С тобой я мир обрёл в разгар войны 37

BLHardHelix автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Описание:
Они - сыновья двух враждующих между собой сторон. Но все мы бессильны перед чарами настоящей любви.
Удастся ли принцу Эльфов и наследнику Гномов сохранить свою любовь и не дать разразиться войне между собственными семьями?..

Посвящение:
SonPin

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Ретеллинг фильма "Страна фей" 1999 года. Этот фильм вызвал во мне бурю эмоций, когда я посмотрел его в детстве впервые. И до сих пор история любви главных героев отдается приятным теплом глубоко в душе... Надеюсь, вам так же понравится это история, как и мне!
Многие моменты и характеры героев будут мною изменены, но в основном сюжет будет очень похож на события фильма.

Название для фанфика - это цитата одного из главных героев фильма "Троя"

Ты со мной - о большем не прошу

5 февраля 2020, 11:11
POV Перт       Мы покинули болота на следующее утро. Нам так и не удалось уснуть после того, как Сэйнт «почувствовал» смерть своего брата. Он был раздавлен. Мне никогда не нравился Гроган. Его заносчивость и высокомерие выводили меня из себя. А его постоянные стычки с моими друзьями заставляли захотеть преподать ему хороший урок и как следует поколотить. После того, что он сделал с Шоном, я готов был лично убить его! Но видеть Сэйнта таким разбитым было выше моих сил. Поэтому я не мог себе позволить думать подобным образом. Остаток ночи я крепко прижимал к себе вздрагивающее тело своего принца в надежде, что это хоть как-то поможет облегчить его мучения.       До жилища Великой Покровительницы мы добрались к концу дня. По пути мы вновь столкнулись с природными явлениями, и я не мог не ужаснуться происходящему: растительный мир погибал прямо на глазах, погода менялась ежесекундно, то осыпая леденящим снегом, то тут же сменяясь палящим солнцем. Мы миновали несколько людских домов, и я с замиранием сердца замечал, какие убытки терпят от всего происходящего не только представители магического мира, но и сами люди! Они потеряли почти весь урожай, скотина гибла от голода или погодных условий, дети плакали навзрыд от страха, матери не могли найти себе места от горя, а мужчины не знали, как спасти свои семьи от невесть откуда навалившихся потерь.       Все это пугало меня. Липкое леденящее неприятное чувство страха распространялось внутри, поглощая каждую клетку организма. Я был в такой растерянности, что замирал на месте, когда видел очередные последствия погодных условий. И несмотря на свое состояние, Сэйнт продолжал крепко держать меня за руку и шептать, что мы остановим это. Что мы сможем все исправить. Сможем помочь. Но чем ближе мы подходили к назначенному месту, тем меньше уверенности во мне оставалось. Слова дяди крутились в моей голове, не давая ни минуты покоя. Если бы Великая Банши могла помочь изменить происходящее, она давно бы сделала это...       Нам пришлось преодолеть довольно долгий путь в самые глубины скал, чтобы найти вход в жилище Покровительницы. И я не удержался, присвистнув, когда увидел перед собой открывшийся вид: широкий зал распростёрся прямо перед глазами, высокие потолки представляли собой небесную гладь, в центре располагалось озеро, и я даже не мог предположить, где оно берет свое начало. Растительность поражала своим разнообразием, на ветвях качались неведомые до этого мне птицы, весело посвистывая и махая крыльями. Природа жила здесь своей жизнью, словно снаружи ничего и не менялось.       