Размер:
планируется Макси, написано 179 страниц, 17 частей
Описание:
"Приветствую нового пользователя. В данный момент вам доступна миссия "Починка отношений отп". Желаете продолжить?"

Перед лицом высветилась табличка как из какой-нибудь игры с большой зелёной надписью "ДА!" и совсем маленькой "нет" в уголке. Похоже, Не Хуайсан слишком долго сверлил взглядом это громадное "ДА!", из-за чего оно как-то самопроизвольно нажалось.
Посвящение:
Великой Мосян Тунсю и её прекрасным новеллам
Примечания автора:
На самом деле мне немного боязно писать эту работу: кроссовер трёх новелл - довольно-таки сложная задача. Надеюсь, я не буду долго тянуть с главами. И, прошу, если этот фанфик будет интересным, не постесняйтесь написать об этом в отзывах - для меня это очень важно.

А ещё ваша разносторонняя авторша сделала небольшой трейлер к фф^^:
https://youtu.be/KJkXBU6m2TY
Да, анимация детская)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
308 Нравится 112 Отзывы 171 В сборник Скачать

Глава 17.

Настройки текста
Примечания:
А спонсор этой главы - мой твиттер:
https://twitter.com/smile_only_cry?s=09
(залетайте, буду рада пообщаться🙂)
— Юй-гэ-э, приди ко мне, — завывал на все лады Не Хуайсан, пока на другом конце провода Мо Сюаньюй отвечал в таком же тоне: «Сан-гэ, я не могу-у. Злой босс не отпуска-ает меня» — Ну разве ты не можешь упросить Хуа Чэна отпустить тебя на час раньше? — продолжил упрашивать Хуайсан. — Клуб закрывается уже через час. Разве у тебя там такой уж и наплыв посетителей? «В том-то и дело, что наплыв, — грустно ответил Мо Сюаньюй. — Я с тобой даже общаюсь через гарнитуру, пока огромная очередь стоит за моими коктейлями. Утро субботы же. И вообще: на часах пять утра, ты чего не спишь?» Не Хуайсан капризно захныкал. — Ну вот, ты превращаешься в Минцзюэ-гэ. А я просто заснуть не могу. Мне так плохо, Юй-гэ. Спой мне колыбельную. «Не думаешь, что это будет выглядеть как минимум глупо? — насмешливо спросил Сюаньюй. — Ты хочешь выставить своего парня идиотом, который на работе поёт детские песенки?» — Мо Сюаньюй совсем не глупый, — тихо сказал Хуайсан. Внезапно на душе стало так тоскливо: Не Минцзюэ уехал в командировку, Сюаньюй вечно пропадает на работе, а голоса в его голове ещё не проснулись (Не Хуайсан проверял: в районе от двенадцати ночи до восьми-девяти утра вместо Системы отвечает какой-то тупой автоответчик, а Лю Минъянь в то же время спит). Хуайсан остался совсем один. «Эй, — ободряюще сказал Сюаньюй, — я правда сейчас не могу. Но я обещаю, что уже через два часа я приеду к тебе и буду петь тебе так долго, как захочешь. А потом мы посмотрим «Унесённые призраками», идёт?» — Идёт, — прошептал Не Хуайсан и сбросил трубку. Не хватало ему ещё разреветься перед Сюаньюем. Отбросив телефон, он завернулся в одеяло, словно в кокон, и тихо захныкал. Температура спадала под напором множества таблеток, но озноб от этого никто не отменял, а ещё болели глаза. Но больше всего напирало одиночество. Возможно, это было из-за болезни, но Хуайсан с каждой минутой чувствовал себя всё более одиноким, будто все в этом мире бросили его. Потянувшись, Не Хуайсан взял телефон, чтобы почитать комментарии к последней выложенной главе. Их, непрочитанных, осталось много, так что точно хватит на два часа. Особенно, если перечитывать старые. «Господибожеэтопрекрасно! — написал первый комментатор. — Эта маньхуа определённо моя любимая!» Не Хуайсан слабо улыбнулся. «А? Почему глава так оборвалась? *** *** и *** **** смогли оторваться от погони? И что за чел спрятался? Жду проду: 3» «Ваааа, это было горячо~ Пасиба, подрочил (//ω//)» «ОМГ, они такие зайки /(≧ x ≦)\» Зайки… зайки-зайки-зайки. Почему-то Хуайсан остановился на