С тобой я мир обрёл в разгар войны 37

BLHardHelix автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Описание:
Они - сыновья двух враждующих между собой сторон. Но все мы бессильны перед чарами настоящей любви.
Удастся ли принцу Эльфов и наследнику Гномов сохранить свою любовь и не дать разразиться войне между собственными семьями?..

Посвящение:
SonPin

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Ретеллинг фильма "Страна фей" 1999 года. Этот фильм вызвал во мне бурю эмоций, когда я посмотрел его в детстве впервые. И до сих пор история любви главных героев отдается приятным теплом глубоко в душе... Надеюсь, вам так же понравится это история, как и мне!
Многие моменты и характеры героев будут мною изменены, но в основном сюжет будет очень похож на события фильма.

Название для фанфика - это цитата одного из главных героев фильма "Троя"

Слишком поздно

19 декабря 2019, 23:21
POV Перт       После того, как я пробрался в комнату Сэйнта, прошло не мало дней. И каждую встречу с моим принцем я ждал с замиранием сердца. Я потерял счёт времени, которое проводил на опушке леса, вглядываясь в даль, на замок эльфов и фей в надежде, что Сэйнт придет ко мне снова.       И он приходил. И каждый раз, когда я видел его, сердце пускалось в бешеный пляс, а чужая магия разрослась и полностью наполняла меня изнутри до отказа. Я не мог это контролировать и, наверное, не хотел вовсе. День за днём, когда удавалась такая возможность, я старался как можно незаметнее ускользнуть от любопытных друзей и внимательного взора отца, чтобы, теряя голову, мчаться на опушку леса к своей запретной мечте.       Сэйнт оказался не таким милым, воспитанным и робким, каким казался на первый взгляд. Его идеальный внешний вид правильного мальчика, хорошие манеры и притворная застенчивость растворялись в воздухе, стоило ему приблизиться ко мне и поцеловать. Клянусь, каждый раз, когда его губы касались моих, а руки выводили незамысловатые узоры по телу, у меня подгибались коленки, как у беспомощной девчонки. Я хотел раствориться в чувствах, которые дарил мне Сэйнт, хотелось парить в воздухе, подгоняемый ветром, ощутить себя свободным и не думать ни о чем, кроме его прикосновений к моему телу. Взгляд его кристально голубых глаз просто сводил меня с ума. Они, словно омут, затягивали меня все дальше и дальше, не отпуская. Его губы обжигали нежную кожу, а язык вытворял такое, что хотелось кричать от восторга. Сэйнт читал меня, словно излюбленную книгу: уже давно зачитанную множество раз, но от этого все более манящую. Он знал, как именно прикасаться к моему телу, где оставить обжигающий, пылающий поцелуй, прижавшись губами, а где легко провести кончиком языка, вызывая дрожь по всему телу. Его руки были мягкими, тёплыми, нежными, но в то же время сильными и уверенными. Это руки воина, отлично владеющие оружием. И несмотря на это, именно эти руки становились самыми ласковыми и одновременно горячими, стоило Сэйнту коснуться ими моей кожи.       И вот сейчас, прижав меня к ближайшему дереву, именно эти руки бродили по моему телу, заставляя позорно поскуливать, прося о большем. Сэйнт раздвинул бедром мои ноги и втиснул колено между ними, в опасной близости от моего паха. Его язык играл с моим в горячем лоне рта, и я не знал, как собрать все мысли воедино и заставить себя остановиться. Если я не возьму себя в руки, то это может плохо кончиться...       Жар внутри меня окутывал все тело, стремительно падая вниз, сжимаясь и стягиваясь тугим узлом нарастающего возбуждения между ног. Сэйнт непроизвольно двигал коленом, что заставляло мой член заинтересованно дёргаться в предвкушении и желании получить больше. Мое тело не хотело слушаться, и бедра инстинктивно двигались навстречу прикосновениям.       Вдруг я услышал сдавленный стон откуда-то из глубины горла и запоздало понял, что он принадлежит мне самому.       Руки Сэйнта давно сменили направление, обласкав, казалось, каждый участок моего тела, и уверенно, по-хозяйски опустились на ягодицы. Я снова позорно всхлипнул, ощутив, как ладони Сэйнта с силой сжимают мою задницу, посылая по всему телу искры возбуждения. Адреналин кипел в крови, лёгкая боль подгоняла и без того распалившееся желание. И я, разорвав поцелуй, склонил голову к шее Сэйнта, с силой прикусив его за нежную, светлую кожу. Я буквально губами ощутил вибрацию, которая стремительно пронеслась по телу, когда Сэйнт пошло и громко простонал. Я запустил руку в его мягкие волосы и не дал возможности отстраниться, сильнее всасывая кожу его шеи к себе в рот, не заботясь о непристойных звуках, которые сопровождали мои действия.       Сэйнт зашипел и сильнее сжал мои ягодицы, задышав чаще. Я отпустил его шею и сместился к уху, прикусывая и оттягивая мочку зубами. - Боже, Перт, что ты со мной делаешь? – слова давались Сэйнту с трудом. Он едва успевал вздохнуть от переполняющего чувства возбуждения. Я все ещё ощущал его колено у себя между ног, напор которого слегка ослабел. Сэйнт отвлекся и потерял контроль над своими действиями. Я довольно грубо обхватил его за плечи и развернул спиной к дереву. Сэйнт издал удивленный стон, но всё-таки подчинился и обвил руками мою талию, притягивая ближе. - И это ты спрашиваешь? – мой шепот прозвучал словно гром среди ясного неба. – Ты, который только что прижимал меня к дереву, выбивая жалостливые стоны, в попытке получить больше. Ты очень, очень непристойно ведёшь себя, Сэйнт. - Я наследник престола, - Сэйнт отстранился, заглядывая мне в глаза, и клянусь, его кристально чистый голубой взгляд потемнел на несколько тонов, - значит могу делать все, чего хочу. - И чего же Вы хотите, Ваше Высочество? – я откровенно дразнил его, осознавая, что играю с огнем. Собственное возбуждение уже давно неприятно давило, болезненно упираясь в ткань брюк, прося о немедленной разрядке. Но также я отчётливо ощущал возбуждение Сэйнта своими бедрами. Жар его тела окутывал меня, разгоняя по венам кровь, словно наркотик, обещающий долгую эйфорию, а после медленное забвение. Но я не хотел забвения. Я хотел ощущать Сэйнта каждой чертовой клеткой своего тела, хотел слиться с ним воедино, вновь сплести между собой наши магические сущности, почувствовать, как его твердый, жаркий, упругий член касается моей задницы!.. Эти мысли пугали меня до смерти, но одновременно возбуждали настолько, что я готов был умереть прямо на месте.       Вдруг Сэйнт неожиданно схватил меня за руку и уверенно положил на свою промежность. Я охнул от прикосновения к натянувшейся ткани, а Сэйнт снова зашипел, прикрыл глаза и соблазнительно закусил нижнюю губу. - Ты чувствуешь это? – ладонь Сэйнта продолжала лежать поверх моей и пришла в движение, подгоняя мою руку, стимулируя и без того налившийся желанием орган. – Ещё никогда я не хотел никого так сильно. Ты – средоточие моего желания. Ты – мой запретный плод. Ты – мой личный вид наркотика. Ты и представить себе не можешь, что я хочу с тобой сделать, – от каждого произнесённого слова Сэйнта у меня подгибались колени. Силы покидали тело, и хотелось вновь отдать контроль над ситуацией этому сильному, уверенному в себе и безудержно сексуальному парню.       Сэйнт подался вперёд, втягивая меня в очередной мокрый, горячий, пошлый поцелуй, прихватывая губы зубами, засасывая язык глубоко в пучину своего рта. Член болезненно пульсировал в штанах, и я осознал, что ещё чуть-чуть и могу кончить прямо так, себе в брюки, даже без дополнительной стимуляции. Осознание этого заставили меня покрыться краской от корней волос до самой шеи, и, конечно же, Сэйнт не упустил этого момента. - Ты такой сексуальный, когда смущаешься, - он провел своим талантливым юрким языком от основания ключицы до самого уха и прикусил мочку, заставляя меня вскрикнуть. Лёгкий ветерок касался влажных дорожек на моей коже, от чего все тело продолжала бить крупная дрожь.       Все ещё стимулируя себя моей рукой, другую свободную ладонь Сэйнт положил мне на брюки, и я не сдержал громкого довольного стона. Этого казалось мало. Так мало! Хотелось ощутить его руки на себе, его обнаженную кожу, тепло его тела там... в месте, где на данный момент бушевало безумное пламя! - Сэйнт, прикоснись ко мне... – мне было все равно, как мои слова прозвучали сейчас. Все, чего я хотел, это быть как можно ближе к Сэйнту. И если мне придется умолять его сорвать с меня одежду и взять прямо здесь, посреди леса... что ж я это сделаю! - Я и так касаюсь тебя... – сбитым, хриплым голосом ответил Сэйнт. Его рука на моем члене двигалась быстрее и быстрее, причиняя лёгкую боль, но это не шло ни в какое сравнение с тем чувством, которое бушевало внутри, подбираясь к самому горлу, почти охватывая в тиски, затрудняя дыхание, и тут же стремительно падало вниз, скручиваясь узлом внизу живота. - Не так... Я хочу чувствовать тебя. Всего тебя... Этого мало, - я инстинктивно толкнулся бедрами навстречу его руке, когда Сэйнт в очередной раз сжал мою промежность чуть сильнее, чем следовало бы, - так мало! - Ненасытный мальчишка, - Сэйнт хмыкнул мне в ухо, обдав кожу жарким дыханием. - Пожалуйста, пожалуйста... Не заставляй меня просить снова. Ты ведь, черт возьми, сам этого хочешь. Так сделай с этими что-нибудь, наконец! – от смущения и переполняющего меня желания я не выдержал и выругался. Вежливость никогда не была моей основной чертой характера. Но, когда ты раскрасневшийся, перевозбуждённый, жаждущий стоишь посреди леса, а парень, по которому ты сходил с ума последнее время, с силой стимулирует твой член сквозь ткань брюк, что только больше усугубляет положение, поневоле станешь сквернословным, черт бы его побрал!..       