От Августа до Мая 44

Fema автор
ana.dan бета
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Миди, написано 14 страниц, 3 части
Статус:
в процессе
Метки: Драма Изнасилование Насилие Нелинейное повествование Омегаверс Омегаверс: Истинные Повседневность

Награды от читателей:
 
Описание:
От августа до мая так близко. Стоит лишь протянуть руку! Но от мая до августа, так далеко...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Мой первый полноценный омегаверс))
И так как это мой омегаверс - то и будет он с моими заморочками. Я предупредила!

Работа написана по заявке:

Часть 1

17 октября 2019, 17:29
Этот вечер хорошо начинался. Как и большинство вечеров Августа. Он начался так же, как и множество других: с договоренности с друзьями, учащимися с ним на одном факультете вот уже пять лет, с обсуждения и утверждения места встречи, коим стал излюбленный фонтан недалеко от городского парка, у которого обычно и собиралась их дружная альфья компания. И конечно же, как обычно, с того, кто что принесет выпить, да и не только. Они еще договаривались, кто каких омег приведет и куда после направится их большая компания. Все прибыли на место: как обычно кто-то опоздал, а кто-то пришел раньше — но вся компания была уже навеселе. Алкоголь горячил кровь, а у некоторых были еще и другие, более сильные средства достижения веселья. Открытые бутылки из-под пива, пустые и почти нетронутые, стояли где попало или грелись в руках смеющихся альф и льнувшим к ним омег, пока те, хихикая, стоили глазки тем альфам, которые им приглянулись. И Август определенно знал, что этот тесно прижавшийся приятно пахнущий омега, так дерзко смотрящий в глаза и поглаживающий его по бедру, однозначно будет сегодня стоять перед ним на коленях. Сперва уткнувшись лицом в его ширинку, а потом голым упругим задом, которым Рикки вертит перед лицом альфы уже которую гулянку. — За выпуск! — закричал над ухом Августа Грег, поднимая над головой полную бутылку пива. Немного поморщившись от неприятного звона в ушах, вызванного громким криком, альфа поддержал друга, подняв как можно выше свою полупустую стеклянную бутылку. — И, конечно, за этот знаменательный день, когда двадцать четыре года назад на свет появился наш кореш Август! С днем рождения, дружище! Альфа рассмеялся и под громкое одобрение и смех собравшихся друзей в один присест осушил еще одну только распечатанную бутылку пива, поданную ему Рикки. Веселье набирало обороты… — Слушайте, народ, может уже двинем куда? Чего на одном месте сидеть? Август был уже слишком пьян, чтобы понять, от кого из друзей поступило это предложение. В тот момент ему было на это наплевать. Тем более, что рука Рикки с бедра перебралась повыше, в более важное место. И все, чего ему хотелось — это поскорее засунуть свой член в омегу. И неважно в какую дырку. — Народ, мне по случаю выпуска родители новую хату купили! Может, ко мне? Заодно и новоселье справим, и попробуем кровати, — шлепнув стоящего рядом захихикавшего омегу по заднице, предложил Грег, альфа, с которым Август дружил со школы. — А она далеко? А то, боюсь, мы не дойдем и Август нагнет Рикки раньше, чем мы до нее доберемся, — громко рассмеялся Дик, делая неосторожный шаг и выплескивая часть пива на дорогу. — Тогда это лучше всего делать в парке! Если пешком, пойдем покажу. Я и сам не против прижать кое-кого к ближайшему дереву, — ответил Грег, после чего жадно облизал шею прижимавшегося к нему омеги. — Пешком? — простонал тот. — Может, лучше на машинах поедем? В машине кое-чем заниматься куда комфортнее, — подставляя альфе шею для дальнейших поползновений, произнес омега, имени которого Август не знал и вообще впервые видел в их компании. Он даже не знал, с кем тот пришел, да и не испытывал любопытства. Все, что его интересовало в его двадцать четыре года — вечеринки, веселье, секс и, алкоголь. Благо, альфа имел для этого все. Богатые и влиятельные родители поддержали своего сына, решившего жить отдельно, после того, как тот поступил в университет, который те ему выбрали, да еще и на нужный родителям факультет. Только на этих условиях ему было позволено жить отдельно. Август со всем согласился. Теперь, после бурной школьной жизни, за которую ему не раз попадало от родителей, живя отдельно, можно было бесконтрольно устраивать гулянки и попойки со своими друзьями. Но даже так альфа был уверен: родичи все прекрасно знают, и если он выйдет за рамки своих вечеринок, вновь окажется с заблокированными картами и на улице. А просить прощение для него было слишком унизительным. Однажды он унизился, и тогда решил, что больше никогда и не перед кем не будет унижаться и извиняться. Это произошло на предпоследнем году его школьной жизни: случилась страшная драка, в которую оказалось вовлечено слишком много людей, плюс травмированные им и его друзьями сотрудники правопорядка, которых вызвали свидетели происшествия. Дело было громким, к счастью, влияния его родителей и родителей его богатых друзей хватило, чтобы замять историю. Вот только в результате вся их компания оказалась на улице без денег в наказание за содеянное. Спустя две недели Август просил прощения у отца, уверяя, что раскаялся. Он и Грег, его лучший друг, продержались на улице дольше всех и вместе решили сделать вид, что раскаялись. Вместе пошли к дружащим родителям и вместе извинялись, с покаянием смотря в пол. Покаянием, которого не испытывали. — Я за! Идем пешком! — закричал какой-то омега, вырывая Августа из воспоминаний. — Август, идем, — сжав запястье альфы, заговорил желанный этим вечером омега и потянул за собой в сторону виднеющегося парка.

***

-…Сэр… Проснитесь, Сэр… Август резко открыл глаза и недоуменно посмотрел на склонившегося над ним омегу. Переведя взгляд с лица, на котором была усталая и вымученная, но все же приветливая улыбка, альфа опустил взгляд на свою руку, запястье которой сжимали тонкие пальцы. — Что? — переспросил Август, мягко освобождаясь из хватки омеги, и потер длинными пальцами переносицу в попытке окончательно проснуться и выбраться из пучины тяжелого сна. Сна, содержание которого он знал досконально, как и тот момент, на котором и так обязательно проснулся бы, обливаясь потом и судорожно дыша, если бы его не разбудили так заблаговременно. — Самолет приземлился несколько минут назад. Вы можете сойти. Ваш багаж уже ждет Вас в аэропорту. — Спасибо, — улыбнулся стюарду Август. Попрощавшись, бортпроводник отошел, давая пассажиру возможность забрать вещи с верхней полки и покинуть самолет. Альфа отстегнул ремень, из-за которого темно-серый пиджак костюма немного помялся, достал сверху небольшую сумку и отправился к трапу. — С возвращением, мистер Манс. Как прошел перелет? — Сонливо, — опустившись на заднее сиденье собственного черного автомобиля, ответил водителю Август. — Дома все хорошо? — Да, сэр, можете не волноваться. Домой или в офис? Если домой, потом Вы можете опоздать на работу из-за пробок, — выезжая с парковки, ответил Тревор Янкис, работающий на альфу последние два года. Подняв к лицу правую руку и чуть отодвинув в сторону рукав, альфа посмотрел на часы. Водитель был прав. Было начало восьмого — в этот час люди спешили на работу. Но сейчас для него было куда важнее оказаться дома. — Домой, Тревор. Водитель кивнул темноволосой головой, посмотрел в зеркало заднего вида и перестроился на нужную полосу. Август расслабился и откинулся на светлую кожаную спинку сиденья, провожая взглядом пробегающий за окном городской пейзаж. — Что мистер Матиз? — Вроде бы все не так плохо, как можно судить, сэр, — ответил водитель, не отвлекаясь от дороги. — Не выходили из дома со дня вашего отъезда. Я иногда ездил за продуктами или он заказывал еду на дом. — Кто-нибудь приходил? — спросил Август, отрывая взгляд зеленых, словно свежая майская трава, глаз от окна и посмотрев на ведущего машину бету. — Только ваш папа. Вчера. С тортом, — заметив резко напрягшегося босса, Тревор поспешил добавить: — Но я не позволил занести его в дом. — Хорошо. Спасибо, — резко выдохнув, поблагодарил водителя Август, облегченно откидываясь на спинку сиденья, от которого мгновением раньше отодвинулся, стоило ему услышать неприятные новости. Прикрыв глаза и положив руки на бедра, альфа попытался забыть о навязчиво преследующем его сне. Сне, который приходит к нему регулярно, после того, как он совершил самый мерзкий и самый отвратительный поступок в своей жизни. Сне, который был воспоминанием трехлетней давности. Сне о том дне, когда его жизнь стала поделена на «до» и «после». Прошло три года. Ровно три года, в течение которых он расплачивается за совершенную ошибку. Ошибку, расплатиться за которую ему не хватит жизни. — Сэр, вы просили рассказывать вам о слухах, если те… — Говори, Тревор, — открывая глаза, произнес Август, посмотрев на профиль водителя. — До меня дошли слухи, что ваш папа готовит большой праздник. В вашу честь. Отпраздновать заключенный вами контракт с конорийцами. — И в чем подвох? — улыбнувшись кончиками тонких губ, спросил Август. — Обычно на такие мероприятия мистер Манс не заказывал торты. Большие торты… — Папа, — тяжело вздохнув, пробормотал альфа, на миг прикрывая глаза и сжимая кулаки. Как же ему хотелось понять, чего тот добивается, ведь все прекрасно знает, но все равно делает. Торт. Снова этот треклятый торт. Каждый год одно и то же. Как же он ненавидел торты! — Ох, и сэр… — останавливаясь на светофоре и немного развернувшись к пассажиру, заговорил Тревор, помешав раздражению Августа выплеснуться наружу. — Да? — С днем рождения! — Засранец, — прорычал альфа сквозь зубы под негромкий смех водителя и посмотрел в окно. Очередное первое августа. Двадцать седьмое в его жизни. Как же Август Манс ненавидел этот день.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.