этом слове. Он как будто должен вспомнить что-то важное, что связано с зайцами, но ничего не мог откапать в своей памяти. А, точно. У вансяней же пополнение, Система говорила. Они, кажется, кроликов продавали. Или отдавали. В любом случае, какое ему дело? У него никогда не было домашних животных, разве что птичка в младших классах, за которой в основном присматривал старший брат. Так чего он так сильно въелся в эту новость? Ему же точно не хочется возиться с маленьким зверьком. Не хочется кормить его, покупать игрушки и наблюдать за его забавными шевелениями. И точно Не Хуайсану не хочется зарываться в эту мягенькую шерсть носом и оставлять небольшие поцелуйчики на маленьком лобике… Хуайсан раскрылся, ногами отпинывая одеяло. Встал. Пошёл одеваться. Потом, полностью готовый, заказал такси и, подождав немного, вышел из квартиры, закрывая её на ключ. Захватив с собой деньги, он вышел на улицу и сказал таксисту везти его в ближайший большой зоомагазин. Там он попросил машину подождать, а сам вошёл внутрь. Вернулся обратно он через полчаса, полный знаний о том, как следует ухаживать за кроликами, а его руки оттягивала большая клетка, в которую положили необходимые вещи, вроде корма, лотка, пачки с натуральным наполнителем и много другого. Консультанты, правда, настороженно смотрели на него, шатающегося и чихающего, но ничего не говорили. Усевшись в салон, Не Хуайсан уже было хотел сказать таксисту следующий адрес, как понял, что не знает, где живут его знакомые. Он уже почти начал паниковать, как вдруг в голове включилась быстрая мысль и парень обратился к Системе. «Система! Скажи мне местонахождение Лань Ванцзи и Вэй Усяня!» В голове послышался звук включения Windows, а после перед лицом вывелась табличка с ровными иероглифами: [На данный момент полная версия Системы недоступна. Вот краткая информация по вашему запросу: Лань Ванцзи на данный момент находится в кабинете директора в частной школе «Облачные Глубины». Вэй Усянь на данный момент находится в квартире номер 3110 на улице ******* Спасибо, что выбираете Систему] Не Хуайсан продиктовал адрес таксисту и откинулся на сидение. Под боком лежали вещи для его будущего зверька. Чего ещё желать? Хуайсан и сам не заметил, как заснул. Разбудил его водитель, старательно трясший его за плечо и причитавший «не умирайте, не умирайте пожалуйста, это отразится на моей репутации». — Да не умираю я, просто задремал, — немного хрипло сказал Не Хуайсан и закашлялся. — Мы уже приехали? — Да, приехали. — Хорошо, — парень потянулся, разминая затёкшие мышцы. — Подождите меня ещё немного, я приду где-то через двадцать минут. Таксист закивал, прикидывая в уме, сколько ещё на этом богаче получится заработать, а после сел в салон. Открыв на смартфоне новую игру, он полностью в неё погрузился. Не Хуайсан вышел из машины и пошёл в сторону огромного квартирного комплекса. Встав возле двери, он стал ждать, и буквально через пять минут кто-то вышел из входной двери. Парень её придержал и быстро юркнул — ключа-то у него не было. Так же быстро подойдя к лифтам, Хуайсан нажал на примерное расположение этажа, где должна быть квартира Вэй Усяня. С этажом он ошибся, но методом научного тыка он даже довольно быстро нашёл нужную. Позвонив в звонок, он снова принялся ждать. Дверь открыли довольно быстро, вот только на пороге был не Вэй Усянь и даже не Лань Ванцзи, а Цзян-сюн. — Ты кто? — спросил он, приподнимая бровь. — Чэн-Чэн! Пропусти, это по объявлению! — откуда-то из глубины квартиры раздался знакомый голос Вэй Усяня. Цзян Чэн кивнул и посторонился, давая пройти Хуайсану. Тот вошёл, скидывая обувь, после чего Цзян Чэн провёл его в какую-то комнату. В ней на полу валялся Вэй Усянь, вокруг которого прыгали кролики. Они то и дело запрыгивали на его грудь, обнюхивая, или подходили ближе, пытаясь съесть его волосы, но мужчину это не очень сильно волновало. Осмотрев прибывшего, он резко сел, скидывая себе на колени какого-то белого кролика. — Так это ж ты! — крикнул он, указывая пальцем на Не Хуайсана. — Тебе что надо? — Кролик, — ответил Хуайсан и для надёжности ещё несколько раз кивнул. Вэй Усянь вскинул брови. — Тебе? Кролик? — переспросил он. — Чтоб ты знал: у нас остался последний крольчонок, и мы уже договорились его отдать. — Кому? — во рту Не Хуайсана пересохло. В каком смысле договорились? — Ай, не знаю, — помахал рукой Вэй Усянь. Он лёг обратно, притягивая к себе чёрное мягкое тельце. — Мужчина какой-то. Сказал, что для детей своих хочет. — Детей? — Хуайсан зацепился за эту фразу. — Но кроликов ведь нельзя маленьким детям! Они их поранить могут! — Хм, действительно, — Вэй Усянь хмыкнул. — Но что ты предлагаешь? Отдать тебе? А откуда я могу знать, что ты не собираешься его перепродать живодёрам? — А с чего ты можешь быть уверен, что тот мужчина этого не сделает? — парировал Не Хуайсан и немигающим взглядом уставился на Вэй Усяня. Тот таращился в ответ, не отводя взгляд, но и Хуайсан не собирался отступать. — Клетка у тебя есть? — спросил Вэй Ин. — Да, она внизу. — А лоток? — Да. — Наполнитель? — Да. — Корм? Поилка? Игрушки? — Да. — А минералы для сгрызания у тебя есть? — Да. В конце концов Вэй Усяню надоело и он лёг обратно. — Окей, я отдам тебе его. Но! — он вскинул руку с оттопыренным указательным пальцем. — Ты как следует угостишь выпивкой моего дорогого диди. — Утром? Среди недели? — теперь настала пора Не Хуайсану удивляться. — Конечно, — ответил Вэй Усянь. — У диди плавающий график, так что сегодня у него выходной. У меня сегодня дела есть, так что компанию составить я ему не смогу, а вот ты хорошо подойдёшь на эту роль. Ну, как? По рукам? (П/а: Вэй Ин едет "наниматься" на работу лаборантом в школу Лань Чжаня. В кавычках, потому что Лань Чжань в любом случае его возьмёт к себе. У Вансяней всё хорошо) — Угу, — уныло сказал Хуайсан и вздохнул. Ему, с температурой, не очень-то улыбалось пить с самого утра, но если цена кролика — всего лишь напоить Цзян Чэна, то он согласен. — Тот, серый, твой, — Вэй Усянь махнул рукой в сторону загончика и Не Хуайсан подошёл поближе. В большой клетке на мягком полотенце спал на боку маленький серый комочек. Он немного подёргивался во сне, но в целом производил очень милое впечатление. Хуайсан шагнул внутрь и взял на руки крольчонка. Тот сразу же проснулся, открывая свои тёмные глаза-пуговки. Почувствовав незнакомый запах, он затрепыхался в руках парня, царапая его руки коготками, но стоило Хуайсану поднять его на уровень своих глаз, как он застыл, внимательно разглядывая нового человека. Через какое-то время носик серого крольчонка задёргался — он запоминал новый запах, после чего потоптался на ладонях Не Хуайсана, устраиваясь поудобнее. Удовлетворившись, он улёгся на бочок и снова задремал. Парень широко открытыми глазами смотрел на это маленькое чудо, поглаживая его спинку большим пальцем, и не мог поверить, что сейчас он вернётся домой, а эта прелесть будет жить с ним. — Эй! Вали уже, — поторопил его Вэй Усянь. Не Хуайсан закатил глаза и ушёл в коридор. Переложив кролика в карман своего просторного пальто, он обулся и уже собрался выйти, как Вэй Ин снова обратился к нему: — Но помни! Его фамилия — Лань. — Ага, конечно, — пробормотал Хуайсан и закрыл дверь, оказываясь в коридоре. Снова достав из кармана своё сокровище, он чмокнул его в красный носик. — Ага, сто лет у тебя фамилия Лань. Отныне тебя будут звать Не… — парень задумался, а