Честно говоря, моя голова сейчас не совсем адекватно воспринимала происходящее. Мы целовались с Сэйнтом множество раз, и каждый раз после нашего расставания я остервенело дрочил, кончая снова и снова, чтобы хоть как-то выпустить пар, не имея возможности к чему либо большему. Но то, о чем я отчаянно просил его сейчас... Это произойдет впервые. Сэйнт никогда не заходил настолько далеко. Мы ограничивались страстными долгими поцелуями и жадными прикосновениями рук к телам друг друга, оставляя член болезненно пульсировать от недостатка внимания, избегая прямого контакта. Но именно сейчас я осознал, что, если мы остановимся на этом вновь, я просто не переживу очередной разлуки, не выдержу ожидания следующей встречи, не смогу спокойно находиться рядом с Сэйнтом в следующий раз и мне уж точно будет не под силу контролировать свое внутреннее похотливое естество, которое пробуждалось всякий раз, когда Сэйнт оказывался в зоне досягаемости. Если сейчас все закончится как обычно, я просто взорвусь от перевозбуждения!       Не долго думая, я принялся возиться с брюками Сэйнта, пока он продолжал лизать и посасывать мою шею. Пальцы дрожали так, что я снова выругался, на ощупь пытаясь хоть немного продвинуться к желаемому. В пылу страсти Сэйнт, видимо, не сразу понял, что именно я делаю, и вдруг замер на месте, все ещё рядом с моей шеей. Мои руки тоже остановились на мгновение, лёгкий страх пронесся по всему телу. Что если я спугнул его своей настойчивостью? Что если он совсем этого не хотел? - Перт... – мое имя слетело с губ Сэйнта, и прозвучало оно так отчаянно, так чертовски сексуально, что я закусил губу, пытаясь отвлечься на болезненные ощущения и не кончить прямо сейчас. – Что ты делаешь? Ты, мать твою, издеваешься?       Я готов был выругаться снова. Сэйнт либо действительно не понимал, что происходит, либо в очередной раз пытался спровоцировать меня. Ему нравилось заставлять меня говорить непристойности, а затем смотреть, как я краснею от собственных слов, несмотря на всю свою сдержанность и уверенность. Рядом с ним я напрочь забывал, кто я такой и как мне полагается вести себя. Рядом с ним я чувствовал, что разваливаюсь на части, и только Сэйнт был способен собрать все кусочки воедино. - А ты как, черт побери, думаешь, что я делаю? – я зашипел ему куда-то в ухо и чуть опустил голову, прикусив за подбородок. Сэйнт зашипел и толкнулся бедрами мне навстречу. - Если ты сейчас же не сделаешь что-нибудь, я сам трахну тебя прямо здесь, рядом с этим деревом. Прошу тебя, помоги мне, - последние слова прозвучали томно и жалобно. Я продолжал бороться с завязками на брюках Сэйнта, когда он отстранился и взял меня за подбородок, вынуждая посмотреть в глаза. Боже, готов поклясться, что его собственные стали темнее ночного неба, а зрачки расширились настолько, что, казалось, заполняли почти всю радужку глаза, грозясь скрыть истинный цвет. Сэйнт был похож на безумца, и я не мог отрицать, что мне это до жути нравилось. - Ты уверен в том, чего хочешь? – он продолжал держать меня за подбородок крепко, но одновременно нежно, и я не смог вымолвить ни слова, попав в плен его прекрасных глаз. Уверенный кивок стал ответом. И после не осталось ничего, кроме нас двоих.       Сэйнт помог мне справиться с его брюками и молниеносно стянул с меня собственные, спуская до колен. Как только его взору предстал мой гордо вздымающийся, уже давно полностью возбуждённый и жаждущий внимания член, я тут же ощутил жар на своих щеках. Сэйнт рассматривал меня так пристально и жадно, что у меня появилось дикое желание прикрыться снова. И о чем я только думал?!       Прикрыв глаза, пытаясь не сгореть со стыда, я снова открыл их и бросил взгляд ниже пояса. Сэйнт был так же сильно возбужден, как и я. Его идеальный, гладкий член прижимался к животу, а красноватая головка сочилась смазкой. Я невольно облизал пересохшие губы, испытав дикое желание упасть на колени, прямо на опавшие листья, и поглотить его орган целиком, на всю длину, даже не опасаясь риска задохнуться. Я не мог сказать, что был хорош по этой части. Занимаясь сексом с парнями, я никогда не чувствовал особенного желания к оральным ласкам, всегда считал это довольно интимной близостью, особенной связью между двумя любящими половинками. И сейчас у меня впервые возникло такое желание. Я хотел сделать это с Сэйнтом! Хотел доставить ему такое удовольствие! Хотел слышать, как он давится воздухом, когда его член будет погружаться в мой рот настолько, насколько это возможно.       Я с молниеносной скоростью снял с себя куртку, бросив ее под ноги и тут же опустился на колени. Сэйнт хотел было что-то сказать, но я не дал ему такой возможности, обхватив его член около основания и сразу же погружая в рот наполовину.       Я услышал сдавленный стон откуда-то сверху и понял, что могу двигаться дальше. - Перт... не... надо... Аах... Ты не должен этого делать, - его слова пытались остановить меня, но тело не хотело сотрудничать. Я двинулся ещё дальше и почувствовал, как слезы выступают на глазах, а внушительных размеров член упирается почти в заднюю стенку горла, вызывая рвотный рефлекс. Я попытался расслабиться настолько, насколько это было возможно. Но Сэйнт был довольно неплохо оснащен в размерах, а я не был достаточно осведомлен техникой. Звук, который я издал, когда буквально поперхнулся естеством Сэйнта, смутил меня настолько, что хотелось провалиться сквозь землю. Но мне не дали этого сделать. Сэйнт, по-видимому, не считал происходящее забавным или смущающим. Он глухо зарычал и схватит меня за волосы, в попытке толкнуться членом в горло ещё дальше. Я обхватил его бедра руками и позволил размеренно двигаться в глубине моего рта, самостоятельно задавая темп. Через толчок-другой я снова поперхнулся и закашлялся, но не выпустил член Сэйнта изо рта. Того, казалось, это вовсе не отвлекало, потому что с каждым моим сдавленный стоном Сэйнт стонал ещё громче, сильнее сжимая мои волосы в своей ладони. - Перт, черт возьми... Боже!       