Техномаг 3210

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 144 страницы, 25 частей
Статус:
в процессе
Метки: Геймлит Повествование от первого лица Фантастика

Награды от читателей:
 
«Супер! Отличная работа!» от TsGo
«Отличная работа!» от g32
«Отличная работа!» от Avaritia
«Круто, жду первую мясорубку! » от Иррацио
Описание:
Рассказ о техномаге, немного прогрессорства и возвращение из будущего. Как говорится, собрал все зашквары.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Часть 19

3 октября 2019, 07:00
      Гусиноозерск, Россия.       За еще не старым, но уже и далеко не новым компьютером, который не был мощным даже на момент его покупки шесть лет назад сидел юноша лет двадцати пяти и с блеском в глазах возбужденно клацал клавишами мембранной клавиатуры. Сообщения мелькали одно за другим — он всегда гордился скоростью своей печати. Возле его сообщений отображалась миниатюрная картинка, копия его аватарки в социальной сети, для которой было взято самое удачное фото, сделанное пять лет назад, когда он еще не был таким полным как сейчас и занимался спортом. Впрочем, на самом деле ни полнота, ни легкая неухоженность и небритость его не волновали, все внимание было приковано к мини-аватарке отвечающей ему девушки, которая была сногшибательной блондинкой. Нет, раньше он был бы на сто процентов уверен, что это фейк, то есть ложное фото другого человека, но не сейчас. Шесть лет назад вышел закон, который запрещает пользоваться чужими фотографиями и профилями, а регистрация в социальных сетях происходит только и исключительно по паспорту.       — Ты такая красивая! — напечатал он. — Наверное мама хорошо постаралась.       — Мама? Нет, от мамы у меня только основа. Это папа постарался, — парень поперхнулся бутербродом с колбасой. Это как же там папа старался?       — Он оплатил тебе пластику?       — Нет, скорее он сам меня создал.       — Твой папа что, пластический хирург?       — Нет, он скорее инженер.       «Так она из бедной семьи», — подумал парень. Это хорошо, значит, у меня есть шансы ей понравиться. Но надо как-то это проверить. Про деньги спрашивать неприлично, а вот про машину можно.       — Слушай, я тут машину себе выбираю, какой у вас автомобиль?       — Сейчас спрошу, — через пару минут, появилось новое сообщение. — Пока никакого, но папа говорит, что скоро соберет. Летать будет!       — Хороший у тебя папа, — польстил ей юноша.       — Самый лучший!

***

      — Ты с кем там болтаешь? — спросил я Марию, прогуливаясь вместе с ней по зоопарку. Я подумал, что не дело безвылазно сидеть в гараже, надо бы устроить выходной, к тому же у меня было дело ближе к вечеру неподалеку отсюда. Приятное с полезным, как говорится. Родители, улыбаясь, отказались идти с нами. Сваты фиговы.       — Да так, с несколькими людьми общаюсь, — разглядывая пушистую белочку, улыбаясь ответила она.       — А точнее?       — В данный момент с 2279, а вообще около десяти тысяч, — удивила, так удивила.       — Не многовато ли? — спросил я.       — Скорее даже мало. Знал бы ты насколько шаблонные вопросы мне задают и как часто домогаются! — возмущенно ответила она.       — Ну-ка, дай-ка мне их адреса, я с ними поговорю.       — Не надо, папа, я уже взломала их компьютеры и смартфоны, и теперь все их друзья могут любоваться отправленными ими же мне и другим девушкам фотографиями половых органов и сообщениями с грязными домогательствами. — Следов не оставила? — Обижаешь! Кто я по-твоему?       — Моя дочка, — приобнял я ее, хваля и одновременно отвечая на вопрос.