потом понял, что обдумал то, чем будет питаться его кролик, где будет стоять клетка, но имя своему зверьку придумать забыл. Он закусил губу, быстро шерстя свою память на предмет хороших имён, а потом торжественно сказал: — Я принимаю тебя в клан Не под именем Сон[1]. Кролик медленно моргнул. Потом ещё раз. Потом зевнул, открывая вид на пару белых зубок. Пожевал воздух и расслабился, подёргивая носом. Глазки его были закрыты. Не Хуайсан почувствовал обиду: он, вообще-то, занимается важным делом, а крольчонок посчитал, что сон важнее, чем принятие в клан! Будто тот факт, что зверьку дают имя, его вообще не беспокоил! — Эй, — откуда-то сбоку раздался голос. Хуайсан повернул голову и наткнулся взглядом на Цзян Чэна, который плечом привалился к стене и выгнул бровь. Его лицо выражало крайнюю степень заколёбанности. — Ты чего стоишь? — Эээ, — издал звук Хуайсан, переводя взгляд с недовольного старого знакомого на посапывающую животинку и обратно. — Ничего? Я, эмм, тут просто… — Ох, мне посрать, — перебил его Цзян Чэн, закатывая глаза. Парень заткнулся. То есть, как? Это, между прочим, очень грубо. — Давай так: мы вместе едем на лифте вниз, а потом расходимся в разные стороны, идёт? Я уверен, у тебя самого дела есть. — Ну, я не знаю… — ситуация стала какой-то глупой: что ему делать? Послушаться Вэй Усяня и силой утащить Цзян-сюна пить, или послушать Цзян Чэна и отпустить его на все четыре стороны? Ещё и так не вовремя разболелась голова, а ноги стали ватными. Болезнь всё ещё не до конца ушла, так что парню приходилось мириться с неприятными симптомами. К счастью, открывшаяся дверь решила его проблемы. — Айя, Чэн-ди! — на весь коридор закричал Вэй Усянь. Не Хуайсан поморщился. — Как ты можешь обманывать своего гэгэ? Нет-нет-нет, ты обязательно должен напиться! — мужчина закрыл за собой дверь и Хуайсан смог разглядеть, во что тот оделся для выхода на улицу: чёрная растянутая футболка, в некоторых местах погрызанная и облепленная шерстью, была заменена на чёрную же рубашку с иголочки; домашние треники заменились стильными брюками, а мягкие тапочки — лакированными туфлями. И всё бы нечего, если бы на его плечах не висела пуховая дутая куртка, делающая его похожим на маленькую булочку, из-за чего вид крутого бизнесмена смазывался. Но Хуайсан мог его понять: на дворе разыгрался ноябрь, а почки отморозить никому точно не хотелось. Тем более, что его собственная куртка, в которую он был одет, была похожа один в один. — Делать мне больше нечего, кроме как бухать посреди недели с каким-то непонятным мужиком… — пробубнел Цзян Чэн. По его взгляду было видно, что он очень недоволен тем, что гэгэ таки услышал, что он хочет свалить. — Ну нет, — покачал головой Вэй Усянь. — Мы прямо сейчас спустимся вниз и я усажу вас в такси. И чтобы ты, — он пальцем указал на Хуайсана, — прислал фотоотчёт. — Как я его тебе отошлю? У меня даже номера твоего нет, — тихо промямлил Не Хуайсан. Если честно, его эта идея ничуть не радовала: голова кружилась, в горле снова запершило. Кажется, ехать куда-либо сегодня для его здоровья было не самой лучшей идеей. На его реплику Вэй Усянь лишь безмолвно вытянул из кармана тот самый розовый телефон. Хуайсан закатил глаза. Значит, всё-таки есть. — Его зовут Не Хуайсан, — сказал мужчина своему диди. — И я тебя сердечно прошу: тебе сейчас только «побухать» и поможет. Забыл уже, как в слезах и соплях завалился ко мне утром, потому что заказчик расторгнул контракт? — Не было такого, — Цзян Чэн опустил голову, но, несмотря на свои слова, пошёл к лифту. Вниз трио ехало в полном молчании. Тишину разбавляла только нейтральная классическая музыка, которая всё равно, казалось, со всей силы била по мозгам