Его напор и сила, совершенно не сочетаемые с его внешностью, настолько будоражили меня, что я забылся в ощущениях и прекратил обращать внимания на звуки и действия, сопровождающие процесс.       Член Сэйнта глубоко и ощутимо толкался в заднюю стенку, а выходя наружу, ощущался приятной тяжестью на языке. Естественная смазка заполнила весь рот, смешиваясь с собственной слюной, и я стонал, как сумасшедший, позорно осознавая, что готов простоять на коленях вот так целую вечность, лишь бы не терять подобных ощущений и чувств.       Сэйнт в очередной раз выругался и вдруг с силой поднял меня за плечи, тут же утягивая в остервенелый поцелуй. - Ты просто невероятен... такой вкусный, - Сэйнт облизал губы, разорвав поцелуй, и я вновь почувствовал жар. Но уже не от смущения. Собственный член все ещё болезненно пульсировал, и я прикусывал губу каждый раз, когда чувствительная головка задевала кожу.       Как только я попытался вновь опуститься, Сэйнт схватил меня за руки, принуждая остаться на месте. Я непонимающе посмотрел на него, но Сэйнт только улыбнулся уголком рта, прожигая меня взглядом своих темных дьявольских глаз.       Я издал очередной стон, когда Сэйнт взял меня за руку и облизал ладонь, щедро смазывая слюной. Его язык мокрый и горячий прошёлся по руке, ударяя током и без того чувствительные нервные окончания, посылая очередной заряд прямо в пах. В словах не было необходимости. Сэйнт молча опустил мою руку вниз, обхватывая ею оба наших члена, и принялся медленно и дразняще двигаться, все ещё не отнимая собственной ладони. Тепло его руки поверх моей и жар нашей горячей плоти сводили меня с ума. Казалось, я не выдержу эту пытку долго. - Сэйнт... – спустя часы, а может секунды, движения Сэйнта ускорились. Его рука продолжала направлять мою, двигаясь вверх-вниз, в попытке достигнуть предела. - Я больше не могу... пожалуйста... Пожалуйста, помоги мне... – я стонал с каждым толчком, и каждый мой стон сопровождался ответным жарким вздохом Сэйнта. Трудно было держать глаза открытыми, хотелось полностью погрузиться в пучину ощущений, которые дарил мне Сэйнт. Но я всё же пересилил себя и открыл глаза. Картина, представшая передо мной, полностью разрушила остатки моего сознания. Сэйнт, прикрыв глаза, тяжело дышал, стонал так громко и низко, что, казалось, можно было слышать за сотни миль. Он закусил губу, но в тот же миг кончик влажного розоватого языка показался из глубины его рта, пробегаясь по пересохшим губам. Его грудь вздымалась и опадала с бешеной скоростью, пытаясь угнаться за собственным непрерывным дыханием. Но последней каплей снова стали его глаза. Его чёртовы насыщенные дьявольские глаза, которые он резко открыл, устремляя свой взор прямо на меня.       Магия внутри меня так сильно искрилась, что готова была осветить всю землю. Она рвалась навстречу Сэйнту, в желании соединиться с моей, также оставшейся внутри него, и я отпустил ее, тут же бурно и обильно кончая.       Сэйнт излился мне в руку следом и прижался мокрым лбом к моему. - Ты чувствуешь это? – я неотрывно смотрел ему в глаза, пока наши магические сущности ласкали друг друга, словно живые, как и мы сами мгновения назад. - Она хочет тебя так же, как и я, - прошептал мне Сэйнт и снова поцеловал.       Какое-то время спустя, приведя себя в относительный порядок, пришлось вынырнуть из сказочного забытья, как бы мы не желали остаться в нем навсегда. Мне ужасно не хотелось расставаться с Сэйнтом снова, но он провел со мной практически весь день, что грозило разрушить его прикрытие. Сэйнт должен был вернуться домой, как и я. - Я не хочу оставлять тебя, - он крепко обнял меня, пока мы сидели, прижавшись друг к другу, в нежелании отпускать. – Я чувствую себя опустошенным, когда возвращаюсь домой один. Как будто частица меня остается здесь, с тобой. Я ощущаю себя неполным. - Так и есть, - я взял его руку и положил себе на грудь, в область сердца. – Твоя магия внутри меня. Она всегда со мной. Она рвется наружу постоянно, и я все труднее могу ее контролировать. Кажется, ещё немного и я просто не выдержу. Она сильнее меня. И, честно говоря, я не хочу ей сопротивляться, - я прижался лбом ко лбу Сэйнта и прикрыл глаза. – Давай сбежим, - мысль появилась внезапно, но я вдруг четко осознал ее правильность. Другого выхода просто не было. Мы не сможем встречаться тайком вечно. И расстаться так просто тоже не сможем. Сбежать вместе, подальше от этой суеты, правил, запретов и распрей наших родителей казалось самым верным решением. - Перт... – Сэйнт резко отстранился от меня и серьезно посмотрел мне в глаза. – Ты серьезно? - А почему нет? Что тебя держит здесь? Ты ведь сам говорил мне, что устал от всего. Я тоже! Так давай просто избавимся от этого. Убежим вместе. Только ты и я. Нам никто больше не нужен. Никто не сможет разлучить нас, никто не будет указывать нам, что делать, что правильно, а что нет. Мы сами будем вершить свою судьбу.       