Мы поднялись по лестнице чуть вверх и заметили небольшой стол, за которым восседали гремлены. Я тут же скривился от неприязни. Гремлины славились своей невоспитанностью, сквернословием и презрением к другим существам. От них постоянно неприятно пахло, их лица напугали бы даже самого равнодушного представителя магического мира. Глаза, словно огромные пуговицы, то и дело осматривали тебя с ног до головы, огромный рот, кривившийся в неприятной ухмылке, демонстрировал ряд неровных и довольно больших зубов, а уши свисали почти до самого пола. Достаточно было встретить такого раз в своей жизни, чтобы понять, что лучше не связываться с представителями их расы. И я как раз имел подобный опыт. Я не мог назвать ни единого существа, которое могло бы оказаться хуже по внешнему виду и манерам. Даже моя раса меркла по сравнению с гремлинами, хотя гномов издавна считали самыми навязчивыми, невоспитанными и грубыми негодяями, какие только на свете бывают.       Магия Сэйнта внутри меня зашевелилась, и я почувствовал, как она ощетинилась при виде неприятных существ, будто стараясь оградить меня. Сэйнт, словно ощутив подобное, сильнее сжал мою руку, и я, вздохнув поглубже, все же двинулся вперед.       Когда мы подошли к столу, ни один из гремлинов даже не удосужился поднять голову, чтобы поприветствовать нас, продолжая внимательно делать записи в огромных толстых книгах. - Цель Вашего визита? – спросил вдруг один из них, и я вздрогнул от неожиданности. Голос гремлена был довольно строг, но не ужасен, и я попытался разглядеть его получше. Он выглядел не так, как его собрат, которого я встречал ранее. Неприятного запаха я не ощутил, гремлин был довольно ухожен, его уши мягко спадали на спинку кресла, в котором он сидел, а стоило ему поднять голову и внимательно посмотреть на меня, я чуть не прыснул со смеху. На больших глазах-бусинах были надеты... очки. Огромные очки, которые делали лицо гремлина таким забавным, что я не удержался от улыбки. Рот гремлина вытянулся в тугую линию, обнажая края длинных белоснежных, что показалось мне довольно странным, зубов. - Мы пришли просить о встрече с Великой Банши, - Сэйнт, по-видимому, решил ответить первым, так как я все еще пребывал в ступоре от внешнего вида существ напротив. - Вам назначено? – спросил второй, и я невольно перевел на него взгляд. Его голос был таким же жестким, даже слегка грубоватым, но вовсе не оскорбительным. Я не уловил ни единой тени непочтения, просто легкую озадаченность. Второй гремлин был крупнее первого, но выглядел так аккуратно и... чисто.       Сэйнт слегка толкнул меня в бок, и я моргнул. - Нет. Мы не знали, что нужно... записываться? - Разумеется, - ответил один из гремлинов и принялся листать свою большую книгу. - А где можно записаться на прием? – спросил Сэйнт, продолжая подталкивать меня, потому что я никак не мог выйти из ступора. Меня так и подначивало задать провокационный вопрос одному из гремлинов. - У Великой Банши лично, - также спокойно и ровно ответил гремлин. - То есть, чтобы получить аудиенцию, нужно спросить у Нее самой? – мне показалось это глупостью, и я вновь не удержался от легкой улыбки. Как можно получить аудиенцию у Покровительницы лично, если перед этим нужно записаться на эту аудиенцию. - Вам кажется это забавным, молодой гном? – гремлин спокойно снял свои очки, от чего его глаза теперь предстали во всем своем объёме. Но он не разглядывал меня, как делали обычно другие гремлины, а словно смотрел сквозь меня. - Если Вы пришли сюда шутить, то выбрали не лучшее место, - ответил второй с явной серьезностью в голосе.       Вдруг я почувствовал себя неловко и поспешил извиниться, но Сэйнт опередил меня. - Простите, мы не хотели проявить неуважение. Мы пришли сюда, чтобы встретиться с Покровительницей, но не знали, что нужно получить разрешение заранее. Это очень важно. Прошу вас, не могли бы сделать нам исключение. Помогите нам, - гремлены перевели свои взгляды на Сэйнта, и их глаза расширились от удивления, хотя, казалось, дальше уже просто некуда, - пожалуйста.       