бедного больного Хуайсана. От полного расклеивания его уберегал только мягкий комочек, который уже проснулся и скрёбся по внутренней стороне кармана, пытаясь вырваться и посмотреть, куда его несут. Дверь открылась с тихим «дзинь». Выйдя из здания, Не Хуайсан увидел, что такси всё ещё стоит на прежнем месте, а таксист преспокойно играет в тетрис. Усевшись сам на заднее сидение и усадив Цзян Чэна на переднее, мужчина продиктовал адрес «Призрачного Города», а сам занялся более важными делами: сперва он вскрыл упаковку с натуральным древесным наполнителем для лотка, после чего высыпал его в сам, собственно, лоток, который уже находился в клетке. Затем вынул Не Сона из кармана и усадил на лоток, чтобы потихоньку обживался. Потом вскрыл пачку с комбинированным кормом и высыпал его в тяжёлую тарелочку. В поилку с шариком он осторожно залил питьевую воду из бутылки и установил её сверху. На прутья клетки повесил меловой куб. Не Сон, неторопливо прыгая, осмотрел всю клетку. Оставшись удовлетворённым, он встал на задние лапки и уставился прямо на Хуайсана своими глазами-бусинками. Мужчина тоже застыл. Постояв так немного, крольчонок опустился на передние, а потом тихонько чихнул. Не успел Хуайсан забеспокоиться, что заразил своего нового питомца, как Не Сон зевнул, широко открывая пасть, а затем уже привычно уложился на бочок и засопел. Не Хуайсан улыбнулся. Это маленькое животное уже успело пустить корни в его сердце. «Возможно, Мо Сюаньюй даже будет ревновать», — с тихим смешком подумал он. — Приехали, — спереди раздался голос таксиста и Хуайсан удивлённо вскинул голову. — Так быстро? — он огляделся и действительно увидел перед окнами двери ночного клуба. — Ну так он недалеко был, — пожал плечами таксист. Спустя каких-то пять минут Не Хуайсан и Цзян Чэн были внутри. В общем зале, как и обычно, царила оживлённая атмосфера: люди переговаривались, смеялись и, конечно же, выпивали. Кажется, кто-то даже проводил свадьбу… Кстати, важная деталь: не весь «Призрачный Город» был гей-клубом. Из-за своих огромных размеров в нём размещалось множество залов, например, тот же гей-клуб (в который, однако, вёл отдельный вход с улицы), но помимо него было ещё много разного: общий ночной клуб, гостиничные номера, столовая, переговорные, даже лесбийский клуб (да, Хуа Чэн настолько беспокоился о пекинском ЛГБТ-комьюнити). По своей сути это был большой санаторий, который приносил огромный доход. А ещё Хуайсан слышал от Мо Сюаньюя, что на последнем этаже владелец клуба устроил свою собственную квартиру. Вот, что значит, по-настоящему жить работой. Ноги Не Хуайсана подгибались от тяжести клетки и остальных вещей для Не Сона. Крольчонок смотрел на своего хозяина обеспокоенно, а ещё постоянно вздрагивал от постоянных резких битов, и мужчина уже было начал чувствовать настоящее отчаянье, как вдруг заметил знакомого менеджера. Тот быстрым шагом подходил к нему. — Шушу Ли, помоги мне! — жалким голосом сказал Не Хуайсан, но он правда чувствовал, что не продержится больше минуты. А Цзян Чэн, собака такая, даже не дёрнулся, чтобы помочь. Менеджер аккуратно взял из его рук клетку с Не Соном. Хуайсан с тихим выдохом опустил пакеты и растёр ноющие запястья. — Ох, я бы хотел занять комнату со звукоизоляцией, — нацепив улыбку, проговорил Не Хуайсан. Если честно, ему сейчас больше всего в жизни хотелось оказаться в родной кровати под тёплым одеялом и с Сюаньюем рядом. Пить ему сейчас хотелось в последнюю очередь. Подхватив пакеты снова, мужчина сразу пошёл в сторону необходимой комнаты. Менеджер пошёл следом, а Цзян Чэн молча засеменил сзади. — Не знал, что ты расстался с Мо-диди, — стрельнув глазами в сторону их молчаливого преследователя, сказал