Я так яростно верил в то, что говорил, что чувствовал, как сердце екает с каждым сказанным словом. Но Сэйнта, казалось, мое предложение не особенно осчастливило. - Ты не хочешь быть со мной, - слова прозвучали не как вопрос, а как утверждение. Осознание того, что я единственный, кто этого хочет, выбили последний воздух из моих лёгких. Казалось, мир перевернулся с ног на голову. Ощущения счастья, испытанные мгновения назад в момент нашей близости, желание быть вместе... все рухнуло в пропасть, когда я увидел неуверенность во взгляде принца эльфов. - Нет! – Сэйнт вдруг схватил меня за руку и попытался заглянуть в глаза снова, но я отвёл взгляд, высвободив свою ладонь из его хватки. Краем глаза я увидел, как он ошарашенно смотрел на мою руку, и по его лицу пробежалась ярко выраженная боль. - Перт, я хочу быть с тобой. Очень хочу... - Тогда, почему ты так реагируешь? – я вскочил на ноги, поддавшись эмоциям. Магия внутри меня предупреждающе завибрировала, но в этот раз причиной тому было не возбуждение. Магическая сущность Сэйнта пыталась подавить мои собственные эмоции, но я решительно затолкал ее подальше. К черту все! - Я предложил тебе единственный доступный вариант. А ты шарахаешься от меня, как огонь от воды! Ты же понимаешь, что другого выхода нет! Наши семьи не позволят нам быть вместе. Они скорее переубивают друг друга, чем разрешат нам любить. - И ты готов бросить все: своих друзей, родителей, свой долг и предназначение ради того, чтобы сбежать вместе? – Сэйнт тоже поднялся и сейчас медленно приблизился на несколько шагов, нависая надо мной. Его голос прозвучал ровно и спокойно, но от этого не менее серьезно и проницательно. При других обстоятельствах меня бы это жутко возбудило: его поза откровенно говорила о том, как сильно напряжены его мышцы, глаза горели страстью, а лицо выражало следы лёгкого гнева. Но сейчас меня это сильно разозлило. Он был не готов бросить все и остаться со мной! Сэйнт не хотел остаться со мной! - Да! – уверенно ответил я и гордо вскинул подбородок. – Я готов. А ты, по-видимому, нет. Наверно, я не достоин Вашего внимания, Ваше Величество. Такому, как я, не пристало находиться рядом с наследником престола. - Сейчас же прекрати! - Сэйнт в мгновение ока оказался рядом и схватил меня за затылок, удерживая зрительный контакт. Жар его тела коснулся моего, и я вновь ощутил слабость. Его близость действовала на меня словно наркотик, и моя зависимость требовала очередной дозы. Оказавшись в его руках снова, я пожалел тысячу раз, что вообще завел подобный разговор. И кто меня за язык тянул? Неужели не достаточно того, что у нас есть? Ведь я был так счастлив всего некоторое время назад. Но где-то в глубине души тяжёлым грузом осел ответ на этот вопрос. «Нет. Этого не достаточно. Совсем не достаточно»       Какая-то часть меня хотела наплевать на все и вновь отдаться рукам Сэйнта, утопая в его близости, и довольствоваться тем, что у нас было. Хотелось забыть этот неприятный разговор и снова ощутить те крупицы счастья и тепла, которые смог подарить мне Сэйнт. Но голос внутри упорно твердил, что этого мало, а, приняв решение, я не привык отступать. Ещё одна отрицательная черта моего характера – упрямство. Как бы я не хотел забрать свои слова обратно, превратить все в шутку, забыть об этом, я не мог этого сделать.       Поэтому, подняв руки и обхватив ладонями лицо Сэйнта, я прошептал еле слышно: - Скажи мне прямо сейчас, что не хочешь остаться со мной. Скажи мне, что ничего не чувствуешь ко мне. Скажи, что все это было просто развлечением и ничем более. - Я никогда этого не скажу, потому что это неправда, - шепот Сэйнта отчётливо прозвучал у меня в ушах. И почему-то я почувствовал лёгкое облегчение, хотя и знал, что Сэйнт действительно не сможет этого сказать. Но его неуверенность задела меня, и я не мог остановиться. - Ты – все для меня. Я не представляю себе жизни без тебя. Я... – на короткий миг мне показалось, что Сэйнт готов сказать, что любит меня. Но он прервался на полу-фразе и прикрыл глаза, сделав пару глубоких и шумных вдохов. - Тогда, я не знаю, чего ты хочешь... – я увернулся от его настойчивой руки и отошёл на несколько шагов, на безопасное расстояние. – Ты говоришь, что мы – единое целое, что не мыслишь жизни без меня. Но этого мало, Сэйнт. Мы должны что-то сделать, пока не стало слишком поздно. Я знаю, чего хочу. А чего хочешь ты? - Перт...- Сэйнт снова попытался приблизиться, но я отступил назад и увидел ужас в его глазах. Я ненавидел себя за то, что делал. Ненавидел себя за те слова, которые сейчас произнес. Но я не уверен, что смогу выдержать ещё одну разлуку с ним. Каждый раз, провожая Сэйнта взглядом, видя, как он уходит, внутри меня зарождается чувство безудержного страха. Страх, который перекрывает даже самое сильное сексуальное возбуждение. Страх за то, что я вижу его в последний раз. Страх, что больше не смогу почувствовать его тепло, прикосновение его рук и губ. А самое ужасное: я боюсь, что Сэйнт подвергнется опасности из-за нашей запретной связи. Из-за того, что я подтолкнул его на это безумие! Но я ничего не мог с собой поделать. Я не хочу испытывать подобные чувства снова и снова. Я хочу большего! Гораздо большего. И если этого получить не удастся, уж лучше я вообще забуду о том, что когда-то встретил его!       Сэйнт продолжал молчать. В его глазах я видел неуверенность, и это разрывало меня на части. Я больше не мог этого выносить. - Тебе пора идти. Иначе попадешь в неприятности, - я повернулся к нему спиной, чтобы не видеть, как он в очередной раз уходит от меня. - Перт, я... - Просто иди. Уходи, Сэйнт. Уходи!       Спустя какое-то время я нашел в себе силы повернуться и понял, что Сэйнт действительно ушел. Он не прикасался ко мне, ничего не говорил, не давал обещаний следующей встречи. Я почувствовал, что в легких не хватает воздуха. Сердце болезненно сжалось внутри. Я положил руку на грудь и ощутил, как магия внутри меня рвется наружу с бешеной силой. Мне хотелось броситься вслед за Сэйнтом и сделать все, что в моих силах, чтобы вернуть назад те слова, которые я произнес мгновения назад. Господи, что же я наделал?! Я прогнал его! Я только что оттолкнул человека, в которого безудержно и бесповоротно влюбился с самого первого взгляда тогда, на балу, в замке эльфов и фей. И осознание того, что моя грубость была последним, что услышал и почувствовал Сэйнт перед уходом, резала раскаленным железом прямо внутри, пронзая самое сердце... POV Сэйнт       После слов Перта я ушел. Хотя единственное, чего мне хотелось больше всего, это прижать его к себе как можно крепче и не отпускать. Не отпускать до тех пор, пока он не поймет, что я готов на все ради него!       Я с позором понял, что испугался, когда Перт предложил мне бежать вместе. Мое сердце отчаянно хотело этого, разум разрывался на части, а чужая магия внутри дрожала в предвкушении. Но, стоило мне задуматься об этом всерьез, чувство безудержного страха охватило все тело целиком. Я не мог вымолвить ни слова. Не мог ничего сказать в свое оправдание. Даже в самой отчаянной схватке я не испытывал такого страха, который испытал сегодня. И я боялся вовсе не за себя. Стоило мне представить, что Перт пострадает из-за меня, что мой отец может сделать с ним, если узнает о нас, как тело просто впадало в ступор, мозг отказывался соображать, а перед глазами мелькали самые жуткие картинки казни Перта, которые только можно было себе представить.       Мысль о побеге приходила мне в голову ни единожды. Я представлял себе, как мы с Пертом бросаем все и просто мчимся навстречу рассвету или закату. Не важно! Главное, что мы были вместе, и никто не мог нам помешать. Но, стоило Перту предложить это самому, я почувствовал неуверенность. Мечтать о безоблачном и прекрасном будущем, где мы с Пертом свободны и влюблены – одно, сделать это – совсем другое. Бросить все, что когда либо знал: свою семью, свой долг, свое предназначение, постоянно скрываться, в страхе быть пойманными... Я не хотел такого для Перта. Поэтому не смог согласиться на его предложение.       Я понимал, что отчасти он прав. Мы не сможем скрываться вечно. Но страх затуманил мой разум, и я отступил, чем обидел Перта настолько сильно, что он попросту оттолкнул меня. И что-то подсказывало мне, что такой, как он, не сможет так легко простить и довериться снова. Перт открыл мне свою душу, отдал свое тело, оставил во мне частичку себя. А я предал его своим отказом. И сейчас я чувствовал себя просто ужасно.       Оказавшись в своей комнате, я хотел только одного – забыться сном. Но, стоило мне переодеться, в дверь постучали и тут же вошли двое эльфов. Самые приближенные к отцу воины.       Где-то глубоко снова зашевелился страх. Что-то подсказывало мне: пришли они не просто так. Я нахмурился и сложил руки на груди, пытаясь выглядеть естественно. - Ваше Высочество, простите за столь неожиданное вторжение. Ваше Величество желает видеть Вас.       Руки заметно задрожали, и я сжал их в кулаки, все ещё удерживая на груди. Придав своему голосу как можно больше уверенности, я спросил: - Что-то случилось? Что нужно моему отцу? - Нам это неизвестно, Ваше Высочество. Прошу Вас, - один из эльфов указал рукой на дверь, приглашая меня последовать за ними. - Я приду через пару минут. Вы можете идти, - я повернулся спиной, дав понять, что разговор окончен, и эльфы могут удалиться. Но, обернувшись через плечо, увидел, что те продолжают стоять на месте, неловко опустив головы. - Ваше Высочество, нам велено привести Вас лично и немедленно. Простите мне мою дерзость, но Ваше Величество дал нам четкий приказ не покидать Ваши покои, пока Вы не согласитесь пройти с нами. Прошу Вас.       Слова эльфа глубоко осели у меня в голове, посылая болезненный спазм в низ живота. Отец никогда не посылал за мной вот так. Если только...       Вдруг я осознал, что за все время, проведенное в комнате, леди Маргарет ни разу не пришла. И я понятия не имел, где она. Все внутренности скрутило жгутом, ноги задрожали, а руки покрылись испариной. Мне не оставалось ничего, кроме как последовать за стражей в покои отца и надеяться, что причина, по которой он послал за мной, самая невинная.       Когда я вошёл в комнату отца, сразу же увидел его, сидящего на высоком, искусно вырезанном из дерева кресле, в самом центре. Мать стояла рядом, виновато потупив взгляд. Чуть приглядевшись, я увидел красную отметину у нее на щеке. Её тело заметно подрагивало, и я понял. Она плакала. Она плакала незадолго до того, как мне войти сюда. Но что ещё больше разозлило меня, это ее лицо. Краснота на ее щеке не была похожа на естественный румянец или румянец смущения. Это был четкий след от пощёчины. Отец ударил ее! Чертов ублюдок!       Чуть поодаль стоял Гроган с видом побитого щенка. Он выглядел из ряда вон плохо. Честно говоря, я не припомню, когда наблюдал такой внешний вид брата последний раз. Его педантичность к собственной внешности и самоуверенность во взгляде и всех его действиях сейчас просто исчезли. Он выглядел словно ребёнок, который недавно получил внушительное наказание от строгих родителей.       Все происходящее только больше усилило мои подозрения. И сердце лихорадочно пропускало удары один за другим. Казалось, я даже не дышал. Страх полностью затопил мое сознание, зрение затуманилось, поэтому я даже не заметил, как отец встал со своего кресла, подошёл ближе и с силой ударил меня по лицу.       Щеку тут же обожгло, но я вернул голову в прежнее положение, с вызовом заглянув отцу в глаза. Его собственные сейчас буквально искрились от злобы и презрения. Он готов был метать молнии своим взглядом, сражая все, что попадётся ему на пути. И в данный момент на его пути стоял я. - Как ты посмел?! Как ты посмел опуститься до такой низости?! Ты – мой сын, наследник престола, защитник своего народа. Так ты несёшь свое предназначение? Встречаясь с этим выродком?! Какая мерзость! Ты поделился с ним своей магией, и этого уже было достаточно! Не будь ты моим сыном, я давно бы казнил тебя за подобное преступление! Но ты зашёл ещё дальше. Ты возымел с этим выродком интимную близость! Это просто уму не постижимо!       Отец не прекращал буйствовать, а у меня колени задрожали от его осведомленности. Откуда?! Откуда он мог знать, что мы с Пертом встречаемся? Откуда он мог знать, что произошло между нами?! - Прекрати его так называть! – я не смог сдержать себя и сказал первое, что пришло в голову: - Я люблю его... – слова вырвались сами собой. Я не планировал этого говорить. Тем более, не сейчас, когда отец узнал обо всем, что произошло между нами с Пертом, и меня разрывало на части от страха только от представления того, что он собирается предпринять. Но я ничего не мог с собой поделать. Эти слова словно застряли во мне ещё с того момента, как мы с Пертом расстались сегодня днём. Будто они жаждали, чтобы их произнесли, и я пожалел тысячу раз, что на месте Перта сейчас стоял мой отец.       Я должен был сказать ему… Должен был сказать Перту, что люблю его, пока не стало слишком поздно. И сейчас эти слова словно гром среди ясного неба, поразили слух моего отца. - Да как ты смеешь?! – отец замахнулся рукой снова, и я уже готов был принять следующий удар, как вдруг передо мной возникла широкая и сильная спина моего брата. Гроган закрыл меня собой, оттесняя в сторону. - Отец, прошу тебя, не надо. Остановись, пожалуйста. Я тебя умоляю, смилуйся, - Гроган опустил голову, продолжая отчаянно вымаливать милости, пока его рука уверено и крепко схватила меня за запястье, не позволяя двигаться, удерживая за своей спиной.       И вдруг я снова ощутил его эмоции. Настолько сильные, что я невольно приложил свободную руку к виску, одновременно сдерживая рвущийся наружу болезненный стон. Голова готова была лопнуть от переполняющих ее мыслей: моих и брата. «Прошу тебя, смилуйся. Оставь, оставь его в покое!» «Сэйнт, просто сделай то, чего он хочет! Сделай все, что он прикажет. Умоляю тебя, просто, черт возьми, сделай это! Упади на колени, моли о пощаде, обещай все, что угодно, только чтобы он пощадил тебя!»       Страх брата затопил меня с головой. Волны его эмоций накрыли меня, и я не мог выбраться, беспомощно барахтаясь где-то на задворках сознания. Его или моего. Я не был уверен. - Вы оба – позор для всего моего рода. Ни один из вас не достоин быть правителем. Лучше бы у меня никогда не было детей! – слова отца не вызвали никакой реакции. Я давно понял, что его родственные чувства не что иное, как очередное представление, которые он любил устраивать под видом балов и приемов в своем замке. Мы были его сыновьями, и он вел себя подобающе на людях. Но, стоило праздничному туману рассеяться, а гостям разойтись, он тут же становился неприступным тираном, которого я знал с самого детства. Королем, которого все боялись и уважали. Правителем, который в определенное время должен будет передать престол своему наследнику по крови. Но он никогда, никогда не был нам отцом.       Отец все ещё был зол. Его лицо полностью покраснело, а глаза продолжали излучать яростный свет, прожигая насквозь.       Гроган до сих пор держал меня за руку, но ослабил хватку, когда отец отошёл на несколько шагов назад. Его мысли пришли в норму, и больше я их не слышал. Но страх никуда не делся. Стоило мне избавиться от ощущений брата в своей голове, как я тут же представил Перта. И новый приступ паники охватил меня.       После долгой паузы отец заговорил более ровным и беспристрастным тоном: - Ты будешь подвергнут наказанию. Отправляйся в свои покои и начинай собирать вещи. Вечером ты покинешь замок. Что касается твоего любовника, - я проигнорировал то, как отец назвал Перта. Все мои мысли пытались лихорадочно осознать только что произнесенные слова правителя. Он собирался выслать меня! Это могло значить только одно. Я больше не увижу Перта! - Я не намерен теперь подобное оскорбление. Этот... – отец замолчал, презренно скривившись, подбирая слово, - гном посмел посягнуть на наследника престола. Он без позволения проник в замок. Совратил сына короля и поплатится за это. Все они поплатятся!       Вся моя гордость и злость канули, стоило мне понять, что имеет в виду отец. Он собирался причинить Перту вред, возможно, даже убить его. И что ещё хуже, из-за меня теперь могли пострадать и другие представители его народа.       Вдруг, сам того не понимая, я оказался на коленях рядом с ногами отца и судорожно схватил его за полы одежд, склоняя голову: - Нет! Отец, прошу тебя, сжалься! Он ни в чем не виноват! И никто из гномов даже не знает, что Перт... встречался со мной. Прошу тебя, пожалуйста! Накажи меня! Я готов даже на смертную казнь! Но прошу тебя, пощади его. Пощади его людей. Пожалуйста!       Но отец с силой выдернул полы своего платья из моих рук и отошёл в сторону. Гроган тут же оказался рядом и поднял меня, придерживая за руки. - Уведи своего брата. И пусть он начинает собирать вещи. Ты будешь лично отвечать за его отъезд, - отец бросил испепеляющий взгляд на Грогана, и тот, казалось, побледнел от страха и безысходности. - Можешь объяснить своему брату, чем обернется его неповиновение. Уж кому, как не тебе, знать об этом, - отец отвернулся, дав понять, что разговор окончен.       Гроган тут же потянул меня к двери. Я попытался вырваться, но он крепче сжал руки на моих предплечьях и зашептал: - Господи, Сэйнт! Прекрати! Раз в жизни сделай то, что тебе велят. Идём. Ну же!       На негнущихся ногах я вышел вслед за Гроганом и понял, что ничего не могу сделать. Не могу противостоять своему брату, который продолжал тащить меня по коридору, по направлению к покоям, не могу заступиться за собственную мать, которая, вероятно, защищала меня перед королем, за что и была наказана, не могу противиться воле правителя, как бы этого не хотел. Но самое ужасное было в том, что я абсолютно не знал, куда именно высылает меня отец, и не имел ни малейшего представления, как сообщить об этом Перту.       Ещё никогда в жизни я не сожалел ни о чем так сильно. Я всей душой сожалел о том, что так и не согласился на предложение Перта. Сожалел, что так и не сказал ему, что люблю его. Люблю так, как никого никогда не любил. А теперь вероятность увидеть его снова, чтобы исправить то, что натворил, казалась просто невозможной.       Перт оказался прав. Я должен был сделать хоть что-то, пока не стало слишком поздно...
Примечания:
Хочу написать пару строк в оправдание себе и своим персонажам в данной главе. Я писал ее, будучи под воздействием сильных эмоций. Обычно это происходит постоянно во время написания моих текстов, но в этот раз получилось особенно сильно. Поэтому прошу снисхождения, если текст покажется вам повторяющимся или не особенно насыщенным. Я никогда не был силен по части красивых фраз, сравнений и других литературных приемов. Учитывая то, что это POV (повествование от лица персонажа), слова имеют место быть простоватыми и одинаковыми... как и в повседневной жизни.
Что касается героев. Я хотел бы попросить не судить их строго. Особенно, Сэйнта. Может показаться, что он струсил в самый последний момент, но ведь на самом деле очень тяжело принять такое решение так скоропостижно и уверенно. Бросить все и мчаться навстречу своему счастью. Господи, да я бы сам обтрухался со страху, окажись на месте своих персонажей))). Надеюсь, мне удалось объяснить позицию Сэйнта во второй части главы. Гроган не такой бездушный ублюдок, каким я показал его в самом начале. Он закрытый и довольно противоречивый персонаж. Но это не значит, что он не любит своего брата и не беспокоится о нем, даже в своей собственной изощрённой манере.
Сцену ссоры между мальчиками я не планировал. Она появилась сама собой, и я понял, что это то, что нужно. Прошу простить меня за такой напряжённый и грустный момент, но впереди их будет ещё не мало. Так что не расслабляемся)))
Всем спасибо, до встречи!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.