С тобой я мир обрёл в разгар войны 38

BLHardHelix автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Описание:
Они - сыновья двух враждующих между собой сторон. Но все мы бессильны перед чарами настоящей любви.
Удастся ли принцу Эльфов и наследнику Гномов сохранить свою любовь и не дать разразиться войне между собственными семьями?..

Посвящение:
SonPin

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Ретеллинг фильма "Страна фей" 1999 года. Этот фильм вызвал во мне бурю эмоций, когда я посмотрел его в детстве впервые. И до сих пор история любви главных героев отдается приятным теплом глубоко в душе... Надеюсь, вам так же понравится это история, как и мне!
Многие моменты и характеры героев будут мною изменены, но в основном сюжет будет очень похож на события фильма.

Название для фанфика - это цитата одного из главных героев фильма "Троя"

Все мы - часть этого мира

26 января 2020, 18:26
- Нет! Это, определенно, самая глупая идея, о которой только можно подумать, - Перт был непреклонен. Я в очередной раз устало вздохнул.       После того, как Перт вызволил меня из подводного замка, мы находились в полном недоумении. Мы так сильно хотели быть вместе, сбежать подальше от всего, что могло разлучить нас, и так яростно были ослеплены вновь долгожданным воссоединением, что вовсе не подумали о том... куда именно направимся после. Везде, куда бы мы не пошли, нас бы преследовали. Мой отец, стоит ему узнать о моей пропаже, пошлет на поиски тысячу воинов, лишь бы привести назад непослушное дитя. И, как только я представлял себе, что он может сделать с Пертом, меня пробивал озноб. Тело становилось ватным, ноги не слушались, а перед глазами накатывала пелена. Самым последним, чего бы я хотел, это видеть, как причиняют боль тому, кого я люблю!       Но также я очень хорошо помнил слова отца перед тем, как покинул его. Он собирался начать войну! И причиной тому стали мы с Пертом. Если мы ничего не сделаем, если попросту эгоистично сбежим, ничего не предприняв, это навлечет куда более серьезные и непоправимые последствия. Это поставит под удар всех: оба наших клана, всех наших братьев и сестер. Поэтому единственным правильным на данный момент решением мне казалось... вернуться. - Перт, мы должны... - Да ты спятил?! – Перт с силой схватил меня за руку, а его глаза горели яростью. Казалось, они потемнели настолько, что готовы были утянуть в бездну своей зелени. Не будь Перт так зол, это выглядело бы просто потрясающе! Зелень его взгляда была такой насыщенной и глубокой, но в то же время искрилась самыми яркими отблесками, которые я когда-либо видел. Его взгляд всегда завораживал меня. Но сейчас он был наполнен только яростью и страхом. - Сэйнт, опомнись. О чем ты говоришь? Ты хочешь вернуться обратно? После всего, через что нам пришлось пройти, с чем столкнуться. Твой отец, всего лишь узнав о нашей связи, отправил тебя к черту на рога, лишь бы избежать нанесенного позора и разлучить тебя со мной. Мой отец не желает знать меня. Он отказался от меня, лишил своего покровительства и не сказал ни слова, когда я покинул клан. Мне огромных усилий стоило вытащить тебя из подводного царства. Сейчас мы, наконец, свободны. Мы можем пойти куда угодно, делать что угодно. А ты хочешь бросить все это и вернуться к тому, с чего мы начинали? Это просто...       Перт так отчаянно злился, что сжимал мою ладонь сильнее, пока я не почувствовал боль. Я с силой притянул его к себе и заткнул рот настойчивым поцелуем. Перт тут же обмяк в моих руках, сразу же послушно разомкнув губы и впустив внутрь мой язык. Каждый поцелуй с ним ощущался по-новому. Будто я целовал его впервые. Магия Перта бушевала внутри еще с того момента, когда начался этот разговор, и сейчас просто не могла успокоиться, почувствовав сближение со своим истинным хозяином. Из глубины горла вырвался грубый стон, и я запустил руку в волосы Перта, сжимая их чуть сильнее, чем нужно. Перт простонал в ответ, подавшись навстречу всем телом, и я ощутил, насколько он возбужден. Гнев действовал не менее эффективно, чем любовь; страсть захлестывала бурным потоком, и ощущение собственной магии внутри Перта только больше разжигало пожар внутри меня.       