господин Ли, но тихо, чтобы тот человек не услышал. Хуайсан цыкнул и против воли закатил глаза. — Айя! Как ты мог подумать, что мы расстались? С Цзян-лао мы сюда пришли исключительно по работе. Я с ним даже знаком не был до сегодняшнего дня. — Прости-прости, Не-диди, — теперь менеджер Ли выглядел немного виноватым. Но, зная этого человека, Хуайсан с лёгкостью мог сказать, что тот лишь притворяется, а его наглая душонка ни на каплю не раскаивается. Устроив Не Сона в тихой комнате и досыпав ему корма, Не Хуайсан ласково сказал: — Папочка за тобой скоро вернётся, — после чего вышел. Менеджер Ли, поняв, что его услуги больше не потребуются, куда-то ушёл. Цзян-сюн стоял на месте, скрестив руки на груди, всем своим видом выражая недовольство ситуацией. В голове Хуайсана внезапно пронёсся похожий образ, только там Цзян Чэн был в возрасте 15 лет. Подумать только, как много времени прошло, а он остался таким же даже в параллельном мире. Не Хуайсан ведёт его снова в самый большой общий зал. Молча. Свадьба там всё ещё идёт, но ему откровенно плевать. Он садится на высокий стул за барной стойкой, едва с него не грохнувшись, и заказывает что-то малоалкогольное для себя и классический «Зелёный феерверк» для Цзян Чэна — самый популярный коктейль должен прийтись ему по вкусу, тем более, что бармен за стойкой этот коктейль делает лучше всего. Но до уровня Мо Сюаньюя всё равно не дотягивает. Хуайсан потягивает свою тягучую сладкую жижу и без смущения разглядывает Цзян-сюна, ища в его внешности что-то схожее с тем, его лучшим другом Чэн-Чэном, и конечно находит. Лицо у них абсолютно одинаковое, даже морщинки, и это понятно: Цзян-сюн — глава клана, а этот Цзян Чэн глава какой-то там компании, Хуайсан не вдавался. Главное, что ответственность одинаковая. Неудержимым потоком Не Хуайсана затягивают воспоминания и он отрешается от всего. В реальности же Цзян Чэн замечает направленный на него взгляд и закатывает глаза, посылая невербальные сигналы этому чудику, чтоб смотрел на кого-то другого. Но чудику абсолютно плевать. Почему? Ещё раз: у него грёбаная температура, его жёстко рубит спать, а ему нужно сидеть здесь и… и так понятно. Жених и невеста танцуют медленный танец за их спинами. В зале наконец-то стало тихо, и именно в этот момент телефон Не Хуайсана решил во всю силу своих динамиков исполнить опенинг какого-то полухентайского аниме. Мужчина сразу понял, кто ему звонит — всё-таки он специально его ставил, — но решил пока немного поигнорировать. Гости со свадьбы неодобрительно шикали на него: его вульгарная песня перебивает романтичный настрой собравшихся! Тогда Хуайсан снова передумал. Вытянув из заднего кармана свой смартфон, он принялся тщательно вглядываться в чёрточки иероглифов, а когда убедился, что глаза его не обманывают, принял вызов. «Ты где, мать твою?!» — из трубки раздался истеричный голос Сюаньюя. Не Хуайсан вздохнул и потёр переносицу. — Во-первых, моя мать тут совершенно не при чём, — спокойным голосом начал говорить Хуайсан, с улыбкой вслушиваясь в разъярённое сопение Юй-диди. — А во-вторых… ммм, я забыл, что хотел сказать, — Хуайсан глупо хихикнул, но смех прервался кашлем. — А, точно, вспомнил. Я сейчас в «Призрачном Городе». Бухаю, хе-хе. «Чего?» — на этот раз мужчина услышал голос Не Минцзюэ. В горле резко пересохло, а весь смех будто выветрился. — Ааа… нет, ничего. Тебе показалось. «Сейчас я досчитаю до трёх, — ужасно страшным голосом начал говорить Не Минцзюэ и Хуайсан почувствовал, как все его поджилки одновременно затряслись, — и ты уже должен будешь стоять на улице и вызывать себе такси. Домой. Я начинаю: один» Не Хуайсан подорвался со своего стула, больно ударившись коленкой, и быстро