Техномаг 3210

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 144 страницы, 25 частей
Статус:
в процессе
Метки: Геймлит Повествование от первого лица Фантастика

Награды от читателей:
 
«Супер! Отличная работа!» от TsGo
«Отличная работа!» от g32
«Отличная работа!» от Avaritia
«Круто, жду первую мясорубку! » от Иррацио
Описание:
Рассказ о техномаге, немного прогрессорства и возвращение из будущего. Как говорится, собрал все зашквары.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Часть 23

8 октября 2019, 16:54
      __________________________       Имя: Александр Огнев       Уровень: 24       Раса: Человек       Класс: Техномаг       Очков пси: 140 (+80) (220)       Очков маны: 310 (310)       Очков праны: 50 (50)       Тело: (35) +14       Разум: (44) +9       Дух: 31       Мана: 31       Пси: (14) +8       Прана: 5       Свободных очков характеристик: 0       Свободных очков навыков: 33       Навыки:       Жизненная псимагия (15)       Техномант (41) +10       Кузница техномага (11) +5       Электромагия (43)       Родство с молнией (53)       Медитация (25)       Оценка (18) +5       Оцифрованная память (31)       Форсаж (27)       Киборг (7)       __________________________       Как видно, больше всего у меня прокачались форсаж и оцифрованная память из-за огромного потока информации в виде схем другого мира, постоянного общения с Машей в ускоренном режиме и анализа книг из мира Лизы. Также не отставали от них электромагия и родство с молнией, которые тренировались постоянно. Причем, как только последняя достигла 51 очка, я стал получать постоянный приток маны. Да, это было всего два процента от получаемого электричества, но предел неограничен, пока мне есть куда сливать ману! Теперь экзоскелет дополнился «горбом» на спине, в который я вкладываю топливные ячейки побольше — все равно почти вся конвертируемая мана уходит на синтез нужных мне редких веществ. Остальное повышалось постольку-поскольку, и я раздумывал избавиться от ненужной мне уже медитации, вот только времени на раздумья не осталось. В один далеко не прекрасный момент я почувствовал, как псионический контракт с Дегтяревым «лопается» будто порвавшаяся гитарная струна, отдаваясь неприятными ощущениями в груди. В это время я, Лиза и Маша находились в импровизированной лаборатории-мастерской, в небольшом пока что бункере, созданным магией земли первой, магнетизмом второй и моим инструментроном. Девушки, раскрасневшись, спорили о причинах неудачи очередного эксперимента по гармоничному и эффективному совмещению синтетики и органики, представляющий собой лежащий на столе вскрытый труп девушки, напичканный техникой. Причем техникой настолько высокого уровня, что со стороны и не поймешь, что это действительно импланты, а не плоть. Лиза напирала на свой опыт и в принципе наслаждалась поддеванием своей… подруги-конкурентки, скажем так. Сама она хоть мне знаки внимания не оказывала, но они же со стороны Маши ее изрядно раздражали. А так как последнюю не сковывают рамки морали… то случались довольно пикантные моменты. Маша же просто была огромной кладезью информации, которой позавидовал бы и Интернет, так что отвечала достойно. Да и сама она научилась отвечать на подначки.       — Дамы, — прервал я их, нацепляя на экзоскелет наплечную масс-драйверную пушку, которая сразу же сложилась на спину, чтобы не мешать. — Не хочу вас отвлекать от безусловно интересного и приятного для вас спора, но у нас ЧП, контракт с Дегтяревым разорван, а радиосвязь с родителями заглушена. Так что собирайтесь и сразу выходим, автолет я вызвал.       — Порталы? — тут же спросила не промедлившая ни секунды и повторяющая мои действия Лиза. Маша оказалась еще более расторопной и была готова.       — Открой портал для «Делориана» поближе к точке выхода, на высоте двухсот метров. Не стоит выходить сразу в возможную гущу боя, — эх, как же жаль, что квантовые передатчики слишком массивны даже в двух развитых мирах, и поставить их можно разве что в грузовике.       Буквально секунд тридцать бега, и мы на выходе — автомобиль уже стоял с открытыми дверями. Лиза помахала руками, сгущая ману вокруг нас, и после заковыристого заклинания на ином языке открылся портал диаметром около двух метров. Ловко запрыгнув и закрыв вертикальную дверь, мы плавно, но быстро взлетели и, пролетев сквозь закрывшийся за нами портал, оказались прямо над обелиском. Не зря мы так спешили: внизу была бойня. Летали молнии, огонь, вода, носились как молнии бойцы ближнего боя и палили из автоматов стрелки. Несмотря на свалку можно было определить две группы: меньшую из пятнадцати человек, возглавляемую моим отцом, который скорее всего взял часть нападающих под свой контроль и большую из более чем пятидесяти, их теснившую. Смазанным пятном носилась по полю боя моя мама, вырезая любого, кто хотел нанести вред отцу. Вот тебе и пример, как действует ситуативная мораль. Мама, которая всегда была против насилия, не стеснялась отрезать руки, ноги и иногда головы не в меру ретивым противникам. Впрочем, это неудивительно, учитывая какое испытание она прошла. Неподалеку стоял десяток людей в экзоскелетах, безуспешно пытающихся выстрелить в родителей. Будто я такой идиот и не внесу в доспехи систему «свой-чужой»? Все это мой ускоренный разум вычленил за секунды. Не хорошо убивать людей, просто исполняющих приказы, но и не время для сантиментов. Мы снижались и мой «Делориан» начал палить изо всех четырех стволов, устраивая ослепляющий плазменный ад. Как и всегда, все устройства соединились в общую сеть и передо мной, как и перед остальными, появились цели для атаки. Вблизи глушилки не смогли прервать нашу связь, и я сразу связался с родителями.       — Мама, пап, как вы тут?       — Степан пока не может ответить, все силы тратит на контроль части атакующих, — запыхавшись ответила мама. — Мы не ранены, но отец на пределе и щиты скоро спадут.       — Вас понял, мы пробиваемся к вам, — ответил я, стреляя из плазменной винтовки, прожигая в животе молодого на вид человека дыру размером с небольшую дыню. Он еще пару мгновений с шоком смотрел на меня, не веря что просто так умрет. Сам виноват, если поднял на кого-то оружие, будь готов что убьют и тебя. Также я перехватил контроль над десятью экзоскелетами, стоящими невдалеке. Люди в них пытались сопротивляться — но куда им? Они только немного замедляли движение. Лиза чаще обстреливала огненными шарами и заставляла проклятьями выблевывать внутренности сразу по десятку человек, Маша помогала общим контролем и стрельбой. Винтовка перегрелась, попытавшись пробить энергетический щит какого-то мага, и я шандарахнул молнией. С ней пошло дело веселее и быстрее, потому что можно было парализовывать по несколько человек за раз, и мы довольно быстро соединились с отцом, и тут автолет засек еще большую группу из более чем сотни вооруженных людей заходящих в парк при поддержке бронетехники. Как я помню недалеко как раз расквартировали военных на случай прорыва к обелиску.       — Что же, пришло время для козырей, — понимая, что нас могут просто измотать, сказал я вслух. Еще когда-то давно, будучи пусть и хорошим, но вполне обычным инженером, я думал о том, почему люди так привязаны к гуманоидным роботам? Не в плане разумных вроде Марии, а в плане военных. Да, они смогут пользоваться оружием обычных людей, в этом их плюс. Но это не лучшая, как по мне, форма для малогабаритного оружия. Поэтому я сделал… шар. Репульсоры в принципе выглядят как решетка и могут принимать любую форму, поэтому именно такая форма получалась самой маневренной, хоть и не грузоподъемной. Снаружи, в промежутках между решетками, были выведены ствол плазменного орудия, небольшое отверстие для забора воздуха и вывода ненужных газов, которое также служило и для охлаждения рабочей камеры, проекторы щита и девять камер — на каждую сторону по одной, плюс две получше — над пушкой. В центре обосновалась маленькая топливная ячейка в пару десятков килограмм в тротиловом эквиваленте. Получался сверхманевренный шар диаметром в сорок сантиметров, по которому хрен попадешь из мощного оружия и которому не повредишь взрывной волной или обычными пулями