После недолгого молчания один из гремлинов заговорил: - Надо же. Не часто услышишь от эльфа подобные слова. Ваша раса невоспитана и груба. Приятно слышать, что имеются исключения.       Я кашлянул в кулак, чтобы в очередной раз скрыть смех. Кто бы говорил, черт возьми... - Как и Ваша, к слову сказать. Подразумеваю, что Вы не обладаете похожими качествами своего друга, молодой гном? – один из гремленов посмотрел на меня с явным разочарованием, и я снова ощутил укол вины. Однажды я сказал Сэйнту, что не все мы одинаковы. А теперь посмеиваюсь над теми членами сообщества, которые в корне отличаются от своих собратьев. - Простите, - я слегка наклонил голову, извинившись, - я не хотел Вас обидеть. Нам, действительно, очень нужно видеть Покровительницу. Пожалуйста, помогите нам... сэр.       Гремлин хмыкнул и снова зашуршал листами огромной книги, тогда как второй рассматривал меня очень внимательно, но, стоило мне перевести на него взгляд, он тут же отвел свои огромные глаза. - Вам повезло, - не поднимая головы от книги, сказал гремлин, - Великая Банши сможет принять Вас сейчас же. Но времени у Вас не так много, так что поторопитесь. Прошу за мной, - он с легкостью поднял свое крупное тело с кресла и пошел вверх по следующей лестнице, подразумевая, что мы последуем за ним. - Спасибо, - Сэйнт поблагодарил оставшегося гремлина, когда мы проходили мимо, но тот только рассеянно кивнул, уткнувшись обратно в книгу. - Что на тебя нашло, черт возьми?! – шепотом спросил Сэйнт, пока мы следовали по лестнице, преодолевая второй этаж. Перед тем, как войти, мы видели скалы, глыбы камней и отвесные утесы. Но внутри оказался настоящий отель, полностью оснащенный всеми удобствами. А живая природа была приятным дополнением. - Прости, не удержался, - весело ответил я, мимолетно задевая губами щеку Сэйнта. Он удивленно посмотрел на меня и нахмурился, словно осуждая мои действия, но в глубине его прекрасный голубых глаз я заметил азартный огонек.       Гремлин проводил нас до огромной комнаты, в которой, по-видимому, расположилась Великая Банши. - Прошу Вас, - он указал на открытые двери своими длинными мохнатыми, но в меру ухоженными, пальцами и удалился, оставляя нас с Сэйнтом одних. - Проходите, - невесть откуда взявшийся голос Покровительницы напугал меня, и я даже не пытался скрыть внезапно вырвавшийся вскрик.       Мы с Сэйнтом вошли внутрь и увидели, как Покровительница сидит перед большим зеркалом и смотрит на нас в отражение.       Мы тут же склонили головы, приветствуя Великую Банши, и слова словно застряли в горле от страха и переполняющих ощущений.       Вдруг я почувствовал легкую тяжесть на плече, а затем аккуратные пальцы женской руки коснулись моего подбородка, поднимая голову вверх.       Перед собой я тут же увидел лицо Покровительницы. Она улыбалась такой мягкой и искренней улыбкой, что я не смог сдержать слез. Что-то внутри будто разрывалось на части, просилось выйти наружу, но я не мог понять, что это было. Сердце заколотилось так сильно, что я боялся, будто оно выпрыгнет из груди, лоб покрылся испариной, ноги задрожали, и я неосознанно схватил руку Великой Банши, поднося ее к губам. Краем глаза я увидел, что Сэйнт делает то же самое. Что это было, черт возьми? - Успокойтесь, все хорошо, - спокойный и умиротворенный голос окутывал с ног до головы, приводя все мысли и чувства в порядок. - Что это было, черт возьми? О, - повторив свой вопрос вслух, я тут же закрыл рот рукой от страха, - простите! Я не хотел. Это просто... - Шшш, - Великая Банши покачала головой, все еще мягко удерживая меня и Сэйнта за подбородок. – Все в порядке. Эта ваша магия. - Наша магия? - Та, что еще осталась, - Покровительница вмиг погрустнела и отошла обратно к зеркалу. – Присаживайтесь.       Мы с Сэйнтом присели напротив, и никто не торопился начать разговор первым. Спустя несколько минут Сэйнт все же заговорил: - Мы пришли к Вам... - Я знаю, зачем вы пришли. И могу сказать одно. Я очень удивлена и одновременно рада, что вы пришли сами, вдвоем. Я привыкла видеть, как ваши народы истребляют друг друга, но сейчас вижу обратное. Вы влюблены настолько сильно, что готовы сделать все что угодно, чтобы защитить свою любовь. Я очень уважаю этот выбор. Любовь – одно из мощнейших чувств в этом Мире. Но, к сожалению, она не всегда способна спасти.       Смущение, охватившее меня от слов Покровительницы, тут же исчезло, сменяясь страхом. Тем же страхом, который я ощущал, когда мы с Сэйнтом добирались сюда. Страхом, что мы ничего не сможем изменить... - Великая Банши, - Сэйнт чуть наклонился вперед и снова взял меня за руку, - ниши семьи начали войну по нашей вине. Мы полюбили друг друга, - он вдруг перевел на меня взгляд и тепло улыбнулся, что вызвало легкий трепет внутри, - но родители яростно против наших отношений. Они готовы убить друг друга и все, что попадётся при этом на пути. И все это по нашей вине. Мы хотим это остановить. Мы видели, к каким катастрофическим разрушениям Природы привела война. А ведь мой отец принял решение о военных действиях совсем недавно. Я боюсь себе представить, что может произойти дальше. - Природа придет в запустение, потому что ваши народы перестали следить за ней, перестали поддерживать порядок и гармонию Природы, забыли о своем истинном предназначении в этом Мире, - перебила Великая Банши. Внешне Она оставалась спокойной, но голос Ее был полон боли и отчаяния. - Мы хотим это остановить! Прошу Вас, помогите нам. - Не могу, - спокойно ответила Покровительница и встала со своего кресла. Она подошла к небольшому столику и взяла стакан, невозмутимо испив содержимое.       Внутри меня все рухнуло. Слова дяди Дженти подтверждались. Если бы Покровительница могла, Она бы уже давно остановила все это безумие. - Но, почему... Почему? – в голосе Сэйнта было столько отчаяния, что сердце щемило от боли. - У меня нет такой власти, - ответила Покровительница, снова возвращаясь на прежнее место. – А если бы и была... Нельзя ведь заставить людей делать то, чего они не хотят, верно? – вдруг голос Ее посерьезнел, и я поежился от внезапного порыва скрыться в ближайшем укрытии. – Я ведь их предупреждала. И вас предупреждала. Но никто не прислушался к моим словам. Я лишила вас бессмертия, способности к перерождению, и все равно это вас не остановило. Вы продолжаете истреблять друг друга, - воспоминания о погибшем друге вызвали новые волны боли, и я невольно прикрыл глаза, задышав чаще. Тепло, распространявшее от ладони Сэйнта, совсем не успокаивало. Магия внутри молчала, словно не чувствовала надобности присутствовать. - Но ведь это наша вина. Если бы не мы, ничего бы не произошло, - Сэйнт пытался зацепиться за малейший клочок надежды, пока я чувствовал, как она ускользает, оставляя внутри лишь пустоту. - Это очень благородно, Принц Сэйнт, что вы храбро пришли сюда и пытаетесь взять всю вину на себя. Но, поверьте мне, вы абсолютно не причем. Если бы вы и Принц Перт не влюбились друг в друга, ваши родители нашли бы иную причину, чтобы вновь нападать и убивать друг друга, - устало сообщила Великая Банши.       Сэйнт откинулся на кресло. Я почувствовал, как ослабела хватка его ладони. Он был разочарован и расстроен ответом Покровительницы. - Идемте, - вдруг Великая Банши снова встала со своего места, и мы сразу же последовали Ее примеру, - я покажу вам кое-что.       На негнущихся ногах я последовал за Покровительницей и буквально чувствовал, как Сэйнт идет следом. Его состояние давило на меня, и я не мог это игнорировать. Я слышал его частое прерывистое дыхание, ощущал его беспомощность и не мог отделить его эмоции от своих. Магия внутри снова ожила, но ее слабые отблески не имели ничего общего с теми яркими вспышками, которые я ощущал раньше. Малая надежда, теплившаяся еще в самом начале нашего пути сюда, угасла, и, казалось, магическая сущность гаснет вместе с ней. Меня это жутко напугало. Я не хотел терять это чувство. Не хотел, чтобы часть Сэйнта, которая теперь жила во мне, исчезла. - Отсюда я наблюдаю за Матерью Природой, - голос великой Банши прервал мои размышления, и я увидел, как она указывает рукой на другое зеркало, большое и высокое, прямо перед нами. В нем отражался огромный дуб. Его корни были такими длинными, что могли обвить, казалось, всю землю, а ветви бесконечно тянулись вверх к солнцу. Крона дерева была ярко-сочного зеленого цвета. Каждый листик можно было разглядеть во всей его красе. Но в некоторых местах листья пожелтели и высохли, срывались с ветвей и медленно падали куда-то в бездну, а мощный ствол иссыхал на глазах. - Как красиво, - приглушенно сказал Сэйнт. - Да, Она очень красива, за исключением, что листья, которые росли на Ней раньше, теперь стали другими. - Они желтеют и опадают, - озвучил я свои недавние мысли. - Это происходит потому, что Природа пришла в запустение. Если ничего не сделать, Она погибнет. Когда с дерева упадет последний листок, перестанет расти все живое. Реки и озера высохнут, животный мир начнет медленно погибать от голода, магические существа лишатся магии, которую черпают от Природы. И последним ударом станут люди. Магия, которой вы поделились друг с другом, очень сильна. Когда магические существа обмениваются силой подобным образом, это образует мощную связь. Вы буквально чувствуете друг друга. Но вскоре и этот небольшой клочок сущности начнет постепенно угасать. Магия подпитывается Матерью. Если Она погибнет, на Земле не останется ничего живого.       Каждое слово пронзало меня острой болью, а страх становился буквально осязаемым. Я почувствовал, что мне стало нечем дышать. Горло сдавило железной хваткой, перед глазами потемнело, и я неосознанно ухватился за предплечье Сэйнта. Он поддержал меня, не дав упасть, обратив взор к Покровительнице. - Мы можем как-то помешать этому? - Не знаю, - ровным тоном ответила Великая Банши. – Такой я Ее еще не видела.       Атмосфера в комнате давила на меня. Стены сужались, не оставляя воздуха. Ноги не хотели держать меня. Тело налилось тяжестью и камнем тянуло к полу. - Перт, ты в порядке? – Сэйнт обеспокоенно заглянул мне в глаза, и я не увидел в них привычного озорного огонька, который так любил. Там были лишь пустота и отчаяние. - Нет... – честно ответил я.       Я не видел надобности оставаться здесь. Все рухнуло еще тогда, когда Покровительница впервые сказала, что не может нам помочь. - Если ваши семьи не придут к соглашению и не вернутся к своим обязанностям как можно быстрее, - голос Великой Банши понизился, а по Ее лицу пробежала тень страха, которой я никогда не видел прежде, - все мы погибнем.       Я принялся хватать ртом воздух, когда мы выбрались из душного помещения наружу. - Перт, - Сэйнт обнял меня, крепко сжимая в своих руках, и я прижался к его сильному телу в поисках поддержки и защиты. - Что нам теперь делать? – подняв голову от его груди чуть позднее, спросил я. - Я... не знаю. Но мы обязательно что-нибудь придумаем. Я обещаю, - Сэйнт снова обнял меня, но его слова не вселили ни капли надежды. Великая Банши была лучшим и единственным шансом на спасение. Теперь не осталось ни одного... POV Сэйнт       Все время, что мы продолжали двигаться вперед, Перт не произнес ни слова. И я понимал его. Слова Великой Банши лишили нас последней надежды.       