пробормотал Цзян Чэну «простите, срочные дела», после чего во всю прыть побежал прочь из зала. «Два» Сердце Хуайсана забилось ещё быстрее. Для посторонних было бы непонятно, чего он вообще так боится своего брата, вот только ответ был элементарно прост: Минцзюэ в любой момент мог конфисковать все запасы мороженого и рабочий планшет Хуайсана. А ещё хуже: организовал бы им выезд на природу. Да, в конце осени. Да, больному. Но таков уж Не Минцзюэ. «Тр…» — Я успел! — крикнул Не Хуайсан, после чего с надрывом закашлялся, пытаясь не то отдышаться, не то выхаркать из себя весь воздух. «Жду тебя дома через час. В противном случае твои залежи аниме-фигурок окажутся в мусорной корзине» Минцзюэ сбросил вызов. Сердце Хуайсана ухнуло куда-то вниз. Дрожащими пальцами он принялся набирать номер такси. Стал ждать. А потом вспомнил: он же оставил Не Сона внутри! В таком же быстром темпе, как и выбегал из клуба, мужчина забежал обратно. Нужная комната нашлась быстро — всё-таки, он теперь знал это место как свои пять пальцев. Открыв дверь, он смог спокойно выдохнуть: крольчонок всё ещё был внутри, целый и невредимый. Понавесив на локти пакеты с нужными вещами, Не Хуайсан осторожно взял в руки клетку и медленно пошёл к выходу. Снова. Телефон брякнул уведомлением о том, что такси уже подъехало, вот только руки были заняты. Мужчина ускорил шаг, и смог наконец выдохнуть лишь когда уселся на заднее сидение такси. Надиктовав адрес, Хуайсан взял на руки Не Сона и, легонько его поглаживая, провалился в глубокие раздумья. Проще говоря, задремал. *** — Сан-гэ, Сан-гэ! Сквозь сонную пелену до него долетел знакомый голос и Не Хуайсан приоткрыл глаза. Перед его лицом висело улыбающееся лицо Мо Сюаньюя, который в довершение ещё и трепал его за щёку, чтобы разбудить. — Это кто такой красивый тут? — разбудив своего возлюбленного, Сюаньюй полностью переключился на маленький серый комочек, решивший прикорнуть на коленях своего хозяина. Осторожно взяв его под животик, Мо Сюаньюй тщательно осмотрел сонную мордочку кролика, а после, удовлетворившись видом, опустил его в открытую клетку. — Пойдём, ты чуть не опоздал. — Мгм, — протянул Не Хуайсан, а потом широко зевнул. — Поможешь мне всё донести? — Конечно. Лифт домчал их слишком быстро. Быстрее, чем надеялся Не Хуайсан, они оказались возле дверей в родную квартиру. — Мин-гэ, открой нам! — крикнул Сюаньюй. — У нас руки заняты! Дверь открылась и на пороге показался недовольный Не Минцзюэ, но его грозный вид тут же разрушился, стоило ему только заметить маленького кролика в большой клетке. Не Хуайсан немного виновато улыбнулся: — Его зовут Не Сон. Минцзюэ смотрел на животное. Потом на своего младшего брата. Потом снова на животное. Потом снова на своего не самого умного младшего брата. А потом просто махнул рукой. — Заходите. ~~~ Как будто Цзян Чэну больше делать нечего, кроме как мешать чьей-то свадьбе. Вообще-то ему и выпивать не пристало среди недели, но что поделать? Если Вэй Усяню что-то взбредёт в голову, он точно этого добьётся. Однако Не Хуайсан ушёл, так что, если по логике, ему здесь больше нечего делать, так ведь? Цзян Чэн заплатил за свой коктейль (который, однако, всё-таки был довольно вкусным) и вышел из зала. Да, ему не пристало пить среди недели, но что, если душа просится? Он никогда не был верным трезвенником, так почему он должен себе отказывать? Тем более, что сегодня его выходной. Плевать, что ещё только утро, он не собирался налегать на алкоголь: здесь наверняка есть множество разных вещей, которыми можно себя занять. *** Мужчина не заметил, как наступил вечер. В клубе было слишком много всего, даже игровые автоматы, так что Цзян Чэн, взрослый человек, умудрённый годами, часами