С тобой я мир обрёл в разгар войны 37

BLHardHelix автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Описание:
Они - сыновья двух враждующих между собой сторон. Но все мы бессильны перед чарами настоящей любви.
Удастся ли принцу Эльфов и наследнику Гномов сохранить свою любовь и не дать разразиться войне между собственными семьями?..

Посвящение:
SonPin

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Ретеллинг фильма "Страна фей" 1999 года. Этот фильм вызвал во мне бурю эмоций, когда я посмотрел его в детстве впервые. И до сих пор история любви главных героев отдается приятным теплом глубоко в душе... Надеюсь, вам так же понравится это история, как и мне!
Многие моменты и характеры героев будут мною изменены, но в основном сюжет будет очень похож на события фильма.

Название для фанфика - это цитата одного из главных героев фильма "Троя"

Потерять все

3 января 2020, 13:33
POV Сэйнт       Стоило нам с Гроганом оказаться в моей комнате, как я с силой вырвал свою руку из хватки брата и оттолкнул его в сторону. - Это ты?! – я отошел на приличное расстояние, пытаясь сдержать собственные эмоции. – Ты рассказал отцу о нас с Пертом? Ты сообщил ему о том, что мы встречаемся?! - Что?! – Гроган изменился в лице. Казалось, он был удивлен настолько, что не мог вымолвить ни слова. Его взгляд, всегда надменный и насмешливый, сейчас говорил о том, как сильно шокирован владелец. - Ты думаешь, что я мог бы так поступить? Сдать тебя? – Гроган прищурился и сделал шаг ко мне навстречу, но я отскочил как ошпаренный, хотя брат все еще стоял поодаль и не приближался. - А почему нет? Кроме тебя никто не знал о нашей связи. Если, конечно, твои верные воины не рассказали об этом сами. Не ты ли говорил, как сильно ненавидишь меня? Что я тебе противен, противна та чужая магия, что теперь живет внутри меня. Так, почему я должен думать иначе? – все тело трясло от злости и негодования. Конечно, я знал, что Гроган никогда не был образцом для подражания, знал, что он ненавидит гномов всеми фибрами своей души, знал, что наша братская связь давно утеряна, но я никогда не думал, что он сможет поступить так со мной.       Но, с другой стороны, последние события просто в голове не укладывались. И это все же заставило меня засомневаться, действительно ли брат рассказал о нас с Пертом отцу.       Гроган продолжал сверлить меня непонимающим взглядом и снова попытался приблизиться. - Даже если я сказал, что ненавижу тебя, ты все равно мой брат, моя кровь, мой будущий король. Как ты мог подумать, что я поступлю с тобой подобным образом, Сэйнт? Я бы никогда такого не сделал. То, что происходит между нами, не касается нашего отца. Так что, мой ответ – нет! Это не я рассказал ему о твоем маленьком грязном секретике, - Гроган прошел мимо меня и присел на постель, опустив голову на руки. Он казался таким обессиленным. Я давно не видел брата таким. Захотелось подойти, присесть рядом и коснуться его головы, как я делал в детстве, пытаясь забрать его тревоги и боль себе. Раньше получалось.       Я подавил в себе подобное желание и присел напротив брата в кресло, сцепив руки на груди. Я все еще чувствовал злость внутри себя, ладони вспотели, а ноги дрожали, но, несмотря на все это, словам брата я поверил. - Тогда, как он узнал об этом? - Он следил за тобой, - Гроган поднял голову, его лицо было бледнее снега в зимнюю пору. – В последнее время ты довольно часто отлучался из замка, хотя тебе и было это запрещено, маленький ты засранец. Отец заподозрил неладное и приказал мне узнать, куда именно ты сбегаешь. Когда я отказался, он поручил это кому-то из своих личных подчиненных. Так тебя и выследили. Я не успел тебя предупредить. Все произошло слишком быстро, прости, - Гроган снова опустил голову на руки, а я, казалось, был парализован от шока. Признание брата и его извинения просто выбили почву у меня из-под ног. Спустя, казалось, вечность, я понял, что все это время не дышал и с шумом выпустил воздух, ощущая давление и тяжесть в груди. - Он знает, Сэйнт, - снова заговорил Гроган. – Он знает, кто твой гном. Знает, что он наследник предводителя, знает, что его магия живет внутри тебя так же, как твоя в нем, знает, чем вы занимались сегодня в лесу. Он не потерпит такого оскорбления, поверь мне. То, что он отсылает тебя, это самое, черт возьми, лучшее, что могло произойти. Отец зол настолько, что готов начать войну по причине покушения на его единственного наследника. Я слышал, как он говорил об этом с кем-то из своих доверенных советников. Прошу тебя, собирай вещи и сегодня же уезжай отсюда. Если ты действительно любишь своего гнома, отпусти все это. Спасай себя. Не повторяй моих ошибок, - я не заметил, как брат оказался на коленях возле моих ног и крепко схватил меня за руки, заглянув в глаза. В его собственных читалась такая боль, что я чуть не задохнулся от переизбытка эмоций. Снова стало трудно дышать, разум затуманился, перед глазами поплыло, и я услышал шепот у себя в голове. «Пожалуйста, братишка, не повторяй моих ошибок. Ты не сможешь этого вынести. А я не хочу смотреть на то, как ты уничтожаешь себя. Просто уезжай. Спаси себя. Спаси себя!»       Мысли Грогана ураганом проносились у меня в голове. Я не мог это контролировать. Каждое слово, словно что-то материальное, с грохотом врезалось в стенки мозга, отскакивая и перемещаясь внутри, грозясь расколоть череп пополам. Боль была просто невыносимой. Я забыл, каково это – чувствовать чужие эмоции полностью. Гроган, видимо, не осознавал этого. Но, стоило ему увидеть мое лицо, он замотал головой и с силой зажмурился. Спустя мгновение голоса и боль исчезли. - Прости, - он встал, отряхиваясь, словно стыдился недавнего порыва. – Я не могу это контролировать. Не знаю вообще, какого черта это происходит в последнее время?! - Что случилось с тобой в прошлом? – я перебил брата и с вызовом заглянул в его ясно-голубые глаза. Они тут же потемнели, стоило мне задать вопрос. Брат отошел к окну и отвернулся, избегая зрительного контакта.       Я понимал, что, стоит мне спросить его об этом, Гроган закроется. Но я должен был знать, по какой причине исчезла наша связь, почему появилась снова, что имел в виду брат, когда говорил, что Перт предаст меня. И о чем говорил отец. «Пожалуйста, прошу тебя, расскажи мне»       Гроган тут же обернулся и покачал головой, выставив руку вперед: - Не делай так. - Как? – мне стоило не малых усилий сконцентрироваться на том, чтобы Гроган смог услышать, о чем я думаю. Наша связь никогда не работала напрямую, мы не были телепатами и не умели читать мысли друг друга, когда захотим. Нужно было испытывать очень сильные эмоции, будь то радость или злость, чтобы связь проявила себя. А сейчас эмоций и ярости внутри меня было предостаточно. И, сконцентрировавшись, мои мысли все же, по-видимому, перетекли в разум брата. - Что, черт возьми, происходит, Гроган? О чем ты не хочешь говорить мне?       Брат глубоко вздохнул и отошел от окна, возвращаясь на прежнее место. Он опустил взгляд в пол. - Я ошибся. Так же, как и ты сейчас. Когда-то давным-давно я тоже влюбился в гнома.       Мои глаза, казалось, готовы были вывалиться из орбит, как в тех забавных мультиках, которые дети смотрят по телевизору. Гроган... любил... гнома...       Брат возвел взгляд к потолку и прикрыл глаза. Его губ коснулась едва заметная улыбка, а щеки тронул легкий румянец. Таким я его помнил в детстве: добрый, любящий старший брат. Сейчас этот образ вызвал во мне мурашки по всему телу. - Я до сих пор помню, каким красивым он был. Его глаза, цвета густой зелени, его улыбка, от которой внутри все трепетало, звук его голоса, который я мог слушать часами, его руки, нежные, но одновременно сильные и властные. Я и подумать не мог, что такой, как он, обратит на меня внимание. Все было просто прекрасно. Я любил его и по глупости считал, что он любит меня. Но это было лишь игрой. Забавной игрой, цену за которую я отплатил сполна. Он предал меня, - Гроган провел рукой по лицу и замотал головой, будто прогоняя наваждение. - Прошу тебя, - я слегка коснулся его руки, и брат вздрогнул, по привычке отдернув ее. Я глубоко вздохнул и прикрыл глаза, пытаясь взять себя в руки. Для такого закрытого человека, как Гроган, он и так сказал мне куда больше, чем за все время, что я его помнил. Если я буду давить на него, брат вновь закроется. Словно прочитав мои мысли, Гроган все же продолжил. - Отец узнал о нашей связи и был вне себя от злости. Я понятия не имел, как именно он выследил нас. Ведь мы были так осторожны. Но от всей этой сентиментальной чуши мой взгляд не видел ничего, кроме возлюбленного. Когда отец приказал мне порвать с ним, я с гордостью отказался и ушел. Я по глупости полагал, что смогу остаться с любимым навсегда, даже под угрозой потерять все, что у меня когда-либо было. Но это ведь мелочи, верно? Главное – счастье с любимым человеком, - Гроган ехидно ухмыльнулся и сжал руку в кулак. – Когда я пришел к нему и рассказал обо всем, что произошло, он долго молчал. Вначале я подумал, что мой любимый испугался за меня, и поспешил уверить его, что готов на все, лишь бы остаться рядом с ним. И знаешь, что я услышал в ответ?! – на последних словах голос Грогана поднялся на несколько тонов выше, что заставило меня вздрогнуть от неожиданности. - «Ты, и правда, думал, что я свяжу свою жизнь с таким, как ты? Глупый маленький ребенок. Это было просто увлечением. Приятным времяпрепровождением. Мне просто было забавно смотреть, как наследник престола подставляет задницу под простого гнома, как стонет и извивается под ним, вымаливая вытрахать из него душу. А сейчас еще более забавно смотреть, как ты обливаешься слезами, в попытке сохранить придуманный мирок, как дрожишь всем телом от страха перед неизведанным. Страх и неуверенность пуще любой бури плещутся у тебя в глазах. Никогда бы не подумал, что наследник престола падет так низко».       С каждым сказанным словом кулаки Грогана сжимались все сильнее, грозясь оставить следы от ногтей на нежной светлой коже. Я видел, как брат сдерживается из последних сил, чтобы не сорваться и сохранить хоть остатки своей гордости. Его слова повергли меня в оцепенение. Я не мог, да и не хотел себе представлять, что именно он чувствовал, когда человек, который, по мнению брата, любил его, сказал подобное. - Он позабавился и посмеялся надо мной сполна, Сэйнт. Я запомнил эти слова, словно стихотворение, на всю оставшуюся жизнь. Но, что самое страшное... Когда я, разбитый и раздавленный, вернулся домой, отец принял меня, - Гроган резко перевел на меня взгляд, и его глаза, казалось, могли прожечь насквозь даже самый твердый камень, так сильно они светились. – Лучше бы он убил меня за такое неповиновение. Это я бы принял с честью. По крайней мере, с той, что осталась. С того самого дня его взгляд в мою сторону не сопровождается ничем, кроме презрения. Чтобы я не делал, сколько бы битв не выиграл, какие бы поручения не выполнял, наш король не видит во мне сына. Теперь я для него очередной солдат, жизнь которого не стоит ровным счетом ничего. Отец лишил меня покровительства и права на престол. Но и это не самое страшное.       Я хотел было что-то сказать. Что же могло послужить еще большим крахом для моего брата, чем все, что с ним произошло. Но Гроган продолжал. - При следующем взаимодействии с гномами я снова увидел его, - Гроган в который раз закрыл глаза и тяжело вздохнул. – Несмотря на то что этот ублюдок сделал со мной, что я потерял из-за него, я все же в очередной раз не мог отвести от него взгляда. Сердце сжималось внутри, казалось, на короткий миг прекращая гонять кровь по венам. Мне безумно захотелось оказаться рядом с ним снова. На короткий миг мне даже показалось, что он околдовал меня. На мгновение я потерял его из виду, а когда заметил снова, тело парализовал шок. Ноги приросли к земле, а голова отказывалась соображать. Стоило мне увидеть его с тобой рядом, как я просто не выдержал. - Что?! – я подавил желание подскочить на ноги от нового приступа шока. Каждое предложение брата резало по сердцу, словно нож. Глубоко внутри я чувствовал чужую боль, которую Гроган пытался подавить, чтобы не навлечь на меня новый приступ своих эмоций. Но последнее предложение загнало меня в угол. - Сейчас ты, вероятно, не помнишь этого, - Гроган чуть улыбнулся. - Ты всегда был непослушным ребенком, - он усмехнулся, рассеянно проведя рукой по своим идеально уложенным волосам, что в результате привело их в растрепанный вид. – Ты сбежал от леди Маргарет, чтобы изучить окрестности. Меня рядом не оказалось, поэтому ты решил пойти один. И этот подонок был поблизости, – лицо брата в мгновение ока сменилось на злобное выражение, а глаза сверкнули холодной синевой. Буквально недавно он описывал красоту своего возлюбленного так, словно видел его перед собой, и вот сейчас, в который раз, он готов броситься на него с кулаками и рвать на части. - Стоило мне увидеть, как он... касается тебя, разговаривает с тобой, улыбается и смотрит... Смотрит так, словно готов проглотить целиком. Именно так он смотрел на меня, когда мы впервые встретились. Он увидел в тебе очередную жертву своих плотских утех. Ты был так юн и наивен, что понятия не имел, что именно замышляет этот подонок, поэтому стоял на месте и просто улыбался. Я так сильно разозлился, что потерял контроль. Я чуть не убил этого ублюдка. Если бы не вовремя подоспевшая стража и его сородичи... Черт! – брат резко вскочил с места и снова оказался у окна, на безопасном от меня расстоянии. - Я сказал тебе слишком много. Черт возьми, да я никогда никому об этом не рассказывал. Теперь ты доволен? Я достаточно оголил перед тобой свою задницу и душу? А теперь, прошу тебя, Сэйнт, послушай меня. Если не хочешь следовать словам отца, прислушайся к моим. Перт не любит тебя. Все это обман, уловка. Все они считают нас бессердечными, не способными на любовь и чувства представителями чуждой расы. Возможно, ты действительно любишь этого гнома. Но он не любит тебя. Если бы он любил тебя, то не подверг такой опасности. Все они эгоистичные, мерзкие ублюдки, которые живут только ради себя и в свое удовольствие. Они разрушают все, чего касаются. Я чуть не потерял тебя из-за одного из них. Черт, да можно даже сказать, что потерял! Я лишился всего, что у меня было. И ты лишишься. Не позволяй этому случиться. Забудь его и уезжай, пока все не утихнет. Пожалуйста, просто уезжай.       История брата пролила свет на многое. Теперь я понимал, почему он испытывает такую ненависть к гномам, почему он так ведет себя и почему отдалился от меня. Гроган был так зол, подавлен и сломлен, что просто замкнулся в себе. И оттолкнул даже меня - своего родного брата. Он не смог справиться с этой болью, не смог простить предательства близкого, как он тогда считал, человека. И до сих пор эта боль пожирала его изнутри. Но я не мог согласиться на то, что он предлагал мне. Гроган подвергся ужасным испытаниям, но я был уверен, что в моем случае все по-другому. Перт ничего от меня не хотел. Он никогда не подвергал меня опасности, никогда ни о чем не просил, никогда не относился ко мне с презрением. Магия внутри меня четко и ясно доказывала это. Его магия. Та крупица его сущности, которая теперь жила во мне. Она согревала меня изнутри, каждый день предавала сил, в ожидании следующей встречи. Этот сгусток энергии ясно давал понять – Перт любит меня и никогда не сможет предать меня. Так же, как и я его. - Нет, - мой ответ прозвучал точно и четко, хотя внутри все дрожало от страха. – Прости, Гроган. Мне, действительно, очень жаль, что с тобой произошло нечто подобное. Мне жаль, что не оказалось никого, кто смог бы поддержать тебя в то нелегкое время. Жаль, что я был настолько мал и глуп, что не смог понять, что происходит с тобой, и помочь. Но сейчас ты ошибаешься. Перт любит меня так же, как я люблю его. И это никогда не изменится. Как бы далеко мы не были друг от друга, что бы не произошло между нами, мы все равно будем любить друга. Все равно найдем друга. И никто не сможет отнять это у нас. Даже ты. - Черт возьми! - брат все же не выдержал и с силой ударил по рядом стоящему столу кулаком. – Ты не слышал, о чем я тебе рассказал?! Опомнись, брат. Опомнись, пока не поздно. Если ты не сделаешь этого сейчас, я не смогу помочь тебе. - Ты и так помог мне, Гроган, - я подошел ближе и взял брата за руку. Его ладонь была влажной и холодной. Я сжал ее сильнее, пытаясь согреть. - Ты рассказал мне все, что с тобой произошло. И теперь я знаю настоящую причину потери нашей связи. Ты мой брат, и я люблю тебя. Но я не могу прислушаться к твоему совету, прости.       Гроган посмотрел мне в глаза, все еще надеясь, что я передумаю. В его взгляде читалась такая мольба, что я почувствовал непреодолимое желание обнять его и прижать к себе, в попытке успокоить. Забрать всю ту боль, которую он вынашивал в себе, как оказалось, все эти десятилетия.       Но, стоило мне моргнуть, взгляд Грогана моментально сменился на холод синевы, и он с силой отдернул свою руку. Отойдя на несколько шагов, брат высоко поднял голову, надменно окинув меня взглядом, и сложил руки на груди. - Что ж. Это твой выбор. Собирай вещи. Через полчаса отправляемся.       Подойдя к двери, Гроган вдруг замер, взявшись за тяжелую ручку, и сказал: - Прошу тебя, не заставляй меня применять силу. Окажи содействие добровольно. Я не хочу причинить тебе боль.       После сказанных слов Гроган покинул мою комнату, а я осел на пол, в момент ощутив, как все тело налилось тяжестью, и ноги перестали слушаться.       Все события за прошедшее время волной нахлынули на мой разум с такой силой, что я схватился руками за голову. Сосредоточившись на эмоциях брата, на его боли, на противостоянии его решения, я совершенно забыл о том, что он сказал об отце.       Король собирался объявить гномам войну! И я никак не могу это остановить. Если меня вышлют из замка, я не смогу увидеть Перта и предупредить его. Его людей будут убивать... из-за меня. Из-за моего неповиновения. А самое страшное, что Перт также может пострадать. Господи, почему я не согласился сбежать с ним, когда была такая возможность?!       Вскочив на ноги, я, словно под гипнозом, стал крушить все, что попадалось на пути, пытаясь хоть как-то выпустить все то, что накопилось внутри. Откуда-то из глубины рвался оглушающий крик. Но я не слышал его. Перед глазами стояла пелена, как в самый дождливый день, поэтому я не осознавал, что именно делаю. Руки должны были болеть от постоянного столкновения с твердым деревом, но я не чувствовал боли. В ушах стоял такой гул, что заглушал все вокруг, даже собственные крики отчаяния. Сердце билось так быстро, будто пыталось вырваться наружу. Желудок и все внутренности скрутило в тугой узел от страха.       Я не помнил, как снова оказался на полу, и почувствовал, как горят собственные щеки. Коснувшись их руками, я понял, что они мокрые. Слезы стекали из глаз, и, стоило мне осознать это, каждая скатившаяся по чувствительной коже слезинка обожгла огнем. Лицо просто горело от текущих по нему капель воды, которые, казалось, должны были остудить пылающую кожу. Но они, наоборот, только больше разжигали пламя, опаляя лицо, а сердце с бешеным стуком гоняло леденящую от ужаса кровь по венам.       Я обессиленно упал на собственные ладони, лицом вниз, согнувшись над полом. Не было сил даже подняться. Беспомощность давила на меня тяжким грузом, не давая возможности встать. Я - наследник престола, самый сильный воин среди эльфов, сын короля, и не мог сделать ничего, чтобы спасти своего возлюбленного.       Вдруг я ощутил на плече чужое прикосновение. Теплое и мягкое, как и всегда. Няня села на пол, рядом со мной, и все, что я смог сделать, это чуть придвинуться к ее коленям, уткнувшись лицом в ее ноги, и снова отдаться слезам. Она гладила меня по голове и нашептывала слова утешения. Но сейчас они вовсе не помогали... POV Перт       Я мерил шагами опушку леса уже битый час. Сам не знаю, как оказался здесь снова. После нашей ссоры с Сэйнтом, я не мог найти себе покоя. Своим напором я оттолкнул его и теперь сожалел об этом. Хотелось забрать свои слова назад, лишь бы увидеть его снова.       Но меня волновала не только наша ссора. Что-то глубоко внутри подсказывало мне... что-то случилось. Что-то плохое. Магия внутри меня билась в истерике, словно рыба об лед, пытаясь вырваться наружу. И я не понимал причину происходящего. Я так вымотался, что обессиленно привалился к стволу дерева, но даже Мать Природа, никогда не подводившая меня раньше, не могла дать мне сил сейчас, чтобы успокоить бешено бьющееся в груди сердце. - Перт? – я открыл глаза и увидел, как ко мне приближается Шон. – Что ты здесь делаешь, братишка? – он встал рядом, ехидно ухмыляясь, но я проигнорировал его выпад, вымученно отвернувшись в сторону. Шон присел рядом и положил руку мне на плечо. - Перт, - он слегка потряс меня, но я снова не отреагировал. – Что с тобой? На тебе лица нет. Ты весь день молчишь. Я буквально на расстоянии чувствую твою неуверенность, приятель. Расскажи мне, что не так? Ведь последнее время ты был так счастлив, ну, если ты понимаешь, о чем я? – когда я повернулся в сторону друга, тот поиграл бровями и снова ухмыльнулся. Я не удержался и, хмыкнув, ткнул его в лоб пальцем. Он зашипел и потер ушибленное место. - Вот всегда так. Я пытаюсь помочь, а в ответ только синяки получаю. - Если бы тебе это не нравилось, ты давно перестал бы доставать меня, - поддразнил я. - Туше, - он улыбнулся и подмигнул. – Ну, а если серьезно. Что все-таки произошло?       Я глубоко вздохнул и устало опустил голову на плечо Шона. - Кажется, я облажался, Шон. По-крупному.       Рассказав о том, что произошло между мной и Сэйнтом, я, как ни странно, почувствовал себя немного лучше. Груз вины и негодования полегчал, хотя и не исчез полностью. Шон внимательно слушал меня, время от времени кивая головой. - И теперь боюсь, что больше не увижу его. Я прогнал его, Шон. Сам. И теперь очень жалею об этом. Но, что самое странное. Шепот в моей голове не прекращает повторять, что наша ссора – это меньшее из всех бед. Что-то случилось. Что-то плохое. И это просто сводит меня с ума. Такое чувство, что у меня в голове роются тысячи маленьких сверчков, и каждый только и делает, что стрекочет у меня в мозгу. Скоро голова взорвется, - я потер виски, пытаясь унять вновь возникшую головную боль. Ощущение страха за Сэйнта не давало расслабиться. Я готов был сорваться с места и бежать к его замку снова, в попытке убедиться, что с моим принцем все в порядке. - Перт, успокойся. Ты слишком много думаешь, - Шон чуть толкнул меня в плечо своим, и я нахмурился. - Да иди ты, придурок. Ты, кажется, вообще редко этим занимаешься. - Я не это имел в виду, - лицо Шона озарил свет луны в ночном небе, и я отчетливо увидел, как серьезно он смотрит на меня. – Ты предложил ему сбежать вместе. На момент разговора это казалось самым правильным и логичным решением. Для тебя. Но, возможно, не для него. Ты слишком сильно надавил на него, напугал. Не думаю, что твой принц отказал тебе намеренно. Он просто растерялся. Подумай сам. Поставь себя на его место. Ты смог бы с точностью ответить согласием, предложи он тебе подобное? Не раздумывая, не сожалея ни о чем, тем самым поставив под удар свою, а самое важное, его безопасность.       Я открыл было рот, чтобы ответить «да», но тут же закрыл его. А ведь, действительно. Именно я был тем, кто предложил Сэйнту бежать. Сейчас, после нескольких часов раздумий и переживаний, я не мог с уверенностью сказать, что не отреагировал бы так же, если подобная идея пришла бы к Сэйнту. И дело вовсе не в том, что я этого не хотел. А в том, что я ни за что, никогда не подверг бы его такой опасности. Оставить свой дом и тем самым навлечь на себя немилость короля. Нет! Я бы не хотел такой участи для Сэйнта. Возможно, он думал о том же, когда отказал мне. - Вот видишь, - Шон кивнул и продолжил: - Он просто был не готов к подобному. Но и тебя можно понять. Ты разозлился и разочаровался, когда понял, что любимый тобою человек не принимает твоего предложения. Но сейчас ты ведь уже не злишься, верно? - Нет, - я нахмурился, уставившись на свои руки, - думаю, я понимаю его. - Так, с чего ты взял, что и он не поймет тебя? Сэйнт показался мне довольно неплохим парнем. Он не похож на своих напыщенных собратьев. Дай ему время. Он придет. Если уж он не сбежал от тебя до сих пор, то и сейчас никуда не денется, - Шон рассмеялся и тут же увернулся от прилетевшего в его плечо удара. - Ты придурок, Шон! – друг продолжал смеяться, и я улыбнулся тоже. – Хотя, по правде говоря, иногда я удивляюсь, как такие умные, рассудительные мысли находят место в твоей голове. - Это помогает в амурных делах, - подмигнул Шон. – Девчонки падки на слащавые разговорчики, а парни – на воодушевляюще умные речи. - Фу! Избавь меня от подробностей, - я махнул рукой в его сторону, и друг вновь рассмеялся.       Бросив взгляд на замок, я снова глубоко вздохнул и машинально опустил голову на бок. Что ты сейчас делаешь, Сэйнт? О чем ты думаешь? Когда я увижу тебя снова? - Не волнуйся, он придет, - снова повторил Шон и похлопал меня по плечу, устремляя взгляд вслед за моим. - Я так не думаю.       Тело инстинктивно напряглось, когда я услышал знакомый голос рядом. Гроган. Шон тут же обернулся вместе со мной, встав еще ближе, стоило нам подняться. Я почувствовал раздражение, окутывающее друга при виде нашего давнего знакомого.       Я не хотел драться. Я был так измотан, что не собирался тратить последние силы на бессмысленные распри. Великая Банши запретила нам враждовать, и я не хотел обрушить Ее гнев на всех нас ради того, чтобы глупо позабавиться. И, как бы смешно это не звучало, я не хотел причинить вред брату Сэйнта. Было намного проще, когда я не знал, что Гроган – его прямой родственник. - Ого, Ваше Величество, - Шон намеренно подчеркнул обращение, съехидничав, но поза его все еще оставалась враждебной, - что занесло Вашу пресловутую королевскую задницу в наши края? - Шон, - я положил руку на плечо друга, успокаивая, - не надо. Я сам.       Я сделал пару шагов вперед, в попытке показать, что не имею враждебных намерений, но Гроган тут же отступил назад, протягивая руки в сторону оружия. - Не надо, - я поднял ладони вверх, в знак перемирия, - я не хочу драться. - А вот тут ты просчитался, гном, - Гроган поднял подбородок, и даже в полумраке ночи я мог видеть, как его глаза светятся праведным гневом. – Я хочу! - Что ты имел в виду, когда сказал, что Сэйнт не придет? – я понимал, что играю с огнем. Сэйнт рассказал мне, что Гроган в курсе наших тайных встреч, значит он вполне мог рассказать об этом своему отцу. Эта мысль послала дрожь страха по всему телу. - Из-за тебя его отправили в ссылку! – голос Грогана разрезал ночную тишину, эхом распространяясь по лесу, а у меня внутри все сжалось и похолодело от ужаса. – Отец узнал о ваших грязных делишках и отправил моего брата за тридевять земель, только чтобы он не встречался с тобой! Ты и представить себе не можешь, что ему пришлось испытать из-за тебя. Ты подверг его опасности! Ты, маленькое, ничтожное создание, которое не думает ни о ком, кроме себя самого. Ну, и как оно? Было интересно позабавиться с моим братом до того, как бросить его? - Что?! О чем ты? Я не собирался бросать его. Я люблю твоего брата! – Гроган абсолютно не тот человек, который должен был слышать эти слова. Но его заносчивость и бессердечие задели меня, и это единственное, что я мог сказать.       Гроган презрительно фыркнул и ткнул в меня пальцем. - Из-за тебя Сэйнту пришлось оставить родной дом, пришлось отказаться от всего, что ему дорого. И это ты называешь любовью? Он уехал и неизвестно, когда теперь сможет вернуться назад. - Я этого не хотел. Меньше всего я хотел причинять Сэйнту боль и подвергать его таким испытаниям. Но, Гроган, пожалуйста, поверь мне. Я говорю правду. Я действительно люблю твоего брата. Я готов на все что угодно ради него. Прошу тебя, скажи мне, куда его увезли? - мысль о том, что я больше не увижу Сэйнта, выбила почву у меня из-под ног, и я чуть не осел на землю от слабости, но Шон вовремя подхватил меня. - Говоришь, на все что угодно? – Гроган все-таки сделал несколько шагов в нашу сторону, и я вновь почувствовал, как напрягся Шон. Я сжал его руку, чтобы тот не наделал глупостей. - Тогда оставь его. Забудь о нем, будто его и не было никогда. Дай ему жить своей жизнью. Вы никогда не будете вместе. И чем раньше ты это поймешь, тем лучше будет для него. - Нет! – после таких слов я ощутил, как волна гнева понимается из глубин моего сознания. Я готов был стерпеть любое оскорбление в свой адрес. Но подобного выслушивать не собирался. - Это не тебе решать. Я уже сказал тебе и повторю снова. Я люблю твоего брата и никогда, слышишь, никогда не откажусь от него. Только, если он сам этого захочет. Но его здесь нет, и я подразумеваю, что это не так. Я прошу тебя снова, скажи мне, где он, и просто уходи. Я сделаю вид, что тебя здесь не было.       Краска гнева расползлась по лицу Грогана. Глубокая синева его глаз буравила меня насквозь, словно стремилась прожечь дыру. - Даже не надейся, - я выставил руку вперед, отступая. – Я не собираюсь с тобой драться. - Ты трус, предводитель гномов. Ты не достоин моего короля! Даже сражаться за него ты отказываешься.       Я вздохнул поглубже и устремил взгляд прямо в глаза Грогана. - Думаю, твой король будет не очень рад, когда узнает, что тот, кто его любит, причинил вред его родному брату.       Я спокойно развернулся к Грогану спиной и взял Шона за край рубашки, побуждая последовать за мной. - Не смей поворачиваться ко мне спиной! Ты – жалкий трус. Из-за тебя я потерял брата. Я снова потерял его из-за вас, вы – самовлюбленные ублюдки. Ненавижу вас всех!       Вдруг я ощутил сильную боль в плече и понял, что Шон оттолкнул меня в сторону, прикрыв от удара Грогана. Я приземлился на землю, пока мой друг принялся яростно отражать удары принца, в попытке прикрыть меня.       Я вскочил на ноги, с намерением броситься Шону на помощь. Ради Великой Банши, я вовсе не собирался начинать драку! Но я не мог просто стоять и смотреть, как мой лучший друг принимает весь удар на себя.       Гроган был так зол, что наносил удары оружием просто с молниеносной скоростью. Я даже не мог отличить его передвижения от действий своего друга. - Перт, уходи отсюда! – крикнул Шон, продолжая оттеснять меня от Грогана, не давая возможности вступить в схватку и помочь. Друг продолжал улыбаться, когда наносил удар за ударом, скрестив оружие с врагом. Но я не мог оставить его одного и позорно сбежать. Все это и так настолько выбило меня из колеи, что я даже опомниться не успел, как драка развернулась прямо у меня на глазах, а я просто стоял и смотрел, не в силах ничего сделать.       Собравшись с мыслями, я все же обнажил оружие и снова попытался броситься вперед как раз в тот момент, когда Гроган сделал очередной выпад в сторону Шона, и тот не устоял на ногах, падая на спину.       Я оттеснил Грогана от друга, и теперь удары разъярённого принца посыпались на меня. Свистящий звук металла от оружия принца отдавался в ушах, адреналин кипел в крови, а руки и ноги двигались, казалось, сами по себе. - Я убью тебя, ты самовлюбленный ублюдок! Все вы заслуживаете смерти! – Гроган выплюнул оскорбление в мой адрес, словно змея, пытаясь ужалить противника. Я проигнорировал его слова, продолжая принимать удары его оружия, но все же пытаясь нанести как можно меньше повреждений. Я намеревался измотать принца, а не ранить его. Как бы он мне не нравился, я не имел права его убивать. Убийство очередного эльфа вызовет гнев со стороны Великой Покровительницы. А что еще хуже, со стороны Сэйнта. Гроган его брат, и это никогда не изменится.       Мои размышления, по-видимому, отвлекли от схватки, и я пропустил удар противника, отступая назад.       С каждым выпадом Гроган, казалось, только больше злился, а я просто пытался не дать ему ранить себя, практически не нападая сам.       Это, видимо, стало для него последней каплей, и Гроган с громким, оглушающим криком бросился прямо на меня всем своим телом, но вдруг я услышал возглас Шона: - Перт, нет!       Друг оказался передо мной в считаные секунды и прикрыл собой.       Я не понял, что именно случилось. Но, когда Шон обессиленно упал на землю, я опустился рядом с ним. - Шон, - я положил голову друга себе на колени и чуть придержал рукой за затылок. Шон тяжело дышал, а глаза подрагивали, будто бы желая закрыться. Он с трудом поднял руку и сжал мою ладонь в своей. - Кажется, я об... облажался, братишка. - Все хорошо, - я поглаживал его по голове и чуть покачивал, словно ребенка, - все будет хорошо. Я отведу тебя домой. Ты поправишься и снова будешь доставать меня, как и раньше.       Шон прикрыл глаза и снова тяжело вздохнул, поморщившись. - Думаю, на этот раз мое веселье окончено...       Я принялся лихорадочно осматривать тело друга на предмет повреждений. Но ни крови, ни смертельных ран не видел. - Я буквально... чувствую, как жизнь ускользает из меня, Перт, - прошептал еле слышно Шон, и мне стоило огромных усилий расслышать его слова.       Вдруг я заметил вспышку яркого света. Опустив голову вниз, я увидел, как ноги Шона светятся желтым сгустком энергии. Такое чувство, что я смотрел на солнце. Мне стоило огромного труда не отвести взгляд и заметить, что свечение двигалось. Оно перемещалось выше, поглощая тело Шона. - Что происходит?! – я крепче сжал Шона в своих руках, не желая верить в происходящее.       Вдруг налетел сильный порыв ветра. Кругом потемнело, и тучи сгустились над головой.       Я с трудом отвел глаза от Шона и устремил затуманенный взгляд вперед. На ветке ближайшего дерева сидела огромная сова. Она осуждающе и одновременно сочувственно смотрела на меня.       Слетев на землю, мягко приземлившись на огромные лапы, сова взмахнула величественными крыльями и тотчас начала меняться. Когти и лапы стали приобретать подобие человеческих конечностей, а морда животного – женское лицо. Спустя мгновение передо мной предстала наша Покровительница.       Снова бросив взгляд на Шона, я увидел, что свечение продолжает ползти вверх, оставляя после себя только пустую землю. От тела друга осталась всего половина. Он буквально таял на глазах.       Гроган стоял чуть поодаль, даже не подойдя ближе. Его взгляд был устремлен на Шона, и лицо принца выражало удивление или даже шок. Возможно, именно поэтому он не напал на нас вторично, когда ранил моего друга. Был также сильно потрясен происходящим. Но сейчас меня это не волновало.       Я почувствовал, как запекло глаза от норовящих вырваться слез. Я поднял взгляд на Великую Банши, пока та продолжала стоять и внимательно изучать Шона своим спокойным глубоким взглядом. - Что происходит? – слова дались мне с таким трудом, что пришлось буквально вытолкнуть их из своего рта. Где-то в глубине сознания я уже знал ответ на этот вопрос, но отказывался, отказывался верить в то, что это действительно происходит с моим другом. - Я предупреждала вас, наследник, что вы дорого заплатите за свое поведение, если не прекратите распри друг между другом. Вы ослушались меня, тем самым продолжая нарушать естественный порядок. - Но это невозможно! – я сорвался на крик, машинально прикусив язык. Я совсем не хотел вызвать гнев Великой Покровительницы, но просто не смог сдержать своих эмоций. - Мы бессмертны. Гномы и эльфы не умирают просто так. Шон не получил повреждений. - Ты ошибаешься, наследник. Вы были бессмертными и перерождались вместе с природой. Я лишаю вас такого права за ваше непослушание. Теперь вы станете подобны людям. Малейшее повреждение тела, и вы будете умирать так же, как и все люди на Земле, без возможности переродиться. Если вы не цените подобного дара, не используете его во благо, мне больше не зачем даровать его вам. Я забираю твоего подчиненного. - Нет! – я изо всех сил прижал Шона к своей груди, как будто это могло бы помочь сохранить ему жизнь. Слезы сорвались с моих глаз, оставляя мокрые дорожки по щекам. - Прошу Вас, Великая Банши, пожалуйста. Заберите меня вместо него. Сохраните ему жизнь. Он ни в чем не виноват. Он просто защищал меня! - Я всевидящая, наследник, и прекрасно знаю, что сделал твой подчиненный. Но это не дает ему права на второй шанс, как и никому из вас. Умереть в сражении – лучшая награда для воина. - Нет! Нет! Нет! – я продолжал выкрикивать слова отчаяния до хрипоты в голосе, пока Покровительница все еще стояла рядом и наблюдала, как медленно тает тело моего друга прямо у меня на глазах. - Перт, - Шон, до этого не произнёсший ни слова, вдруг слабым голосом позвал меня по имени. - Я здесь, братишка. Я здесь. Все хорошо. С тобой все будет хорошо, - я наклонился к лицу Шона, чтобы иметь возможность слышать его. Свечение добралось почти до шеи, и я уже не чувствовал, что удерживаю друга в своих руках, хотя привычная тяжесть все еще оставалась, будто Шон до сих пор был здесь, рядом со мной. - Перт... не плач. Со мной... все будет... хорошо. По крайней мере... я выполнил свое... главное предназначение... - Какое? – обжигающий поток слез продолжал течь, каплями падая прямо на лицо Шона. Он прикрыл глаза и улыбнулся как всегда ехидно. - Не дал твоей заднице... попасть в неприятности... и стал свидетелем... твоей слабости к... королевской особе...       Я горько усмехнулся. Даже перед смертью Шон оставался придурком. - Поцелуй его и от меня... Перт, - Шон вымученно улыбнулся, когда свечение накрыло его голову и через мгновение исчезло, оставляя меня с пустыми руками.       Я продолжал сидеть на земле, ощущая пустоту там, где недавно лежало тело моего лучшего друга. Друга, которого я знал с самого детства. Которого любил, как кровного брата, хотя никогда не говорил ему об этом. И теперь Шон не сможет этого узнать. Этот чертов сукин сын пожертвовал собой ради меня! А я ничего не смог сделать!       Подняв голову, я увидел Грогана. Он все еще продолжал стоять на месте с глупым взглядом и выражением непонимания на своем лице. Я почувствовал, как дикая ярость просыпается внутри. Магия Сэйнта забилась в угол от страха, перекрываемая моей собственной. Руки машинально сжались в кулаки, перед глазами я видел только образ своего умирающего друга. И во всем этом был виноват Гроган. Он сообщил о том, что Сэйнт уехал, он просил бросить его, оскорблял меня, затеял драку, напал на наследника и убил моего лучшего друга!       Я сам не заметил, как оказался рядом с ним и с силой ударил принца кулаком прямо в челюсть. Его голова отскочила в сторону, словно спелое яблоко, готовое сорваться с ветки дерева. Магия внутри меня разрасталась, требуя выхода, требуя мести, требуя крови! Адреналин, смешанный со злостью и отчаянием, заставил меня потерять контроль, и я принялся бить Грогана по лицу со всей силой, что во мне осталась.       Спустя какое-то время я отчетливо увидел лицо Грогана перед собой. Оно мало напоминало то, что было прежде. Залитое кровью, отекшее и разбитое, его лицо сейчас походило скорее на кусок свежего мяса, чем на человеческую кожу. Я понял, что застыл над принцем с занесенным для следующего удара кулаком. По костяшкам пальцев стекала липкая вязкая кровь, и я буквально чувствовал, как все внутри меня говорило о том, чтобы я закончил начатое. Гроган по какой-то причине не сопротивлялся, поэтому убить его сейчас не составило бы для меня никакого труда. Продолжая держать его за лацканы рубашки, я прикрыл глаза и сделал пару глубоких вдохов. Магия внутри меня продолжала рваться в бой, но я прикрикнул на нее, и она с повиновением покинула мое сознание.       Я отступил от Грогана, отпустив его, и тот тут же упал на землю, не в силах стоять на ногах самостоятельно. - Где твой брат? Куда его увезли? – мой голос звучал ровно и безэмоционально, хотя внутри все было прямо противоположно. Мне хотелось кричать от боли и чувства вины. Хотелось перевернуть землю, в попытке скинуть тот груз, который давил на меня сейчас, освободиться от всего того, что так сильно сжимало и разрывало мое сердце на части. - Его... увезли в замок... на дне моря. Уверен, ты знаешь, где это, - по неизвестной мне причине принц все же сказал то, что я хотел знать. - Убирайся с глаз моих, пока я не передумал и не убил тебя за то, что ты сделал, - я развернулся к Грогану спиной и увидел, что Великая Банши все еще стоит и смотрит на нас. Я прошел мимо, не сводя взгляда с Покровительницы.       Стоило мне потерять ее из виду, как я услышал за спиной шелест крыльев.       Я направился вглубь леса и продолжал идти до тех пор, пока не почувствовал, что ноги отказываются двигаться. Я остановился посреди гущи деревьев и возвел взгляд к небесам. Небо было чистым, темно-синим, усыпанное целыми плеядами ярких звезд. Но сейчас это зрелище не вызывало во мне радости или успокоения.       Внутри меня зияла пустота. Будто кто-то вырезал огромный кусок, оставив незатянувшуюся дыру, которая при малейшем движении тела болела настолько адски, что застилало глаза.       Я не видел перед собой ничего, кроме пелены вновь образовавшихся слез. В голове не осталось ни единой здравой мысли. Я не мог себе представить, как вообще сумел взять себя в руки и не убить Грогана прямо там, рядом с местом смерти моего лучшего друга.       Сжав до боли кулаки, я с силой зажмурился, пытаясь прогнать картинки умирающего у меня на руках Шона, но ничего не получалось. Я видел его лицо, глаза, из которых постепенно исчезала жизнь, затухая, словно догоревшая спичка, волосы, некогда огненно-рыжие, а перед смертью в момент потускневшие и безжизненные, бледные щеки без привычного юношеского румянца, такие же бледные губы. И замедляющееся сердцебиение. Жизнь Шона утекала из его тела, и я чувствовал это кожей, пока держал его в своих руках. Вечное пламя моего друга погасло, и я ничего не смог сделать, чтобы разжечь его снова.       Я обессиленно упал на колени и дал волю эмоциям, переполнявшим меня, тут же накрывающим с головой, словно ураган, сметающий все на своем пути. Мой оглушающий крик заставил птиц испуганно сорваться с веток деревьев и разлететься в поисках убежища. Мои слезы, потоком хлынувшие из глаз, казалось, прожигали зияющие дыры на коже лица, такими горячими они были. Руки сжимали землю, собирая ее горстями и тут же отбрасывая назад. Капли дождя, сорвавшиеся с неба, упали на мои щеки, и через мгновение начался сильный ливень.       Мои слезы смешались с дождевым потоком, стекая и утопая в Матери Земле. Я продолжал стоять коленями в грязи, руками упираясь прямо в мокрую землю. Приступ рыданий и дрожи во всем теле так и не оставлял меня.       Я остался один. Сэйнта увезли и спрятали на дне морском, лучший друг умер у меня на глазах, собственные сородичи сторонились меня, отец презирал. И все это моя вина!       Я остался совсем один. И только дождь мог принять сейчас мои безмолвные страдания...
Примечания:
Я не стал детально описывать сцену схватки между Шоном и Гроганом, думаю, каждый сможет представить ее по-своему. Самое важное для меня было, показать, как Шон прикрыл собой Перта и погиб, спасая его жизнь.
Те, кто смотрели фильм, возможно, помнят, (а те, кто не смотрели, теперь узнают))) что оружие эльфов – это своеобразная выдвигающаяся металлическая палка (у гномов деревянная), и Гроган мог воспользоваться именно ей, вместо меча, в сражении с Шоном, тем самым не нанеся ему заметных телесных повреждений и прямых ран. Но удар мог быть настолько сильным (как и в фильме), что повредил внутренние органы, что и привело к смерти. Именно так Шон и погиб, лишившись бессмертия и права на перерождение вместе с остальными магическими существами.
Честно сказать, я почти плакал, когда писал эту главу, хотя не имею слабости к подобным сантиментам. Это было настолько тяжело, что просто невозможно передать.
Всем спасибо за внимание и увидимся в следующей главе. До встречи!)))
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.