***

      Отдохнули, а теперь и дело можно делать. Мы с Марией находились на ВДНХ, вблизи Фонтана «Дружба народов». Выходной день, время ближе к вечеру, да еще возле водоема музыканты играют классику русского и не только рока, поэтому вокруг собралось достаточно много людей. На этот раз мы активировали «публичную» маскировку —внешность, которую будем использовать для совершения публичных действий.       «Пап, это тот мужчина в черной куртке?» — спросила у меня Маша.       «Сейчас посмотрю», — я активировал оценку. — «Да, это он, теперь следим внимательно, но осторожно, не вызывая подозрений».       «Почему мы сразу его не обезвредим, пока он никому не причинил вреда?»       «И как ты это объяснишь? Товарищ полицейский, это преступник в будущем, просто он не успел еще ничего совершить? Нет, это так не работает».       Мужчина с накинутым на голову капюшоном внезапно выпустил из двух рук струю огня в толпу. Мы следили за этим моментом и потому были к этому готовы. В тот же миг на пути пламени оказалась Мария, активировавшая энергетический щит, а я стал выпускать разряды электричества как заправский ситх. Главное сейчас не пошутить про темную сторону и печеньки, а то эффект будет не тот, которого я хочу.       — Смотрите, кино снимают! — закричал парень сбоку от меня и начал снимать видео на камеру своего смартфона. Э, нет, так дело не пойдет, я хочу чтобы ситуацию воспринимали серьезно. Так что прости, парень, но ты сам нарвался. Я сместился вбок и подставил его под пламя.       — Ааа, больно! — заорал он. — Я вас засужу.       Нет, ну, что за идиот, даже окружающие поняли, что запахло жареным. В буквальном смысле. Люди не разбежались, нет. Но отошли подальше и по примеру своего неудачливого товарища начали снимать. Страна непуганых идиотов, ведь если бы я проиграл, то освободившийся «игрок» подарил бы им свое тепло. Но, к их счастью, съемка — это именно то, что мне и нужно. Так чуть-чуть поиграв с противником, который тужился пробить энергетический щит моего доспеха, я вложил побольше маны и наконец-то оглушил его. Полиция подоспела, как всегда, к шапочному разбору.       — Всем оставаться на месте! — выкрикнул прибежавший толстый сержант, страдающий одышкой вместе с двумя своими более стройными коллегами. В ответ мы вместе с Машей активировали голографическую невидимость и спокойно ушли. Благодаря силовому полю даже звуков наших шагов не было слышно. Этим действием я преследовал две цели: избегал ненужного общения с правоохранительными органами и отрезал возможность свалить молнии и огонь на технические устройства. А главной задачей всего этого маскарада было не предотвращение теракта, в котором погибли бы шесть человек и еще пара десятков были бы ранены, а способ заявить о себе и о способностях игроков. Подобные происшествия начали происходить по всему миру, но пока что их умудрялись замять или объяснить терактами, пожарами и несчастными случаями. Да и пора нарабатывать хоть какой-то минимум известности, ведь одно дело, когда что-то говорит никому неизвестный тип, и совсем другое, когда известный «супергерой». Родителей я предупредил о своем плане, но от помощи пока отказался, они и так из-за меня теперь пашут возле обелиска, а мама еще и дома зелья варит, так что хватит их грузить.       — Маша, как и договаривались, раздуй в сети шумиху насчет сегодняшнего происшествия и не позволь правительству удалить информацию о нем, а также оправдать это съемкой кино или выступлением фокусников, — сказал я Маше, когда мы пришли домой.       — Начала сразу же, как выложили первое видео.       — Молодец, — похвалил я ее, — как тебе в зоопарке, понравилось? — Перевел я тему, понимая, что это ее не отвлечет от моей просьбы. И я стал выслушивать ее полный восхищения рассказ. Как я и говорил, у нее много знаний, но нет опыта, поэтому и ведет она себя как взрослый ребенок, для которого все в новинку. Что ж, пора бы начать строить свою базу.

***

      База была просто необходима сразу по нескольким причинам. Это и защита семьи, и бункер на случай когда (а не если) все пойдет наперекосяк, и мастерская, и склады — в общем то, что нужно. Жаль, что Василий оказался засланным казачком, его помощь мне бы сильно пригодилась. Впрочем, и без него справимся, тем более что в прошлом-будущем мы набили немало шишек при проектировании и постройке подземных баз. А если к этому добавить открытые и закрытые схемы бункеров различных государств, в том числе и Асмарийской Империи, которые на противостоянии техникам жука съели, и рассчитывать план будущей базы вместе с Марией, то можно создать если не идеал, то очень близкий к этому вариант. Вопросов с деньгами и покупкой земли не могло возникнуть даже в принципе, когда у тебя есть ИЛ. Взлом незаконных счетов в офшорах различных нечистых на руку чиновников, прогон этих денег малыми партиями еще через десятки счетов и заметание следов. Маша, даже не отвлекаясь от разговора со мной, проделала это после моей просьбы. Далее создание подставной личности на основе уже существующей, какого-то сироты-инвалида, чью смерть мы «подтерли». Ему уже все равно, зато наша легенда будет «чище». Я понимал, что наступит тот момент, когда наше инкогнито раскроют, и тогда будут проверять всю нашу собственность до последней копейки, отсюда и такие схемы. А дальше не было сложным выкупить несколько гектаров никому ненужной из-за скалистой почвы и удаленности от инфраструкты земли. Только близость к Москве сделала ее довольно дорогой. В качестве временного убежища и прикрытия я заказал постройку в хорошей, а значит и дорогой фирме двухэтажного дома общей площадью в триста квадратных метров «под ключ» — то есть проводка электричества, канализации, рытье скважины, даже ремонт и сборка мебели. А база будет чуть дальше и гораздо, гораздо глубже. Дом нужен был в том числе и для того, чтобы землю не отобрали как неиспользуемую впоследствии. Да, есть и такой закон, поэтому многие землевладельцы строят хотя бы сарай на своей территории.       Впрочем, не все шло у меня так гладко, как хотелось бы. Все-таки, когда все зависит от тебя, ты можешь на это влиять, а когда от других... возможны проблемы. Так случилось и с ювелиром, Владимиром Петровичем. Он просто отказался, сославшись на семью и то, что не хочет подвергать ее риску. Может быть так, а может я перегнул палку с шантажом. Но факт остается фактом, будущего артефактора я лишился. Но и бежать переубеждать его я не собирался, это его выбор и, может быть, так для него будет даже лучше. Хотя во время вторжения я попытаюсь за ним присмотреть, не просто же так он повысил свой уровень духа самостоятельно, и я догадываюсь почему. А вот Лиза меня не разочаровала.       — Раздеваться? — мы находились в гараже, куда я привел ее после того, как она сообщила о согласии. На самом деле девушка согласилась еще в кафе, но я попросил ее подумать подольше, чтобы потом ко мне не было никаких претензий. — Смотри не возбудись, а то я подумаю, что ты извращенец какой. Из тех, кому изувеченные нравятся.       — В будущем ты не была такой... язвой, — сказал я, отвернувшись.       — А что ты хотел? Привел девушку в какой-то грязный гараж и говоришь ей раздеваться и ложиться в кровать. Знаешь, тут даже дура заподозрит что-то неладное, — несмотря на ее слова, я четко услышал шуршание одежды, как и ее погружение в капсулу. Гель начал тут же обволакивать ее тело, и поэтому я повернулся. — Что, не красавица?       — Нет, не красавица. А это обязательный атрибут для друга? — ответа я уже не услышал, но судя по выражению ее лица, мои слова ее задели. Ведь она-то как раз всех друзей и поклонников лишилась из-за своего уродства. А я спокойно смотрел на ее лицо, скрываемое гелем — привык уже. Что ж, у меня еще сутки до ее выхода. Пора бы навестить Дегтярева.