благодаря щиту. А из-за того, что им управляет маленький, но мощный процессор с программой, созданной Машей, и откалиброванный нами в условиях приближенных к реальному бою — то есть стреляли по шарикам всем, что у нас только было и что могли создать, то получилось супероружие для этого времени. Это я не говорю о том, что при желании его можно использовать как управляемую бомбу. В Асмарийской Империи на него легко бы нашли управу, как и в мире синтетиков, но не в данный момент в нашем мире. Тем более, что на десятом уровне кузницы открылось зачарование облегчения, которое вместе с укреплением я накладывал на все маневровые репульсорные шары — МРШ-1, если по-простому. Но чаще его называли мы «Шар-хрен-попадешь» и «Буратино» из-за его формы. И вот таких вот шариков я выпустил около полусотни. Эффект превзошел все ожидания — почти мгновенно погибли все, кто не имел брони или каких-либо защитных способностей. Остальных они добили уже массой, но это также много времени не заняло. Мучило ли меня убийство своих же сограждан? Я этим занимался последние лет двадцать. Да и если была возможность, старался выводить из боя нелетальными выстрелами.       Собрав шары, мы погрузились впятером в автолет, благо я продумал этот момент и «Делориан» был крупнее своего оригинала, так что хоть и было тесно, но поместились все. Взмыв в небо и активировав маскировку, я спросил у матери о произошедшем. Отцу было плохо от перенапряжения.       — Все было нормально до того момента, как Дегтярев пришел в сопровождении худощавого с виду мужчины лет пятидесяти. Я еще тогда подумала, что он очень напоминает типичного такого советского интеллигента: большие очки, седые волосы с залысиной и твидовый пиджак с черными штанами. Что больше всего меня удивило, так это то, что они просто ходили молча от одного человека к другому, и когда они подошли ко мне… — маму перебил отошедший от схватки и контроля отец, который выпил лечебное зелье. Да и мама накинула на него пару светящихся белым цветом чар.       — Он попытался взять Женю под контроль и покопаться у нее в голове. Я это засек и помешал ему, из-за чего у нас случилась ментальная дуэль. Я-то победил, пусть и легко мне это не далось, а вот Дегтярев заорал о предателях и нападении на важного государственного служащего, после чего приказал нам сдаться. На крик сбежалась вся охрана обелиска, схватившаяся за оружие. Я попытался их подчинить, но они почти все прошли через обелиск, и получилось взять под контроль только двадцать человек из семидесяти. И тогда-то все и началось, нас не стали слушать и начали вести огонь на поражение. А дальнейшее ты видел.       — А что насчет того мужика телепата? — спросил я, пролетая над Москвой. Красивое зрелище, скажу я вам.       — Не знаю. Все слишком быстро разворачивалось. Может помер, а может сбежал.       — Вот как… фигово, — мысленный приказ передатчику, и бункер вдалеке наполняется плазменным огнем, сжигая все, что успели там создать. Тоже самое и с гаражом, только попроще — не хочется вмешивать в это мирных жителей. — Мы не знаем, что он успел узнать и жив ли он, но скорее всего наши настоящие имена могут быть раскрыты. Кроме Лизы и Маши, естественно. Возможно, я перестраховываюсь, но лучше перебдеть, чем недобдеть, да и, если честно, наше правительство меня разочаровало. Все им не то и все им не так, вместо того чтобы сотрудничать, пытаются все контролировать, не понимая, что в нынешнее время это невозможно.       — И что ты предлагаешь? — спросил отец.       — Я предполагал такой вариант действий, но смутно. Маша, помнишь я говорил тебе о плане Б-3?       — Ты спрашиваешь у ИЛ, помнит ли она? — с ехидцей поинтересовалась Лиза, но никто на это внимание не обратил, привыкли уже.       — Да, папа. Но ты уверен? Нас будут искать все, не только Россия.       — Пускай ищут каплю в море. Ты нашла подходящий остров?       — Скалистый, вдалеке от населенных пунктов и материков, и тектонически стабильный. Да, нашла несколько.       — Отправь маршрут к ближайшему и с хорошим климатом на автопилот «Делориана». Пускай летит.

***

      Летели мы даже на полной скорости пятнадцать часов. Было тесно, и чтобы разминаться и поесть, приходилось останавливаться. Самый долгий перелет был через Тихий океан к Островам Кука и еще километров шестьсот от них на северо-восток. Там был даже не один остров, а несколько небольших скалистых островков длиной и шириной до четырех километров. Из-за ландшафта на них практически ничего не росло, полезных ископаемых не было, да и находились они далеко от любых поселений поэтому они никому не были интересны. У всех было довольно подавленное настроение, кроме меня. Я будто сбросил какой-то груз с себя. Я пытался сделать все правильно, официально. Раз не получилось, что же, это только развязывает мне руки.       — И что мы будем тут делать? Тут же ничего нет! — воскликнула мама.       — У нас есть порталы, с ними расстояние для нас — несущественная мелочь. А делать мы будем тоже самое, что и делали, тем более сейчас это даже стало проще.       — Проще? Это ты называешь проще? Нас, возможно, в розыск объявили!       — Вот именно, проще. Раньше нам надо было скрываться на виду и при этом жить обычной жизнью, чтобы нас не заподозрили. Но долго ли мы смогли так жить? Да, было удобнее и в чем-то легче. Да, многие идеи не удались, но теперь мы можем действовать на полную и не быть ни с кем связанными. А пока надо построить хотя бы временное убежище.       — И когда все вновь пойдет не так как надо? — ядовито спросила Лиза.       — Я не Бог, чтобы предсказать абсолютно все. Кто знал, что засекут не влияние отца на чиновников, а воспользуются мамой? Может ты сразу знала, что это твои родители заказали облить тебя кислотой?       — Да что ты знаешь?! — воскликнула она.       — Хватит! — это отец вмешался. — Орете друг на друга как бабки базарные. У Саши хотя бы есть план, он хотя бы старается что-то делать, а не ждать у моря погоды. Конечно, у него не все выходит, но посмотрите на себя. Мы уже сейчас сможем выжить практически где угодно. Где бы мы были без него? А я скажу вам — через три года мы бы ничего не знали и все сдохли рано или поздно! И, Саша, нехорошо давить на больное место девушки.       — Извини, Лиза, я действительно палку перегнул.       — Я тоже переборщила, — осадочек пусть и остался, но мы все-таки помирились. С помощью телекинеза отца, порталов и моей кузницы, мы смогли за пару часов построить небольшой обитый металлом каменный домик. Руны обогрева, поставленные Лизой, позволили не страдать от пронизывающего океанского ветра. А со следующего дня началась масштабная работа. Сначала мы прокопали тоннель метров на сто вглубь. Там с моей помощью мы сделали артефактные арки, которые стабилизировали порталы. Так они будут держаться дольше и потреблять меньше маны. Вместе с Машей я нашел целую номенклатуру добывающих дроидов иного мира и на их основе, заменив новый элемент репульсорами и облегчением, сделали погрузчики с манипуляторами, автоматические сборщики и строители с плазменными горелками и встроенными инструментронами, мобильные зарядные станции и бурильщики. Все это нужно для двух целей. Первая — выкопать достаточно большой ангар, в который поместится гигантский Титан и при этом не обрушится потолок нам на голову. Можно было воспользоваться маскировочной системой, но я совсем не уверен, что после внедрения правительствами моих схем это еще будет работать. А камень и металл — это просто и надежно. Впрочем, после общего совещания решили копать не вглубь, а сбоку, над уровнем моря. Благо, что высота островов это позволяла. Так и ненужную почву будет легко выбрасывать, а сам вход можно как раз замаскировать. В принципе, ничто не мешало мне превращать в металл сам камень, но зачем? Есть же множество кладбищ кораблей, самолетов и бытовой техники, Аральское море и просто севшие на мель суда. Ранее, до того как Лиза получила свои способности, я об этом даже не думал — слишком далеко везти, а даже мое пространство внутри кузницы пасует перед такими гигантскими объемами. Какими? Авианосец длиной менее 400 метров имеет водоизмещение и массу в 100 000 тонн. А мое пространство ограничено десятью квадратными метрами, кубик такого размера из железа будет весить "всего" 78 тонн. Поэтому в данный момент я сделал реактор на весь имеющийся у меня материал и подключил его сверхпроводниковые контакты к себе. Пришлось снять экзоскелет, иначе сгорел бы от такого напряжения. Реактор в принципе очень интересная вещь, где антивещество нужно только на начальном этапе, а дальше он запускает термоядерный синтез дейтерия и преобразовывает в несколько этапов получившуюся энергию и свободные электроны в электричество.       — Папа, ты светишься, — сказала Маша, когда увидела меня сидящим в позе медитации на десятиметровой диэлектрической площадке с двумя контактами толщиной с меня самого. Напряжение столь высоко, что электризуется обычный воздух в виде коронарного свечения.       — Не подходи, а то на тебя разряд может пробиться, — улыбнулся я, не чувствуя никакого дискомфорта. Отключал напряжение я только для того, чтобы выпустить партию очередных роботов и набрать нарезанного с кладбища кораблей металла. Чем больше я сделаю роботов, тем больше металла они будут приносить за единицу времени. Чем больше металла, тем больше я успеваю делать роботов.       — Я хотела сказать, что мы закончили с планировкой замены синтетики на органику во мне, — она это с такой надеждой и ожиданием сказала, что я понял — она не уйдет отсюда, пока я не закончу.       — Хорошо, скинь мне схему, — это было не обязательно, но лучше я проконтролирую работу вновь созданной капсулы. Отключив контакты, перенаправляя лишнюю энергию в аккумуляторы — реактор работал всегда, заглушишь его и запустить сложнее, чем новый сделать, я проследовал в одну из выкопанных комнат, выделенную под лабораторию. Так-то жили мы снаружи, сидеть в подземельях никто не пожелал, даже привычный к этому я. А вот все технические, секретные и опасные помещения делались под землей и на немалом удалении друг от друга. Пока мы поднимались на каменистый холм, дыша свежим океанским воздухом, я рассматривал схему и думал о следующем шаге. Когда мне не нужно будет делать дроидов, а строить титан будет еще рано. Когда-то давно я смотрел такое произведение, как «Код Гиасс», и меня привлекла в нем идея не только человека, который мог подчинить кого угодно или мехов, а сама идея секретной организации. Что если дать людям альтернативу правительствам? Что если выступить по всем возможным СМИ с обнародованием правды? Это будет довольно интересно — секретная организация, о которой будут знать все. Думаю, это наконец-то станет тем камнем, что расшевелит то болото, которое называется миром. Нет, по всему миру и так беспорядки, особенно в Африке и на Ближнем Востоке, где дорвавшиеся до силы негры и арабы весело вырезают друг друга, а остальные делают вид, что ничего не происходит. Но это не то. Мне нужен не хаос, а порядок. Что же, если люди не хотят объединяться против будущего врага, я дам им нынешнего.