Я не осознавал, в какой момент с силой прижал Перта к ближайшему дереву, практически впечатав спиной в ствол, лихорадочно пробегаясь ладонями по любимому телу. Перт отвечал также яростно, закинув ногу мне на бедро, пытаясь прижать меня как можно ближе к себе. Я явно ощущал его эрекцию, и магическая сущность внутри подталкивала меня взять Перта прямо здесь, около дерева, посреди поля!       Разбитый стон слетел с губ Перта, когда я усилиями воли заставил себя остановиться и отстраниться от него, тяжело дыша. Густая зелень его глаз сверкала, как драгоценный камень, манила и зазывала окунуться внутрь безумия. Я прикусил губу, надеясь, что легкая боль хоть как-то отрезвит разбушевавшиеся пошлые образы в моей голове. - Кажется, только так я мог заставить тебя замолчать, - я ухмыльнулся, проведя пальцем по зацелованным чуть припухшим губам Перта, и тот чуть не задохнулся от возмущения, но я тут же положил ладонь на его губы, в попытке заставить выслушать. – Подожди, для начала выслушай меня. А потом можешь снова начать злиться, - он с шумом выдохнул, но все же кивнул. – Перт, послушай. Ты прав во всем, что сказал минуту назад. И я полностью согласен с тобой. Но ты должен понять, мы не можем сбежать просто так. Наши родные будут искать нас, а когда найдут, не думаю, что будут рады видеть вместе. Сейчас мы находимся в еще большей опасности, чем когда были порознь. Наши родители готовы начать войну из-за нас! Из-за нашего неповиновения, из-за того, что мы полюбили друг друга. Наши братья и сестры будут умирать из-за нас! Ты сможешь жить с этим? Сможешь жить, зная, что весь твой клан погиб по твоей вине? Наши родители попросту переубивают друг друга! Мы обязаны это остановить, - я взял его за руки и вновь заглянул в бездну его глаз. Сейчас Перт был уже не таким уверенным в своем плане, как некоторое время назад. По его лицу пробежала заметная тень страха и чувства вины после моих слов. Я вовсе не хотел пугать его или перекладывать такой тяжелый груз на его плечи. Но эти мысли не давали мне покоя. Стоило мне представить, как родные Перта будут умирать из-за того, что я влюбился в гнома... чувства безграничной скорби и отчаяния заполняли мой разум. - И к тому же, - я, видимо, вырвал Перта из собственных мыслей, потому что он заметно вздрогнул, когда я продолжил говорить, - это не единственная причина. Мы – часть этого мира. Если не придумаем, как остановить это безумие, пострадаем не только мы и наши семьи. Вся Природа придет в запустение. Если мы перестанем заботиться о ней, выполнять свой долг и обязанности, полностью погрузившись в собственный гнев и потребности истребить друг друга, кто будет присматривать за Природой? Кто будет обеспечивать естественный порядок? Кто будет исполнять наши обязательства? Ведь это уже происходит, ты же сам видел! - Я не уверен в этом, - Перт потупил взгляд, но я сжал его руки сильнее, и он поднял голову, вновь встречаясь с моими глазами. После освобождения Перт обмолвился, как странно менялась погода на берегу моря перед тем, как он покинул его. И я бы удивился, если бы не слышал подобного под водой. Подводные жители не особенно умеют держать язык за зубами. За то время, что я пробыл в замке короля, не раз слышал похожие слухи о странных природных изменениях, на первый взгляд, казалось бы, незначительных. Но после слов Перта это глубоко засело в моей голове. - Ты знаешь, что это так. Мы – не единственные, кто пострадает. Опасности подвергнутся все без исключения. Даже люди. Мы должны остановить это. Пока не поздно. Перт, мы не можем бежать. Мы должны придумать, как остановить войну, пока это не навлекло неисправимые последствия. Ты понимаешь меня?       Перт долго раздумывал перед тем, как слегка кивнуть головой в качестве ответа. Я обнял его, прижавшись щекой к его виску, вдыхая приятный запах его волос. Перт опустил голову и уткнулся лбом в мое плечо, глубоко и часто дыша. Мы стояли так, казалось, целую вечность. И я бы отдал все на свете, чтобы это никогда не кончалось. До безумия мне хотелось бросить все и остаться только с Пертом, в нашем собственном мире, не думая ни о чем, кроме нас. Но я не мог себе этого позволить. И как бы Перт не старался показать обратное, он тоже не мог.       Вдруг неожиданно возник сильный порыв ветра, заставивший меня оторваться от теплого тела Перта. Что-то внутри беспокойно зашевелилось. Магия спряталась далеко вглубь от страха. Для осеннего периода такой сильный и холодный порыв ветра не был чем-то странным, но то, что последовало за ним, шокировало меня настолько, что моя челюсть, казалось, встретилась с землей.       Порывы ветра несли с собой... снег. Настоящая метель приближалась к нам издалека, и я не мог понять причину ее возникновения. Подняв голову вверх, я не увидел на небе ни облачка. С нашей стороны все еще ярко светило солнце, в то время как буквально в нескольких метрах от нас развернулся настоящий ураган, холодными потоками поднимая и закручивая крупные снежинки в бешеный пляс. Солнце абсолютно не спасало, и я поежился от зимнего холода, крепче прижимая к себе Перта. Это было просто непостижимо!       Я вдруг вздрогнул от неожиданности от громкого гула грома, раздавшегося позади. Поспешно обернувшись, вдалеке я заметил темные, почти черные тучи в небе, которые сгустились в одну в мгновение ока. Туча разрослась в считаные секунды, буквально пульсируя и испуская оглушающие раскаты грома и молний. Часть земли, над которой она нависла, потемнела, покрываясь неприятной серостью, словно перед началом грозового дождя.       Перт ахнул где-то рядом, а я не мог пошевелиться от удивления и шока. В небольшом радиусе от нас смешались сразу три погодных явления, что было попросту невозможным. Погода будто ожила и решила сыграть с нами злую шутку, окружив жарким солнцем, морозным вихрем и грозовым леденящим дождем со всех сторон. Мы находились в самом эпицентре этого безумия. - Тебе нужны еще какие-то доказательства? - на автомате произнес я, зная, что Перт пребывает в таком же шоке. Очередной раскат грома оглушил меня и заставил в который раз вздрогнуть. Молния ударила в одно из одиноко стоящих деревьев, тут же повредив его полностью. На месте только что непоколебимо произрастающего могучего ствола осталось всего лишь пепелище. Следующий раскат атаковал часть поля, и некогда зеленеющая трава почернела и рассыпалась серым пеплом прямо на глазах. Старые иссушенные ветви деревьев загорались ярким пламенем после очередной попавшей в них молнии. Это могло вызвать серьёзный пожар.       Напротив снежный вихрь продолжал буйствовать, завалив часть поля снегом. Как правило, снежные шапки не причиняли Земле никакого вреда в назначенное время. Снег мягко ложился на поверхность земли, окутывая ее, словно одеялом, согревая до прихода следующей весны. Но сейчас Земля и все ее жители были просто к этому не готовы. От огромного количества такого вида осадков и снежной наледи все попросту замерзнет и погибнет!       Солнце над головой вдруг стало ненормально жарким, заставив покрыться потом, несмотря на то что мы дрожали от холода буквально секунды назад. Устремив взгляд перед собой, я увидел, как трава, цветы и растения на глазах желтеют и иссыхают, просто не поспевая за нещадно палящими лучами солнца. - Перт, - прошептал я еле слышно, - мы обязаны это остановить. Прошу тебя, пожалуйста, помоги мне. - Я помогу тебе, - дрогнувшим голосом ответил Перт, - но домой мы не вернемся.       Мои глаза расширились, и я уставился на Перта так, будто впервые видел. Он до сих пор продолжал стоять на своем. Даже после того, что увидел. Природные катаклизмы, возникшие по причине отказа наших родственников сотрудничать друг с другом, запустение Природы нашими народами не переубедили его?! - Мы отправимся к Великой Банши. - Что?! - Послушай, - Перт чуть откашлялся, чтобы голос его звучал ровнее и от того убедительнее. – Даже помири мы между собой наши семьи, что просто невозможно, мы уже не сможем остановить это самостоятельно, - Перт обвел рукой окрестности. Безумие, разразившееся прямо на наших глазах только что, постепенно сходило на нет. Снежная буря прекратилась, но холод и снег все еще оставались, тем самым подвергая Землю мерзлоте. Гроза успокоилась, но пепелище, которое она оставила после себя, просто ужасало взор. Солнце стало греть чуть слабее, но это не возвратило к жизни погибшую растительность. Все, что я мог видеть перед глазами, это хаос! И я не мог дать гарантии, что это не повторится снова. - Покровительница – единственный оставшийся разумный выход. Возможно, если Она увидит, что мы пришли вместе: гном и эльф, две враждующие стороны, то согласится помочь нам прекратить все это. Возможно, таким образом удастся убедить Ее, что мы можем работать сообща. Уж если кто-то и способен на это, то только Она. Она – сосредоточие нашей магии, наша Покровительница, наш главный элемент в магическом мире. Думаю, именно Она – наш шанс.       Обдумав эту мысль более детально, я кивнул, соглашаясь. Покровительница действительно обладала достаточно властью, чтобы помочь нам. Уж если Она смогла лишить нас бессмертия, после ужасного поступка моего брата...       Вдруг я ощутил глубокое чувство вины, и это почти осязаемо кольнуло меня изнутри. Гроган убил Шона! Я боялся смотреть Перту в глаза, когда он рассказывал мне об этом. Все его тело трясло, а голос дрожал, когда он вспоминал о потере своего брата. И я винил в этом себя. Если бы я не воспротивился воле отца, Гроган не отправился бы искать Перта, не столкнулся бы с Шоном и не убил бы его... - Эй, прекрати, - Перт положил руку мне на щеку, и я вздрогнул от неожиданности. Но тепло, которое его ладонь послала по моей коже, мягко осело где-то в самом сердце. - Ты не виноват. - Как ты... - Я чувствую тебя, - Перт взял мою руку и положил себе на грудь там, где билось сердце. – Внутри меня живет частичка тебя. Я знаю, когда ты зол, расстроен или счастлив. И к тому же, - он легко ткнул пальцем мне в нос, - у тебя на лице все написано, принц. - Не называй меня так, - я улыбнулся и увернулся от очередного тычка. – Нам предстоит нелегкий путь. Великая Банши живет на самой вершине скалистого утеса, в глубокой пещере. Придется поторопиться и проявить максимум осторожности. - Поэтому сперва мы должны отдохнуть. И в более подходящих и спокойных условиях, - Перт оглянулся вокруг себя, присвистывая. – Наш путь ведь проходит через болота, верно? - Да, если я правильно помню. Я никогда не был на том утесе. Только слышал истории о нем. А почему ты спросил о болотах? - Остановимся там, - Перт говорил с таким энтузиазмом, что у меня в очередной раз отвисла челюсть. Он серьезно? - Ты шутишь, да? - Не судите так строго, пока не попробуете, Ваше Величество, - наигранно обратился ко мне Перт, и я ущипнул его за щечку, от чего тот тут же нахмурился. – У меня есть там кое-кто надежный. К тому же болота – нейтральная территория. Если вдруг нас начнут искать, там ни твои, ни мои родители не смогут ничего сделать.       В словах Перта был смысл. Болота действительно считались нейтральной территорией, и их обитатели очень четко следили за выполнением этого правила. Возможно, это, и правда, было неплохой идеей. Отправляться к Покровительнице прямо сейчас: измотанными, голодными, усталыми было не самой лучшей затеей. - Хорошо, Ваше Высочество, - передразнил я Перта, от чего тот сморщился еще сильнее прежнего. – Я полностью вам доверяю. Моя безопасность и честь в ваших руках, - я игриво подмигнул Перту. Но тот вдруг приблизился ко мне с серьезным выражением лица, и клянусь, глаза его засветились азартом. - Я гарантирую тебе безопасность и сделаю все, чтобы защитить тебя. Но не могу сказать того же о твоей чести. Сомневаюсь, что смогу уберечь тебя от себя самого.       Его слова выбили легкий, но задушенный стон из моего рта. Где-то в глубинах чужая магическая сущность зашевелилась и встрепенулась в предвкушении, услышав подобную угрозу. Но я также мог гарантировать, что хотел быть атакованным этим грубоватым и невоспитанным гномом не меньше, чем магия внутри меня. А еще больше желал перенять вызов и напасть на него сам...

***

      До болот мы добрались глубоким вечером. По словам Перта, его дядя был тем человеком, который мог помочь и приютить нас на время. Он – болотистый дух, тот, кто управляет всеми живущими на болотах существами. Он следил за порядком, поддерживал нейтралитет и всегда оставался в пределах своего «королевства». Несмотря на слухи о том, какими жестокими и страшными могут быть болотистые духи, Перт утверждал, что его дядя вовсе не такой. Что он добрый и милый, всегда помогал ему в детстве и никогда не оставлял без помощи и поддержки. Я поверил Перту на слово, хотя внутри все еще дрожал огонек неуверенности. - Племянник!       Болотистый дух появился на пороге своего домика и тотчас бросился к Перту, порывисто его обнимая. Я отошел на несколько шагов назад, дав возможность родственникам поприветствовать друг друга. Губы дрогнули в легкой улыбке, когда я заметил, как уверенно Перт чувствует себя рядом со своим дядей. - Когда я видел тебя в последний раз, ты был на голову ниже, - дух покрутил Перта из стороны в сторону, внимательно, но весело рассматривая. – А сейчас ты стал таким высоким. Скоро ты перерастешь своего дядюшку.       Перт заливисто рассмеялся, и это заставило меня почувствовать тепло внутри. Если он доверяет этому существу, то и я смогу попробовать. - А это, вероятно, принц Сэйнт, - дядюшка Перта медленно приблизился ко мне, положив палец на подбородок. Со стороны казалось, что он очень скептично рассматривает меня, но его глаза светились приятной улыбкой, и я не смог удержаться от ответной. - Ты знаешь его?! – глаза Перта расширились настолько, что грозились вывалиться из орбит и утонуть в ближайшем сгустке болотистой жижи. - Не лично. Но слухи доходят быстро, - болотистый дух широко улыбнулся, от чего его лицо стало еще более добрым и приятным, чем ранее. – А ты, и правда, красив настолько, как говорят. Перту очень повезло. - Дядя! – Перт ужасно смутился, услышав подобное. Я прыснул со смеху, заметив, как этот гордый и невозмутимый порой гном покрылся краской от щек до самых ушей. - Не слушай его, сынок. Я приветствую тебя. Меня зовут Дженти. Но ты можешь называть меня «дядюшка Дженти», если так будет угодно, - он снова рассмеялся, и я сам протянул ему руку, слегка пожав в качестве приветствия. – Чувствуйте себя комфортно. Мой дом – ваш дом, - теперь он обратился уже к нам обоим, обведя рукой свои владения. - Мы хотим просить тебя о помощи, дядя, - Перт положил руку на плечо своего родственника, и тот серьезно кивнул, вмиг растеряв игривый настрой. – Ты, вероятно, уже знаешь... - О том, что происходит с природой? К сожалению, сынок. Болота тоже не обошло стороной. И это пугает меня. Я всю свою жизнь соблюдал нейтралитет. Моя территория – нейтральна для всех магических существ. Они находят здесь пристанище на то время, пока не решат, что могут двигаться дальше. Как вы, например. Но, если эти изменения будут продолжаться, от моих владений ничего не останется. Возможно, для кого-то это не будет большой потерей. Но для всех моих обитателей это станет крахом. Они попросту погибнут, потеряв свой дом. Ведь вы пришли сюда не просто так, - дядя Дженти прищурился, неожиданно сменив тему, переводя серьезный взгляд с Перта на меня и обратно. – Что вы задумали? Неужели вы считаете, что виноваты во всем, что происходит? Это просто неслыханно! В этом нет ни капли вашей вины. Просто ваши родители в очередной раз не поделили кусок масла, вот и все, - я нахмурился на последние слова, но не придал им особенного значения. - Дядя, если мы не попытаемся сделать хоть что-то, тогда, кто? – Перт сжал плечо своего дяди. – Мы видели собственными глазами, к чему привела эта глупая вражда. Природа разбушевалась не на шутку. Весь магический мир подвергся опасности. И мы должны что-то делать с этим. Мы отправимся к Великой Банши завтра утром.       Дядя Дженти присвистнул, удивленный. - Что ж, думаю, это правильное решение. Хотя не уверен, что Она сможет что-то сделать. Великая Банши всевидящая и не может не знать о том, что происходит. Если бы Она могла, то давно бы исправила все это. - Все же стоит попытаться. - Разумеется, - дядя положил свою морщинистую руку на ладонь Перта и чуть похлопал. – А сейчас вам непременно стоит отдохнуть.       Мы с Пертом кивнули и направились за болотным духом в его домик на небольшом возвышении, окруженным болотистой жижей. По дороге я оглядывался, осознавая, что болота мельчают на глазах. Растительности стало в разы меньше, все живые существа попрятались в страхе перед очередным выпадом Матери Природы. Теперь я в полной мере ощутил страх и опасения дяди Перта. Если болота погибнут, все его жители также умрут вместе с ними.

***

- Мне кажется, твой дядя специально оставил нас одних. Его странные взгляды, которые он бросал на нас во время ужина, четко дали это понять.       Спустя какое-то время дядюшка Перта покинул нас, оставив домик в наше полное распоряжение, ссылаясь на «королевские» дела. Но его игривые глазки и ехидная ухмылка не давали мне покоя. В глубине души я был рад, что, наконец, остался с Пертом наедине. Но осознание, что мы находимся в доме его родственника, который буквально сам подталкивал нас к безумию, до жути смущало меня! Дядя будто знал точно и четко, чем мы с Пертом займемся, когда он покинет свой дом. И это не давало возможности расслабиться. - Ты преувеличиваешь, - Перт по-хозяйски развалился на достаточно большой кровати, сытый и довольный после ужина и принятого душа. - Как думаешь, у нас получится?.. – я всматривался вдаль, сквозь слегка зеленоватое окно, на окрестности болот. Слова дядя Дженти не давали мне покоя, произошедшее сегодня днем пугало, осознание, что может быть еще хуже, выбивало пока еще твердую почву из-под ног. - Эй, - вдруг я почувствовал, как руки Перта обвились вокруг моей талии, а его теплая чуть влажная после душа грудь прижалась к моей спине. – Все будет хорошо. Ты же сам сказал мне об этом, помнишь?       Я хмыкнул, вовсе не чувствуя уверенности в собственных словах. - Меня гложет всего лишь одна мысль о том, что, пока мы сидим здесь, где-то там наши родственники убивают друг друга. Перт, ведь кто-то из наших братьев или сестер, возможно, уже погибли. Я знаю своего отца. Он очень жесток и непреклонен. Стоило мне уехать, как он тут же начал подготовку. Я уверен, война уже идет полным ходом. А я сижу здесь и ничего не могу с этим сделать. - Прекрати сейчас же, слышишь?! – Перт с силой развернул меня к себе, обхватив ладонями мое лицо. – Ты именно тот, кто заставил меня поверить в свое истинное предназначение. Я отказался бежать с тобой на край света, чтобы исправить все то, что мы натворили. И не смей сейчас сомневаться в собственных словах!       Следующее, что я помню, как грубо вжимал Перта спиной в мягкий матрац. Каждый раз, когда мы сближались, я терял голову настолько, что даже не помнил, как мы оказывались в объятиях друг друга. Только сильнейшее желание обладать и любить оставалось в моем разуме, а перед глазами – образ любимого человека.       Перт выгнулся мне навстречу, когда я проследил губами и языком мокрую дорожку от его скул к шее, обнаженным ключицам, до груди. Его кожа истончала легкий аромат мыла после душа, но на вкус была такой сладкой, что я готов был сойти с ума. Захватив зубами один из сосков, я легко прикусил его и тут же был вознагражден протяжный стоном откуда-то сверху. Перт дрожал мод моими губами, я четко ощущал, как его тело реагирует на каждое мое движение. Кожа на груди покрылась мурашками, и я слегка ухмыльнулся, продолжая ласкать чувствительную горошинку.       Сменив направление, я оказался в опасной близости от брюк Перта, через легкую ткань которых отчетливо виднелась его возбужденная мужская гордость. Мне хотелось растянуть момент, полностью прочувствовать ощущения, подразнить любимого, но собственное желание нещадно давило на ткань, пытаясь вырваться наружу и ощутить прикосновение к чужой плоти. Сняв с Перта остатки одежды, я уже вознамерился припасть губами к такой желанной плоти перед глазами, как вдруг Перт поспешно вскочил и с силой перевернул меня на спину, нависая сверху. Я чуть опешил от такого напора с его стороны, но остался лежать в предвкушении. Перт без лишних слов поспешно лишил меня одежды и мягко толкнул обратно на кровать.       Простыни приятно холодили разгоряченную от возбуждения кожу, и я ерзал по постели, не в силах сопротивляться желанию как можно быстрее соединиться с Пертом. Но он продолжал дразнить меня, медленно выцеловывая каждый участок моей кожи, от чего я вздрагивал и закусывал губу, подавляя очередной стон.       Как только я почувствовал его губы в опасной близости от моего паха, то чуть не задохнулся от нахлынувшего с новой силой жара. Вся кровь, казалось, прилила к члену, настойчиво прижимающемуся к животу, чуть болезненно пульсирующего от недостатка внимания. Я хотел вовсе не этого. Лаская тело Перта, постепенно пробираясь к его возбужденному органу, я хотел доставить ему удовольствие, которое испытал сам, когда Перт делал мне минет. Но он не позволил мне этого, снова переняв инициативу в свои руки.       Его горячие, почти пылающие и жадные губы плотно обхватили головку моего члена, сразу же погружая почти на половину. Я задохнулся от жара и тесноты его рта и, не удержавшись, опустил руку на щеку Перта, медленно приблизив палец к его губам. Он поднял взгляд, и я замер от увиденного. Его глаза блестели зеленью, губы намокли от слюны, а мой член медленно скользил внутрь и наружу его прекрасного рта. Мой палец скользнул между его губ, соприкоснувшись с собственным членом, и я запрокинул голову от яркой вспышки наслаждения.       Я с силой потянул Перта на себя, когда почувствовал, что готов вот-вот кончить только от ощущения собственной плоти внутри его рта. Перт сдавленно и протестующе застонал, но тут же оседлал меня, заметно потираясь своими бедрами о мой истекающий смазкой член. Я подхватил его, с намерением перевернуть и подмять под себя, но Перт взял меня за запястья, покачав головой, оставаясь сверху.       Моя грудь вздымалась и опадала при тяжких вздохах, пока я наблюдал, как Перт потянулся к тумбочке рядом с кроватью, взяв небольшой стеклянный сосуд с прозрачной жидкостью. - Мой дядя помешан на маслах. Такие стекляшки у него по всему дому распиханы, - Перт игриво улыбнулся и качнул бедрами, ощутимо задевая мой член, что вызвало во мне очередной протяжный стон.       Перт открыл сосуд и, взяв мою руку, смазал пальцы маслом. Воздух наполнил приятный цветочный аромат, и я облизнул пересохшие губы, когда заметил, как член Перта заметно дернулся, предвкушая близость.       Перт самостоятельно направил мои пальцы себе за спину, чуть наклоняясь вперед, соприкасаясь своей влажной уже от пота, но от того еще более соблазнительной кожей с моей, и я тут же скользнул одним из них внутрь. Перт зажмурился, по-видимому, от неприятного давления, опустив голову и упираясь лбом в мое плечо. - Ты в порядке? – последнее, чего бы мне хотелось, это причинить Перту боль. Поза была довольно открытой, но недостаточно удобной для тщательной подготовки. Перт смотрелся верхом просто потрясающе. В такой позиции я мог разглядеть все его тело целиком: желанное, сексуальное, изнывающее страстью. Но я готов был пожертвовать этим ласкающим взор видом, чтобы избавить любимого от неприятных ощущений. - Продолжай. Все хорошо. Сэйнт, просто продолжай.       Добавив второй палец, после небольшого сопротивления я принялся ласкать Перта изнутри, осторожно двигаясь вперед-назад, расслабляя и растягивая тесные стенки. Перт постанывал, все еще упираясь в мое плечо, но заметно расслабился, и, почувствовав, что пальцы заскользили легче, я добавил следующий. Перт вскрикнул и резко поднял голову, впиваясь своим ртом в мои губы, заметно прикусив нижнюю.       Разводя пальцы ножницами, я какое-то время продолжал растягивать Перта, свободной рукой нежно обхватив его за шею, глубоко целуя, прихватывая язык зубами и лаская своим.       Магия Перта разбушевалась внутри, желая ощутить хозяина всем своим существом, и это только больше подталкивало к безумию, разжигая и без того разгоревшееся пламя внутри.       Когда все три пальца ощутимо легко заскользили в тесном до недавнего времени проходе, я освободил от них Перта, чем тут же вызвал его недовольство. Губы пересыхали каждый раз, как только я пробегался по ним языком, влажные волосы прилипли ко лбу, в ушах гремела кровь, а член пульсировал, желая ворваться в теплую тесноту.       Стоило мне скользнуть головкой внутрь Перта, как он зашипел от боли и с силой вцепился в мои предплечья, в попытке удержать равновесие. Я в очередной раз запрокинул голову и прикрыл глаза от накатившего всепоглощающего удовольствия, когда ощутил, каким все еще узким Перт был внутри. Я пытался двигаться медленно, постепенно погружаясь в желанное нутро, пока Перт старался податься навстречу, двигая бедрами и глубоко дыша.       Как только я почувствовал пахом кожу ягодиц Перта, то просто не смог сдержать гортанного стона. Стенки так плотно и горячо обхватывали мой член, погрузившийся до самого основания, что перед глазами плыли разноцветные круги, а голова кружилась от переизбытка ощущений.       Перт пробно двинул бедрами, словно усаживаясь удобнее, и застонал, прикусив губу. Видимо, почувствовав себя увереннее, он начал медленно двигаться, вверх-вниз, удерживая собственный вес, опираясь руками на мою грудь и неотрывно смотря мне в глаза. Зелень его взгляда полностью исчезла в черноте расширившегося от похоти зрачка. Я взял его за бедра, сильнее сжимая кожу в руках, и помогал двигаться в установленном размеренном темпе. Но с каждым последующим толчком я чувствовал, как тело Перта тяжелеет и дрожит, его руки отчаянно выписывали замысловатые узоры на моей груди, пока сам Перт закрыл глаза, то и дело кусая губы и откинув голову назад. Вдруг он резко опустился на мой член, погружая в себя до самого основания, и замер, запустив руки себе в волосы. Его бедра продолжали тереться о мой пах, пока член оставался глубоко внутри.       Руками он оперся о мои ноги, выгибая спину дугой, и двигался, двигался, двигался, выбивая из меня отчаянные стоны. Я провел ладонью по влажному от пота телу любимого от шеи до самого паха, обхватив его налившийся желанием член, головка которого просто истекала смазкой от возбуждения.       Медленно лаская чужую плоть, я принялся подаваться бедрами навстречу Перту, ощущая, как привычный ритм толчков сбивается, переходя на хаотичный и быстрый. Перт стонал так громко, что, казалось, могли услышать все в округе. Но меня это вовсе не пугало. Наоборот, мне хотелось, чтобы все знали, что это парень принадлежит мне: весь, целиком. - Сэйнт, боже... Черт, Сэйнт! – Перт склонился надо мной снова, затягивая в бешеный жадный и мокрый поцелуй, пока его бедра отчаянно двигались мне навстречу, желая получить долгожданную разрядку.       Член дернулся, изливаясь внутрь горячего нутра, и я вскрикнул, притягивая Перта ближе, сжимая, казалось, до хруста в костях. - Сэйнт, господи, я люблю тебя! Боже, я люблю тебя! – Перт кончил следом, громко выкрикивая признания, которые глубоко проникли в мой разум и душу. Магия внутри рычала бешеным зверем, вырвавшимся из клетки, и теперь свободно раздирающим внутренности на части от полученного наслаждения.       Я знал, что Перт любит меня. Чувствовал, ощущал каждой клеткой своего тела задолго до того, как соединился с ним. Но услышать признание, слетевшее с его губ в порыве оргазма, было самой приятной музыкой, которую я когда-либо знал. - Я тоже люблю тебя! Только тебя! – я прижимал тело Перта к себе, пока он пытался отдышаться от пережитого оргазма.       Спустя какое-то время Перт лег рядом, обнимая меня, уютно устроившись под боком. Он был настолько измотан, что сразу же уснул. И я, наблюдая за ним какое-то время с мирной улыбкой на лице, не заметил, как последовал его примеру.

***

      Не знаю, сколько времени прошло с тех пор, как мы с Пертом уснули, но я вдруг ощутил резкую и острую боль где-то внутри. Я открыл глаза и поспешно вскочил на кровати, схватившись руками за грудь, пытаясь унять чувство боли. Но оно было столь сильным, что просто разрывало внутренности. Перед глазами поплыло, виски с силой сжало металлическими тисками, на лбу выступила испарина, руки покрылись потом, а сердце болезненно сжалось в груди, словно опутанное железной колючей проволокой, и каждый ее шип остервенело впивался в кровью сочащуюся мышцу.       Я пытался восстановить сбившееся дыхание, но чувствовал, как подступивший к горлу огромный сухой ком не дает сделать ни единого вздоха. Боль внутри не отступала, а продолжала расти, хотя, казалось, дальше уже просто невозможно. Я всхлипнул, не выдержав нахлынувших болезненных ощущений, и, по-видимому, мой стон разбудил Перта. Он обеспокоенно вскочил, усаживаясь со мной рядом: - Сэйнт, что случилось? Что с тобой?       Я сам не понимал, что вдруг произошло. Но через мгновение услышал отголосок чужих мыслей в своей голове: «Прости меня, брат»       Нет! Этого просто не может быть! Нет, нет, нет! - Сэйнт? - Гроган... – имя слетело с губ вместе с тяжелым вздохом, и очередной приступ сильнейшей боли пронзил пораженное сердце. - Гроган? Что с ним? – Перт положил руку мне на плечо, но в этот раз я не чувствовал его теплого касания. Не чувствовал той магии, которую ощущал каждый раз, когда был зол или доволен. Я не чувствовал ничего, кроме раздирающей на куски боли и отчаяния от потери. - Сэйнт, ты пугаешь меня. Что случилось? Скажи мне. Прошу тебя! – голос Перта звучал очень приглушенно, будто он находился на приличном от меня расстоянии. Я обхватил себя руками, пытаясь хоть как-то смягчить боль и подавить приступ накативших внезапно слез. - Я только что почувствовал смерть своего брата...
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.