***

      Наш партнер благополучно вылез из капсулы, и стоит отдать ему должное, говорить о ней своему руководству не стал. Начал прогонять через нее сначала верных ему людей, впрочем, иного я от него и не ожидал. Если бы он поступил иначе — я бы в нем просто разочаровался. Нашел я его как и всегда в его кабинете.       — Вижу, вы все-таки прошли через обелиск? — поприветствовал я его, на этот раз постучавшись для разнообразия. Тем более теперь мне не нужно было пользоваться отводом глаз отца, ведь мы стали официальными сотрудниками под началом Дегтярева. Но следящие устройства я все равно контролировал, подавая вместо нашего разговора совершенно иной диалог, интереса не представляющий.       —Так заметно? — улыбнулся он. — Что же, вы свою часть договора выполнили, теперь и моя очередь. Что вам необходимо для создания десяти капсул и двадцати экзоскелетов?       — Какие-то небольшие у вас запросы, — удивился я. Об испытании я даже спрашивать не стал. Не такие у нас близкие отношения для раскрытия настолько личной информации.       — Тут я ничего поделать не могу. Мои кураторы считают, что и сами разберутся в ваших устройствах, — пояснил он такие небольшие запросы и развел руками.       — Что же, мне потребуется около двухсот килограммов редкоземельных металлов, одной тонны цветных и пяти тонн черных. Точные данные только что пришли к вам на почту, — вместе со звуком сообщения ответил я. На самом деле мне нужно было даже меньше. Но если дают, почему я должен отказываться? Остатки лишними не будут и ускорят работы уже над моим проектами. Например, учитывая, что через пару месяцев мы переедем в новый дом, потребуется быстрый и, главное, незаметный транспорт до Москвы. — Место привоза материалов можете определить по своему выбору, но если попробуете устроить засаду или что-то подобное — наш договор я посчитаю разорванным.       — Оперативно работаете, — ответил он, отвлекшись на список на экране своего монитора. — Насчет договоренностей — с моей стороны накладок не будет, хотя некоторые мои кураторы очень, я повторюсь, ОЧЕНЬ в вас заинтересованы. И еще один вопрос, вы не могли бы?       — Если вы о новых жучках, я их уже отключил. А если о том, чтобы поставить вам на сторону капсулы, экзоскелеты или любое другое оборудование, то любой каприз за ваши деньги, — улыбнулся я, а голографическое лицо повторило мою улыбку.       — Думаю, вы не останетесь разочарованным, — отзеркалил мою улыбку своим оскалом Дегтярев. Я понимал, что у него есть своя группа, и чем сильнее будет она, тем более независимым станет мой партнер, что выгодно в том числе и мне. Главное, чтобы он в будущем не возгордился и не решил подмять меня и мою команду под себя. Впрочем, если чему-то меня и научила жизнь, так это тому, что даже предательство можно обернуть в свою пользу, если его ждешь.