Мы сами не знали, куда именно направлялись, как вдруг я замер на месте. - Перт, посмотри, - я чуть коснулся плеча Перта и указал на дерево прямо перед нами. – Это то, о чем я думаю?       От дерева исходила довольно мощная энергия, я ощутил ее даже на расстоянии. Но выглядело оно не лучшим образом. Ствол и ветви были скручены в жгуты, листьев не осталось, обнажая дерево, оставляя его без малейшей защиты. Земля вокруг потускнела, словно медленно теряла жизнь, трава пожелтела и засохла. Дерево постепенно погибало, как и все остальное вокруг, но все еще истончало магию. - Говорят, если влюбленные прислоняются к этому дереву, то навсегда лишаются своих чувств друг к другу, - полушепотом сказал Перт.       И вдруг меня, словно яркая вспышка, поразила безумная идея. Я всей душой этого не хотел, сердце вдруг защемило в груди от внезапно пронзающей боли, но после слов Покровительницы, я не видел другого выхода. Перт как-то странно напрягся рядом со мной и вдруг поспешно схватил меня за руку, с силой сжимая. - Ты... - Давай попробуем сделать это, - дрогнувшим голосом сказал я.       Стоило мне встретиться с Пертом глазами, как я тут же пожалел о сказанном. Зелень его глаз, ранее такая яркая и манящая, в миг потускнела, лицо озарил такой испуг, что у меня перехватило дыхание, и Перт вдруг с громкий возгласом толкнул меня руками прямо в грудь. - Ты спятил?! О чем ты вообще думаешь, Сэйнт? Решил избавиться от меня? Хочешь снова остаться один? Вернуться к своим? Я так сильно наскучил тебе? Или же ты просто играл со мной?       Его слова отравляющим ядом растекались по венам, обжигая, причиняя боль снова и снова. Я попытался приблизиться, но Перт отпрыгнул в сторону, выставив руку вперед. - Клянусь, если ты сейчас же не объяснишь мне, какого, мать его, черта, ты задумал, я поколочу тебя. И мне плевать, насколько ты искусен в бою! - Как ты мог допустить мысль, что я хочу избавиться от тебя?! – его внезапный порыв злости задел меня, и я вспылил. – Как мог подумать, что я решил бросить тебя одного? - Ты предложил избавиться от всего, что мы чувствуем друг к другу, разве нет?! – Перт указал на дерево, и я вздохнул, прикрыв глаза, пытаясь успокоиться. - Перт, послушай меня, - я предпринял вторую попытку приблизиться, и на этот раз Перт позволил мне обнять его. – Я люблю тебя, - я внимательно посмотрел на его лицо, нежно убирая растрепавшуюся челку со лба, и увидел, как капельки воды собираются в уголках его прекрасных глаз, - так сильно, что не могу думать ни о чем другом больше. Наша любовь ослепила нас. Но сейчас речь не только о тебе и обо мне. Речь идет обо всем живом на этой планете. Я не хочу лишаться того, что чувствую к тебе, - я мягко провел ладонью по его лицу, и Перт прикрыл глаза, прильнув кожей к моей руке, - и никогда не смогу оставить или забыть тебя. Но, возможно, если мы воспользуемся этой магией и станем думать друг о друге чуточку меньше, то сможем вернуться к своим семьям, доказать, что с нами все в порядке, попытаться исправить положение и хотя бы заставить их на время работать вместе. Ведь они не могут не видеть того, что происходит. Не могут игнорировать то, что случится, если не остановят вражду между друг другом. Великая Банши не смогла нам помочь. Это единственный оставшийся выход. - Сэйнт, - одинокая слезинка скатилась по щеке Перта и обожгла мне руку, я стер следующую большим пальцем и приблизился к нему настолько, что последующие слова Перт прошептал мне прямо в губы, - ты уверен, что это сработает? - Нет, - честно ответил я, - но у нас нет других вариантов.       Перт закивал, обхватывая мои руки и вдруг впился в мои губы своими так голодно и отчаянно, что я почти сразу же почувствовал нехватку кислорода. Его язык глубоко толкался внутрь моего рта, словно пытался вновь завоевать территорию. Его руки крепко схватили меня за рубашку, притягивая ближе, и я не удержал стона, когда ощутил, насколько горячим было тело Перта даже через ткань. Ладони заскользили вниз по рукам, и я запустил их под одежду Перта, касаясь его кожи на спине. Он вздрогнул, и я почувствовал, как тело его покрылось мурашками от прикосновений моих пальцев. Его магия внутри отчаянно кричала и билась, пытаясь сблизиться с хозяином, буквально умоляла продолжать и забыть о том, о чем мы только что говорили.       Я с трудом отстранился от Перта, тяжело дыша, обхватив его лицо руками. - Я люблю тебя.       Перт вновь положил ладони поверх моих рук и заглянул мне в глаза. - И я тебя люблю.       Мы подошли ближе к дереву, и я снова ощутил присутствие магии. Оно было слабым, но отчетливым. Я бросил последний взгляд на Перта и, дождавшись его кивка, присел на землю. Перт последовал моему примеру, не прерывая зрительного контакта. Видя разочарование и страх на лице любимого, я не удержался и снова приник губами к губам Перта, желая ощутить сладость и мягкость его поцелуя.       Спустя мгновение мы чуть отодвинулись друг от друга и, взявшись за руки, оба прислонились к стволу дерева. Я прикрыл глаза, когда почувствовал, как магия окутывает тело сверху до низу. Ощущения были странными. Не было ни боли, ни радости, ни страха, ничего... Просто тепло, постепенно проникающее в каждую клеточку тела, согревая и успокаивая.       Вдруг я ощутил всплеск энергии. Будто небольшой фейерверк то и дело взрывался где-то глубоко внутри. Я нахмурился, пытаясь прогнать навязчивые попытки чего-то неизведанного прервать такое теплое и приятное чувство, которое я ощущал буквально мгновение назад. Но энергетические толчки не прекращались, а становились только сильнее, буквально отталкивая меня от ствола дерева, к которому я приник. Я никак не мог понять, что же происходит, что именно так отчаянно стремится прервать мой покой. И вдруг неожиданно я увидел взгляд малахитовых глаз. Ощутил мягкость чужих волос, пропускаемых сквозь пальцы. Разглядел упрямые черты лица, которые казались до боли знакомыми. Почувствовал нежную горячую кожу под своими руками. «Сэйнт...» - хриплый, но уверенный голос заставил меня распахнуть глаза, и неожиданно я услышал довольно громкий хлопок, от чего прикрыл уши руками и зажмурился. Когда я в очередной раз открыл глаза, то понял, что уже не касаюсь спиной дерева, а сижу чуть поодаль, а передо мной стоит... Перт. Я никак не мог понять, что же только что произошло. Ведь все шло так, как и должно было. Я чувствовал, как все, что беспокоило и терзало меня, все, что связано с Пертом, постепенно исчезает, оставляя только покой и умиротворение. Но что-то буквально вытолкало меня из этих ощущений. Голос, который я услышал, прежде чем раздался шум, принадлежал Перту. - Ты звал меня? – мой голос прозвучал ровно, но внутри я ощущал смятение. Как же теперь узнать, изменились ли чувства между нами? Перт казался мне таким же, каким и был мгновения назад. Вот только выражение его лица было странным. Будто он о чем-то серьезно размышлял. Он проигнорировал мой вопрос, и от нетерпения я схватил его за предплечье, чтобы привлечь к себе внимание. Но, стоило мне коснуться тела Перта, по собственному пробежала искра, в момент воспламеняя пожар внутри. Сердце забилось с бешеной скоростью, и все чувства, которые я так тщательно старался притупить, вернулись, казалось, в стократном размере. Перт, по-видимому, ощутил то же самое, потому что заметно дернулся от моего прикосновения и тут же повернулся в мою сторону. - Ты звал меня, - дрогнувшим голосом сказал он. – Я услышал твой голос и внутри как будто что-то взорвалось. Я понятия не имею, что это было.       Я почти не слушал, что говорил мне Перт. Я не осознавал, что не могу отвести взгляд от его губ, так же я не понял, как в считаные секунды оказался рядом и набросился на Перта, захватывая в плен его рот. Он без сопротивления приоткрыл губы, впуская мой язык внутрь, и застонал так сладко и громко, что я не удержался от собственного стона. Все ощущения внутри мгновенно прокатились по всему телу, оседая жаром прямо внизу живота. Я почувствовал, что еще чуть-чуть и просто не смогу удержаться от того, чтобы не разорвать на Перте такую лишнюю сейчас одежду и не овладеть им прямо рядом с этим чертовым бесполезным, как оказалось, деревом. - Сэйнт, - Перт отстранился, нуждающийся в глотке воздуха, и я запустил руку в его волосы, все еще удерживая голову на месте. Дыхание было настолько частым и тяжелым, что я чувствовал, как оно опаляет кожу. Перт зашептал мне прямо в губы: - Что это было, черт возьми? Ведь я чувствовал... - Это магия, - вдруг меня осенило. – Твоя магия внутри меня не дала мне забыть тебя.       Глаза Перта округлились так, что готовы были вылезти на лоб. - Я тоже слышал твой голос, а потом громкий хлопок. Часть тебя не дала мне забыть те чувства, что я к тебе испытываю. Видимо, об этом говорила Великая Банши. Обменявшись частью магической сущности друг с другом, мы обрели тесную, почти нерушимую связь. Именно она предотвратила то, что мы пытались сделать.       Перт закивал, все еще не в силах отдышаться. Я вдруг почувствовал, как глаза запекло от подкативших слез. Когда я осознал, что мог лишиться всего, что чувствую сейчас, мог забыть, как сильно люблю Перта, забыть его взгляд, ощущение его губ, кожи, волос, то, как прекрасно было соединиться с ним... Я чуть не задохнулся от возмущения и злости на самого себя. - Прости меня... – я крепче притянул Перта ближе и почувствовал, как слезы стекают по щекам. – Прости меня...       Перт принялся целовать мои мокрые щеки, нашептывая слова утешения, а я никак не мог успокоиться. Лишиться чувств к любимому человеку. Как подобное вообще могло прийти мне в голову?!       Чуть позже, когда мы отдышались и пришли в себя после произошедшего, Перт все еще продолжал касаться меня, что только больше усиливало связь. Я чувствовал приятное тепло, похожее на то, что ощутил от связи с Древом. Но это было чувство другого рода. Именно любовь Перта буквально согревала меня изнутри. - Мы вернулись к тому, с чего начали, - Перт положил голову мне на плечо, пока мы медленно шли через поля. – Ведь ничего не получилось. Я все еще люблю тебя, - он усмехнулся, что заставило меня последовать его примеру.       Я посмотрел вдаль и глубоко вздохнул. Скоро первые лучи солнца должны были коснуться земли. Луна постепенно покидала ночной небосвод, заходя за горизонт, оставляя после себя мягкий отблеск света. Я снова глубоко вздохнул пока еще ночной воздух и легко потрепал Перта по голове. - Не знаю, как ты, а я дико устал. Как думаешь, твой дядя не откажется приютить нас снова? - Конечно! Он просто обожает своего племянника, - Перт поднял голову и снова усмехнулся. – Ведь перед моим обаянием просто невозможно устоять, - он поиграл бровями, вызывая во мне смешок. - Не могу с этим не согласиться, - я в который раз приник к его мягким губам теперь уже в нежном и чувственном поцелуе. Сегодня я снова чуть не потерял его. И сейчас любовь буквально искрилась в каждой клетке моего тела. Я понимал, что мы снова вернулись в начало пути. У нас нет ни плана, ни малейшей идеи, как остановить ту угрозу, что нависла над всеми нами. Но сейчас, посреди пустынного поля, под светом заходящей луны, в приятной ночной тишине мне, казалось, впервые было абсолютно наплевать на все это. Пусть Мир катится в бездну. Перт со мной – о большем не прошу...
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.