рубился в любимые игры детства, изредка вспоминая о жизненно необходимой пище. На алкоголь он не налегал — решил оторваться уже под конец дня, когда автоматы уже приедятся. Цзян Чэн неторопливо шёл по коридору и наслаждался битами, которые доносились из соседних залов сквозь толстые стены. Постепенно к вечеру сюда стекался народ, людей во всех залах стало больше. Вот только ему хотелось куда-то, где потише. Цзян Чэн покачивал бокал в своей руке, наслаждаясь видом холодной цветной жидкости и брёл подальше от громких звуков, пока не оказался перед очередным залом. За дверьми было относительно тихо, оттуда доносилась приятная музыка. Не настолько тихая, чтобы заснуть, но и не настолько громкая, чтобы разорвать барабанные перепонки. Сверху на пиньине было написано название. — «Обитель слепых»? — прочитал вслух Цзян Чэн. Осмотрелся в поисках каких-нибудь табличек со шрифтом Брайля, но ничего похожего не нашёл. Нахмурился. Решил взглянуть внутрь одним глазком — всё равно его никто взашей прогонять не будет за то, что у него есть оба глаза и они, ну, видят. Внутри всё оказалось довольно миленько. Музыка стала ненамного громче, чем казалась за закрытыми дверьми, и Цзян Чэна это не особо беспокоило. Главное, что находящиеся внутри люди были зрячими и вообще никаких отклонений в них не наблюдалось. Полностью проскользнув в зал, Цзян Чэн неторопливо пошёл в сторону барной стойки, решив обосноваться тут. Барный стул показался очень удобным, и принесённый барменом коктейль особенно вкусным. Его ненавязчивое послевкусие растекалось на языке приятной горечью, и мужчина прикрыл глаза, расслабляясь. — Позволите заказать вам напиток? — рядом послышался приятный низкий голос. Цзян Чэн открыл глаза и посмотрел на своего визави: черты лица приятные, возле глаза затаилось кокетливое тёмное пятнышко родинки, волосы были достаточно длинными, чтобы скрыть уши, но было видно, что мужчина умеет следить за собой. Тёмные глаза того смотрели спокойно, но в то же время где-то внутри, на самой глубине, чувствовалась неутомимая энергия, которую, что скрывать, Цзян Чэн постоянно видел в зеркале. Он вскинул брови. — С какой-то целью или просто по-дружески поболтать? Собеседник в ответ ухмыльнулся. — «По-дружески»? Я думал, что сюда не приходят посидеть просто так. Цзян Чэн фыркнул и залпом влил в себя остатки содержимого бокала. — Откуда ж мне знать? Я здесь в первый раз. И название странное. — Что может быть странного в «Обители рукавов»? — в голосе мужчины было слышно удивление. — Вполне себе хорошее название, говорит само за себя. — «Обитель рукавов»? Чёрт, — Цзян Чэн раздражённо прикусил губу. Тогда всё встаёт на свои места: под «рукавами» имелись в виду «обрезанные рукава». — Я неправильно прочитал. — О, — голос незнакомца звучал разочарованно, — значит, ты не за эту команду играешь? Губы Цзян Чэна растянулись в улыбке, обнажая два ряда ровных зубов. — Нет, за обе, — он насладился видом того, как складка между бровей мужчины разгладилась, и приветственно протянул руку. — Меня зовут Цзян Чэн. — Лю Цингэ, — тот принял рукопожатие. [1]松(кит.) — свободный. Этот иероглиф так же есть в слове 蓬松 (пушистый). Не Хуайсан прекрасный литератор.
Примечания:
Небольшой интересный факт: когда-то этот фф должен был стать мини по нецесту, но что-то пошло не так. А теперь живите с этим.

Для тех, кто пишет отзывы: пожалуйста, не спрашивайте про хуаляней😭 всему своё время, они тоже появятся.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Mo Dao Zu Shi"

Ещё по фэндому "Мосян Тунсю «Система "Спаси-Себя-Сам" для Главного Злодея»"

Ещё по фэндому "Мосян Тунсю «Благословение небожителей»"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты