом — письмами.       Вскоре, Рихард и Доротея вышли из комнаты, оставив пару наедине с их мыслями. Пару минут они просто молчали, глядя друг другу в глаза и держась за руки. Казалось, им хватало одного взгляда, чтобы понять друг друга. — То, что сказала Доротея… — Дин… Я обещала своему брату еще в детстве: если я услышу, что вы тоскуете обо мне, вернусь к вам. Если в самом деле ждете меня, обязательно вернусь. И вот я перед тобой. Как я могла вас бросить? Вы бы тут поубивали друг друга. — произнесла она с чарующей благодарной улыбкой, а после нежно поцеловала мужчину. — Ты права. — Винчестер усмехнулся, убирая слегка отросшие волосы назад. — Но я вижу, что с тобой все равно что-то не так. Что-то гложет тебя. Поделишься со мной, если это не вселенская тайна, конечно? — Что-то гложет меня? Я за тот день узнала о себе столько всего… Я даже удивляюсь как я еще остаюсь в своем теле, ведь я ничего не знаю о себе. Совершенно. Ты же знаешь зачем я нужна Люциферу? Он потерял свои силы, ему нужна батарейка, а батарейка — это я. Во мне течет не только человеческая кровь, но и ангельская. Люцифер сказал, что… Что мой отец… — слезы отчаяния уже подступили к глазам, скатываясь по бледному лицу к багровым губам, от чего их горечь чувствовалась на языке. — Послушай, Эс. Не верь всему, что говорит этот придурок. Он дьявол. Он придумал ложь, с чего бы ему говорить правду? — С того, что я не могу быть рождена людьми, как ты не понимаешь! Мой отец архангел! Архангел, Дин! — от такой горькой правды слезы хлынули рекой, не давая девушке успокоиться. Эстер продолжала убиваться в своем горе, но уже не в холодных железных кандалах на мокром каменном полу, а в теплой постели в объятьях любимого человека. — Мой отец Гавриил. И он тоже мертв! Рихард не мой родной брат, Дин! Я всю жизнь жила в обмане… Как я ему об этом скажу… Всю жизнь он защищал не свою кровиночку, а какую-то самозванку. — Боже, Эстер, что ты такое говоришь? Тише, ты не самозванка, ты его родная сестра. Семья не заканчивается на крови, дорогая. Он тебя любит, доверься мне. — не в силах наблюдать за слезами любимой, охотник тут же прижал голову девушки к своей горячей груди, в которой бешено билось сердце. Поглаживая медные, совсем спутанные волосы, он старался успокоить Эстер. — Эстер, что случилось?! Почему она плачет? — второй вопрос, резко вбежавший в комнату Рихард задал уже Дину. — Мой отец Гавриил, Рич. В нас течет разная кровь… Нас обманывали, понимаешь? Ты не мой брат… Не мой родной брат… Прости меня. — За что? Солнце мое, мне все равно какая кровь у нас, разная или нет, ты моя сестра, слышишь? И всегда ею будешь. Не смей даже думать, что теперь я не буду тебя любить. Я всегда тебя любил и буду любить. Дура ты моя. — теплые братские объятья и тишина поуспокоили девушку. — Они сломали меня… Там был Рей, он угрожал мне расправой… Этот Люцифер сказал мне это, и, черт возьми, я сломалась. Я просто сломалась. — Эстер, послушай меня. — одним движением Дин заставил охотницу взглянуть на него. — Мы падаем. Мы ломаемся. У нас бывают провалы. Но потом мы встаем. Мы восстанавливаемся. Мы преодолеваем все это. И ты сможешь. Мы с тобой, и мы в тебя верим.       Их разговор длился еще пару минут, а после парни уложили девушку спать, накрыв теплым пуховым одеялом. Для Эстер тема с Люцифером была пока закрыта, но для всех остальных она оставалась открытой. Сэм за это время уже успел нарыть кучу информацию о том самом Рее Ливингстоуне, который, со слов Рихарда, знатно подпортил жизнь его сестры, и которому он так и мечтает набить морду. Но была одна проблема, информация о нем исчезает ближе к 2012 году, а значит, где-то в это время он и стал демоном, но так рано он просто не мог стать Рыцарем. Оставалось лишь одно, снова просить помощь у Кроули, который мог знать этого заносчивого придурка.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты